Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 22 глава

«Съезд постановляет: 1) признавая наряду (курсив везде наш) с подготовкой рево­люционных сил к грядущему восстанию, в основе которой лежит организация рабочих масс, неизбежность активной борьбы против правительственного террора и насилий черносотенцев, необходимо...» (дальше следует запрещение воровства, захвата частных средств и т. д.).

Выписанное нами решение съезда совершенно ясно. «Наряду» с работой в массах признана «активная


К СОБЫТИЯМ ДНЯ______________________________ 367

борьба» с насильниками, т. е. несомненно убийство их посредством «партизанских дей­ствий».

Ограничение этого, второго, вида партизанских действий (убийство насильников) имеется в резолюции только следующее: «избегать нарушений личной собственности мирных граждан, за исключением (слушайте!) тех случаев, когда это является непроиз­вольным результатом борьбы с правительством или, как например при постройке бар­рикад, вызывается потребностями непосредственной борьбы».

Итак, когда этого требует непосредственная борьба, тогда допустимо и нарушение частной собственности, напр., захват экипажей и т. п. для баррикад. Когда нет непо­средственной борьбы, тогда съезд предписывает избегать нарушений личной безопас­ности «мирных» граждан, но съезд тут же указывает исключение: именно «непроиз­вольное» нарушение личной безопасности, как результат борьбы с правительством, съезд не ставит в вину участникам партизанских действий.

Наконец, съезд прямо рекомендует партии вид партизанских действий, постановляя без оговорок и ограничений: «оружие и боевые снаряды, принадлежащие правительст­ву, захватывать при всех представляющихся возможностях».

Например: городовые имеют оружие, принадлежащее правительству. «Возможность представляется...».

Третье замечание. Мы советуем всем многочисленным боевым группам нашей пар­тии прекратить свою бездеятельность и предпринять ряд партизанских действий, на точном основании решений съезда, т. е. без всякой экспроприации имуществ, с наи­меньшим «нарушением личной безопасности» мирных граждан и с наибольшим нару­шением личной безопасности шпионов, активных черносотенцев, начальствующих лиц полиции, войска, флота и так далее, и тому подобное. «Оружие» же «и боевые снаря­ды, принадлежащие правительству, захватывать при всех представляющихся возмож­ностях».



«Пролетарий» № 1, Печатается по тексту

21 августа 1906 г. газеты «Пролетарий»


О «РАБОЧЕМ СЪЕЗДЕ»

Газета «Товарищ» помещает заметку, что т. Аксельрод агитирует за «рабочий съезд» . Мы тоже имеем известия, что такая агитация со стороны меньшевиков дейст­вительно ведется. Думаем, что партийный долг требует открытого обсуждения подоб­ных вопросов. Или агитация за открытый рабочий съезд со стороны самых видных меньшевиков должна вестись скрытно от партии? Если у Аксельрода нет возможности напечатать изложение своих взглядов, мы можем предлог жить ему столбцы своей га­зеты.

«Пролетарий» № 1, Печатается по тексту

21 августа 1906 г. газеты «Пролетарий»


УРОКИ МОСКОВСКОГО ВОССТАНИЯ

Книга: «Москва в декабре 1905 г.» (М. 1906) вышла в свет как нельзя более своевре­менно. Усвоение опыта декабрьского восстания — насущная задача рабочей партии. К сожалению, эта книга — бочка меда с ложкой дегтя: интереснейший, несмотря на его неполноту, материал — и выводы невероятно неряшливые, невероятно пошлые. Об этих выводах мы поговорим особо , а теперь обратимся к современной политической злобе дня, к урокам московского восстания.

Главной формой декабрьского движения в Москве была мирная забастовка и демон­страции. Громадное большинство рабочей массы активно участвовало только в этих формах борьбы. Но именно декабрьское выступление в Москве показало воочию, что всеобщая стачка, как самостоятельная и главная форма борьбы, изжила себя, что дви­жение с стихийной, неудержимой силой вырывается из этих узких рамок и порождает высшую форму борьбы, восстание.

Все революционные партии, все союзы в Москве, объявляя стачку, сознавали и даже чувствовали неизбежность превращения ее в восстание. Было постановлено 6 декабря Советом рабочих депутатов «стремиться перевести стачку в вооруженное восстание». Но на самом деле все организации были не подготовлены к этому, даже коалиционный Совет боевых дружин

См. настоящий том, стр. 388—392. Ред.


370__________________________ В. И. ЛЕНИН

говорил (9-го декабря!) о восстании, как о чем-то отдаленном, и уличная борьба, несо­мненно, шла через его голову и помимо его участия. Организации отстали от роста и размаха движения.

Забастовка вырастала в восстание, прежде всего, под давлением объективных усло­вий, сложившихся после октября. Правительство нельзя уже было застигнуть врасплох всеобщей стачкой, оно уже сорганизовало готовую к военным действиям контрреволю­цию. И общий ход русской революции после октября, и последовательность событий в Москве в декабрьские дни поразительно подтвердили одно из глубоких положений Маркса: революция идет вперед тем, что создает сплоченную и крепкую контрреволю­цию, т. е. заставляет врага прибегать к все более крайним средствам защиты и выраба­тывает таким образом все более могучие средства нападения148.

7-е и 8-е декабря: мирная забастовка, мирные демонстрации масс. 8-го вечером: оса­да Аквариума149. 9-го днем: избиение толпы драгунами на Страстной площади. Вече­ром — разгром дома Фидлера150. Настроение поднимается. Уличная, неорганизованная толпа совершенно стихийно и неуверенно строит первые баррикады.

10-е: начало артиллерийской стрельбы по баррикадам и по улицам в толпу. По­стройка баррикад становится уверенной и не единичной уже, а безусловно массовой. Все население на улицах; весь город в главных центрах покрывается сетью баррикад. Развертывается в течение нескольких дней упорная партизанская борьба дружинников с войсками, борьба, истомившая войска и заставившая Дубасова молить о подкрепле­ниях. Лишь к 15-му декабря перевес правительственных сил стал полным, и 17-го се-меновцы разгромили Пресню, последний оплот восстания.

От стачки и демонстраций к единичным баррикадам. От единичных баррикад к мас­совой постройке баррикад и к уличной борьбе с войском. Через голову организаций массовая пролетарская борьба перешла от стачки к восстанию. В этом величайшее ис­торическое


_________________________ УРОКИ МОСКОВСКОГО ВОССТАНИЯ______________________ 371

приобретение русской революции, достигнутое декабрем 1905 года, — приобретение, купленное, как и все предыдущие, ценой величайших жертв. Движение поднято от все­общей политической стачки на высшую ступень. Оно заставило реакцию дойти до кон­ца в сопротивлении и тем приблизило в гигантской степени тот момент, когда револю­ция тоже дойдет до конца в применении средств наступления. Реакции некуда идти дальше артиллерийского расстрела баррикад, домов и уличной толпы. Революции есть еще куда идти дальше московских дружинников, очень и очень есть куда идти и вширь и вглубь. И революция ушла далеко вперед с декабря. Основа революционного кризиса стала неизмеримо более широкой, — лезвие должно быть отточено теперь острее.

Перемену в объективных условиях борьбы, требовавшую перехода от стачки к вос­станию, пролетариат почувствовал раньше, чем его руководители. Практика, как и все­гда, шла впереди теории. Мирная стачка и демонстрации сразу перестали удовлетво­рять рабочих, спрашивавших: что же дальше? — требовавших более активных дейст­вий. Директива строить баррикады пришла в районы с громадным опозданием, когда в центре уже строили баррикады. Рабочие массами взялись за дело, но не удовлетвори­лись и им, спрашивали: что же дальше? — требовали активных действий. Мы, руково­дители с.-д. пролетариата, оказались в декабре похожими на того полководца, который так нелепо расположил свои полки, что большая часть его войска не участвовала ак­тивно в сражении. Рабочие массы искали и не находили директив относительно актив­ных массовых действий.

Таким образом, нет ничего более близорукого, как подхваченный всеми оппортуни­стами взгляд Плеханова, что нечего было начинать несвоевременную стачку, что «не нужно было браться за оружие». Напротив, нужно было более решительно, энергично и наступательно браться за оружие, нужно было разъяснять массам невозможность одной только мирной стачки и необходимость бесстрашной и беспощадной


372__________________________ В. И. ЛЕНИН

вооруженной борьбы. И теперь мы должны, наконец, открыто и во всеуслышание при­знать недостаточность политических забастовок, должны агитировать в самых широких массах за вооруженное восстание, не прикрывая этого вопроса никакими «предвари­тельными ступенями», не набрасывая никакого флера. Скрывать от масс необходи­мость отчаянной, кровавой, истребительной войны, как непосредственной задачи гря­дущего выступления, значит, обманывать и себя, и народ.

Таков первый урок декабрьских событий. Другой урок касается характера восстания, способа ведения его, условий перехода войск на сторону народа. У нас в правом крыле партии сильно распространен крайне односторонний взгляд на этот переход. Нельзя, дескать, бороться против современного войска, нужно, чтобы войско стало революци­онно. Разумеется, если революция не станет массовой и не захватит самого войска, то­гда не может быть и речи о серьезной борьбе. Разумеется, работа в войске необходима. Но нельзя представлять себе этот переход войска в виде какого-то простого, единично­го акта, являющегося результатом убеждения, с одной стороны, и сознания, с другой. Московское восстание наглядно показывает нам шаблонность и мертвенность такого взгляда. На деле неизбежное, при всяком истинно народном движении, колебание вой­ска приводит при обострении революционной борьбы к настоящей борьбе за войско. Московское восстание показывает нам именно самую отчаянную, самую бешеную борьбу реакции и революции за войско. Дубасов сам заявил, что только 5 тысяч мос­ковского войска из 15 надежны. Правительство удерживало колеблющихся самыми разнообразными, самыми отчаянными мерами: их убеждали, им льстили, их подкупали, раздавая часы, деньги и т. п., их спаивали водкой, их обманывали, их запугивали, их запирали в казармы, их обезоруживали, от них выхватывали предательством и насили­ем солдат, предполагаемых наиболее ненадежными. И надо иметь мужество прямо и открыто признать, что мы оказались


_________________________ УРОКИ МОСКОВСКОГО ВОССТАНИЯ_______________________ 373

в этом отношении позади правительства. Мы не сумели использовать имевшихся у нас сил для такой же активной, смелой, предприимчивой и наступательной борьбы за ко­леблющееся войско, которую повело и провело правительство. Мы готовили и будем еще упорнее готовить идейную «обработку» войска. Но мы окажемся жалкими педан­тами, если забудем, что в момент восстания нужна также и физическая борьба за вой­ско.

Московский пролетариат дал нам в декабрьские дни великолепные уроки идейной «обработки» войска, — напр., 8-го декабря на Страстной площади, когда толпа окру­жила казаков, смешалась с ними, браталась с ними и побудила уехать назад. Или 10-го на Пресне, когда две девушки-работницы, несшие красное знамя в 10 000-ной толпе, бросились навстречу казакам с криками: «убейте нас! живыми мы знамя не отдадим!». И казаки смутились и ускакали при криках толпы: «да здравствуют казаки!». Эти об­разцы отваги и геройства должны навсегда быть запечатлены в сознании пролетариата.

Но вот примеры нашей отсталости от Дубасова. 9-го декабря по Б. Серпуховской улице идут солдаты с Марсельезой присоединяться к восставшим. Рабочие шлют деле­гатов к ним. Малахов, сломя голову, скачет сам к ним. Рабочие опоздали, Малахов приехал вовремя. Он сказал горячую речь, он поколебал солдат, он окружил их драгу­нами, отвел в казармы и запер там. Малахов успел приехать, а мы не успели, хотя в два дня по нашему призыву встало 150 000 человек, которые могли и должны были органи­зовать патрулирование улиц. Малахов окружил солдат драгунами, а мы не окружили Малаховых бомбистами. Мы могли и должны были сделать это, и с.-д. печать давно уже (старая «Искра»151) указывала на то, что беспощадное истребление гражданских и военных начальников есть наш долг во время восстания. То, что произошло на Б. Сер­пуховской улице, повторилось, видимо, в главных чертах и перед Несвижскими казар­мами, и перед Крутицкими, и при попытках пролетариата «снять»


374__________________________ В. И. ЛЕНИН

екатеринославцев, и при посылке делегатов к саперам в Александров, и при возвраще­нии назад отправленной было в Москву ростовской артиллерии, и при обезоружении саперов в Коломне и так далее. В момент восстания мы были не на высоте задачи в борьбе за колеблющееся войско.

Декабрь подтвердил наглядно еще одно глубокое и забытое оппортунистами поло­жение Маркса, писавшего, что восстание есть искусство и что главное правило этого искусства — отчаянно-смелое, бесповоротно-решительное наступление . Мы недос­таточно усвоили себе эту истину. Мы недостаточно учились сами и учили массы этому искусству, этому правилу наступления во что бы то ни стало. Мы должны наверстать теперь упущенное нами со всей энергией. Недостаточно группировок по отношению к политическим лозунгам, необходима еще группировка по отношению к вооруженному восстанию. Кто против него, кто не готовится к нему, — того надо беспощадно выки­дывать вон из числа сторонников революции, выкидывать к противникам ее, предате­лям или трусам, ибо близится день, когда сила событий, когда обстановка борьбы за­ставит нас разделять врагов и друзей по этому признаку. Не пассивность должны про­поведовать мы, не простое «ожидание» того, когда «перейдет» войско, — нет, мы должны звонить во все колокола о необходимости смелого наступления и нападения с оружием в руках, о необходимости истребления при этом начальствующих лиц и самой энергичной борьбы за колеблющееся войско.

Третий великий урок, который дала нам Москва, касается тактики и организации сил для восстания. Военная тактика зависит от уровня военной техники, — эту истину раз­жевал и в рот положил марксистам Энгельс . Военная техника теперь не та, что была в половине XIX в. Против артиллерии действовать толпой и защищать с револьверами баррикады было бы глупостью. И Каутский прав был, когда писал, что пора пересмот­реть после Москвы выводы Энгельса, что Москва выдвинула «новую баррикадную тактику»154.


_________________________ УРОКИ МОСКОВСКОГО ВОССТАНИЯ_______________________ 375

Эта тактика была тактикой партизанской войны. Организацией, которая обусловлена такой тактикой, были подвижные и чрезвычайно мелкие отряды: десятки, тройки, даже двойки. У нас часто можно встретить теперь социал-демократов, которые хихикают, когда речь заходит о пятках и тройках. Но хихиканье есть только дешевенький способ закрыть глаза на новый вопрос о тактике и организации, вызываемой уличною борьбой при современной военной технике. Вчитайтесь в рассказ о московском восстании, гос­пода, и вы поймете, какую связь имеют «пятки» с вопросом о «новой баррикадной так­тике».

Москва выдвинула ее, но далеко не развила, далеко не развернула в сколько-нибудь широких, действительно массовых размерах. Дружинников было мало, рабочая масса не получила лозунга смелых нападений и не применила его, характер партизанских от­рядов был слишком однообразен, их оружие и их приемы недостаточны, их уменье ру­ководить толпой почти не развито. Мы должны наверстать все это и мы наверстаем, учась из опыта Москвы, распространяя этот опыт в массах, вызывая творчество самих масс в деле дальнейшего развития этого опыта. И та партизанская война, тот массовый террор, который идет в России повсюду почти непрерывно после декабря, несомненно помогут научить массы правильной тактике в момент восстания. Социал-демократия должна признать и принять в свою тактику этот массовый террор, разумеется, органи­зуя и контролируя его, подчиняя интересам и условиям рабочего движения и общере­волюционной борьбы, устраняя и отсекая беспощадно то «босяческое» извращение этой партизанской войны, с которым так великолепно и так беспощадно расправлялись москвичи в дни восстания и латыши в дни пресловутых латышских республик.

Военная техника в самое последнее время делает еще новые шаги вперед. Японская война выдвинула ручную гранату. Оружейная фабрика выпустила на рынок автомати­ческое ружье. И та и другое начинают уже с успехом применяться в русской револю­ции,


376__________________________ В. И. ЛЕНИН

но далеко в недостаточных размерах. Мы можем и должны воспользоваться усовер­шенствованием техники, научить рабочие отряды готовить массами бомбы, помочь им и нашим боевым дружинам запастись взрывчатыми веществами, запалами и автомати­ческими ружьями. При участии рабочей массы в городском восстании, при массовом нападении на врага, при решительной умелой борьбе за войско, которое еще более ко­леблется после Думы, после Свеаборга и Кронштадта, при обеспеченном участии де­ревни в общей борьбе — победа будет за нами в следующем всероссийском вооружен­ном восстании!

Будем же шире развертывать нашу работу и смелее ставить свои задачи, усваивая уроки великих дней российской революции. В основе нашей работы лежит верный учет интересов классов и потребностей общенародного развития в данный момент. Вокруг лозунга: свержение царской власти и созыв революционным правительством учреди­тельного собрания мы группируем и будем группировать все большую часть пролета­риата, крестьянства и войска. Развитие сознания масс остается, как и всегда, базой и главным содержанием всей нашей работы. Но не забудем, что к этой общей, постоян­ной и основной задаче моменты, подобные переживаемому Россией, прибавляют осо­бые, специальные задачи. Не будем превращаться в педантов и филистеров, не будем отговариваться от этих особых задач момента, от этих специальных задач данных форм борьбы посредством бессодержательных ссылок на наши всегдашние и неизменные при всех условиях, во все времена, обязанности.

Будем помнить, что близится великая массовая борьба. Это будет вооруженное вос­стание. Оно должно быть, по возможности, единовременно. Массы должны знать, что они идут на вооруженную, кровавую, отчаянную борьбу. Презрение к смерти должно распространиться в массах и обеспечить победу. Наступление на врага должно быть самое энергичное; нападение, а не защита, должно стать лозунгом масс, беспощадное истребление


_________________________ УРОКИ МОСКОВСКОГО ВОССТАНИЯ_______________________ 377

врага — станет их задачей; организация борьбы сложится подвижная и гибкая; колеб­лющиеся элементы войска будут втянуты в активную борьбу. Партия сознательного пролетариата должна выполнить свой долг в этой великой борьбе.

«Пролетарий» № 2, Печатается по тексту

29 августа 1906 г. газеты «Пролетарий»


ТАКТИЧЕСКИЕ КОЛЕБАНИЯ

Мы получили № 6 плехановского «Дневника» — двенадцать страничек, напечатан­ных в Женеве. Приятно поразило нас то, что русская либерально-буржуазная печать воздержалась на этот раз, в виде исключения, от расхваливания Плеханова. Должно быть, разгон Думы разогнал оптимизм т. Плеханова — думали мы, читая в либераль­ных газетах известия о выходе № 6 «Дневника», без обычных сочувственных цитат.

И действительно, т. Плеханов в № 6 «Дневника» покидает ту позицию крайнего пра­вого крыла меньшевизма, которую он занимал (вместе с т. Рахметовым) во время Ду­мы. Он остался совершенно чужд стремлению меньшевиков ослабить революционный лозунг: «за учредительное собрание» посредством добавки: «через Думу» и «за Думу» и т. п. Плеханов справедливо доказывает, что лозунгом может быть только созыв учре­дительного собрания, и справедливо критикует выборгский манифест за отсутствие этого лозунга. Плеханов остался также совершенно чужд меньшевистскому стремле­нию непременно связать «выступление» с Думой, хотя бы частичное выступление вме­сто общего, хотя бы немедленное и не подготовленное вместо более позднего и более назревшего. Плеханов, наконец, не только не приспособляет на этот раз лозунги соци­ал-демократии к кадетским, не только не отождествляет этих последних с буржуазной демократией вообще, а, напротив, критикует прямо и открыто половинчатость кадетов (то-то


ТАКТИЧЕСКИЕ КОЛЕБАНИЯ__________________________ 379

кадетские газеты и замолчали о Плеханове!), противополагает им самым решительным образом «трудовое» крестьянство.

Все это нас в высокой степени радует. Но печально то, что целый ряд тактических недоговоренностей и тактических колебаний у Плеханова остается.

Плеханов справедливо упрекает авторов выборгского воззвания за то, что они «ог­раничились» призывом к отказу платить подати и давать рекрутов, что они стремятся сохранить почву законности. Надо было, говорит он, сказать: «Готовьтесь, ибо время близится». Надо было выставить лозунг учредительного собрания.

Но отказ платить подати и проч. есть средство борьбы. Созыв учредительного соб­рания — ближайшая цель борьбы. Упрекая кадетов за стремление ограничиться одним только средством, следовало указать другие средства и разобрать условия их примене­ния, значение их и т. д. Обходить этот вопрос, как делает Плеханов посредством заме­чания «довлеет дневи злоба его», неправильно. Социал-демократия обязана руководить пролетариатом не только в деле постановки правильных лозунгов, но и в деле выбора наиболее решительных и наиболее целесообразных средств борьбы. Опыт русской ре­волюции дал уже нам не мало материала насчет того, как вместе с расширением задач борьбы, вместе с ростом массы, участвующей в борьбе, изменяются и средства, спосо­бы, методы борьбы, становясь более решительными, более наступательными. Именно в такой момент, как теперь, мы не замалчивать должны, а особенно внимательно изучать вопрос о различных средствах борьбы, как-то: о политической забастовке, о вооружен­ном восстании и т. д. Это — злоба дня, и ответа на эти вопросы справедливо требуют от нас передовые рабочие.

Разбирая вопрос о том, в каком отношении находятся интересы разных классов к требованию учредительного собрания, Плеханов проводит различие между тремя классами. (1) Относительно пролетариата он констатирует полное совпадение его клас­совых интересов с общенародными. (2) Относительно «трудового крестьянства»


380__________________________ В. И. ЛЕНИН

он отмечает возможность того, что его интересы разойдутся при известных условиях с общенародными, но подчеркивает, что «его классовый интерес» требует созыва учре­дительного собрания. (3) Относительно «тех слоев, которые представлены партией к.-д.», Плеханов признает, что их «классовые интересы» заставят их отнестись с недове­рием к созыву учредительного собрания, что это докажет их «примирение» с действия­ми гг. Столыпиных, их боязнь потерять помещичьи земли без всякого вознаграждения и т. д. И Плеханов заявляет, что «не хочет пускаться в предсказания» насчет того, клас­совый ли интерес возьмет верх у кадетов над общенародным или наоборот.

Предсказывают будущее, а отказ кадетов от лозунга учредительного собрания и от революционной борьбы за него есть настоящее. Замалчивать это не только бесполезно, но вредно. А если не замалчивать его, то, очевидно, приходится признать: «Пролетари­ат вместе с сознательным трудовым крестьянством против ненадежных и шатких ка­детов». Плеханов вплотную подошел к этой тактической директиве, неизбежно выте­кающей из его теперешней постановки вопроса.

Он пишет: «Все те партии, которые участвуют в этом движении (борьбе за учреди­тельное собрание), должны были бы немедленно столковаться между собою для взаим­ной помощи в этом деле». Правильно! Какие же это партии? Те, которые стоят левее кадетов и которые должны быть названы партиями революционной буржуазной и мел­кобуржуазной демократии (ибо лозунг учредительного собрания есть революционный лозунг в отличие от оппозиционного и «лояльного» лозунга кадетов: «поскорее новую Думу»). Итак, боевое соглашение партии пролетариата с партиями революционной демократии.

Это именно то, на чем мы всегда настаивали. Остается только пожелать, чтобы Пле­ханов последовательно проводил отныне эту точку зрения. Чтобы провести ее последо­вательно, придется поставить условием такого боевого соглашения не только призна­ние революционно-демократического лозунга (учредительного собрания),


ТАКТИЧЕСКИЕ КОЛЕБАНИЯ__________________________ 381

но и признание того революционного средства борьбы, до которого уже доросло наше движение и которое оно неминуемо должно будет применить в борьбе за учредитель­ное собрание, т. е. признание всенародного восстания. Далее, чтобы действительно разъяснять лозунг учредительного собрания, а не только повторять его, придется по­ставить вопрос и о временном революционном правительстве. Не поставив этого во­проса, Плеханов не разграничит правильно интересов «трудового» крестьянства от классовых интересов «тех слоев, которые представлены кадетской партией». Не поста­вив этого вопроса, Плеханов оставит зияющий пробел в нашей пропаганде и агитации, ибо всякого агитатора спросят: кто же должен, по мнению рабочей партии, созвать уч­редительное собрание?

Вопрос о восстании, как и вопрос о способах борьбы вообще, Плеханов, как мы уже заметили, совсем неосновательно обходит. Он пишет: «В настоящую минуту восстание могло бы быть только вспышкой народного негодования, только бунтом, который без труда задавили бы власти; но нам не нужны бунты, вспышки; нам нужна победоносная революция».

Это все равно, как если бы Ноги в августе 1905 г. сказал: «Нам нужны не атаки на Порт-Артур, а взятие Порт-Артура». Можно противополагать несвоевременные атаки своевременным, неподготовленные подготовленным, но нельзя противополагать атаки вообще «взятию» крепости. Это ошибка. Это значит обходить вопрос о способах взятия крепости. И именно эту ошибку делает товарищ Плеханов.

Он либо не договаривает, либо вопрос ему самому неясен.

Отличие стачки-демонстрации от стачки-восстания ясно. Отличие «частичных мас­совых проявлений протеста» от общего и всероссийского выступления ясно. Отличие частичных и местных восстаний от общего, всероссийского, всеми революционными партиями и элементами поддерживаемого, восстания тоже ясно. Если вы назовете де­монстрации, частичные протесты, частичные восстания «вспышками», то ваша мысль будет


382__________________________ В. И. ЛЕНИН

тоже ясна, и ваш протест против «вспышкопускательства» будет вполне справедлив.

Но сказать: «нам нужны не вспышки, а победоносная революция» значит ничего не сказать. Хуже того: это значит придать пустышке вид многозначительности. Это значит одурманить читателя звоном эффектной, но пустой фразы. Очень трудно найти двух, не сошедших с ума, революционеров, которые бы не сошлись на том, что нам нужны «не вспышки, а победоносная революция». Но в то же время не очень легко найти двух, вполне здравомыслящих революционеров, которые бы сошлись на том, какое именно средство борьбы в какой именно момент будет не «вспышкой», а верным шагом к по­бедоносной революции. Повторяя с эффектным видом то, в чем никто не сомневается, и обходя то, в чем состоит настоящая трудность вопроса, Плеханов не очень-то двига­ется вперед.

В заключение нельзя не отметить, что Плеханов, разумеется, старается походя «щипнуть» большевиков: и бланкисты-то они, ибо бойкотировали Думу, и «легкомыс­ленны», ибо будто бы не знали (до поучения т. Плеханова в № 6 «Дневника») о необхо­димости усиленной работы в войсках. На эти щипки достаточно указать, — отвечать на них не стоит. Если т. Плеханов думает, что он теперешней своей тактической позицией усиливает меньшевиков в нашей партии и ослабляет большевиков, то мы ничего не имеем против того, чтобы оставить его в этом приятном заблуждении.

«Пролетарий» № 2, Печатается по тексту

29 августа 1906 г. газеты «Пролетарий»


TOO

ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА И ГРЯДУЩАЯ БОРЬБА

Одна из юмористических газет, издаваемых немецкими социал-демократами, помес­тила года полтора тому назад карикатуру на Николая П. Царь изображен был в военной форме, с смеющимся лицом. Он дразнил ломтем хлеба лохматого мужика, то подсовы­вая ему этот ломоть чуть не в рот, то отнимая его назад. Лицо лохматого мужика то озарялось улыбкой довольства, то озлобленно хмурилось, когда ломоть хлеба, чуть-чуть не доставшийся ему, отнимали назад. На этом ломте была надпись: «конститу­ция». А последняя «сцена» изображала мужика, который напряг все силы, чтобы отку­сить кусочек хлебца, и — откусил голову у Николая Романова

Карикатура меткая. Самодержавие, действительно, вот уже несколько лет «дразнит» русский народ конституцией, вот-вот дадут эту конституцию «почти совсем» и затем сразу водворяют весь старый произвол, все полицейские бесчинства и беззакония в су­губо горшем виде. Давно ли имели мы чуть ли не самый демократический «парламент» в мире? Давно ли вся печать обсуждала вопрос о кадетском министерстве, как о самой близкой и реальной возможности? Трудно поверить, что это было всего два-три месяца тому назад. Парочка указов, манифестов, распоряжений, — и старое самодержавие ца­рит, кучка осужденных всеми, опозоренных и публично оплеванных казнокрадов, па­лачей и погромщиков снова издевается вовсю над

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.