Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Французская революция и директория.


324. Из французского модного журнала, 1791 г. Вечернее платье. В то время перья были излюбленным украшением и для дневных платьев.

В 1778 году философ Гердер высказал мнение о том, что носить юбки на обручах, перчатки и украшения из перьев в волосах - явление недостойное. В это время все чаще стали говорить об античности, и не только как о «старинных образцах», но и как образцах для современности. Этот конфликт между современностью и стремлением воскресить давно минувшее коснулся и моды. В 1780-1790 годах совершается логический переход всех склонных к классицизму тенденций к античности. В этот период и женская мода, также, как политика, живопись и скульптура, стремится к возвышенной простоте. На первых порах античность проникает в одежду окольными путями. В 1734 году известная парижская балерина Салле выступила в балете «Пигмалион и Ариадна» в юбке без обручей. Она танцевала в легкой прозрачной юбке, присборенной по античному образцу. В Париже, где костюм рококо в то время достигает своей вершины, балерина была освистана. Зато в Англии её приняли очень горячо. Именно здесь постепенно подготавливается почва для нового стиля. В то время Общество любителей античности с центром в Лондоне, основанное в 1732 году, пропагандировало «греческий вкус и римский дух», на различные торжества его представители одевались в античном духе. Художник Джошуа Рейнольде, член Общества и директор Академии художеств в Лондоне, даже принимал участие в работе над драпировкой торжественной тоги. Но это были пока единичные попытки введения античной одежды, которые получили повсеместное признание только несколько десятков лет спустя. В 1793 году французский художник Жак-Луи Давид в качестве национального костюма героической Французской революции предлагает костюм в античных традициях. Эта попытка в мужской моде провалилась. Зато женская мода приняла культ античности почти безоговорочно. Возражения были прежде всего у теоретиков, писателей и блюстителей нравственности. В 1787 году один из «сторонников женской красоты» горячо оплакивает утрату обруча на женской юбке и сетует на то, что сейчас отдается предпочтение греческому стилю - греческой моде - в женской одежде. По его характеристике, новую моду отличает прилегающее платье, подчеркнутое кроме того выбором мягкой ткани. Это все же слишком подчеркивает женскую фигуру, которая сверх того обнажается ещё и декольте. Неспокоен он и со стороны эстетической. Ниспадающие складки нового убора имеют, дескать, вид «намокшей драпировки». Этот упрек казался самым важным. С точки зрения сторонников старой моды, для скромной женщины противоестественный обруч был охраной и защитой её целомудрия. Он имел столько преимуществ, что не должен был быть забыт. Разумеется, тогдашние врачи придерживались другой точки зрения. В 1788 году доктор Зёмеринг издал книгу о вреде ношения корсетов. Но к голосам блюстителей нравственности, так же, как и к голосам врачей, мода никогда не относилась слишком серьезно. Дата, когда окончательно восторжествовала греческая одежда, шмиз или туника из муслина либо тонкого льняного полотна, до сих пор точно не установлена. Цитируемый выше отрывок анонимного морализирующего автора показывает, что для новой моды почву подготовила Англия. Её вкус, организация и мода в XVIII веке стали образцом, которым восхищались все европейские государства. Это точно выражается и в названии моды 1780 года аль англэз (a I'anglaise).



В то время можно говорить об англомании, захватившей и великосветскую Францию. Один из первых модных журналов «Магазен де нувельфрансэз и англэз» (Magasin des nouvetles franfaises etanglatses), выходящий в Париже, в 1786 году имел своего постоянного, заслуживающего доверия репортера в Англии, чтобы он тщательно изучал новинки английской моды и вовремя информировал о них свой журнал.

Но бесспорно, что Англия была наиболее удачлива в области мужской моды. Её творцами были лорды, артисты и дэнди. Лорд Кэтогэн оказал влияние на всю Европу своей прической, лорд Спенсер своим жилетом, лорд Кэррик своим плащом с несколькими воротниками. Английский костюм для верховой езды переняли молодые поэты Германии, например, Гёте, преобразовав его в светский костюм редингот (redingot), который вскоре стал самой современной одеждой и в остальных странах Европы. Английские лорды и дэнди ввели в моду и новые цветовые комбинации, прически и плащи, соответствующие их прихотям.

А революционно настроенная Франция опять начала носить грубые башмаки а ля Франклин (а 1а Franklin) и высокие закругленные каблуки а ля Пан (аlа Раппе). И в женской моде появились детали одежды, напоминающие своими названиями, например, а ля Бостоньен, а ля Андапенданс, а ля Филядельфиа, а ля нувель Англетер (a la Bostonien, a la Independence, a la Philadelphia, a la nouvelle Angleterre), о политических симпатиях французов, связанных с провозглашением американской независимости.

Отсюда - один шаг к революционному французскому покрою. И элегантная Франция начинает носить деревянные башмаки сабо (sabots) и подтяжки. В 1792 году красный колпак каторжника стал символом якобинцев, им же стала якобинская куртка а ля Карманьоль (a la Carmagnole), позаимствованная у крестьянской одежды. В качестве протеста против коротких придворных панталон, к этой куртке начали носить длинные и широкие холщовые штаны матло (matelots), заимствованные из одежды моряков, как бы разновидность наших джинсов. Этот революционый национальный костюм протеста существовал не очень долго, но на его основе возник целый ряд вариантов национальной одежды. На этот последний не повлияла, конечно, ни одежда моряка, ни каторжника, ни крестьянина, ни, тем более, античность. Понятие «мода» на национальные костюмы, естественно, не распространилось. Национальный костюм стал как бы признаком разделения общества на сословия.

К совсем другой категории относится «антиреволюционный костюм», который носила золотая молодежь и сторонники монархии, называемые анкруа-ябль (Incroyable) и мервеёз (Merveilleuse). Анкруаябль начинают создавать моду нового класса. Из идей анкруаябль начинают извлекать пользу творцы новой моды - портные и модистки, которые обрабатывают все эти экстравагантные идеи, приспосабливая их к действительности.

В стиле их одежды - как часто бывает в истории моды - проявляется увлечение молодого, энергичного поколения новыми идеями.


325. Из французского модного журнала. Молодая дама в рединготе аль англоман (a I'anglomane) и в соломенной шляпке, украшенной перьями.


326. Из французского модного журнала. Молодая дама с подобранной юбкой, рукавами а ль эспаньоль (a I'espagnole) и тюрбаном дамур (d'amour).


327. Из французского модного журнала. Молодая Дама одета в неглиже, на голове у неё головной убор токе а ля курок дамур (toque a la couronne d'amoui).


328. Из французского модного журнала. Молодой мужчина в выходном костюме с жокейской шляпой.


329. Из французского модного журнала. Придворный зимний костюм с меховой оторочкой.


330. Из французского модного журнала. Большой туалет.


331. Из французского модного журнала. Девушка в неглиже а ль англэз (a I'anglaise).

332—335. Иллюстрации из книги «Мод э юзаж отамп де Мари Антуанетт» (Modes et usages аи temps de Marie Antoinette), в которой использованы материалы рекламных журналов модистки мадам Элоф, дающие представление о дорогих капризах моды 1787-1790 годов, и прежде всего - о шляпах и прическах.


332.


333.


334.


335.


336. Один из вариантов шляпы, называемый бонне а ля нотабль (bonnet a la notable), которую надевали на белый напудренный парик.


337. Томас Лоренс, Королева Шарлотта. Национальная галерея, Лондон. К выходному придворному наряду относились: напудренный парик и белое жабо, закрывающее вырез платья, отделанное черным кружевом. Манжеты-из собранных в складку кружев.


338. Прогулка по Бульвару итальянцев. По гравюре Дере. Разные виды выходных туалетов; на дамах либо чепцы, либо украшенные лентами шляпы: платья с жабо и юбки, переходящие в шлейф. Мужчины носят большие цилиндры, фраки и панталоны до колен.


339. Духовенство, дворянство, третье сословие. Гравюра того времени. Одежда представителей третьего сословия была установлена в 1789 году.


340. Франциско де Гойя. Портрет пани Бемюзэд. Венгерский национальный музей изобразительного искусства, Будапешт. Богато украшенный придворный наряд конца XVIII века.

Анкруаябль страстно желали задать модный тон в одежде оригинальным способом. Прежде всего они одеваются в намеренно плохо сшитые фраки; такое до сих пор изящное украшение мужской одежды как галстук они представляют в карикатурном виде, а именно - повязывают его таким образом, что он даже частично закрывает лицо; жилет с «небрежной» элегантностью застегивают через пуговицу; на волосы, сильно завитые в локоны около ушей, надевают двурогую шляпу огромных размеров. У их партнерок мервеёз также увеличивается объем головы за счет сильно завитых волос и огромных чепцов, украшенных множеством лент, а иногда и клювообразным козырьком. Их платье в принципе представляет собой обычный расширенный шмиз —собственно это муслиновая или тонкая длинная полотняная рубашка с большим декольте, короткими рукавами и поясом, перемещенным под самую грудь. Это платье украшено многочисленными воланами на рукавах и по нижнему краю юбки. Богато присборенная юбка спереди придерживается рукой, так что ножка, обутая в плоскую туфельку, обнажается высоко над шиколоткой. По форме и покрою шмиз того времени шился в подрожание хитону и пеплосу античных героинь и богинь, которыми одинаково были очарованы как художники, так и портные. Шмиз долго будет господствовать в моде: преодолев кратковременные неудачные эксперименты, он переживет и Французскую революцию, и Конвент, и Директорию и исчезнет только в эпоху Наполеона, но еще долго останется в пользовании как неглиже.

За это долгое время шмиз подвергнется многим переменам и изменится, если так можно сказать, его «содержание». В период Революции дамы с помощью шмиза выражали свою героико-патетическую настроенность. Так, в это время скептически настроенные современники в сомнении качали головами, когда при свете горящих ламп они видели танцующих дам в античных туалетах, с прическами а ля Диана и а ля Психея, с обнаженными руками большими декольте и в античных сандалиях, которые тем самым как бы признавали греческую республиканскую систему. Дальнейшее развитие шмиза в какой-то мере соответствовало настроению скептиков. Сразу же вслед за этим новая мода сменилась более фривольной, т. н. «нагой» модой, называемой так же а ля соваж (a la sauvage). В Париже представительницей этой моды была всеми признанная мадам Тальен, которая была «красивее капитолийской Венеры», как написала в своих мемуарах графиня д'Абрант. У мадам Тальен были бархатистые черные волосы, коротко остриженные, завитые на концах, такая прическа тогда называлась а ля Тит (a la Titus). Говорят, она носила простое платье из индийского муслина, собранное в складки по античному образцу и застегнутое на плече камеей. Камеями был украшен и пояс, рукав над локтем заканчивался золотым браслетом. «Нагая» мода, хотя и экономила на материале, но зато увлекалась драгоценностями. Эта мода была предметом постоянного разговора в обществе, она возбуждала насмешки и была постоянной мишенью для нареканий.


341. Франциско де Гойя, Игра в «слепую бабу». Национальный музей Прадо, Мадрид, о этом наряде мода рококо смешалась с национальным испанским костюмом.


342. Францискоде Гойя, Графиня дель Карпио, герцогиня Соланская.Лувр, Париж. На испанскую придворную одежду конца XVIII века также явно оказал влияние национальный костюм.


343. Жак-Луи Давид, Портрет госпожи Хэмелин. Национальная галерея искусства, Вашингтон. Типично французская мода эпохи ампир: слегка завитые волосы, поддерживаемые надо лбом косой; мягко ниспадающая одежда с глубоким вырезом. Платье, т. н. шмиз (chemise), подпоясано высоко над талией.


344. «Джорналдес Люксусунддер Моден» (journaldesLuxusundderModen), 1791 г. К цилиндру с кокардой положено носить длинный плащ с несколькими, положенными друг на друга воротниками и с декоративными пуговицами, т. н. гаррик.


345. Жак-Луи Давид. Эскиз мещанской одежды, 1794г. Французский художник, который постоянно активно участвовал в политических событиях, он был якобинцем и последователем Робеспьера, создал этот рисунок для «Ну во Франса» (Nouveau Franfais).


346. Из французского модного журнала, 1791 г. Выходное платье времен Директории; прилегающий жилет с жабо у выреза и с лентой вместо пояса. Платье украшено позументами, по нижнему краю платья -фигурная вышивка. Шляпа с лентами по форме напоминает мужской цилиндр.


347. Франсуа Жерар, Мадам Рекамье. Фрагмент. Музей Пти Пале, Париж. Шмиз из легкой белой ткани с большим вырезом, обнажающим плечи. Волосы собраны в пучок с декоративной иглой а ля грек (аlа grecque); платье дополняет шаль, заменяющая плащ.


348. Революционер с копьем. Гравюра неизвестного художника 1793 года. На голове у него Фригийский колпак с кокардой, на нем надеты рубашка, короткий жилет с рукавами карманьол ь (carmagnole), длинные штаны матло (matelots) и деревянные башмаки сабо (sabots).


349. Знаменосец. Гравюра на меди по Луизу Буали. вместо якобинской шапки у него на голове двурогая шляпа с кокардой, на нем полосатый жилете жабо, короткая куртка и длинные штаны (матло).


350. Жак-Луи Давид, Мадам Рекамье. фрагмент. Лувр, Париж. Мадам Рекамье здесь снова изображена в шмизе с типичной прической периода ампир а ля Тит; легко завитые волосы придерживаются на лбу лентой.


351. Жак-Луи Давид, Герцогиня Орвилльерская. Лувр, Париж. Простая одежда эпохи Революции: темное платье с большим белым воротником и жабо; легкая кружевная шаль.


352. Карикатура Верне, Лез Анкруаябль. Эксцентричная мода, возникшая после революции имела целый ряд вариантов. Женщины носили большие шляпы с лентами и широкие юбки с множеством воланов. Мужчины же так гордились своим жабо, что оно, становясь все больше и больше, стало наконец — как это видно хотя бы из этой карикатуры -закрывать пол-лица.


353. Французская карикатура 1796 года. Анкруаябль ...! (Невероятные... !) Этим французским словом называли тогда франтов, одевающихся чрезмерно модно.


354. Жак-Луи Давид, Автопортрет. Лувр, Париж. Художник во время работы одет в домашний халат с белым жабо; ненапудренные волосы указывают на послереволюционную эпоху.


355. Французская карикатура «Три грации» времен директории. Рисунок явно намекает на то, что свободные, ниспадающие одежды, без корсета, подходят далеко не всем женщинам.


356 «Гэллери ов Фэшн»(Gallery of Fashion), Лондон, 1797 г. Модный силуэт того времени очень хорошо виден на этом рисунке из английского модного журнала; шляпа с широкой лентой в профиль закрывает лицо.


357. «Журнал де дам» (Journal des dames), 1799 г. Прическа а ля олландэз (a la hollandaise) и шмиз, который книзу расширяется до шлейфа, украшенного искусственными цветами.


358. «Журналдедам», 1799 г.Парижская модная одежда конца столетия: сельский чепчик, украшенный тюлем.


359. «Зэ Лейдиз Мэгэзин» (The Ladies Magazine), 1800 г. Эти английские шмизы украшены лентами и воланами.


360. Из модного журнала, 1801 г. У вечерних платьев того времени ниспадающие линии, пояс высоко завязан.


361. «Журнал де дам», 1799 г. Лондонские дамы того времени носят шмизы самые разнообразные. У этой дамы вырез украшен кружевом, платье дополняет веер и длинные перчатки.


362. Из модного журнала, 1803 г. Рисунки модных шляпок и чепцов, которые носили к выходным платьям.


363. «Гамбургер Джёрнал дер Моде унд Элеганц» (Hamburger Journal der Mode und Eleganz), 1802 г. У платьев двойная юбка, нижняя достигает земли и заканчивается шлейфом, верхняя достигает колен и сзади оформлена в виде угла.


364. «Гамбургер Джёрнал дер Моде унд Элеганц», 1803 г. У дамы через руку переброшена шаль, мужчина одет во фрак и белые панталоны, на нем высокие сапоги.

Парижане смеялись над тем, что их дамам достаточно только одной рубашки, чтоб быть одетыми по моде:

Рубашка в обтяжку по моде. Рубашка в обтяжку, О, так удобно, рубашка. Рубашка в обтяжку. Так выгодно, так модно!

Врачи указывали на то, что в угоду новой моде принесено много жертв; путешественники приходили в ужас от смелости парижских женщин. «Журнал де мод» (Journal des modes) в 1802 году рекомендовал своим читательницам посетить Монмартрское кладбище, чтобы посмотреть, сколько молодых женщин, едва достигших тридцатилетнего возраста, стало жертвой «нагой» моды и умерло от простуды. Писатель Коцебу в своих воспоминаниях о путешествии в Париж в 1804 году пишет, что туалеты, которые сейчас здесь считаются сдержанными и элегантными, сто лет тому назад не разрешались даже женщинам легкого поведения. Но, несмотря на все насмешки и предостережения врачей, мода шмиз продолжалась.


365. Джеймс Джиллрей, Карикатура. Для моды а ля англэз типичен тюрбан с длинными страусовыми перьями. Кормящая мать одета в мягко ниспадающее вниз, неподпоясанное платье с продольными разрезами в верхней части; костюм дополняют перчатки до локтя и веер. На горничной старомодное платье и чепец (беньоз), который носили до Революции.


366. Франциско де Гойя. Семья Карла IV. Национальный музей Прадо, Мадрид

Ампир(1804-1815)

Увлечение античностью в предшествующий период отразилось не только на женской моде, но и на всем образе жизни общества, повлияло на архитектуру, живопись, скульптуру. Казалось, это увлечение будет очень длительным и будет определять весь стиль жизни XIX века.

Действительно, в начале этого столетия шмиз еще сохраняет свое «господство». Его постоянно носят с глубоким вырезом и высоко поднятым поясом, юбка попрежнему ниспадает длинными мягкими складками, переходящими в шлейф. Около 1801 года в украшении платья еще преобладает греческий орнамент, а к 1804 году - этрусский и египетский. Однако в этом же году шлейф исчезает, а в последующие годы на украшение шмиза начал основательно влиять готический орнамент. Декольте уменьшилось, особенно у дневных платьев; наконец, и пояс несколько снизился. В последующие годы длина шмиза сокращается настолько, что сначала стал виден туфель, а после 1810 года - и щиколотка. В эти годы в Париже появились первые привозные меховые пальто. Но наиболее желаемым дополнением к женскому платью были кашемировые шали из Египта.

Производство шалей во Франции появилось около 1805 года (производство Терно), что ставится в заслугу первой жене Наполеона Жозефине Богарнэ, которая, правда, сначала колебалась, но потом оказала этому делу свое покровительство. Жозефина возвеличила также творца моды ампир- портного Леруа, который одевал по последней моде весь императорский двор. Он считался лучшим парижским портным. Из приходно-расходных книг Леруа видно, что для своих заказчиц он создавал не только индивидуальные модели, но и предлагал к ним специальные шляпы и, кроме того, особую парфюмерию, что позже стало обычным делом больших французских салонов. Несколько позже, около 1815 года, при известном салоне Жака Дусе основывается первое небольшое производство шляп. Портные тогда присвоили себе возвышенный титул - «академики». Они имели собственные мастерские, которые были чем-то средним между ателье и мануфактурой, где работало несколько сот работниц. Там были и «собственные» модельеры (для Леруа работал Огюст Жарнери). О них пишут в журналах, модные карикатуристы не обходят их своим вниманием. На одной из карикатур Леруа изображен как жрец, которому в его «священнодействии» помогают портнихи в простых шмизах, подпоясанных фартуками, - они изображены где-то далеко в стороне. Внимание прессы, в том числе и карикатуры, так же, как и хвалебные некрологи (в 1829 году на смерть Леруа пишет поэт Ипполит Оже в журнале «Ла Мод»), являются признаком знаменитости, а Леруа, действительно, был очень знаменит в свое время и принадлежал к крупнейшим представителям парижской моды XIX века.


367. Жан Огюст Доминик Энгр, Мадемуазель ривьер. Лувр, Париж.

Однако, само собой разумеется, что на первых порах французская мода шла тогда еще за бывшими величинами — «ветеранами» в области моды. Так, по приказу Наполеона, в Париж привозили модели даже из Вены, куда на время переехал придворный портной, а главное — Роз Бертэн, бывшая модистка Марии Антуанетты.

Впрочем, двор Наполеона «кишмя кишел» привозными товарами. Модны были английское сукно, индийский муслин, шелк из Турина, полотно из Голландии, обувь из Ирландии, привозные кружева и даже позднейшее запрещение ввоза дорогих товаров не прекратило их контрабандную доставку. Во Франции уже с 1770 года, особенно во время Французской революции, наряду с первоклассной императорской модой появились первые конфекционные дома моды. Революция способствовала расширению конфекции путем отмены старых цеховых правил, которые мешали развитию массового пошива одежды. Конфекция позволяла с большой находчивостью использовать упрощенный покрой платьев и массовое производство тканей, что дало возможность продавать одежду за приемлемую цену средним слоям населения. Но не только конфекция способствует широкому распространению моды ампира. Это делают прежде всего модные журналы «Журно» и «Газет э Ревю». Они начинают выходитьс 1770 года («Зэ Лейд из Мэгэзин», Лондон), т. е. в том же году, когда появляется первая парижская конфекция. За Англией следует Амстердам, начинающий издавать свой журнал «Ла Фей сан Титр» (1777 г.). А в 1785 году в Страсбурге начинает выходить модный журнал «Магазин фюр фрауен-циммер». И только в 1785 году выступает Париж со своим журналом «Кабине де Мод». И именно здесь издание модных журналов достигнет, конечно, наибольшего расцвета и в дальнейшем удержит свое первенство.

В этот период упростились мужские костюмы. Одежду дэнди сменил строгий костюм. Теперь главным требованием стали прежде всего хороший покрой и элегантность, а не великолепие и роскошь. Примерно около 1800 года брюки удлинились и обычно их засовывали в высокие сапоги (типа сапог для верховой езды), фрак, как правило, был обычно темных тонов. От бывшей эпохи остался, собственно, только узорчатый цветной жилет. У рубашек - высокие воротники и галстук, который «подпирает голову согласно надлежащего, достойного положения», как подсказывает само его название - «фатер-морд»(фатерморд - убийство отца (пер. с нем. яз. - Vatermord). Волосы, как бы естественно завитые, прическа называлась о ку де ван (au coup de vent), прикрывали лоб и виски - это было типично для послереволюционной моды. Дневной костюм дополнялся цилиндром, к выходному костюму и форменной одежде полагалась треугольная шляпа, которая вскоре, около 1800 года, сменилась двухугольной.

Женская прическа довольно долго находилась под влиянием античной моды, но в конце концов победила не мода времен империи, а классическая, республиканская, форму головы подчеркивают гладко причесанные волосы, разделенные посередине пробором, которые укладывались в сеточку или заплетались в косы. Единственным оживляющим прическу украшением были локоны, свободно падающие на лоб. Драгоценности, которые опять начинают вызывать большой интерес, до сих пор находятся под влиянием античности; носят оригинальные античные камеи, а также их имитации и искусственный жемчуг. Большой популярностью пользуются браслеты на руках и на ногах, а также перстни, ожерелья и колье, несколько раз обернутые вокруг шеи, серьги с богатыми подвесками и диадемы.

Обувь также продолжает нести отпечаток античности: она низкая, плоская, без каблука, не исключены и сандалии с переплетением из ремешков. И только головные уборы, единственный элемент одежды, находятся в стороне от античной моды. В это время носят чепцы и шляпы самых различных форм. Причем шляпа постепенно вытесняет чепец. Женщины эмансипируются и шляпы становятся для них, как бы эмблемой, признаком общественного положения. Поэтому женщины начинают носить шляпы и в виде цилиндра, и в виде берета, напоминающие мужские головные уборы, а также вечерние тюрбаны, шлемо-видные шляпы и т. д.


368. Жан Огюст Доминик Энгр, Мадам Девосэй. Музей Конде, Шантильи. Бархатное вечернее платье с овальным вырезом в стиле ампир, высоко подпоясанное; широкая, вышитая по краям шаль и веер. Собранные «фонариком» рукава были типичны для платьев той эпохи.


369. Жан Огюст Доминик Энгр, Мадам Ривьер. Лувр, Париж. Шмиэ из белой тяжелой ткани, вроде атласа, с декоративными полосами, дополненный кашемировой шерстяной шалью. Украшения простые: гладкое ожерелье и браслет.


370. Жан Огюст Доминик Энгр, Месье Ривьер. Лувр, Париж. Костюм, состоящий из темного фрака со светлыми панталонами до колен, дополняется галстуком, завязанным в стиле эпохи.


371. Из французского модного журнала. Высоко подпоясанное неглиже, струящиеся вниз мягкими складками.


372. «Костюм паризьен» (Costume parisien), 1811 г. Придворный туалет эпохи Наполеона с глубоким декольте, длинная юбка со шлейфом, из лионского шелка, вся расшита искусственными цветами и ветками с листьями. Его дополняют: диадема, ожерелье и длинные перчатки до локтя.


373. Из английского модного журнала, 1809 г. Легкая пелерина составляет дополнение к платью из прозрачной ткани, которое достигает щиколотки.


374. Из английского модного журнала, 1809г. Это выходное платье по стилю напоминает античность.


375. Боязливая конькобежка. «Лз Мезанжер» (La Mesangere), Париж, 1800 г. Спортивный костюм эпохи ампир не отличается от выходных костюмов.

376-383. Из парижского модного журнала «Костюм паризьен», 1810-1811 г.


376. Высокая прямая шляпа с перьевым украшением, т. н. федертуффен, ниспадающим на сторону.


377. Чепчик и платье из бархата с кружевами.


378. Зачесанные назад волосы заканчиваются шиньоном.


379. Оторочка выходных платьев украшена полосами меха и вышитыми позументами.


380. Около 1810г. главным украшением выходных платьев стали воланы.


381. Платья с воротниками, собранными в складки.


382. Выходное платье.


383. Соломенная шляпка с перьями и платье с плиссированной отделкой.


384. Из английского модного журнала, 1810г. Вечерний туалет в античном стиле .


385. «Костюм паризьен», 1810-1811 гг. Мужской светский костюм. Большая шляпа украшена перьями. С боку кавалер носил декоративную шпагу.


386. Из немецкого модного журнала, 1810-1811 гг. Выходные платья.


387. «Костюм паризьен», 1810 г. Чепчик из тонкой хлопчатобумажной ткани (перкалевый) украшен по краю цветами. Глубокий вырез на спине, рукава украшены складками, такие же складки на подоле платья.


388.«Костюм паризьен», 1810 г. Мужской сюртук и узкие штаны, книзу переходящие в гамаши. Костюм дополняет цилиндр.


389. «Костюм паризьен», 1811 г. Выходное платье с итальянской соломенной шляпкой. Платье украшено жабо.


390. «Костюм паризьен», 1812 г. Господин и дама в выходных платьях.


391. Антуан-Жан Гро, Мадам Рекамье. Галерея Штроссмайера, Загреб. Выходное платье с кружевным чепцом.


392. Из немецкого модного журнала, 1814г. а ля мамелюк.


393. «Костюм паризьен», 1814 г. Бальное платье из индийского муслина.


394. Из французского модного журнала, около 1815 г. Это платье с кружевными воланами вокруг шеи, на рукавах и по нижнему краю юбки скрывает естественные пропорции тела. Модель дополняет высокий чепец.


395. Жак-Луи Давид, Мадам де Танги с дочерьми. Лувр, Париж

 

Реставрация(1815-1820)

Новым техническим изобретениям и размаху торгового предпринимательства того времени прежняя мода, обращенная в прошлое, уже не соответствовала. И уже около 1813 года наблюдаются признаки отступления от этой моды. В это время умирает основательница и представительница моды последней четверти XVIII века Роз Бертэн. Её смерть была символична в том смысле, что совпала с изменениями основных частей мужской и женской одежды. Так, кашемировая шаль, прежде прямоугольной формы, сменяется четырехугольной турецкой шалью. А с 1815 года изменяется и шмиз —теперь он «обрастает» разными воротничками, рюшками, воланами и ленточками эн дан де лю (en dent deloup). Меняется и прическа: волосы теперь разделены пробором и гладко положены по бокам. Итак, с падением Наполеона в 1815 году в моде кончается целая эпоха. В это время она прощается и с белым цветом - до этого времени самым излюбленным в великосветском обществе: как бальные платья, так и дорожные туалеты были белого цвета. Теперь для торжественных случаев он становится совершенно неподходящим. Мадам де Шателле в романе Стендаля «Люсьен Левей» говорит: «Что значит это белое платье? Неужели в таком виде мы покажемся на таком торжестве?» Простые белые платья стали редкостью. Теперь они - либо признак излишней скромности, либо чрезмерного целомудрия; они стали признаком бедности и «подходили» только для барышень из обедневших дворянских родов, которым не хватало доходов для того, чтобы идти в ногу с современной модой. Это период Реставрации. Но разлука с античностью еще не наступила. Когда Стендаль описывает любовь Люсьена Левена к мадам де Шателле, то он еще продолжает использовать античные образы: «Она прекрасна, как самая прекрасная античная камея». Но для точного описания волос героини ему уже недостаточно ни античных образов, ни Ренессанса, и автор привлекает на помощь природу: «Это не золотистые волосы, не волосы цвета красного дерева, которыми наделены самые красивые женщины Рафаэля и Карло Дольчи. Название, которое я им дам, может быть, и не очень поэтично, но правильно — по окраске эти шелковистые блестящие волосы напоминают лесной орех». В это время снова в моде все естественное, натуральное. Поэтому персонажи, напоминающие «богинь разума» ЭО-х годов XVIII века, производили несколько смешное впечатление, когда «в интерес ных местах своего повествования они наклоняли голову... если речь шла о ценности и «происхождении» тканей, из которых были сшиты их платья» (опять Стендаль). Общий стиль моды, как революционного периода, так и империи, главным образом, был почти строгим. Мода Реставрации от античности уже отошла и стала ориентироваться на моду рококо, которая теперь казалась и галантной, и прелестной. Период Реставрации является первой попыткой введения в моду сентиментального направления.


396. Жан Огюст Доминик Энгр, Портрет мадам Саноннэ. Музей изобразительного искусства, Нант.

Мужская мода также уже находилась под влиянием Французской революции, но только принимала эти перемены нерешительно и медленно. Но, безусловно, это был рубеж, когда мужской костюм начинает оформляться в его современную форму, а это означает, что он переходит от многочисленных деталей и модной эксцентричности к простоте и единообразию, а линии и отдельные части одежды уже не подлежат быстрым переменам. Мужская мода окончательно освобождается от влияния придворного церемониала, совсем исчезает парик и напудривание волос, а также треугольная шляпа, кружевное жабо и манжеты. Панталоны до колен - кюлот (culotte) — используются только в качестве придворной одежды, обычно же носят длинные панталоны. Универсальной одеждой становится фрак, который носят во всех случаях. Необходимой составной частью нового костюма становится цилиндр. Исчезают броские и роскошные материалы, какими в прошлом были, например, бархат и узорчатые шелковые ткани. Мужская одежда шьется теперь из простых шерстяных материалов. Основное внимание теперь уделяется совершенству покроя и обработке костюма. И стечением времени окончательно взял верх идеал неброской элегантности, полная противоположность существующей до сих пор яркости и модной эксцентричности. Однако, это не означает, что мужской костюм совсем отказался от красок; наряду с черным цветом очень популярными были коричневый, синий, зеленый и серый цвета. Единственным украшением одежды остается игла в галстуке и карманные часы с цепочкой. Создается тип скромно, но идеально одетого мужчины — дэнди, образцом которого был Джордж Брайан Бруммел. Колыбелью дэндизма, который быстро распространился по всей Европе, была Англия. Среди его представителей можно назвать и всемирно известных деятелей культуры - Байрона, Бальзака, Бодлера.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.