Сделай Сам Свою Работу на 5

Последние византийские императоры и их деятельность

 

 

Династия Палеологов занимала византийский престол в течение 192 лет (1261–1453), т.е. была самой длительной династией на протяжении всей византийской истории. Деятельность императоров этой династии во многом способствовала падению государства. Здесь имеются в виду многочисленные междоусобные войны, интриги, привлечение в борьбе за престол венецианцев, генуэзцев, иоаннитов, турков и пр. Всё это поставило империю в политическую зависимость от иностранцев [68]. При Иоанне V османы были наиболее опасным врагом Византии. Именно в годы его правления выплачивается дань туркам [29]. Иоанн V Палеолог получил после опустошений междоусобной войны и внешних неудач такое наследство: несколько островов и одна провинция (Фракия), обнищенная и обезлюдевшая, где, с одной стороны, у самой столицы, находилась генуэзская Галата, а с другой - турецкие владения. За Морею, формально являвшуюся частью Византийской империи, шла борьба между госпитальерами, болгарами, венецианцами, турками и морейскими деспотами [38]. Правления Иоанна V описывается множеством усобиц, в ходе которых привлекались в войну генуэзцы, венецианцы и турки. Османы, воспользовавшись просьбой о помощи Иоанна V, увеличили своё присутствие на Балканах. В конце господства Иоанна V против него восстал его внук. В 1390 г. Иоанн Младший захватил Константинополь и правил там несколько месяцев, под именем Иоанна VII. Благодаря Мануилу, Иоанн V был восстановлен на престоле. Однако он умер в начале 1391 г. на трон сел его сын Мануил [68]. Новый император незадолго до своего вступления на престол женился на Елене, которая была дочерью владетеля северной Македонии Константина Драгоша (Драгаса), славянке. Двое сыновей Мануила и Елены были последними византийскими императорами: Константин XI и Иоанн VIII, часто носящий славянскую фамилию своего деда по матери – Драгоша [24]. Господства Мануила характеризуется могуществом турецкого влияния на императоров Византии. Византийский народ должен был участвовать в грабительских набегах на свои же земли [29]. Ещё Баязид требовал от Иоанна V, вместе с присылкой условленной дани, отправки к нему Мануила с вспомогательным отрядом греческих солдат. Мануил должен был подчиниться и принять участие в грабительской экспедиции турок по различным областям Малой Азии. В таких условиях унижения и раболепства перед турками пришлось править Мануилу [24]. После продолжительного и тяжелого правления Мануил в последние годы жизни отдалился от государственных дел, отдав корону сыну Иоанну и посвятил все свое время изучению Священного Писания. Вскоре после этого императора постиг удар; за два дня до смерти он постригся в монахи под именем Матфея [68]. Иоанн VIII правил с 1425 по 1448 г.[1] Большое внимание он уделял политике сближения с папством. Во время царствования Палеологов отношения с Римом были одним из важнейших векторов внешней политики. Византийское общество, по сути, было разделено на две партии: сторонников и противников церковных уний между греческим православием и католицизмом. Большинство населения выступала против унии с Римом [7]. Император же видел в унии спасение Византии – поддержку со стороны Запада в борьбе с турками. Однако это противостояние в византийском обществе только ослабило Византию [34]. Отношения с Римом, вылившиеся в форму неоднократных попыток заключения унии с католической церковью, находились в теснейшей зависимости от усиливавшейся турецкой зависимости, которая, по взглядам византийского императора, могла быть предотвращена лишь вмешательством папы и западноевропейских правителей. Готовность папы найти компрамисс предложению византийского правителя, в свою очередь, очень часто зависела от международной ситуации на Западе.[70] Наиболее значимой является Флорентийская уния 1439 г. Разгром турками Сербии и Болгарии, никопольское поражение крестоносцев и заахват турками Фессалоники в 1430 г. ставили Восточную империю в критическое положение. Но такие успехи турок были уже серьезной угрозой и для западноевропейских государств. На Флорентийской унии был поставлен вопрос о создании латинско ‑ греческой коалиции против турок – османов [24]. Уния была подписана многими участниками делегат, но её положений не приняли в столице, Константинополе [7]. Население ответило на подписание унии народными мятежами. Восточные патриархи, Антиохийский, Иерусалимский и Александрийский высказались также против унии. На Иерусалимском соборе 1443 г. Флорентийский собор был именован как "скверным". У Иоанна VIII ни от одной из трех жен не было детей от него [68]. Когда осенью 1448 г. его настигла смерть, поднялся вопрос о преемнике. Тогда находившаяся еще в живых императрица-мать, супруга Мануила II, братья покойного императора и высшие сановники Константинополя посчитали достойным кандидатом Константина, одного из братьев Иоанна VIII, бывшего в то время морейским деспотом. Об назначении нового императора было доведено до сведения султана, который дал добро на его избрание, другими словами одобрил. После этого в Морею была отправлена депутация, которая и объявила Константину о его назначении на трон Византийской империи. В начале 1449 г. в Мистре, в которой находилась резиденция деспота, была совершена коронация последнего византийского императора, который вскоре после этого на каталонском судне приплыл в Константинополь и с торжеством был встречен жителями. Следующие годы император занимался тем же, чем три его предшественника: готовил Константинополь к обороне, на случай осады, просил помощи от турок на западе и старался примирить церковные смуты, вызванные унией с католиками. Видя приближение опасности для города, Константин XI снова обратился за помощью к Западу. Однако вместо желаемой помощи в Константинополь прибыл бывший московский митрополит и участник Флорентийского собора, сделавшийся кардиналом, Исидор. В декабре 1452 г., то есть за пять месяцев до падения города, он устроил в Св. Софии торжественное провозглашение унии и отслужил униатскую обедню с поминовением папы [6]. Это вызвало сильнейшее негодование среди городского населения и бунты. Авторитет императора в глазах населения упал ещё ниже. Таким образом, попытки императоров найти помощь на Западе ещё сильнее ослабили Византию перед турецкой агрессией. Во всем этом он преуспел только отчасти, но большего в его положении трудно было ожидать [24]. До своего вступления на престол Константин снискал себе уважение ромеев как храбрый деспот Мореи. Он не блистал образованием, предпочитая книгам воинские упражнения, был вспыльчив, но обладал здравым рассудком и даром убеждать слушателей. Ему присущи были также такие качества, как честность и благородство души. Последний император Константин XI погиб при взятии Константинополя турками 29 мая 1453 г. В последней битве на стенах осаждённой столицы Константин бился с врагами наравне с простыми воинами. Его тело потом с трудом отыскали среди множества убитых. Это свидетельствует об упомянутых выше храбрости и благородстве последнего правителя империи ромеев. С его гибелью империя прекратила своё существование [68]. Внешняя политика последних императоров Византии была непоследовательной, ориентация на помощь Папы Римского и европейских монархов, в ущерб собственным интересам, ещё более усугубляло кризис. Привлечение, в ходе многочисленных междоусобных войн, иностранных государств способствовало усилению зависимости Византии от своих временных союзников. Ответной реакцией населения на подобную внешнюю политику и, в особенности, на подписание уний с католиками, были массовые восстания, также ослаблявшие Византию перед турецкой угрозой.



Византийская армия

 

Военная машина Византийской империи складывалась в течение многих веков и являлась наследницей армии Восточной Римской империи. Все войска Византии можно разделить на четыре категории:

1) Регулярная армия;

2) Ополчение;

3) Наёмные войска;

4) Иррегулярные соединения;

Процентное соотношение этих категорий было разное в разные периоды развития Византии [24]. В последний период существования Византии большую роль в формировании структуры войск играла постепенная феодализация государства. Ещё в VII столетии получила распространение в империи фемная военно-административная система управления провинциями, обеспечивавшая организацию взыскания государственных налогов, обороны страны и набора фемного крестьянского ополчения. Во главе каждой фемы стоял назначенный императором стратиг, обладавший всей полнотой военной и гражданской власти [70]. Фемное ополчение формируется из местных жителей и составляет особое военное сословие стратиотов. Стратиги постепенно превращались во владетельных князей [71]. В X в. в Византийской империи вводится феодальный порядок набора в армию [24]. Вместо стратига используется титул дуки (дукса). Возрастает роль наемников: норманнов, русичей, армян, грузин, арабов, болгар, каталонцев, тюрок и пр [72]. В XV в. наблюдается рост влияния и независимости от центральной власти дуксов, которые часто именуются архонтами. Крестьянское ополчение в течение XIII - XV вв. эволюционирует в дружины архонтов. Изменения в империи хорошо иллюстрируют законодательные акты [73]. Отчетливо видна всё возрастающая роль "архонтов", имевших, порой, лишь формальную зависимость от императора [24]. В предшествующие периоды границы Византийской империи охраняли акриты – поселенцы, освобождавшиеся от налогов. При Палеологах эту привилегию отменили, и жители стали эмигрировать в более безопасные районы, оставляя границы без защиты [27]. Население Византии и доход от налогов в казне империи сокращается, а, следовательно, государство уже становится не в состоянии оплачивать большое войско из греков. Приходится прибегать к помощи иностранных наёмников, которые были, не столь многочисленны и имели собственное снаряжение. Были и англосаксонские наемники, так называемые варяги или англо-варяги, и вардариоты тюркского происхождения, каталонцы и другие [50]. Не имея возможности хорошо оплачивать наемные иностранные части, правительство должно было выносить иногда "высокомерное своеволие и ограбления целых провинций" иностранцами более или менее крупных центров [24].
Кроме прямого ущерба подобная политика императоров настраивала против власти население. Помимо многочисленных бунтов имела место массовая миграция населения – как между провинциями, так и в другие государства. Это, естественно, ещё более усугубляло ситуацию – средств на содержание армии и людей для рекрутского набора становилось всё меньше [27].
При слабом состоянии сухопутного войска последние Палеологи тщетно старались иногда возродить пришедший в упадок византийский флот. Мануил Палеолог смог восстановить часть флота состоящего из устаревших дромонов. Друнгарий флота – командующий императорским флотом – имел в распоряжение несколько десятков судов. Однако его преемник Андроник II снова пренебрег флотом, так что острова Архипелага, находившиеся под контролем империи, не были более защищены от пиратских нападений [72]. Греческие корабли ничего не могли сделать против хорошо оснащенных и сильных флотов Генуи и Венеции или даже против турецкого флота, который тогда только зарождался. Черное и Эгейское море, оказались полностью вне византийского контроля, и в XIV и в первой половине XV в. итальянские торговые республики были здесь полновластными хозяевами [24].
Основным боевым кораблём в Средиземноморье в это время является галера (галея), оснащённая тараном и, часто, метательными орудиями (баллистами или катапультами) на корме [33]. Тактика управления галерой была проста и сохранилась ещё со времён Римской империи: вражеские паруса повреждались на расстоянии, а затем корабль таранил вражеское судно, и оно шло ко дну. Или же брал корабль противника на абордаж. На службе у Византии находились корабли венецианских, генуэзских и наёмников из других государств.
Слабость византийской армии была в малом количестве воинов, а не в плохой подготовке или недостатках вооружения. Византийцы располагали лёгкой пехотой - плагиофаги, корноститы, инсидиаторы, тергистисты – копейщики и лучники. Воины, которых выставляли пронии, именовались "продромои" и были, по большей части, лёгкой пехотой. Копейщики были основой армии, так как воевать византийцам приходилось, зачастую, с конными кочевниками [24], а копьё является наилучшим средством обороны от верхового противника. К тому же такое вооружение не требовало больших средств и длительного обучения. Копейщиками становились крестьяне-ополченцы и бедные горожане. Им предоставлялось копьё и большой щит [75] . Существовали также акриты - иррегулярные военные соединения, вооружаемые за свой счёт [30]. Использовались для выполнения полицейских функций и для охраны границ, за что получали определённые налоговые льготы, но Михаил Палеолог сократил льготы, поэтому количество их сокращалось, оставляя приграничные поселения беззащитными перед османами. Византийские лучники использовали мощный составной лук, созданный по особой технологии из рогов и сухожилий животных, склеенных специальным клеем между собой [76]. Такой лук обладал большой дальностью (до 600 м, в то время как прославленный тисовый английский лук – до 400 м) и убойной силой, но в условиях большой влажности терял свои свойства. Сложносоставной лук был характерной особенностью византийской армии, по мощности он превосходил европейские образцы [78]. Византия располагала сильной кавалерией [24]. Сила византийской конницы была в ее универсальности. Она могла использоваться для таранного удара или врассыпную. Все кавалеристы (кроме "контосеров" и "катафрактариев") владели луком и, в случае неудачной атаки, тяжелая конница, рассыпавшись, могла применить это оружие [75]. Катафракты или катафрактарии безусловно были наследием Римской империи, но достаточно эффективными, и являлись тяжёлой кавалерией (доспехом покрывались как всадники, так и кони), использовавшейся для таранного удара. Конники были также обучены вести пеший бой в строю и имели на вооружении длинный европейский меч или булаву [78]. Широкое использование лука и копья было обусловлено необходимостью борьбы с легковооруженным, часто верховым, противником. Большую часть турецкой армии составляли азапы (вообще без каких-либо доспехов) и тюркские конные лучники (которые также ни имели брони) [33] , поэтому византийцам не требовался тяжелый доспех, как у европейцев, достаточно было щита, для защиты от стрел. Воин в пластинчатой броне был неповоротлив и представлял хорошую мишень для конных лучников, которые, нанеся удар, быстро отходили, чтобы самим не быть уничтоженными вражескими стрелками [50]. В войнах с европейцами требовалась тяжелая пехота, которой не хватало. Её роль выполняли наёмные латиняне (такой отряд назывался "латиникон"). Часто наёмники воевали со своими соотечественниками. Итальянские арбалетчики пользовались популярностью как наёмники по всей Европе и были эффективны против воинов в тяжелой броне. Генуэзцы, кроме арбалетчиков, предоставляли тяжелую пехоту. Во многих конфликтах на стороне Византии использовались каталонские наёмники – лёгкая пехота, часто - метатели копий (альмугавары). Немецкие ландскнехты вооружались различным оружием. Среди них были распространены двуручные мечи. Русичи нанимались в качестве средней пехоты. Кольчуга общего типа, утяжелённая металлическими пластинами, которую они использовали, обеспечивала достаточную защиту, но проигрывала европейскому пластинчатому доспеху. Вооружение – топоры, бердыши, палицы, кистени и пр. – были крайне эффективны против пластинчатых доспехов европейцев. На службе у императора также находилось некоторое количество тюркских конных лучников [24]. В распоряжении Византии были малокалиберные бомбарды – первые примитивные пушки.[76] Они использовались и при обороне Константинополя, но их количество не могло быть велико, поскольку создание и содержание бомбард было дорогостоящим [27]. Турецкие источники, повествующие об осаде Константинополя, говорят о мушкетах у византийцев [14]. По-видимому, это были аркебузы или, так называемые, "стреляющие палки" – первые виды огнестрельного оружия. Мушкеты появились в конце XVI в.[76] и не могли использоваться греками. Об огнестрельном оружии у византийцев говорит также славянская «Повесть о взятии Константинополя...», где упоминаются пушки и пищали [9]. Существовала варяжская или варангийская гвардия. Это был привилегированный корпус, охранявший императора. Состоял он из англосаксов, скандинавов и русичей. Это было элитное подразделение вооруженное наилучшими доступными доспехами и тяжелыми топорами [24].
Однако к 1453 г. Византийская империя исчерпала почти все свои ресурсы. Платить наёмникам было нечем, и их количество было сравнительно невелико. В критический момент прибыли добровольцы из западных стран, но их также не было достаточно для победы. Главным преимуществом Константинополя были его оборонительные сооружения – неприступные валы, тройные стены и башни с установленными на них метательными орудиями, в том числе бомбарды и аркебузы [79]. Однако средств для ремонта и усиления стен не хватало. Острый кризис Византии сказался на количестве войск и империя, состоящая, по сути, из одного города оказалась практически беззащитной перед османской угрозой. Социальная нестабильность в Византии, экономическая и политическая зависимость от других государств, и недальновидная политика императоров стали причинами острого кризиса Византийской империи. Одним из его проявлений был упадок византийской армии. Система формирования войск, сохранившаяся с X в., в условиях децентрализации государства, стала малоэффективной. Поэтому мы можем утверждать, что Византия средины XV в., подверженная острейшему кризису, не располагала необходимыми ресурсами для эффективной борьбы с Османским султанатом.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.