Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Если ты не видел ада, это еще не значит, что его нет. 3 глава

Да, она была невероятно красива, семья любила её, в Эмметте она нашла родную душу, но она бы променяла все это на одну единственную вещь – быть человеком. И вот она я, готовая бесчувственно бросить все, что она больше всего желает в этой жизни, будто самый обычный мусор. И это, естественно не располагало к теплым отношениям между нами.

- Конечно! – сказала Элис без капли сомнения, - Ты можешь начать плести. Это будет замысловато. Фата будет проходить здесь, чуть ниже.

Ее рука начала расчесывать мои волосы, приподнимать их и по-разному поворачивать. Элис пыталась детально показать то, что она хотела бы увидеть в конечном результате. Когда она закончила, руки Розали подменили ее руки, колдуя над моими волосами своими легкими прикосновениями. Элис же вернулась к работе над моим лицом.

Последовав рекомендациям Элис, и закончив с моей прической, Розали ушла за моим платьем, а затем - предупредить Джаспера, который должен был забрать мою маму и ее мужа, Фила из отеля. Я же могла лишь слышать, как входные двери открывались и закрывались снова и снова. Голоса начали доноситься и до нас.

Элис поставила меня так, чтобы она могла одеть меня, не задев прическу и макияж. Мои колени так сильно дрожали, что как только она застегнула длинную цепочку из перламутровых пуговиц на моей спине, атлас задрожал, и покрылся мелкой рябью.

- Дыши глубже, Белла, – сказала Элис,- и постарайся заставить сердце биться ровней.

Я сделала самое саркастическое выражение лица, на какое была способна.

- Я уже почти в порядке.

- Мне нужно одеться. Надеюсь, ты сможешь держать себя руках хотя бы минуты две?

- Эмм... Может быть...

Она закатила глаза и кинулась за дверь.

Я сконцентрировалась на своем дыхании, пытаясь сосчитать каждое движение своих легких, и рассматривала узор, которой оставлял свет, на блестящей ткани подола. Я боялась взглянуть на себя в зеркало, боялась, что мое собственное отражение в свадебном платье вызовет очередной приступ паники.

Элис вернулась до того, как я сосчитала двести вздохов и выдохов, в платье, которое струилось вдоль ее стройного тела, как водопад из чистейшего серебра.



- Ух, ты, Элис!

- Ничего особенного. Никто не будет смотреть на меня сегодня. Но пока ты будешь находиться в комнате.

- Очень смешно.

- Ну как, ты уже достаточно контролируешь себя, или мне придется звать сюда Джаспера?

- Они уже приехали? Моя мама здесь?

- Она только что вошла в дом и направляется сюда.

Рене прилетела два дня назад, и, если бы я могла, я бы провела с ней каждую минуту своего времени – другими словами, все те минуты, во время которых я бы смогла оторвать ее от Эсме и украшения дома. Насколько я могу судить - ей это доставляло гораздо большее удовольствие, чем торчать в четырех стенах со мной. В некотором отношении, я чувствовала себя едва ли не такой же обманщицей, как и Чарли. Все, это было для того, чтобы избежать ужаса ее реакции...

- О, Белла – с чувством воскликнула она, как только вошла в дверной проем. – О, милая, ты так красива! О, мне кажется, я сейчас заплачу! Элис, ты изумительна! Тебе и Эсме следует открыть своих бизнес по организации свадеб. Где вы нашли такое платье!? Оно превосходно! Такое изящное, такое элегантное! Белла, ты выглядишь так, словно сошла со страниц романов Джейн Остен, – голос моей матери звучал несколько отдаленно, и все помещение было, словно слегка в тумане. – Какая оригинальная идея, организовать все в стиле ее кольца! Так романтично! Можно подумать, что оно хранилось в семье Эдварда с восемнадцатого века!

Мы с Элис многозначительно переглянулись. Моя мама все еще лепетала что-то по поводу стиля того столетия. На самом деле, мое кольцо не было причиной этого переполоха, все это было ради Эдварда.

Со стороны двери послышался грубый гортанный голос.

- Рене, Эсме сказала, что пришло время рассаживаться в зале, - сказал Чарли.

- О, Чарли, ты выглядишь, хм, экстравагантно! – сказала она голосом, в котором чувствовалось потрясение. Это объясняло раздраженный тон Чарли:

- Руки Элис добрались и до меня.

- Уже правда пришло время? - Рене спрашивала сама себя, чуть более взволнованным тоном, чем обычно. – Все произошло так быстро. Я потрясена.

Это относилась к нам обеим.

- Дай же мне обнять тебя, пока я ещё не ушла, - настойчиво проговорила она – Осторожно, не испорть что-нибудь. Мама нежно обняла меня вокруг талии, а затем повернула меня кругом.

-О, Боже! Я чуть было не забыла! Чарли, где шкатулка?

Чарли тщательно перепроверил все свои карманы, а затем вытащил маленькую белую шкатулку, которую передал Рене. Рене приподняла крышку шкатулки и протянула ее мне.

- Кое-что голубое, - сказала она.

- И кое-что старинное. Это принадлежало бабушке Свон, – добавил Чарли. – Мы кое-что изменили, а точнее заменили камни на сапфиры.

Внутри шкатулки лежало два серебряных гребня для волос. Темно-голубые сапфиры складывались в замысловатые цветочные узоры. К горлу подошел комок.

- Мам, Пап... не надо было...

- Элис не позволяла нам сделать что-нибудь большее, - сказала Рене. – Как только мы предпринимали попытку, она была готова разодрать нам глотки.

Истеричный смешок сорвался с моих губ.

Элис подошла, и быстрым плавным движением закрепила гребни на моих волосах.

- Что-то старинное, и что-то голубое, – задумчиво произнесла Элис, отходя на пару шагов в сторону. – А твое платье новое... Так что, держи!

Она что-то подбросила мне, и я успела поймать. В моих руках была тонкая белая подвязка.

- Это мое, так что потом вернешь.

Я покраснела.

- Вот, - удовлетворенно сказала Элис.- Немного цвета – все, что тебе нужно. Ты официально прекрасна!

С победной улыбкой на лице, она повернулась к моим родителям.

- Рене, ты должна спуститься вниз.

- Да, мам!

Рене поцеловала меня, и поторопилась скрыться за дверью.

- Чарли, не мог бы ты захватить цветы?

Когда Чарли вышел из комнаты, Элис выдернула подвязку из моих рук и нырнула под мою юбку. Я с трудом могла дышать, и задрожала, когда ее холодные руки уцепились в мою лодыжку. Она привязала подвязку.

Она уже вернулась в исходное положение, когда вернулся Чарли, держа в руках два белых букета. Приятный аромат роз, цветов апельсинового дерева и фрейзий погрузил меня в легкую дымку.

Розали – лучший музыкант в семье после Эдварда – уже начала играть на рояле. Канон Пахельбеля. Мое дыхание непозволительно участилось.

- Спокойно, Беллс, - сказал Чарли.

Он обеспокоенно посмотрел на Элис.

- Она выглядит немного болезненно. Ты думаешь, она сможет это сделать?

Голос Чарли звучал как в тумане. Ноги стали ватными.

- У нее все получится.

Она встала на цыпочки прямо напротив меня, чтобы взглянуть мне в глаза, и взяла меня за запястье своей сильной рукой.

- Возьми себя в руки, Белла. Эдвард уже ждет тебя там, внизу.

Я сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться.

Музыка постепенно перешла в новую мелодию. Чарли подтолкнул меня. «Беллс, мы еще можем сделать выбор»

- Белла? – спросила Элис, все еще пристально смотря на меня.

- Да, - пропищала я, - Эдвард. О'кэй.

Я позволила ей вывести меня из комнаты, вместе с Чарли, который шел рядом, держа меня под локоть.

К коридоре музыка была еще громче. Звуки мелодии поднимались вверх по лестнице, вместе с удивительным ароматом сотен цветов. Я попыталась сосредоточится на том, что внизу меня ждет Эдвард.

Музыка стала легко узнаваемой - традиционный марш Вагнера, декорированный множеством украшений.

-Моя очередь – сказала Элис, ее голос был похож на мелодичный перезвон колокольчиков. – Досчитай до пяти и следуй за мной.

Она начала спускаться вниз, своей грациозной походкой, столь привычной для неё. Тогда я и осознала, что взять Элис в качестве единственной подружки невесты было не самой лучшей идей, скорее даже ошибкой. Я буду выглядеть слишком неуклюжей, следуя за ней.

Неожиданно фанфары заглушили музыку. Я поняла, что это знак для меня.

- Только не позволь мне упасть, пап. – прошептала я. Чарли взял, пропустил мою руку под его рукой, и крепко сжал ее.

Время сделать первый шаг, я сказала это сама себе, как только мы начали спускаться вниз под медленную мелодию марша. Я не собиралась отрывать глаз от лестницы до того момента, пока мои ноги не коснутся ровной поверхности пола, хотя я прекрасно слышала начавшиеся перешептывание и суматоху среди гостей, как только я ступила на лестницу. Кровь прилила к моим щекам; конечно, я расчитывала на то, чтобы быть застенчивой невестой.

Как только я ощутила под ногами твердую и ровную поверхность пола – я посмотрела на него. На долю секунды я была отвлечена обилием белых цветов, гирляндами свисающих со всего, чего только можно было, перетянутых огромным количеством тонких белых лент. Но я оторвала свой взгляд от этого и начала искать его в толпе, я покраснела еще больше, осознав, что все лица гостей обращены ко мне. А вот и он, стоит прямо напротив алтаря, который украшен еще большим количеством лент и цветов.

Я успела осознать лишь то, что Карлайл стоит рядом с ним, а прямо за ними отец Анжелы. Я не видела ни лица своей матери, которая должна была сидеть в первом ряду, ни лиц своей новой семьи, ни лиц всех остальных гостей – все они подождут.

Я видела только его лицо, лицо Эдварда. Оно занимало все пространство, стоя на первом плане, оно сотрясало весь мой разум, и переворачивало все кверх ногами. Его глаза горели золотом; серьезность его совершенного лица выражало всю глубину эмоций, которую он испытывал в тот момент. И тогда, как только он поймал мой взгляд, его лицо озарила ликующая улыбка.

Тогда я осознала, что рука Чарли, которая все также крепко сжимала мою руку, была единственным препятствием моему желанию кинуться бегом по проходу к нему.

Марш был слишком медленный, так что я с трудом боролась с желанием ускорить свои шаги. К счастью, проход был коротким. И вот, я, наконец… наконец, была там. Эдвард протянул свою руку, и Чарли, следуя старинной традиции, положил мою руку на его. Я могла ощутить чарующий холод его кожи. Я была дома.

Наши клятвы были самыми обычными, тысячи пар по всему свету уже произносили их до нас, но ни одна из пар на Земле не была похожа на нас. Мы попросили мистера Вебера сделать лишь одно маленькое изменение: заменить слова «до тех пор, пока смерть на разлучит нас» на «так долго, сколько продлиться наша жизнь».

В тот момент, когда священник произнес эти слова, в моем мире, в котором уже все было перевернуто с ног на голову, все встало на свои места. Я осознала, насколько ничтожны были мои страхи, будто нежеланный подарок на день рождения. Я посмотрела в его светящиеся триумфом глаза и поняла, что я тоже выиграла. Потому что больше ничего не препятствовало тому, что бы я могла быть с ним.

Я и не заметила, что стала плакать, что слезы текли по моим щекам вплоть до того момента, когда я должна была произнести слова, которые должны были навсегда связать нас.

- Я согласна, – я старалась быть громче невнятного шепотка, и постоянно моргала, чтобы убрать слезы с моих глаз.

Когда настала его очередь говорить, его слова прозвучали четко и победно:

- Я согласен, – клятвенно произнес он.

Мистер Вебер объявил нас мужем и женой. Руки Эдварда бережно взяли мое лицо. Сквозь завесу из собственных слез, я пыталась осмыслить - тот, чье лицо находилось напротив моего, был полностью моим. Его золотистые глаза смотрели так, будто в них тоже были слезы, хотя, это было невозможно. Он наклонил свою голову ко мне, я встала на цыпочки, потянувшись к нему, отбросила букет, и обняла его за шею.

Он целовал меня нежно, любяще. Я забыла обо всем - люди, место, время, причину, по которой мы все собрались. Было важно лишь то, что он любил меня, хотел меня, и я принадлежала ему.

Он начал поцелуй и должен был закончить его. Я вцепилась в него, игнорируя хихиканье в толпе. В конце концов, он отодвинул мое лицо от своего – слишком быстро, чтобы взглянуть на меня. Его неожиданная улыбка скорее походила на довольную ухмылку.

Толпа взорвалась аплодисментами. Он развернул мое лицо и тело к толпе - к родственникам и друзьям. Я же не могла оторвать взгляда от его лица, чтобы посмотреть на них.

Руки моей матери было первое, что я ощутила. Ее заплаканное и счастливое лицо было первым, что я увидела, оторвав наконец-таки свой взгляд от Эдварда. Затем все обнимали меня и сжимали мою руку, я же не могла сосредоточится ни на чем другом, кроме как на руке Эдварда, которая бережно и крепко держала мою. Я узнавала лишь разницу между мягкими и теплыми объятиями людей и холодными объятиями моей новой семьи.

Лишь одно обжигающее объятие я узнала сразу же – Сет Клируотер, с мужеством пребывал в окружении вампиров, заменяя моего лучшего друга - оборотня.

 

Глава четвертая

Жест

 

В подтверждение безупречного плана Элис, свадебная церемония плавно перетекла в свадебную вечеринку.

Над рекой только-только начали сгущаться сумерки; церемония продлилась ровно столько, сколько и полагалось, солнце как раз успело скрыться за деревьями. Пока Эдвард вел меня через стеклянные двери позади дома, на деревьях мерцали огоньки, и от них светились белые цветы. Из десяти тысяч цветов был сделан благоухающий воздушный навес над танцевальной площадкой, которую устроили прямо на траве под двумя старыми кедрами.

Все замедлилось и успокоилось, когда на нас опустился приятный августовский вечер. Под мягким светом мерцающих огоньков собралась небольшая толпа, и нас снова приветствовали друзья, с которыми мы только что обнимались. Пришло время поболтать и посмеяться.

- Поздравляю вас, ребята, - сказал Сет Клируотер, наклоняя голову, чтобы не задеть цветочную гирлянду. Его мать, Сью, в напряжении стояла неподалеку и настороженно рассматривала гостей. У нее было худое и строгое лицо, его выражение подчеркивалось строгой короткой стрижкой; такие же короткие волосы, как и у ее дочери Леи – я подумала, что, наверное, она тоже подстриглась из солидарности с ней. Билли Блэк был по другую сторону от Сета, он не был так напряжен как Сью.

Когда я смотрела на отца Джейкоба, мне всегда казалось, что я вижу двух разных людей. Один - старик в инвалидном кресле, с морщинистым лицом и белозубой улыбкой, как его видели все. И второй - прямой потомок старинного рода могучих, магических вождей, укрытый властью, с которой он был рожден. Хотя магия из-за отсутствия катализатора и не затронула его поколение, Билли все равно был частью силы и легенды. Все это было в нем. Сила перешла к его сыну, наследнику магии, а он отвернулся от нее. Тогда пришлось Сэму Улею занять место легендарного магического вождя…

Учитывая повод и компанию, Билли вел себя странно непринужденно– его черные глаза поблескивали, словно он только что получил хорошие известия. Меня поразило его самообладание. Наверное, в глазах Билли, свадьба это худшее что могло произойти с дочерью его лучшего друга.

Я знала, ему было сложно сдерживать свои чувства, ведь церемония бросала вызов древнему договору между Калленами и Квильетами. Это соглашение, которое навсегда запретило Калленам создавать других вампиров. Волки знали - грядет нарушение, но Каллены еще не знали, как именно они среагируют. До альянса, нарушение договора означало бы немедленное нападение. Войну. Возможно ли снисхождение, после того как они лучше узнали друг друга?

Словно в ответ на мои мысли, Сет раскинув руки, склонился к Эдварду. Свободной рукой Эдвард обнял его.

Я заметила, как Сью слегка поежилась.

- Я рад, что у тебя все разрулилось, друг, - сказал Сет. – Я за тебя счастлив.

- Спасибо, Сет. Твои слова много значат для меня. – Эдвард отошел от Сета и посмотрел на Сью и Билли. – И вам тоже спасибо. За то, что позволили Сету придти. За то, что сегодня поддержали Беллу.

- Не стоит благодарности, - произнес Билли своим глубоким, скрипучим голосом и я удивилась обилию оптимизма в его тоне. Возможно, на горизонте замаячил договор посерьезнее.

Уже начала собираться очередь, так что Сет помахал нам на прощанье и увез Билли туда, где находилось угощение. Сью держалась за них обоих.

Следующими нас должны были поздравить Анжела вместе со своими родителями и Бен, за ними стояли Майк и Джессика – они, к моему удивлению, держались за руки. Я не слышала, чтобы они снова сошлись. Это хорошо.

За моими друзьями-людьми, стояли мои новые родственники, клан вампиров Денали. Когда первая вампирша – по рыжеватым блондинистым кудрям я узнала Таню – обняла Эдварда, я даже дышать перестала. Рядом с ней стояли еще три вампира, своими золотыми глазами они, с неприкрытым любопытством, пялились на меня. У одной женщины были длинные, очень светлые, совсем как кукурузные стебли, волосы. Двое других вампиров рядом с ней, женщина и мужчина, были черноволосыми, с легким оливковым оттенком на бледных лицах.

И все они были так прекрасны, что у меня скрутило живот.

Таня все никак не отлипалась от Эдварда.

- Ах, Эдвард, - сказала она. – Мне так не хватало тебя.

Эдвард рассмеялся, ловко высвободился из ее объятий, положил руку ей на плечо и отступил назад, словно желая рассмотреть получше.

- Так много времени прошло, Таня. Ты хорошо выглядишь.

- Ты тоже.

- Позволь представить тебя моей жене. – Эдвард произнес это слово в первый раз после того, как мы официально поженились. Казалось, что он готов взорваться от переполняемого его удовольствия, когда произносил это. В ответ все Денали легко рассмеялись.

- Таня, это моя Белла.

Как и предсказывали мои худшие кошмары, Таня была прекрасна от и до. Она посмотрела на меня чуть более пристально, чем полагалось, а затем взяла мою руку.

- Добро пожаловать в семью, Белла. – Немного печально улыбнулась она. – Мы считаем себя частью семьи Карлайла, и я прошу прощения за, э-э, недавний инцидент, когда мы повели себя не по-родственному. Нам нужно было познакомиться с тобой раньше. Ты можешь простить нас?

- Конечно, - затаив дыхание ответила я. – Как хорошо, что мы познакомились.

- Теперь все Каллены имеют пару. Кейт, может быть настал и наш черед? – Она усмехнулась блондинке.

- Помечтай, - закатив золотые глаза, ответила Кейт.

Она забрала мою руку у Тани и легонько ее сжала.

- Приветствую тебя, Белла.

Черноволосая женщина положила ладонь поверх руки Кейт.

- Я Кармен, а это Элеазар. Мы так рады наконец-то познакомиться с тобой.

- И я, т-тоже, - заикаясь, сказала я.

Таня бросила взгляд на людей, ожидавших за ней – это был заместитель Чарли, Марк, со своей женой. Они выпученными глазами смотрели на клан Денали.

- Позже, мы познакомимся друг с другом поближе. У нас будут эоны времени для этого! – уходя вместе со своей семьей, рассмеялась Таня.

В дальнейшем всё было весьма традиционно. Я была ослеплена вспышками, когда мы держали нож над эффектным тортом – на мой взгляд, он был слишком большой для нашего маленького собрания из друзей и близких родственников. Мы по очереди испачкали тортом друг другу лица. Я с недоверием смотрела, как Эдвард мужественно проглотил свою порцию. Я с нетипичной для себя точностью кинула букет прямо в руки изумленной Анжелы. Эмметт и Джаспер подвывали от смеха, наблюдая как я залилась краской когда Эдвард – зубами и очень осторожно - снимал мою одолженную подвязку, которую я стянула вниз чуть ли не до самой щиколотки. Быстро подмигнув мне, он кинул ее прямо в лицо Майку Ньютону.

А когда зазвучала музыка, Эдвард прижал меня к себе и мы начали традиционный первый танец. Несмотря на мой страх перед танцами – особенно танцами на публике - я охотно последовала за ним, я была счастлива, что он держал меня в объятиях. Он все делал сам, и я легко кружилась под сияющим куполом из лампочек и в ярком свете фотовспышек.

- Наслаждаетесь праздником, миссис Каллен? – прошептал он мне на ухо.

Я рассмеялась.

- Мне нужно немного времени, чтобы привыкнуть.

- У нас есть немножко, - напомнил он мне, в его голосе слышалось ликование, не прекращая танцевать, он склонился ко мне и поцеловал. Лихорадочно защелкали камеры.

Заиграла другая песня и Чарли постучал Эдварда по плечу.

Танцевать с Чарли оказалось совсем не так просто. Тут мы с ним были похожи, он не лучше меня умел танцевать, поэтому мы безопасно двигались из стороны в сторону на маленьком квадрате. Эдвард и Эсме закружились вокруг нас как Фред Астер и Джинджер Роджерс.

- Я буду скучать по тебе дома, Белла. Я уже чувствую, что одинок.

Мне тут же перехватило горло, и я попыталась обратить все в шутку:

- Я чувствую ужасную вину, за то, что тебе придется готовить самому себе – это сродни преступлению. Ты вправе арестовать меня за это.

Он ухмыльнулся.

- Думаю, с едой я справлюсь. Просто, звони мне, когда сможешь.

- Обещаю.

Кажется, я перетанцевала уже со всеми. Так хорошо было видеть всех моих старых друзей, но на самом деле быть вместе с Эдвардом я хотела больше всего на свете. Я была счастлива, когда он, через пол минуты после начала нового танца, наконец, забрал меня у партнера.

- Ты до сих пор недолюбливаешь Майка? – заметила я, после того как Эдвард увел меня от него.

- Потому что слышу его мысли. Пусть радуется, что я его вообще не вышвырнул. Или чего похуже не сделал.

- Ну да, конечно.

- Ты себя в зеркало сегодня видела?

- Х-м-м. Нет, думаю, не видела. А что?

- Значит, я подозреваю, что ты даже не представляешь, насколько ты душераздирающе красива сегодня вечером. Не удивительно, что у Майка возникли трудности с неподобающими мыслями о замужней женщине. Я разочарован, что у Элис не возникло соблазна заставить тебя посмотреться в зеркало.

- Ты такой льстец.

Он вздохнул, остановился и развернул меня лицом к дому. В длинной стеклянной стене, совсем как в зеркале, отражался весь праздник. Эдвард указал на пару в зеркале, прямо перед нами.

- Я льщу, да?

Я мельком взглянула на отражение Эдварда – превосходная копия его прекрасного лица – и темноволосой красавицы рядом с ним. Ее кожа – сливки и розы, огромные сияющие глаза были обрамлены густыми ресницами. Узкое, облегающее фигуру, мерцающее белое платье плавно переходило в шлейф, почти как перевернутый цветок каллы. Платье было пошито так искусно, что силуэт этой девушки казался элегантным и грациозным – по крайней мере в этот момент, пока она стояла без движения.

Прежде чем я смогла моргнуть и заставить красавицу снова обернутся ко мне, Эдвард вдруг напрягся и машинально повернулся в другую сторону, словно кто-то позвал его по имени.

- О! – произнес он. На секунду он сдвинул брови и так же быстро расслабился.

Вдруг на его лице сверкнула улыбка.

- Что случилось? – спросила я.

- Неожиданный свадебный подарок.

- Чего?

Он не ответил, вместо этого он снова закружил меня в танце, уводя в противоположную его первоначальным намерениям сторону, подальше от света, в обрамлявшую освещенную танцевальную площадку густую ночную темноту.

Он не останавливался пока мы не зашли в тень за одним из огромных кедров. Затем Эдвард посмотрел прямо в темноту.

- Спасибо, - произнес Эдвард в темноту. – Это очень… любезно с твоей стороны.

- Любезность мое второе имя, - ответил из черной ночи знакомый хриплый голос. – Можно вас прервать?

Я рукой схватилась за горло, и если бы меня не поддержал Эдвард, упала бы.

- Джейкоб! – произнесла я. Как только снова смогла дышать. – Джейкоб!

- Привет, Беллс.

Я пошла на звук его голоса. Эдвард придерживал меня под локоть, пока меня в темноте не перехватила другая пара сильных рук. Жар от кожи Джейкоба обжигал прямо через атласное платье, когда он прижал меня к себе. Он не пытался танцевать, он просто обнимал меня, а я уткнулась ему в грудь. Он нагнулся и прижался щекой к моей голове.

- Розали не простит мне, если я не приглашу ее официально на танец, - пробормотал Эдвард, и я поняла, что он оставляет нас - это было его подарком, этот момент с Джейкобом.

- О, Джейкоб. – плакала я, и не могла больше ничего выдавить. – Спасибо.

- Кончай реветь, Беллс. Ты платье себе испортишь. Это всего лишь я.

- Всего лишь? О, Джейк! Теперь все прекрасно.

Он фыркнул.

- Ага – пора начинать праздник. Наконец-то пришел шафер.

- Теперь здесь собрались все кого я люблю.

Я почувствовала, как он губами прикоснулся к моим волосам.

- Прости что опоздал, милая.

- Я так счастлива, что ты пришел!

- Так и было задумано.

Я посмотрела на гостей, но танцующие мешали рассмотреть место, где я только что видела отца Джейкоба. Я не знала, остался ли он.

- Билли знает, что ты здесь? – Как только я спросила, я поняла, что он должен был знать – это единственное объяснение, почему сегодня он был такой довольный.

- Я уверен, что Сэм ему рассказал. Зайду к нему после… после вечеринки.

- Она будет так рад, что ты вернулся домой.

Джейкоб немного отстранился и выпрямился. Одну руку он положил мне на талию, другой взял мою правую руку. Он приложил наши руки к своей груди, я чувствовала, как под моей ладонью бьется его сердце, и я догадалась, что он положил туда мою руку специально.

- Я не знаю, получу ли я больше чем один танец, - Сказал он и потянул меня, медленно кружа, что абсолютно не подходило темпу музыки звучавшей позади нас. – Я постараюсь сделать все как можно лучше.

Мы двигались в ритме его сердца под моей рукой.

- Я рад, что пришел, - тихо произнес Джейкоб, спустя некоторое время. – Я не думал, что приду. Но хорошо, что увидел тебя… в последний раз. Это совсем не так грустно как я ожидал.

- Я не хочу, чтобы ты грустил.

- Я знаю. И сегодня я пришел не затем, чтобы ты чувствовала себя виноватой.

- Нет – я счастлива, что ты пришел. Это самый лучший твой подарок.

Он рассмеялся.

- Это хорошо, потому что, у меня не было времени заскочить за настоящим подарком.

Мои глаза привыкли к темноте, и теперь я могла увидеть его лицо, выше, чем я ожидала. Неужели он продолжает расти? Теперь в нем больше двух метров.

Так хорошо спустя столько времени снова видеть это знакомое лицо– глбоко посаженные глаза скрытые тенью густых черных бровей, высокие скулы, блестящие зубы, полные губы растянутые в, подходящей его словам, саркастической улыбке. Края его глаз были напряжены – осторожны. Я заметила, что сегодня он вел себя очень аккуратно. Он старательно попытается сделать меня счастливой, хотел не ошибиться и не показать чего ему это стоит.

И чем только я могла заслужить, такого друга как Джейкоб?

- Когда ты решил вернуться?

- Сознательно или подсознательно? – Он глубоко вздохнул, прежде чем найти ответ на свой вопрос. – На самом деле, я не знаю. Думаю, я уже некоторое время двигался в этом направлении, может быть, именно сюда я и направлялся. Но до сегодняшнего утра я этого не понимал, а потом рванул со всех ног. Не знал, успею ли во время. – Он рассмеялся. – Не поверишь, как странно снова ходить на двух ногах. И одежда! И самое занятное то, что это кажется странным. Я этого не ожидал. Я совсем отвык от всех этих человеческих штучек.

Мы продолжали кружиться.

- Все же, было бы ужасно жаль пропустить и не увидеть тебя такой. Зрелище стоит путешествия сюда. Ты невероятно выглядишь, Белла. Такая красивая.

- Элис сегодня потратила массу времени на меня. И темнота помогает.

- Ты ведь знаешь, для меня еще не темно.

- Точно. – Чутье оборотня. Так легко можно было забыть о его способностях, он казался обыкновенным человеком. Особенно сейчас.

- Ты постригся, - заметила я.

- Ага. Так проще. Решил воспользоваться тем, что у меня есть руки.

- Выглядит хорошо, - соврала я.

Он фыркнул.

- Конечно. Я сам себя постриг ржавыми кухонными ножницами. – Он широко ухмыльнулся, а потом улыбка потухла и он посерьезнел. – Ты счастлива, Белла?

- Да.

- О’кей. – Я почувствовала, как он пожал плечами. – Наверное, это самое главное.

- Как ты сам, Джейкоб? Только правду.

- Со мной все хорошо, Белла, правда. За меня тебе больше не нужно переживать. Можешь прекратить доставать Сета.

- Я не достаю его из-за тебя. Мне нравиться Сет.

- Он хороший малый. Получше чем некоторые. Я тебе точно говорю, если бы я мог избавиться от голосов в моей голове, то быть волком это просто отлично.

Я рассмеялась над тем, как это прозвучало.

- Да уж, я тоже не могу заткнуть свои голоса.

- В твоем случае, это будет означать сумасшествие. Правда, я и так знаю, что ты чокнутая, - подразнил он.

- Спасибо.

- Сумасшествие наверно проще, чем слышать мысли всей стаи. Сумасшедшим их голоса не присылают нянек.

- Чего?

- Сэм тут. И еще кое-кто. Я думаю, просто на всякий случай.

- На какой случай?

- На случай, если я не сдержусь, что-то типа такого. На случай, если я решу испортить праздник. – Он быстро сверкнул улыбкой - кажется, такая идея пришлась ему по душе. – Но я пришел не для того, чтобы испортить тебе свадьбу, Белла. Я здесь, чтобы… - он замолчал.

- Довести её до совершенства.

- Высокая цель.

- Хорошо, что ты такой высокий.

Он застонал от моей плохой шутки и вздохнул.

- Я здесь, потому что я твой друг. Всё ещё твой лучший друг.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.