Сделай Сам Свою Работу на 5

Малыш присел на крылечко домика и задремал под песню.

Хор поёт:

 

Святая ночь

Сошла на Землю.

Все страхи прочь,

Я свет приемлю –

Чудесный свет с высот пролился,

То Божий Сын, Христос, родился.

Средь звёзд и крыш,

Глядите, дети:

Святой Малыш -

На белом свете -

Спешит ко всем, кто ждал – молился,

Чтоб утром Божий Сын родился.

 

После песни входят 1 и 2 Воры. Оба сгибаются под тяжестью мешков. Они не замечают за трубой домика, тем более, Малыша, который спит на крылечке.

 

1 ВОР. Отдохнём.

2 ВОР. Да осталось-то до мансарды две крыши.

1 ВОР. Переутруждаться не стоит никогда.

2 ВОР. Переутрудишься с тобой, как же. Могли бы до утра ещё столько же наворовать, если бы ты не потерял список.

1 ВОР. Не ворчи, хватит и этого.

2 ВОР. Нет, всё, с Нового Года я буду главарём шайки.

1 ВОР. Где ты видишь шайку-то!

2 ВОР. Вот и я говорю, из тебя атаман не получился, даже шайки нет. А у меня будет! Главное, назначить руководителя проекта, и дать правильное название, тогда всё срастётся. Не спорь!

1 ВОР. Если ты будешь на меня наезжать…

2 ВОР. Наезжать!? Ты хочешь сказать, что я - трактор? Обзываешься!?

1 ВОР. Нет, ты - не трактор, ты – старые, рассохшиеся, деревенские салазки!

2 ВОР. Кто «салага», я!?

1 ВОР. Да не «салага», я сказал, а салазки. Понял? Салазки – это санки.

2 ВОР. Всё равно обидно. Поэтому я тебя сейчас стану бить.

1 ВОР. Ну, что ж, а я буду отбиваться. Посмотрим, кто из нас боец.

2 ВОР. И смотреть нечего, лучше сразу падай и сдавайся.

1 ВОР. Смешно слушать!

1 и 2 ВОРЫ (вместе). Погнали наши городских!

 

Воры принимают бойцовские стойки, и происходит рукопашная. Малыш проснулся, наблюдает из-за трубы. Воры падают от усталости.

 

1 ВОР. И кто у нас из нас, двоих, победил?

2 ВОР. Никто. В драках всегда побеждает третий.

1 ВОР. И кто у нас третий?

2 ВОР. Тот, кто не дрался.

1 ВОР. И кто у нас не дрался?

2 ВОР. Сама драка.

1 ВОР. Если из двоих побеждает третий, а третий – это драка…

2 ВОР. Значит, победила драка.

1 ВОР. Согласен. А когда ты успел так поумнеть?

2 ВОР. Тогда, когда ты командовал.

1 ВОР. Да, у тебя было время. Когда командуешь, умнеть некогда. Давай, меняемся местами: ты – руководитель, я – шайка. По рукам?



2 ВОР. Ну, что ж, слишком умным тоже быть непросто, пора мне немного остановиться в развитии и отдохнуть. Согласен. По рукам.

 

Воры скрепляют решение рукопожатием.

 

1 ВОР. А мешки-то надо тащить.

2 ВОР. Да. Ну, командуй.

1 ВОР. Ну, уж нет, нашёл дурака! Теперь ты – командир.

2 ВОР. Да? Да… да. Тогда встали и пошли.

ВОРЫ (встают, взваливают мешки; вместе). Пошли! (Уходят.)

МАЛЫШ (выходит из-за трубы). Не хочу быть вором. Глупое занятие – драться с товарищем за то, чтобы стать глупее его. И вообще, я замёрз. Где же Карлсон? Прилетай скорее, Карлсончик, дорогой!

 

Прилетает Карлсон, с полными сумками в руках.

 

КАРЛСОН. Привет, Малыш!

МАЛЫШ. Привет, Карлсон!

КАРЛСОН. Думаю, нам с тобой этого хватит слегка закусить.

МАЛЫШ. Закусить! Мама очень сильно удивиться, когда обнаружит, что в холодильнике пустота.

КАРЛСОН. Не только в холодильнике! Я мог бы ещё и рюкзак прихватить, но пропеллер мешает.

МАЛЫШ. Мама расстроится.

КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское, здесь всего две порции: мне и тебе.

МАЛЫШ. Две порции! Тут столько, что можно накормить целую шайку воров.

КАРЛСОН. А ты, откуда знаешь про воров?

МАЛЫШ. Да проходили мимо, пока тебя не было.

КАРЛСОН. С мешками?

МАЛЫШ. Да. С огромными.

КАРЛСОН. А мешки полные?

МАЛЫШ. До упора.

КАРЛСОН. Есть идея! Но сначала надо подкрепиться. Прошу в дом. Читай!

МАЛЫШ. Я давно уже прочитал, и не один раз.

КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю. Это же ты у меня в гостях, значит, ты должен выполнять все мои пожелания. Ты будешь читать табличку на двери?

МАЛЫШ. Буду! Лучше прочитать, чем замёрзнуть. (Читает.) «Карлсон, который живёт на крыше».

КАРЛСОН. Правильно прочитал, без ошибок. А с выражением?

МАЛЫШ. Я не умею с выражением.

КАРЛСОН. Тогда я сам. (Декламирует.) «Карлсон, который живёт на крыше»! А? Как? Уловил разницу? (Передразнивает Малыша.) «Карлсон, который живёт на крыше». Кто ж так читает? То ли дело – я, ты только вслушайся: «Карлсон, который живёт на крыше»! Вот, как надо!

МАЛЫШ. Я сейчас стану ледышкой и замру, навечно.

КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское. Спокойствие, только спокойствие! (Распахнул дверь.) Добро пожаловать, дорогой Карлсон! И ты, Малыш, тоже.

 

СЦЕНА 5. Домик. Включается свет. Входит Карлсон, за ним - Малыш.

 

КАРЛСОН (ставит сумки, плюхается на диван). Мне нужно немедленно лечь в постель, потому что я самый тяжёлый больной в мире.

МАЛЫШ. Тепло как, хорошо. А где же твои паровые машины?

КАРЛСОН. Мои паровые машины? Они все вдруг взорвались. Виноваты предохранительные клапаны. Только клапаны, ничто другое. Но это пустяки, дело житейское, и огорчаться нечего. Напоминаю, противный глупый мальчишка, я самый тяжёлый больной в мире. Ау!

МАЛЫШ. Слышу, слышу. У тебя есть какое-нибудь лекарство?

КАРЛСОН. Да, но я не хочу его принимать.

МАЛЫШ. А вот, когда мы летели, ты мне рассказывал, что у тебя много картин с павлинами. Они что, тоже взорвались?

КАРЛСОН. Нет, они не взорвались. Вот гляди. Картина называется «Один очень одинокий павлин, который не умеет петь, поэтому лучше ему помолчать бы, а он пел и пел, поэтому остался один, совсем один».

МАЛЫШ (подходит к куску картона на стене). Эта красная петухообрахная козявка и есть много-много картин с павлинами?

КАРЛСОН. Ты говоришь, как настоящий искусствовед, ни слова от души, всё от образования. Ты вглядись: этот «Один очень одинокий павлин…» и так далее, создан лучшим в мире рисовальщиком павлинов! Слушай дальше: ах, до чего эта картина прекрасна и печальна! Но нет, я не стану сейчас плакать, потому что от слёз поднимается температура. Ты собирался меня лечить! Ну, так действуй.

МАЛЫШ. Но ты же отказываешься принимать лекарства.

КАРЛСОН. Позвольте! Возражаю против такой постановки вопроса! Я не отказываюсь принимать лекарство, я отказываюсь принимать всякое лекарство. Но есть лекарство, которое я принял бы без возражений. Сказать?

МАЛЫШ. Какое?

КАРЛСОН. «Приторный порошок» по рецепту Карлсона, который живёт на крыше, и поэтому знает толк в самых тяжёлых болезнях. Ты возьми немного шоколаду, немного конфет… ты бери, Малыш, бери, не стесняйся. Куда ты пошёл? Не надо искать в моём буфете, все ингредиенты находятся в сумках, которые я прихватил кухне твоей мамы. Вот так. Итак. К шоколаду и конфетам добавишь такую же порцию печенья. Всё это истолчёшь и хорошенько перемешаешь. Это очень помогает от жара.

МАЛЫШ. Правда?

КАРЛСОН. Ты посмотри в мои чистые, лучистые глаза, разве они могут лгать?

МАЛЫШ. Верю. Ой, что там?

КАРЛСОН. Где?

МАЛЫШ. В окне! Наверное, воры?

КАРЛСОН (слетает с дивана, у окна). Пусть только попробуют!

МАЛЫШ (плюхается на диван). Неужели мне померещилось?

КАРЛСОН. Ну, факт. Там никого нет. (Видит Малыша на диване.) Не понял!?

МАЛЫШ. У меня жар! А жар – это намного больше, чем высокая температура. Наверное, пока летели, я простудился, ведь у меня нет такой, как у тебя, зимней шляпы. Ой, я самый-самый тяжёлый-тяжёлый больной-больной в мире! Мне очень надо принять «приторный порошок» по рецепту Карлсона, который живёт на крыше, и поэтому знает толк в самых тяжёлых болезнях.

КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю! Я уже расстроился. (Достаёт из сумки конфету, печенье, ест.)

МАЛЫШ. Пустяки, дело житейское, не всё тебе одному на диване валяться, дай и мне поболеть всласть.

КАРЛСОН. Я сейчас заплачу и умру. (Достаёт из сумки шоколадку, ест.)

МАЛЫШ. Спокойствие, только спокойствие. Свершилось чудо! У меня упала температура жара. (Встаёт с дивана, подходит к Карлсону.) Не сердись. Может, просто съедим всё, что есть в сумках?

КАРЛСОН. Просто!? Жевать челюстями – это всякий может, а ты попробуй, придумай теперь, как съесть так, чтобы было нескучно! (Достаёт обеими руками из сумки конфету, печенье, шоколадку, ест.)

МАЛЫШ. Да, ты прав. Только мне кажется, что играть в болезнь опасно, можно заиграться и заболеть по-настоящему.

КАРЛСОН (жуёт). Ты какой-то чересчур взрослый, Малыш. И всё ваше поколение такое. Мне становится странно. И возникает закономерный вопрос: почему от детей так рано уходит детство?

МАЛЫШ. Да нет, Карлсон, у меня замечательное детство! Я даже тебя встретил. Просто у тебя своё видение детства, а у меня своё. Разные поколения – разные взгляды на жизнь. Согласись?

КАРЛСОН. Ой, сумки совсем как-то опустели… как осенние деревья. (Выворачивает пустые сумки.)

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.