Сделай Сам Свою Работу на 5

Большое общество и культурные циклы

Медиация - прежде всего, развитие свободы. Суть свободы не редуцируется к

возможности выбора, как это часто трактуется. Такая возможность - явление

инверсионного уровня, ибо оставляет человека в рамках ранее достигнутых дости-

жений культуры. Она позволяет выбрать, например, между белыми и красными, т.е.

между двумя лагерями, которые вели братоубийственную борьбу. В самой такой

альтернативе предполагается выбор между двумя вариантами зла. Свобода,

которую несет медиация, заключается в стремлении формировать новые цели,

новые средства, новые условия, новый выбор, т.е. постоянно расширять, углублять

само содержание свободы. Без углубления свободы в результате развития медиации

невозможен выход к новым смыслам, к новому синтезу, к новой мере. Свобода -

условие, средство и цель медиации, ее результат.

Развитие медиации как свободы преодолевает ограниченность инверсии, меняет

содержание, саму суть ритмов, присущих деятельности людей. Анализ их

механизма в российской истории показал, что в ее циклах преобладает

инверсионная логика. Тем не менее результирующая процесса определяется также

степенью развития на заднем плане медиации, медиационной критикой

сложившихся инверсионных циклов. Развитие эволюционных идей, представления

о линейном прогрессе - лишь одна из форм этой критики.

Российские массовые инверсии вместо того, чтобы постоянно переходить от

одного полюса к другому и обратно, в действительности создают сложные циклы,

состоящие из семи этапов. Исторический анализ показывает, что наращивание в

истории уровня медиации тормозит инверсионный цикл, замедляет, снижает его

сокрушительный размах. Отношение между исторически сложившейся инверсией и

уровнем медиации на протяжении одного цикла в России существенно менялось.

Инверсионное торможение цикла в истории страны имело и обратную сторону:

сдерживание массовой инверсионной энергии приводит в конечном итоге к тому, что

на каком-то этапе она прорывается через сдерживающую силу медиации. Массовая



сокрушительная инверсия выливается либо в безумства крайнего авторитаризма, что

в России имело место на петровском и сталинском этапах, либо, наоборот, в

крайности разрушения государственности, массовой смуты, которую страна

переживала несколько раз [Ахиезер, 2001].

Отсюда правомерность гипотезы, согласно которой содержание, характер,

интенсивность циклов в обществе определяются постоянно меняющимся влиянием

массовой инверсии и мощью массовой медиации, их отношением между собой, их

динамичной результирующей. Россия - пример большого общества, где инверсия

приобрела сильнейшее массовое влияние, но одновременно подверглась медиацион-

ной критике, оказывающей корректирующее влияние на общий результат. Это не

может не воздействовать на изменение циклов, на изменение массовых программ

массовой деятельности, определяющих массовые ритмы, циклы, всю динамику исто-

рического процесса. Циклы истории, с одной стороны, выступают как проявление

инерции истории, т.е. бессознательного следования людьми сложившимся культур-

ным циклам. Такая стратегия в изменившихся условиях может вести к катастрофе,

что и объясняет гибель бесчисленных народов, гибель казалось бы могущественных

империй. Но, с другой стороны, циклы истории - результат ее медиационной

критики. Оба аспекта всегда существовали, но мера их соотношения, соотношение их

энергетических потенциалов менялись.

Особенно нарастает значимость u1084 медиации в XX веке, когда темпы усложнения

мира сделали повышение эффективности массовых решений и деятельности пробле-

мой существования человеческой цивилизации. Тем не менее, разрушение России и

Германии стало результатом того, что в основе их программ лежали древние мифы. В

первом случае это был миф натурально-уравнительного общества во главе с вождем-

тотемом (вплоть до невиданной попытки создать самую сложную в истории

централизованную систему натурального хозяйства, раздутого до масштабов боль-

шого общества, да еще нацеленного на развитие). Во втором случае общество было

нацелено на архаичные племенные мифы, где людьми считалась лишь избранная

кровнородственная группа, а все другие превращались в сырье для мыла. Все это

означало, что господство инверсионных ритмов в большом обществе все менее

совместимо с выживаемостью.

Постоянные изменения в соотношении факторов, определяющих циклы, приводят

к бесконечному разнообразию циклов разных обществ. П. Сорокин считал, что в

обществе существует множество краткосрочных и долгосрочных

разнонаправленных, непериодических флуктуации (колебаний: циклов) [Сорокин,

2000]. При этом он полагал, что данные циклы носят бесцельный характер (это не

отменяет того, что люди связывают их со своими целями). Цели циклов

формируются вместе с медиацией, которая расчленяет синкретизм инверсионных

ритмов на условия, средства и цели.

В результате осознания опасности истории, страха перед ней, возникло два куль-

турных процесса. Один из них фиксировал, возможно, в неадекватных формах,

существование исторического прогресса, его значение как блага для людей, как усло-

вия и средства разрешения накапливающихся проблем. Но задолго до Просвещения

возник страх перед историей, перед необратимыми изменениями, разрушающими

древние циклы. Уже в Европе в средние века крестьяне восставали против истори-

ческих сдвигов в обществе, бросив лозунг: "Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда

5* 131

был дворянином?". Возникли также фантастические логически смешанные типы

воззрений, где удивительным образом сочетались обе разрушающие друг друга

тенденции, обрекая подобные идеологии на крах. Яркий пример такого смешения -

большевизм [Ахиезер... 2002].

Неоднозначное отношение к мифологическим ритмам привело к поляризации

человечества. По-прежнему существуют традиционные общества, пытающиеся

сохранить основы традиционализма, веру в возможность жить по мифологическим

циклам, что не исключает, однако, возрастающего влияния медиации. В то же время

возникла западная либерально-модернистская суперцивилизация, нацеленная

вплоть до уровня повседневности на достижительные ценности, на постоянное

развитие способности личности, всего общества обеспечивать свою выживаемость в

процессе собственного развития, т.е. на оттеснение неизменных ритмов на задний

план и выдвижение на первый план ценности саморазвития человека. Это не значит,

что в данной суперцивилизации ритмы истории вообще исчезли. На Западе их

можно видеть в периодическом колебания электората от попыток заставить власть

расширить массовые социальные программы к противоположным попыткам ее

приближения к программам развития источников богатства.

Однако масштабы и последствия таких циклов трудно сравнивать с российскими.

Специфика России, в частности, заключается в том, что в ней исторически не сло-

жился внутренний диалог, не сложились эффективные институты, способные

обеспечить бесконфликтное сотрудничество, диалог между ценностями,

сообществами традиционного типа и ценностями медиационной критики, не

выявилась достаточно развитая способность преодолевать исторически

сложившийся в стране раскол между ними. Выход видится лишь в развитии

массовой медиационной диалогической культуры.

* * *

Социокультурный анализ проблемы показывает, что общество методологически

может рассматриваться в рамках дуальной оппозиции "движение мысли на уровне

личности, личной программы деятельности, ее реализации - циклы, ритмы в

масштабе большого общества", иначе говоря, дуальной оппозиции "микроуровень -

макроуровень". Это позволяет рассматривать общество как процесс, протекающий

между названными полюсами, как процесс, идущий через дуальную оппозицию

между полюсами "взаимопроникновение - взаимоотталкивание", как процесс их

взаимной критики. Такой подход открывает новые перспективы для анализа

динамики общества, дает возможность рассматривать эти процессы как

преодоление различий, противоположностей архаичного циклизма и идеала

прогресса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ахиезер А.С. Архаизация в российском обществе как методологическая проблема //

Общественные науки и современность. 2001. № 2.

Ахиезер А.С. Рецензия на книги А.Я. Янова, И.Г. Яковенко, А.П. Давыдова // Pro et

Contra. 1999. Т. 4. №4.

Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. В 2 т. Новосибирск, 1997-1998.

Ахиезер А.С. Философские основы социокультурной теории и методологии //

Вопросы философии. 2000. № 9.

Ахиезер А.С., Давыдов А.П., Шуровский М.А., Яковенко И.Г., Яркнва Е.Н. Культурные

основания и смысл большевизма. Новосибирск, 2002.

Вайскопф М. Писатель Сталин. М., 2001.

Давыдов А.П. "Духовной жаждою томим". А.С. Пушкин и становление "срединной

культуры" в России. М., 1999.

Кушкова А.Н. О некоторых коммуникативных аспектах крестьянской ссоры второй

половины XIX века //Проблемы социального и гуманитарного знания. Вып. 2. СПб.,

2000.

Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб., 2000.

© А. Ахиезер,

2002 132

__



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.