Сделай Сам Свою Работу на 5

Человеческая основа циклов

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2002 №3

МЕТОДОЛОГИЯ

А.С. АХИЕЗЕР

Между циклами мышления

И циклами истории

Причины циклического развития общества достаточно многообразны. В их

основе могут лежать циклы солнечной активности, периодичность

технологических инноваций, обновления технологии и других явлений. Но в

любом случае для человека значимы лишь те циклы, которые становятся

содержанием его собственной деятельности, его мотивации, его проблемой, т.е. в

случаях, когда ритм становится чисто человеческой формой существования.

Именно это и позволяет говорить о ритмах, циклах общества, его истории. Отсюда

необходимость рассмотрения проблемы имманентности циклов человеку, его

мыслям и действиям, начиная с их самых примитивных форм.

От мифологических циклов к их критике

Представление о циклах мироздания возникло на основе мифологического

мышления, для которого весь мир существует как некоторый неизменный цикл,

заданный культурным героем при создании мира. Поэтому эти циклы абсолютно

господствуют над человеком, над всей его повседневностью. Архаичный тради-

ционный человек, вся его деятельность, все формы сообществ, отношений могут

существовать лишь включаясь в эти ритмы, растворяясь в них. Отпадение от них

равнозначно изгнанию, гибели. Мир выступал как бесконечное повторение ритмов,

через их неизменные изменения человеческий мир воспроизводил, сохранял свою

неизменность. Память, которую несла традиционная культура, фиксировала,

прежде всего, эти бесконечные ритмы, циклы человеческой реальности. Вся жизнь

человека традиционного общества - бесконечная система циклов, которые он

воспроизводил как ритуалы.

В архаичном обществе все формы деятельности рассматриваются как ритуалы.

Мы, т.е. люди, живущие в другой культуре, выделяем в ранее нерасчлененной

синкретической деятельности не подлежащие рефлексии различные ее формы,

например труд, танцы, искусство и т.д. Архаичный же человек знал лишь одну



деятельность - включение в неизменный цикл космоса, мироздания, человеческой

реальности. Это давало определенную гарантию эффективности воспроизводства,

так как циклы - ритуалы, складывающиеся, возможно, на протяжении тысячелетий,

- несли в себе сконцентрированный, относительно оправдавший себя

А х и е з е р Александр Самойлович - доктор философских наук, ведущий научный

сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

спрессованный опыт прошлого. Непрерывное их повторение несло двойной смысл: с

одной стороны, достигался определенный воспроизводственный эффект, например

возможность следования программе охоты за зверем, а с другой - тренаж для превра-

щения циклов опыта в нечто неразрывное, неотделимое от сознания, культуры,

деятельности соответствующего субъекта. Тем самым формировалось древнее пред-

ставление, согласно которому сложившееся содержание сознания, смыслы заданы

субъекту как нечто естественное, как результат действий тотема. Идея заданности

была воспринята учеными и получила название архетипа. В качестве задающей

инстанции выступали то ли человеческая биология (3. Фрейд), то ли Бог (К. Юнг), то

ли философский абсолют. Эти гипотезы по своей сути не выходили за рамки

архаичных представлений. Лишь в соответствии с духом времени они подменяли

одну внешнюю для людей, для их свободы причину циклов другой. В таких условиях

естественно, что на развитие теории циклов, например, О. Шпенглера и Н. Дани-

левского биологические модели оказали существенное влияние.

Разумеется, люди подсознательно, создавая, формируя свои представления о цик-

лах космоса, имитировали годовые, суточные ритмы, ритмы индивидуальной жизни

и т.д. Тем не менее суть мифологических ритмов следует искать в другом месте - там

же, где выявляется человеческое в человеке. Опыт архаичного общества показывает,

что такого рода поиск смысла циклов опасен для сохранения мифологических

ритмов, так как он неизбежно связан с их критикой, с возможной потерей

сконцентрированного в нем опыта, а это несет угрозу самому существованию u1083 людей.

Главное для обеспечения выживаемости - не пресловутые "орудия и средства

производства", а сохранение и развитие массовой способности воспроизводить

оправдавший себя культурный потенциал. Такова в максимально сжатом виде суть

мифологических циклов, историческая и логическая основа их воплощения в форме

массовой деятельности.

Тем не менее со временем общество отказывается от идеи господства мифоло-

гических циклов. В чем причина этого? Сложность жизни общества нарастала от

одного исторического этапа к другому. Важнейшим шагом стало возникновение

большого общества и государства, нарастание их динамизма, внутреннего много-

образия. Каждый шаг формирования все более сложного общества, все более

сложных, подлежащих постановке и разрешению проблем вступал в противоречие с

исторически сложившимся, фиксированным в циклах ограниченным опытом людей,

а следовательно, нарастала опасность снижения эффективности решений, способ-

ности обеспечивать воспроизводство. Это означало, что дальнейшее следование

значительных групп исторически сложившимся циклам оказывалось все более

опасным, так как несло опыт, недостаточность которого нарастала с каждым услож-

нением проблем. Отсюда не только желание приспосабливаться к сложившимся

циклам, но и попытки ограничить их влияние, означавшее наращивание стремления

встать на путь линейного, прогрессивного развития. Представление о существовании

этого типа динамики общества складывалось в разных формах от христианства до

социальных и философских концепций, вырастало из массового утилитаризма.

Процесс стимулировался ростом культуры, открывающей возможность ограничивать

негативные аспекты утилитаризма.

Человеческая основа циклов

Ритмы, циклы общества выступают как присущие массовому поведению

значимых групп, как исторически сложившаяся и одновременно естественная

реакция людей на изменения ситуации. Например, архаичное массовое выступление

против власти воспринимается самими ее участниками не как результат, проявление

фиксированного в культуре цикла, несущего в себе возможность массового

периодического очищения от дискомфортных инноваций, а как естественная

реакция против нарушения справедливости уравнительного типа.

Ориентация на уравнительность - одна из социокультурных форм

противостояния инновациям, опасным для традиционной культуры и отношений,

угрожающим разрушить ритуализируемые ритмы, циклы. Рост массовых

представлений о дискомфортности мира может периодически, циклически вызывать

массовый взрыв, нацеленный на преодоление такого рода инноваций. Эти и другие

массовые ритмы, их замещение друг другом, формирование их синтеза, их

разрушение и есть важнейший элемент реальной истории.

Человек всегда воплощал то, что рассматривалось как космические ритмы. Во

всяком случае таково было господствующее стремление людей. Это происходило в

форме ритуалов, воспринимавшихся как заданные извне, абсолютные, сакральные,

не подлежащие критике, но подлежащие воспроизводству с максимальной

точностью. Ритуал не выделялся как особая форма деятельности, он и был ею. Вся

деятельность, строящаяся на основе мифологической культуры, была ритмически

организована, что подчиняло ее господству эмоциональной логики поведения.

Мифологическая, культура, постоянно играла роль фундамента деятельности,

нацеливающей людей на воспроизводство целостности соответствующего сообще-

ства, на сохранение неизменности ритмов, на незыблемость соответствующих сооб-

ществ, отношений людей в рамках этих ритмов. Ритуал - есть ритмы, циклы,

формируемые человеком. Они могут быть формой адаптации к природным,

космическим ритмам, но затем отрываются от них и способны складываться на

чисто человеческой основе, где природные ритмы в их чистом виде играют все

меньшую роль. (Впрочем, и природные ритмы, циклы приобретают человеческий

смысл лишь в процессе их культурного освоения.)

Сегодня все более осознается, что человек живет в усложняющемся обществе,

для которого характерен нарастающий поток все более трудных, подлежащих

формулировке и разрешению проблем. Современный мир носит многовекторный

характер, где направление развития, само отношение к нему не однозначно, но

подвержено изменению, характер которого - открытая проблема для любого

субъекта. Если мифологические ритмы были заданы человеку через

мифологическую культуру стихийно накопленным прошлым опытом, то в

современном бурном мире они сами стали проблемой человека, подлежащей

постоянному разрешению. Это значит, что люди в процессе усложнения общества

все меньше могут ограничивать свое отношение к культуре ее созерцанием,

описанием, стремлением пассивно адаптироваться к ней. Необходимо в

возрастающих масштабах рассматривать ее как исторически сложившийся

механизм самодеятельности человека.

Культура-не только форма жизнедеятельности, но одно из ее определений. Чело-

веческая сущность культуры проявляется во всех ее формах. Тайна механизмов

культуры заключается в ее организации, которая есть организация ее функций,

движения мысли, нацеленной на формирование смыслов, на осмысление и

переосмысление человеческой реальности, на превращение сигналов реальной и

потенциальной опасности в стимул эффективных решений, нацеленных на

воспроизводство человеческой жизни, на обеспечение выживаемости. Этот процесс

и составляет центральный, основополагающий цикл механизма культуры, который,

повторяясь в относительно неизмененном и одновременно изменяющемся виде

бесконечное число раз, составляет содержание жизни человека, любого субъекта,

содержание его ритмов, циклов.

В основе организации культуры лежит элементарная ее клеточка, первичный

элемент организации жизнеутверждающего акта собственного воспроизводства.

Среди всех ее форм воспроизводятся лишь обеспечивающие ее превращение из

накопленных неорганизованных элементов в организацию, непосредственно

приспособленную для формирования проблемы. Дуальная оппозиция - результат

стремления людей превратить хаос в порядок, расчленить мир и синтезировать

результаты расчленения. Механизм превращения культуры в проблему - исходный

пункт механизма формирования культуры, каждой ее клеточки. Дуальная

оппозиция - максимально простая форма культуры, реально исходный пункт для ее

самоизменения.

Культура предстает как бесконечная совокупность реальных и потенциальных

дуальных оппозиций: "добро - зло", "верх - низ", "правда - кривда", "мы - они",

"левое - правое", "либеральный - авторитарный" и т.д. Дуальная оппозиция -

результат расчленения нерасчлененного, потенция и предпосылка упорядочения

результатов этого расчленения. В древности двойка считалась символом множества,

противостоящая единице как нерасчлененности. Сегодня очевиден смысл этой

мудрости. Множество познается как результат расчленения, конкретизации нерас-

члененного, тогда как единство есть результат синтеза, обобщения множества. В

античной философии была сформулирована проблема познания предмета как

целостного и одновременно расчлененного, познания целого как единства

множества, а множества как результата расчленения целого. Синтез этих задач и есть

основной вопрос философствования [Ахиезер, 2000].

Дуальная оппозиция как основа культуры показывает, что всякий процесс форми-

рования нового смысла проходит через напряженное поле дуальной оппозиции

между ее полюсами, исторически сложившимися противоположными смыслами,

концентрированными, структурированными в этих полюсах. Осмысление какого-

либо явления, например произведения искусства, означает помещение его в

логическую сферу междуполюсами дуальной оппозиции. Именно в этой сфере в

логическом, а не в геометрическом ее понимании, происходит качественное

преобразование смысла, имеет место переосмысление. Количество дуальных

оппозиций может нарастать, они могут сменять друг друга, составляя непрерывную

цепь. Каждая из них - реальный, потенциальный котел, где и происходят события,

формирующие смыслы, их потоки, наращивание культуры. За бесконечным

многообразием форм и функций культуры скрывается u1077 ее особая тончайшая

организация, создающая предпосылки для бесконечного, постоянного процесса

развития, воспроизводства, (пере)осмысления. Культура -прежде всего, относительно

организованный механизм, лежащий в основе собственного воспроизводства, что в

конечном итоге определяет воспроизводство общества в целом.

Рассмотрение явления, логически расположенного междуполюсами дуальной

оппозиции, означает, что субъект поставил себя перед возможностью определенного

выбора смысла из смыслов, ранее фиксированных в ее полюсах, т.е. из культурного

ресурса прошлого опыта, возможно, даже весьма отдаленного. Например, осмысле-

ние нового, не осмысленного в культуре биологического явления может быть поме-

щено в контекст заимствованного из прошлого опыта разделения всех

биологических явлений между животными и растениями. Возможна и иная

исходная, дуальная оппозиция, иная альтернатива, подсказанная накопленной

культурой. Но в любом случае она предоставляет возможность осмысливать явление

через смысл либо одного полюса оппозиции, либо другого.

Этот пример показывает, что, во-первых, осмысление здесь ограничено рамками

исторически сложившейся культуры. Во-вторых, сам смысл нового явления форми-

руется посредством элементарного (на первый взгляд) попеременного его соотне-

сения со смыслом как одного, так и другого полюса. Такой перенос

(пере)осмысления с одного полюса на другой - результат напряженного

беспокойства (страха, страдания, осознания опасности) субъекта, открытой им

неосмысленности своего мира. Для ее преодоления субъект прибегает к

экстраполяциина осмысляемое явление смысла, исторически сложившегося,

сконцентрированного на одном или другом полюсе. Тем самым субъект

осуществляет возможность выбора в рамках альтернативы. В конечном итоге

происходит партиципация,т.е. отождествление смысла нового явления со смыслом

одного из полюсов, что одновременно противопоставляет это явление смыслу

противоположного полюса как несуществующему. Налицо логически жесткий,

бескомпромиссный процесс, в результате которого смысл еще одного явления

входит в исторически сложившуюся культуру, становится ее элементом, но

"помеченным" уже известным в этой культуре смыслом.

Формирование смысла нового явления происходит в результате перехода

субъекта движением мысли от одного полюса к другому и обратно; Такие прямой

и обратный переходы (разумеется, эти термины здесь носят не абсолютный, а

соотносительный характер) могут повторяться бесконечно. Налицо возможность

расценивать каждую из попыток как заблуждение, не достигающее комфортного

состояния, дающее толчок переходу к противоположному полюсу, т.е. к новым

поискам комфортного состояния в изменяющейся ситуации. Отсюда древнее

представление об оборотничестве, где каждый смысл может оказаться фикцией,

обманом, скрывающим прямо противоположный смысл. Налицо особая

относительно простая логика смыслообразования - инверсия, т.е. логика

осмысления, не выходящая за рамки исторически сложившихся смыслов

соответствующего субъекта. Инверсия несет в себе возможность формировать

некоторые цепочки таких поворотов, возможности формирования простого цикла,

включающего последовательность устойчивых попыток прямого и обратного

переосмысления, прямых и обратных переходов.

Так как каждый смысл реально и потенциально несет в себе программу

поведения соответствующего субъекта, смыслообразующие процессы

превращаются в циклы деятельности, в форму личного, группового, массового

поведения, общественного движения. Это позволяет говорить об инверсионных

циклах, точнее, о предциклах, существующих в замкнутой культурной сфере. В

движении мысли, в процессе осмысления на основе инверсионной логики, можно

видеть клеточку элементарной переходности, элементарную клеточку циклизма.

Инверсионные процессы исторически связаны с мифологическим мышлением,

которое, как полагал К. Леви-Строс, есть машина, отрицающая время. Инверсия -

яркое проявление этой мысли, так как само преодоление перехода между

полюсами дуальной оппозиции происходит логически как бы вне времени, как

мгновенное переворачивание смысла. Причина возникновения такой логической

формы очевидна: природа инверсии носит эмоциональный характер. Это попытка

субъекта ответить на дискомфортное состояние своеобразным эмоциональным

взрывом, при котором задержка во времени опасна и не нужна. Субъект не

нуждается во времени для размышлений, например, для поиска комфортного

смысла, так как он не создавал его заново, а в мгновение ока "вытаскивал" из

арсенала накопленной культуры. Для субъекта, находящегося в дискомфортном

состоянии, промедление опасно, может породить дополнительные потоки

дезорганизации, не открывая новых путей для поиска выхода. Сам по себе переход

между полюсами является результатом не труда, деятельности субъекта, но

приведенного в действие эмоционального автоматизма. По сути, в человеческом

смысле это, скорее, не переход, а некоторый предпереход. Подобные процессы,

происходящие на элементарном уровне, создают основу для анализа более

сложных переходов и циклов.

Социокультурный смысл инверсии заключается в нацеленности на воспроиз-

водство того, что уже есть или было. Известно, что исчезающие традиционные

сообщества (сельские территориальные общины, патриархальные семейства и

т.п.), если позволяют обстоятельства, воссоздаются в том же самом виде и,

возможно, в том же самом месте. Это логически можно интерпретировать как

результат реализации инверсионной логики, инверсионного выбора в пользу

смыслов сложившихся форм общества, оправдавших себя как сохраняющих

выживаемость. По сути, тут мы имеем дело с неизменным воспроизводством

старых форм человеческой жизнедеятельности, культуры по сохранившимся

культурным программам.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.