Сделай Сам Свою Работу на 5

И изменения в организме, вызываемые внушением

Forel предлагал различать следующие три степени глу­бины гипнотического сна: первая степень — сонливость; гипнотизируемый при известном напряжении может еще противостоять внушению, открыть глаза; вторая сте­пень— легкий сон или гипотаксия; усыпляемый не мо­жет сам открыть глаза и выполняет внушения (некото­рые или все); при этом амнезии не бывает и внушить ее не удается; по пробуждении от гипнотического сна со­храняются воспоминания обо всем, что было во время гипноза; третья степень — глубокий сон или сомнамбу­лизм; характеризуется амнезией и выполнением не толь­ко гипнотических, но и постгипнотических внушений; ам­незия может быть устранена при повторном погруже­нии в глубокий гипнотический сон или при помощи со­ответствующего внушения во время гипнотического сна. Выделение этих степеней глубины гипнотического сна с практической точки зрения оказалось наиболее удобным. При помощи внушения в состоянии гипнотического сна могут быть вызваны самые различные феномены. Так, в состоянии гипнотического сна третьей степени легко внушить параличи, сказав больному: «По счету „три" ваша правая рука не будет двигаться, вы не сможете совершать ею движения. Один, два, три... рука не дви­гается, попробуйте поднять руку — вы не можете... А теперь по счету „два" движения рукой полностью вос­становятся. Один, два... Теперь вы можете свободно дви­гать рукой, ну, попробуйте... рука свободно двигается...». Так же легко удается внушить «насильственные» дви­жения, анестезию. Она может быть столь глубокой, что удается оперировать больного под гипнозом, устранить боли во время родов, а также любые другие болевые ощущения.

В таком состоянии можно внушить выключение функ­ции любого анализатора — полную глухоту, слепоту, ут­рату обоняния, вкуса и т. п. Реакция на раздражитель, адресованный к выключенному анализатору, в большин­стве случаев может быть обнаружена на электроэнце­фалограмме, хотя больные по пробуждении и указыва­ют, что они не воспринимали света, не слышали звука, не чувствовали боли от укола. Иногда эту реакцию вы­явить не удается. Так, в наших опытах у двух из пяти испытуемых, находившихся в состоянии глубокого гип­нотического сна (сомнамбулизма), при многократных исследованиях на электроэнцефалограмме каждый раз не наблюдалось никакой реакции на световой раз­дражитель— при внушении глухоты и на болевой раздра­житель (укол) — при внушении полной потери чувстви­тельности. При внушении восстановления выключенной функции реакция на свет, звук и болевой раздражитель восстанавливалась.



В аналогичных опытах С. Л. Левина, как указыва­лось, отсутствовала условнорефлекторная секреторная реакция, а в опытах И. И. Короткина и М. М. Сусловой при выключении чувствительности глаза — мигательная реакция.

На избирательном характере глухоты, внушенной в гипнозе, мы останавливались при рассмотрении истери­ческой глухоты. Здесь лишь заметим, что в гипнотиче­ском сне может быть внушена глухота даже только на определенные звуки или группы слов, например собст­венные имена, слепота только в отношении определен­ных предметов, например можно внушить, что больной не будет видеть стулья, все же остальное он будет ви­деть. Могут быть внушены и галлюцинации любого со­держания, например звуки, шумы, оркестровая музыка, букет цветов, стоящий в вазе, запах роз и т. п. При вну­шенной галлюцинации слабого индифферентного раз­дражителя (вид белой лошадки, тихое жужжание) ре­акция на электроэнцефалограмме незначительная, одна­ко при внушении очень яркого света прожектора или очень громкой музыки, а также страшных чудовищ на электроэнцефалограмме отмечалось резкое увеличение электрической активности, учащались частота ритма с 30—35 до 60 в секунду и увеличивалась амплитуда коле­баний, которые доходили вместо исходных 50 до 200 мкв (А М. Свядощ и Г. Я. Хволес).

В состоянии сомнамбулизма может быть внушена ам­незия любых событий, а также любых ранее имевшихся знаний и навыков. Иногда могут быть вызваны воспо­минания забытых событий, в том числе происшедших во время истерических сумеречных состояний и ранее проводившихся гипнотических сеансов.

В состоянии сомнамбулизма больному можно вну­шить, чтобы он открыл глаза и продолжал спать с от­крытыми глазами и при этом мог разговаривать, отве­чать на вопросы, свободно совершать движения. Для этого бывает достаточно сказать больному: «А теперь по счету „три" откройте глаза и продолжайте спать с открытыми глазами». В этом состоянии больному мож­но внушить переживание иной ситуации, например, что он в театре, слушает оперу или на пляже принимает солнечные ванны, ему жарко или что сейчас начинается наводнение, вода заливает комнату, и тогда больной, «спасаясь» от воды, начинает взбираться на столы и стулья, «чтобы не замочить ноги». При внушении боль­ному, что он стал сейчас ребенком, что ему примерно 4 года, можно вызвать явления пуэрилизма с детским поведением и речью. Путем внушения все эти явления можно тут же устранить.

При сомнамбулизме в поведении загипнотизированных нередко выступают черты театральности, рисовки, наигранности. По выходе из этого состояния они иногда ут­верждают, что якобы притворялись спящими в угоду гипнотизеру, пытаясь тем самым как бы оправдать свое поведение. Возможность внушения в этих состояниях глубокой анестезии (операции под гипнозом), а также влияние на вегетативные процессы свидетельствуют о том, что неправильно было бы сводить состояния сом­намбулизма во всех случаях к голому притворству и ут­верждать, будто больные в этом состоянии всегда по же­ланию могут открыть глаза и прекратить «спектакль», который они разыгрывают. На отличии этих состояний от истерических сумеречных состояний мы останавлива­лись при рассмотрении последних.

При внушении эмоциональных состояний (страха, ра­дости и др.) отмечается соответствующее изменение ве­гетативных функций — учащение сердцебиений, дыхания, изменение количества сахара в крови и т. п. Иногда пу­тем внушения удается оказать значительное влияние на течение вегетативных процессов. Так, например, после того как испытуемому внушали, что он выпил 3 стакана воды, диурез у него в течение ближайшего часа увели­чивался в 10 раз. При этом снижался удельный вес мо­чи и отмечалось сгущение крови. При внушении испыту­емому в теплой комнате, что он находится раздетый на морозе, обмен веществ значительно ускорялся. К.И. Пла­тонов, внушая испытуемым, находящимся в состоянии гипноза, будто они съели много сахара, отмечал увели­чение количества его в крови на 20—30%. Ряд авторов отмечают, что при внушении испытуемому прикоснове­ния к его руке раскаленного железа у него иногда на месте мнимого ожога через 30 минут после внушения по­является гиперемия и через 27г часа — пузырь, при вну­шении ушиба — отек и т. д. Путем внушения удается как вызвать, так и задержать появление менструации (Forel). Это же и нам удалось получить у одной женщины. Kleinsorge и Klumbies внушали больной с идиосинкра­зией к землянике, что она ест эту ягоду, и наблюдали появление аллергической сыпи. Им же удалось путем внушения вызвать резкую идиосинкразию у больного, у которого ранее имелся анафилактический феномен Артюса. Kleinsorge показал, что путем гипнотического внушения можно предотвратить развитие анафилактиче­ского шока. П. И. Буль при внушении астматического приступа больной, ранее страдавшей бронхиальной аст­мой, наблюдал при бронхографии спазм мускулатуры бронхов. Он же обнаружил рентгенологические измене­ния формы и положения желудка при внушении чувства голода и сытости, формы желчного пузыря — после вну­шения, что съедена жирная пища. Многочисленные ис­следования К. И. Платонова, С. Л. Левина, В. Е. Рожнова, П. И. Буля и многих других показывают, что вну­шение во время гипнотического сна иногда может ока­зывать даже более сильное воздействие, чем реальные раздражители. Испытуемому внушали, например, что он ест одну пищу, а давали ему другую. Состав слюны из­менялся в соответствии с внушенной пищей, а не с дей­ствительно дававшейся. Внушали, что рука опущена в холодную воду, а опускали ее в горячую. На плетизмограмме, снятой со второй руки, реакция была такая, какая бывает при раздражении не горячей, а холодной водой.

В состоянии гипнотического сна обычно не удается внушить то, что противоречит этическим и моральным устоям личности гипнотизируемого. Если такие внуше­ния делаются, то они чаще всего просто не выполняют­ся (загипнотизированный отказывается их выполнять, продолжая оставаться в состоянии гипнотического сна) или вызывают аффективную реакцию с пробуждением от гипнотического сна. Таким образом, даже в состоянии сомнамбулизма загипнотизированный не является «без­вольным».

Терапевтическое применение гипноза

Поскольку путем внушения в состоянии гипнотического сна можно оказать значительное влияние на течение в организме различных процессов, указанный метод дав­но используется врачами с терапевтической целью. Его применяли для лечения наркоманий, особенно хрони­ческого алкоголизма, как симптоматическое средство для устранения болей различного генеза, в частности для обезболивания родов, устранения послеоперацион­ных и других болей, при токсикозах беременных, аме­норее, меноррагиях, в дерматологии — для устранения бородавок, экзем и т. д. Широко применяется гипноз для лечения неврозов. Соответствующим внушением в гипнотическом сне нередко удается улучшить настроение у больных неврозами, устранить тревогу и нарушения функции при неврозе ожидания, устранить или ослабить те или иные навязчивые явления у больных психастени­ей и неврозом навязчивых состояний, уменьшить чувство тревоги у больных неврозом страха, улучшить сон и об­щее самочувствие, а также устранить расстройства функ­ции внутренних органов у больных неврастенией. Характерны следующие наблюдения.

1. Больная М., 26 лет. Обратилась с жалобами неврастениче­ского характера. Заболевание возникло после длительного эмоцио­нального напряжения, связанного с семейными неприятностями, закончившимися уходом мужа. Во время беседы обсуждена сло­жившаяся ситуация, подчеркнуты открывающиеся перед ней бла­гоприятные перспективы устройства личной жизни. Методом фасцинации погружена в гипнотический сон второй степени по Форелю. Внушено: «Ваша нервная система отдыхает, успокаивается. Вы со­вершенно спокойны. О муже не думаете. Он для вас не существует. Вы совершенно спокойны Ночью спите глубоким, крепким сном. С каждым днем чувствуете себя лучше и лучше. У вас в жизни все впереди...» После 5 сеансов, проведенных через день, почувствовала себя выздоровевшей.

В аналогичном случае явления «невроза сердца» были сняты после 8 сеансов гипнотерапии.

2. Мальчик Т., 7 лет. Был испуган ночью, когда воры лезли в окно. Стал плохо спать, боялся вечером один оставаться в комнате. После 2 сеансов гипнотического внушения страх прекратился. Сон восстановился.

3. Больной У., 54 лет. Жалобы на упорную рвоту истерического характера. По этому поводу претендует на полное освобождение от работы. Во время беседы указано на необоснованность претензий и необходимость от них отказаться Погружен в гипнотический сон третьей степени. Внушено хорошее самочувствие, отсутствие рвоты. Рвота прекратилась. Катамнез через 2 года: самочувствие хорошее, работает, рвота не возобновлялась.

4. Больной П., 34 лет. Травматическая энцефалопатия после про­никающего ранения черепа, полученного 5 месяцев назад; истериче­ская астазия-абазия на протяжении 4 месяцев. Больному указано, что у него имеются небольшие остаточные явления после ранения мозга, из-за которых он не сможет вернуться в строй. Однако на­рушение походки у него чисто «нервного характера» и будет нами полностью устранено. После 6 сеансов гипнотерапии астазия-абазия снялась.

5. Больной К., 38 лет. Навязчивый страх загрязнения на протя­жении 12 лет. Погружен в гипнотический сон первой степени, а при последующих сеансах — второй. Проведено 10 сеансов гипнотера­пии. Отмечается лишь некоторое ослабление чувства страха.

Особенно широко указанный метод применяется при лечении больных истерией. По данным Forel, из 55 боль­ных истерией, леченных им гипнозом, полностью устра­нить истерические симптомы удалось у 31, частично — у 15 и не удалось — у 9.

И. М. Фейгин (1944) наблюдал положительные ре­зультаты гипнотерапии у 8 из 14 больных с моносимпто­матическими истерическими расстройствами, И. М. Аптер (1930)—у 12 из 18. Nonne (1917) указывал, что из 285 больных «военными неврозами» (истерией. — А. С.) при лечении гипнозом полное излечение наступило у 80%. улучшение —у 15% и не поддались лечению 5% больных. Однако только 3,5% больных были возвращены автором в строй; остальные после излечения направля­лись для работы в тыл. Очевидно, в достижении высоко­го терапевтического эффекта здесь играла роль не толь­ко гипнотерапия. Наблюдавшиеся Nonne больные знали, что после выздоровления они все равно не вернутся в угрожающую их жизни обстановку, а останутся в тылу. Благодаря этому истерические симптомы теряли для них свою «условную приятность или желательность» и, естественно, легко поддавались устранению. Нечто по­добное применяли Debenham, Sargant, Hill и Slater при лечении английских солдат во время второй мировой войны, указывая им, что они будут демобилизованы, но только после того, как освободятся от своего болезнен­ного симптома («здоровый гражданин более полезен ро­дине, чем больной солдат»).

Истерические моносимптомы удается купировать од­ним гипнотическим внушением, по нашим наблюдениям, не больше чем у половины больных, которых удается погрузить в гипнотический сон. При этом важно отме­тить, что гипнотическое внушение не всегда дает поло­жительный терапевтический эффект даже в тех случаях, когда больного удается погрузить в глубокий гипноти­ческий сон. Так, например, 2 больных с истерическими гемиплегиями ног, развившимися после контузии, нам удавалось погрузить в глубокий гипнотический сон третьей степени по Forel. В таком состоянии удавалось внушить им анестезию, галлюцинации, выключение ор­ганов чувств, параличи рук и т. п. и тут же легко устра­нить эти расстройства путем внушения, однако в отно­шении истерической параплегии это не удавалось. При энергичных попытках ее устранения наступала бурная истерическая реакция с размашистыми движениями рук, громким, учащенным дыханием, профузным потом (у обоих больных параплегию удалось одномоментно устранить по методу эфирной маски).

Если сеансы внушения требуется многократно повто­рять или если у легковнушаемого больного периодиче­ски возникают те или иные болезненные симптомы (бо­ли, рвота и др.), поддающиеся устранению гипнотичес­ким внушением, повторные сеансы гипнотического вну­шения можно проводить, как указывалось, при помощи звукозаписи. Больному внушают, что ему дадут пате­фонную пластинку или ленту магнитофона, на которой записан голос врача, и что, включив ее, он заснет и вы­полнит внушения, которые услышит. При звукозаписи около 1 минуты занимают формулы усыпления, около 17г минут — внушения и около 30 секунд — дегипнотизация. Сомнамбулам можно, например, просто внушить: «Когда почувствуете боли (рвоту или другой болезнен­ный симптом), возьмете фотокарточку врача и будете пристально на нее смотреть. Через минуту боли (рвота) полностью прекратятся» или «Через 30 секунд вы засне­те, боли пройдут и через 2—3 минуты сами проснетесь». Kleinsorge и Klumbies рекомендуют больному перед се­ансом «заочного гипноза» поставить будильник на то время, в которое ему захочется вывести себя из гипнотического сна, предварительно внушив ему, что, когда бу­дильник зазвонит, больной проснется.

Лечение внушением в состоянии гипнотического сна противопоказано больным, склонным к бредовым идеям отношения и воздействия, в частности гипнотического (шизофрения и другие психозы), так как может приве­сти к укреплению этих идей и включению гипнотерапевта в бредовую систему.

Недостатком метода является то, что он направлен обычно лишь против какого-либо болезненного симпто­ма, не устраняя причины заболевания. Терапевтический эффект более стоек, когда внушение в состоянии гипно­тического сна сочетается с другими видами психотера­пии, в частности с лечением убеждением, а иногда и кау­зальной психотерапией. Кроме того, недостатком метода является то, что далеко не всех больных удается погру­зить в гипнотический сон.

Внушения, сделанные в состоянии сомнамбулизма, обычно более действенны. Однако несомненно, что хоро­шие терапевтические результаты могут быть полечены и при лечении внушением в состоянии легкого гипнотиче­ского сна и даже наяву. Некоторые авторы, применяв­шие лечение внушением в гипнотическом сне, постепенно отказались от этого метода и перешли на лечение вну­шением наяву, так как достигали в последнем случае такого же терапевтического эффекта, как и в первом.

Другие авторы считают недостатком гипноза то, что он овеян ореолом чего-то мистического, загадочного и поэтому применение его якобы нецелесообразно. Это возражение не выдерживает критики, так как при пра­вильном разъяснении сущности гипноза существующие предрассудки могут быть устранены. Во всяком случае наличие их само по себе не служит поводом для отка­за от применения гипнотерапии, а может являться лишь основанием для борьбы с этими предрассудками.

Указывается, что больной может попасть в слишком большую зависимость от гипнотизера. Однако больной в состоянии гипнотического сна не является безвольным автоматом, игрушкой в руках гипнотизера. Применение гипнотерапии по медицинским показаниям и допущение к проведению ее, согласно инструкции Наркомздрава РСФСР от 1926 г., только врачей устраняет указанную опасность. По окончании курса гипнотерапии легко под­дающимся гипнотизации больным желательно внушить, что они смогут быть погружены в гипнотический сон в дальнейшем только врачом и не уснут, если их попыта­ется гипнотизировать не врач. Практически значительно большую опасность применение гипноза представляет не для больного, а для врача, так как он может стать жерт­вой ложных обвинений в использовании этого метода в корыстных целях. Эротические сновидения, которые ино­гда могут возникать у больных во время гипнотического сна и приниматься ими за действительность, могут дать повод для ложного обвинения врача в попытке изнаси­лования. К этому же иногда может привести и склон­ность истероидных психопатов к лживости и вымыслам. Для ограждения врача от подобных обвинений сеансы гипноза, согласно инструкции, разрешается проводить лишь в лечебных учреждениях, причем желательно в присутствии третьего лица. Данные о сеансе лучше за­носить в специальную тетрадь.

Гипнотерапия, несомненно, является научно обосно­ванным методом психотерапии, особенно неврозов. Изу­чение физиологических основ ее позволило развеять тот ореол загадочности и таинственности, которым она была окружена со времен Месмера.

Внушение в состоянии наркотического сна

Внушение в состоянии наркотического сна может произ­водиться лишь в том случае, если сон неглубокий. При глубоком наркотическом сне торможение носит столь глубокий и разлитой характер, что не удается сохранить «сторожевой пункт» в коре, через который можно под­держать контакт со спящим. Кроме того, в таком состо­янии трудно вызвать «очаг концентрированного возбуж­дения» в мозгу, лежащий в основе внушения. В связи с этим внушения, сделанные в состоянии наркотического сна, отличаются, по нашим наблюдениям, меньшей стой­костью, чем во время гипнотического сна, что особенно существенно в тех случаях, когда сделанное лечебное внушение должно длительно сохранять свое действие, как, например, при лечении больных хроническим алко­голизмом, и менее важно при одномоментном купирова­нии истерических симптомов.

Техника лечения. Больному разъясняют харак­тер проводимого лечения и укладывают его в горизон­тальное положение. Вводят ему внутривенно очень медленно 2—8 мл 10% раствора пентотала, амитал-натрия, гексенала (ослабленным больным лучше вводить 5% раствор). Достигнув желаемой глубины сна, поддерживают ее в течение нескольких минут медленным введением снотворного (иглу из вены не вынимают). Во время наступившего сна производят лечебные внушения, после чего дают больному возможность выспаться.

Наиболее благоприятным для производства внушения является неглубокий наркотический сон, предшествую­щий появлению анальгезии и развитию последующей амнезии этого периода.

Для контроля глубины сна предлагают больному вслух считать от 20 в обратном порядке или производить простое вычисление (например, от двузначных чисел от­нимать всегда 4) и считают сон слишком глубоким, если больной не в состоянии это выполнить.

В процессе лечебных внушений иногда происходит оживление психотравмировавших переживаний, в связи с чем возникает бурная эмоциональная реакция, выра­жающаяся в виде аффекта то страха, то тоски или от­чаяния, сопровождающихся экспрессивными движения­ми. В этих случаях в достижении терапевтического эф­фекта, помимо внушения, может играть роль и отреагирование их во время сна (наркокатарзис).

Вызывание наркотического сна может сочетаться с вызыванием гипнотического сна. При этом либо можно раньше давать снотворное, потом проводить гипнотиза­цию (наркогипноз), либо раньше вызывать гипнотичес­кий сон и затем для углубления его давать снотворное (гипнонаркоз). При таком лечении требуется тем мень­шая доза снотворного, чем глубже гипнотический сон.

Лечение внушением в состоянии наркотического сна показано в тех же случаях, что и во время гипнотическо­го сна, особенно если больные плохо поддаются гипнозу.

Положительные результаты от его применения мы не­редко видели при истерических моносимптомах (гиперкинезах, параличах и парезах, рвоте, икоте и др.), а так­же иногда при фобиях и истерических психозах — про­водилось курсовое лечение (до 10 сеансов через день).

М. Э. Телешевская, широко применявшая этот метод под названием наркопсихотерапии и детально разрабо­тавшая методику лечения, достигала с его помощью уст­ранения истерических моносимптомов многолетней дав­ности, затяжных астено-ипохондрических состояний,

расстройств сна и эмоциональных нарушений у больных неврозами. Английские и американские авторы широко пользовались этим методом во время второй мировой войны для лечения «военных неврозов».

САМОВНУШЕНИЕ

В норме представления могут оказывать некоторое влия­ние на физиологические процессы в организме, напри­мер представления о движении — вызывать идеомоторные акты, представление о радостном или печальном со­бытии— вегетативную реакцию. Самовнушение — это усиление влияния представлений на вегетативные или психические процессы, вызванное психической ак­тивностью лица, производящего самовнушение (А. М. Свядощ). Если при лечении внушением концентрирован­ное раздражение непосредственно вызывается действием слова врача, то при самовнушении оно возникает благо­даря следовому возбуждению — раздражениям, произве­денным посредством внутренних связей, ассоциаций. При самовнушении действует информация, ранее посту­пившая и далее воспроизводимая самим больным.

Самовнушение может оказывать огромное влияние на психические и вегетативные процессы в организме, в том числе на поддающиеся произвольной регуляции. Много­численные примеры этому приведены нами в главе о не­врастении, неврозе навязчивых состояний и неврозе ожи­дания и, главным образом, истерии. Под влиянием само­внушения, например, могут возникать болевые ощуще­ния, анестезии, галлюцинации (особенно истерические), истерические амнезии, сумеречные состояния, припадки, парезы, параличи, гиперкинезы, глухота, слепота, нару­шения функции сердечно-сосудистой, дыхательной, пи­щеварительной, пищевой системы. Как указывалось, пу­тем самовнушения могут быть вызваны даже такие не поддающиеся произвольному влиянию явления, как опи­санная выше картина ложной истерической беременно­сти, задержка менструации, пузырь на месте самовну­шенного ожога и т. п.

Наши наблюдения говорят о существовании лиц с психосоматолабильной конституцией — высокой психосо­матической переключаемостью. У них представления, особенно эмоционально заряженные, могут легко влиять на вегетативные процессы, обычно не поддающиеся произвольному контролю, вести к нарушениям функции внутренних органов или вызывать яркие альгические ощущения. Такие лица нередко встречаются среди эмотивно-лабильных, истеричных, а также лиц с ярко вы­раженной эйдетической способностью. Мы наблюдали больных истерией, перенесших "в прошлом 2—3 операции на брюшной полости или органах малого таза, причем создавалось впечатление, что речь шла лишь о психо­генных нарушениях вегетативных функций, а не подозре­вавшихся соматических заболеваниях. Эти заболевания заслуживают внимания хирургов, гинекологов и тера­певтов и остаются еще малоизученными.

Самовнушение может быть непроизвольным и произ­вольным. В первом случае самовнушенные представле­ния приобретают большую силу, если они длительно по­лучают заряды из эмоциональной сферы (возможно, благодаря тонигенным импульсам из ретикулярной фор­мации). Так, например, бывает при тревожном опасе­нии или страстном желании чего-либо. Во втором слу­чае— самовнушение, как мы увидим, возможно, если сосредоточить мысли на соответствующем представлении и многократно мысленно повторять адресованные к не­му речевые формулы.

Формулы самовнушения, как и внушения, желательно выбирать краткие, особенно если они направлены на процессы, не поддающиеся контролю сознания, напри­мер на ту или иную вегетативную функцию. Если же они направлены на преодоление нежелательных волевых поступков (например, употребление алкогольных напит­ков), то могут быть применены и более развернутые формулы. Самовнушение может сочетаться с самоубеж­дением, т. е. быть мотивированным.

Так, при лечении хронического алкоголизма мотивированным самовнушением Н. В. Иванов рекомендует больным продумать те ситуации, в которых возможен рецидив пьянства, и повторять фор­мулы самовнушения, направленные на их преодоление. Например, в ситуации «товарищеской» встречи, когда «неудобно» отказаться от вина, внушать себе: «Мое решение победить тягу к вину оконча­тельно. Какой бы предлог ни выставляли друзья, как бы меня ни упрашивали, при любом событии я не поддамся уговору, не изменю своему решению. Я должен стать здоровым». Этим же автором приводятся интересные наблюдения над больными неврозами, кото­рые сами для себя составили формулы самовнушения (самоободре­ния). Так, одна больная говорила себе: «Бери себя в руки, тебя поддержать некому, ты не имеешь права болеть», другая внушала себе: «Петь в зале не страшно, а приятно», третья: «Я всю жизнь нервная, но нужно, несмотря на это, работать». Некоторые больные прибегали к вспомогательным приемам. Больная кардиофобией, как только начинала испытывать сердцебиение, клала себе руку на об­ласть сердца и повторяла: «Вот оно здесь, никуда не делось, ни­чего не случится». Больная с навязчивой мыслью брала лист бума­ги и не только произносила, но и писала формулы самовнушения, и это уменьшало у нее навязчивость.

Самовнушение эмпирически давно применяется древ­ней индийской медициной. Ряд приемов его был разра­ботан в Индии йогами. Использовалось оно и старыми гипнологами. В 1890 г. В. М. Бехтеревым самовнушение было рекомендовано в статье «Случай навязчивых идей, излеченных самовнушениями в начальных периодах гип­ноза». Больная погружалась им в легкий гипнотический сон и в этом состоянии должна была трижды произно­сить слова самовнушения: «Отныне меня не должны бес­покоить боли и никакие неприятные мысли. Если они будут приходить, буду относиться к ним равнодушно». При последующих сеансах добавлялись самовнушения, направленные на другие болезненные симптомы («смогу есть», «смогу шить», «смогу выполнять домашнюю ра­боту»).

В 1897 г. психотерапевт Я. А. Боткин сообщил, что в 1888 г. он излечил себя самовнушением от невралгии ли­цевого нерва. «Особенно хорошо проводить самовнуше­ния перед засыпанием и пробуждением,— указывал он и 1911 г.,— причем формулы самовнушения должны быть индивидуализированными, произноситься в утвер­дительной форме и в настоящем, а не в будущем време­ни». В 1898 г. французский психотерапевт Levy «для ук­репления воли» предложил методику усиленной концент­рации мышления, основанную на самовнушении. В даль­нейшем был предложен ряд методов самовнушения («аутогипноза»), связанных либо с применением пост­гипнотического внушения, как методы Salter (1941) и Powers (1956), либо требующих длительной трениров­ки— до 2 часов ежедневно, как методы Rodos (1952) и Weitzenhoffer. Эти методы, на наш взгляд, малоприемле­мы для лечения, поэтому мы на них останавливаться не будем.

С терапевтической целью наиболее применим метод самовнушения по Coué и метод аутогенной тренировки по Schultz.

При лечении самовнушением обычно в той или иной мере пользуются внушением и убеждением. Сеансы самовнушения могут проводиться больным в отсутствие врача, однако врачебное наблюдение за течением забо­левания и ходом лечения должно быть обеспечено.

Метод Куэ

Своеобразный метод лечения самовнушением был пред­ложен французским аптекарем Coué. Сам Coué брался лечить по своему методу больных, страдавших любыми, в том числе органическими, заболеваниями, не интересу­ясь ни личностью больного, ни тем, чем он болен, хотя при этом подчеркивал, что самовнушение не заменяет лечение другими медицинскими методами, а только по­могает им. С больными Coué проводил ряд бесед, во время которых пытался убедить их в том, что главное влияние на организм оказывает наше воображение, по­этому и лечиться нужно путем воздействия на последнее. Для этого следует прибегнуть к самовнушению. Таким образом, Соиё сначала прибегал к убеждению и прямо­му внушению наяву. Далее он делал косвенное внуше­ние, что выздоровление наступит, если человек будет со­вершать рекомендованную ему процедуру самовнуше­ния. Лишь после этого больной переходил к самовну­шению.

Техника лечения. С больным проводят беседу, во время которой ему описывают влияние самовнушения на организм человека и разъясняют, каким образом предлагаемое лечение самовнушением может оказать на него целебное воздействие. Далее предлагают больному лечиться самовнушением на дому, для чего ему следует дома сесть или лечь в удобной позе, закрыть глаза и, пробыв в состоянии покоя 2—3 минуты, повторять само­му себе мысленно или шепотом без всякого напряжения автоматически 20—25 раз одну и ту же формулу само­внушения, состоящую из 3—4 фраз. Например: «С каж­дым днем во всех случаях жизни мне становится все лучше и лучше. Зрение мое улучшается. С каждым днем я вижу все лучше и лучше... настроение улучшается, си­лы увеличиваются!» или «Я теперь могу спокойно пере­ходить улицы и площади, я совершенно здоров!» Сеанс самовнушения занимает несколько минут.

Сеансы проводятся в течение нескольких недель по 3—4 сеанса в день, например утром, после обеда и пе­ред сном. Соиё особенно рекомендовал воспользоваться для этого состоянием покоя и расслабленности перед са­мым засыпанием, а также переходным состоянием от сна к бодрствованию при пробуждении. Чтобы не отвле­каться подсчетом количества повторений формулы самовнушения, он рекомендует иметь шнурок с 25—30 узел­ками, которые можно перебирать по мере повторения самовнушений.

Положительный эффект при лечении самовнушением часто наступает не сразу, а лишь после 1 ½ - 2-месячного курса. Некоторые больные Соиё лечились по году и дольше.

Достоинством метода является участие больного в процессе лечения, а также то, что внушение подкрепля­ется повторным действием речевых формул, произнося­щихся больным. Одно время метод Coué пользовался значительной популярностью во Франции, хотя и вызывал ряд возражений, так как в том виде, в каком его применял Соиё, он весьма примитивен. Иногда Соиё до­стигал поразительного терапевтического эффекта. И это связано не только с тем, что он обладал талантом про­поведника и оказывал сильное внушающее воздействие на своих больных, но и тем, что в основе метода лежало длительное, систематическое повторение формул само-внушения. Последнее, как мы увидим при рассмотре­нии аутогенной тренировки, может оказывать большое влияние на течение психических и вегетативных про­цессов.

Один из элементов метода, рекомендованного Coué,— техника самовнушения в сочетании с рационально построенной терапией убеждением и внушением — может быть использован при лечении неврозов, в частности больных неврастенией, в том числе с нарушением функ­ции внутренних органов истерией и неврозом ожидания.

Аутогенная тренировка

Аутогенная (от греч. autos — сам и genos — возникаю­щий) тренировка — метод самовнушения, предложенный немецким психотерапевтом Schultz. При этом методе первоначально путем самовнушения вызывается ощуще­ние тяжести в теле и таким образом достигается состоя­ние мышечного расслабления — релаксация. Затем проводятся самовнушения, направленные на различные функции организма.

Schultz обратил внимание на то, что у гипнотизируе­мых обычно возникает ощущение тяжести и тепла в теле. Первое связано с ослаблением тонуса поперечнополо­сатой мускулатуры, второе — тонуса стенок кровенос­ных сосудов. Отсюда родилась мысль вызывать состоя­ние аутогипноза путем самовнушения ощущений тяже­сти и тепла в теле. В дальнейшем при разработке мето­да этим автором были использованы некоторые приемы индийских йогов.

Аутогенная тренировка в настоящее время стала ос­новным методом психотерапии в Германии. С горячей поддержкой ее выступили Kretshmer, Muller-Hegemann, Kleinsorge, Klumbies, Binder и др. В СССР она впервые стала систематически изучаться с 1957 г. (А. М. Свядощ, А. С. Ромен) и сейчас все шире и шире используется во многих клиниках Советского Союза (И. В. Иванов, М. С. Лебединский, В. Е. Рожнов, А. Н. Шагам, С. С. Либих). Широкое распространение аутогенная трениров­ка получила и в других странах (Luthe).

Техника тренировки (классическая методика). Больному разъясняются цели лечения и указывается, что его обучат особой технике самовнушения в состоянии покоя и мышечного расслабления, которая позволит ему добиться устранения болезненных симптомов.

Рассказывается о действенности самовнушения и тех изменениях в организме, которые удается вызвать с его помощью (например, произвольно изменять температуру кожи). Далее описываются ощущения, которые больно­му рекомендуется у себя вызвать. Подчеркивается, что повторение формул самовнушения должно проводиться со спокойной концентрацией внимания на них — без ка­кого-либо напряжения. Указывается, что техника трени­ровки проста — ежедневно 2—3 раза в день следует про­водить сеансы самовнушения: первые 3 недели длитель­ностью до 1—2 минут (не дольше), последующие 2—5 минут или немного дольше. Тренировка проводится под наблюдением врача. Для этого первые месяцы 1—2 раза в неделю, а в дальнейшем один раз в 1—2 недели боль­ному рекомендуется приходить на прием к врачу и про­водить сеансы в его присутствии или, лучше, приходить 1—2 раза в неделю на сеансы коллективной тренировки. Сеанс заключается в том, что человек садится в удобной позе или ложится и в состоянии покоя мысленно повто­ряет несколько фраз, вызывая у себя определенные ощущения. В процессе тренировки нужно будет последова­тельно овладеть шестью упражнениями. Овладение каждым из них занимает 10—14 дней, т. е. всего для ов­ладения техникой тренировки потребуется около 2—3 месяцев. После этого желательно самостоятельно про­должать тренировку хотя бы по одному разу в день еще в течение 4—6 месяцев, чтобы в совершенстве овладеть техникой и быть способным быстро, автоматически, в любой обстановке оказать влияние на соответствующую функцию организма.



©2015- 2021 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.