Сделай Сам Свою Работу на 5

Блогер устал, СМИ - вне конкуренции

Евгений Арсюхин

Эти люди собирались похоронить журналистику. Они говорили: именно мы, из народа, с незамутненным восприятием; именно мы, не профессиональные краснобаи, а профессионалы в своих областях; именно мы, работающие за идею, а не за гонорар перевернем медиапространство. И имя нам - блогеры-тысячники. Что ж, с неприкрытой радостью констатирую: вас больше нет.

А как все начиналось... Вот "Живой Журнал", в просторечии ЖЖ. Ресурс, позволяющий высказаться любому человеку. С картинками. С видео. И - сотни тысяч блогеров вокруг. Кто-то один случайно оказался в нужном месте в нужное время. Его пост подхватывают другие. Казалось, что этот "коллективный журналист" куда оперативнее, чем старые добрые "журналисты по профессии". И острее. Ведь блогер может быть анонимным. В мире, где журналист за неосторожное слово лишается работы, эти правдорубы без лиц и имен выглядели куда как свободными!

Сразу после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС среди журналистов появился и приглашенный блогер. Опыт удался. Пока профессионалы изощрялись в страшилках, "тысячник" разместил фотографии, сделавшие бы честь газете "Правда" 1980 года: мужественные лица спасателей, 1 сентября в поселке энергетиков... И понеслось. Блогеры и президент России. Блогеры встречаются со звездами. Их приглашают на пресс-конференции. Наконец, один известный интернет-ресурс вовсе выгнал журналистов.

Но мода прошла. Листаю ЖЖ: ни комментариев, ни толковых постов. Что же стряслось? Цензура? Тотальный контроль за Сетью? Да нет. Просто появились "Фейсбук" и "Твиттер". То же самое, но короткими фразами. Народу понравилось. Он и раньше ворчал: ой, много букв. Теперь мало. "Выпал снег" - "Зима пришла неожиданно, буксую" - "А я под настроение слушаю Барбру Стрейзанд" - "Люди, где купить игрушки?" Цензура, говорите? Да мы сами себе цензоры! Как у тех обезьянок: не вижу, не слышу и почти не говорю. А умников забаним. Умное вон в газетах пишут. Кстати - о газетах. Живы, так их растак!



Что ж, уроки очевидны. Во-первых, "могильщики" традиционных СМИ переоценили способность людей к системному самовыражению. Написать "задолбали пробки" и разобраться, откуда они берутся, - это все-таки разные вещи. Во-вторых, рухнул миф о том, что, дескать, настоящим журналистом может стать любой, лишь бы сердце погорячее, а люди, сделавшие это своей профессией, - сплошь продажные вруны. Выяснилось, что профессиональные "писаки" приучены отбирать информацию, ее обрабатывать, проверять и делать выводы. Чего в принципе не может сделать человек с улицы. Кое-кто кое-где - да, но не все поголовно. И этот кое-кто - уже готовый журналист, которому дорога в нормальные СМИ, а не в блогеры-тысячники. В-третьих, стало наконец ясно, что средство массовой информации как бизнес-проект, как машина, генерирующая новости и мнения, - вне конкуренции, и никакие проекты, рожденные "на коленке", эту машину не отменят. Наконец, теперь, надеюсь, очевидно, что СМИ - это не просто набор мнений. И не просто набор новостей. Это грамотное сочетание того, другого и еще многого-многого другого, например, прогноза погоды, карикатур и фотографий.

Очень часто мы, видя, как появляется техническая новинка, думаем, что старое обречено умереть. Но всегда ошибаемся. Вспомним, что адепты ТВ в 1950-е уже хоронили газеты, а поклонники видеоклипов в 1980-е - живую рок-музыку. А в реальности и новое живет, если может жить, и старое себе место находит. Обновляется. Улучшается.

Жалко, конечно, расставаться с очередной иллюзией. "Народные журналисты" не перевернули этот мир. Ничего! Может, недруги традиционных СМИ порадуются в следующий раз.

23 марта 2011, 11:02 | Георгий Бовт

Виртуальная нереальность

 

Собственно, чат (лежащий в той или иной степени в основе любой социальной сети) есть производная от посиделок на завалинке с лузганием семечек.

В этом смысле общественная "революционность" Twitter и Facebook - условна. Не они конечно же стали движущей силой революций в арабском мире. Но они, как и эсэмэски выполняют уникальную и весьма эффективную роль в мобилизации людей на массовые акции. Если же говорить о содержательной части, то социальные сети, играющие непревзойденную роль по части массовой мобилизации, куда хуже служат в роли распространителей идей, концепций, формирования целостного мировоззрения, систематизированных сколько-нибудь общественно-политических взглядов. Более того, "тусование" в социальных сетях непредсказуемо, неопределенно по своему общественному и тем более политическому результату.

Да и целеполагание в социальных сетях по своей природе несколько иное, нежели в офлайне. Чаще всего попытки "политизировать" активность той или иной группы в интернете оборачиваются вполне безобидным обменом политических баек, анекдотов, карикатур. Наверное, есть и такой эффект: человек, "кликающий" мышкой на тот или иной сайт, голосуя за тот или иной баннер, выставляющий комментарий (пост) по тому или иному поводу, ставя "смайлик", "ржунимагу" или же, напротив, "незачОт", внутренне (хотя бы отчасти) считает, что его "социальная", "гражданская" миссия на этом, собственно, и заканчивается. Но эти внутренние ощущения от действий в виртуальном пространстве, увы, неадекватны эффекту от них в пространстве реальном. Гражданская активность получается, таким образом, какая-то редуцированная.

Соответственно, ответ на вопрос, "а способствуют ли новейшие медийные средства, такие, как социальные сети, развитию демократии", будет неоднозначным, неочевидным. В долгосрочном плане, наверное, да. И, к примеру, если с настойчивой последовательностью вывешивать в YouTube снятые скрытой камерой сцены фальсификации выборов, то, наверное, со временем у зрителя на сей счет сложится мнение не только выраженное в виртуальном возмущении, но и побуждающее его к конкретным действиям в офлайне по борьбе с такими явлениями при помощи собственных реальных усилий.

В краткосрочном же плане социальные сети, не обремененные особо сложной идеологической платформой, могут в не меньшей степени способствовать распространению дремучих, националистических, вплоть до фашистских, взглядов, популяризации безграмотных, но популистских суждений. Они вообще более пригодны для популяризации простых решений и суждений, нежели сложных. Таким образом, конечный ответ на вышеприведенный вопрос зависит от того, как конкретно в той или иной общественной среде, в той или иной стране социальные сети будут взаимодействовать с реальными общественными, политическими институтами, с системой образования (развивающейся или, напротив, деградирующей), с деятельностью общественных организаций, реализующих конкретные дела, проекты, программы действий.

Сами по себе социальные сети - это всего лишь среда, общение с которой и внутри которой не имеет заранее заданного результата. Эта среда создает определенные предпосылки - гибкость, быстрота суждений, вариативная стилистика по любому поводу, антииерархичность и т.д., которые могут позитивно воздействовать на общество в целом, сделать его со временем более зрелым, ответственным, демократичным. Но могут и не преуспеть в этом. Еще одна опасность (она же - возможность со знаком "плюс"): в социальных сетях те или иные сплоченные, маленькие группы и даже отдельные активные индивиды обретают колоссальный потенциал для влияния и воздействия на массы неорганизованных, не сплоченных "юзеров". В любую сторону.

Сегодня борьба за виртуальное пространство в России только начинается. Мы на самом деле не знаем, чем она закончится. И пока напрасно умиляемся тому, что вот, дескать, появилось поколение интернета. Мол, они совсем другие и у них все будет по-другому.

Вряд ли эта борьба вообще конечна. Но, по крайней мере, промежуточные результаты ее мы будем с каждым днем все более отчетливо ощущать в своей реальной жизни. Так что, на всякий случай, наверное, надо приготовиться и завести себе какой-нибудь "аккаунт". В самом крайнем случае реализуете там то, что не удалось в офлайне.

ХАЙЛЬ, ИНТЕРНЕТ!

Максим Макаренков, «Профиль»

Всемирная сеть только прикидывается территорией свободы, на самом деле она орудие тоталитаризма.

Интернет - это оплот демократии! Сеть не имеет границ! Как бы не так. Если называть вещи своими именами, то человечество создало идеальное средство для промывания мозгов и манипулирования общественным мнением. Партийные функционеры оруэлловского романа "1984" смотрели бы на сегодняшний Интернет с умилением и завистью.
Но, подождите, а как же свобода слова? Как же возможность высказывать свое мнение где угодно и в каких угодно выражениях? Как же мегатонны сенсационных фактов - "Звезда показала все! Шок-фото"? А, собственно, никак. Вы действительно можете написать и прочитать в Сети все, что угодно. Но, понимаете ли, какая штука: написать мало, для того чтобы информация воздействовала, нужно, чтобы ее прочитали. И вот тут начинается самое интересное.
Дело в том, что Интернет - это прежде всего технологии. И сегодня с помощью вполне доступных и законных приемов можно добиться того, что подавляющее большинство пользователей будут читать и смотреть то, что наиболее щедро оплачено и наиболее креативно "продвинуто" в массы. Не нужно ничего запрещать. Нужно просто сделать так, чтобы нежелательная информация не появилась на первых трех-пяти страницах ссылок, которые получает человек в отвеет на свой запрос к поисковой системе. А так как сколько-нибудь вменяемого механизма контроля за качеством информации, распространяемой в Сети, нет, то порой происходят забавные казусы, когда чью-нибудь шутку или ошибку повторяют хорошо поставленными голосами теле- и радиоведущие. Достаточно вспомнить хотя бы чудесную фразу о генно-модифицированной воде, которую пьют россияне.
Но дело не только в технологиях, но и в форматах. Человек в Интернете воспринимает информацию в жестко заданных форматах. Это может быть клип, запись в блоге, рекламный баннер, суть от этого не меняется. Это - формат. Человек привыкает воспринимать информацию в определенных дозах, с определенной подачей. Ему становится некомфортно, если приходится сталкиваться с данными, организованными непривычным образом. Конечно, можно сказать, что все это было и раньше. Газеты, журналы, радио и ТВ - все это информация определенного формата.
Но никогда прежде средство доставки информации не было столь высокотехнологичным, разнообразным и, что очень важно, интерактивным. Интернет вовлекает человека в общение с ним, предлагая огромное количество вариантов. Постоянно сменяющиеся заголовки новостей, френд-ленты с короткими сообщениями, кнопки Like социальных сетей, и все это надо успеть посмотреть... Речь не идет уже о "прочитать" или "вникнуть".
Глаз привыкает выхватывать выделенные шрифтом или каким-то иным образом фрагменты текста, фиксирует их и тут же устремляется дальше, вслед за прокручиваемой странницей. Человек не будет читать текст, если он занимает более трех, максимум пяти экранов - "многабукв".
То же самое и с видео. Три-пять минут - формат музыкального клипа. Причем должно быть ярко, с быстрой сменой картинок и бить по эмоциям.
В итоге мы получаем человека с крайне ослабленной эмоциональной сферой. Он просто не в состоянии сопереживать, слишком много однородной информации придется воспринять, слишком сильно напрячься. Клиповый человек даже не умеет сам включать эмоции. Он привык, что ему говорят, когда радоваться, когда выражать негодование или мимолетно сочувствовать. Набрал пост об умирающей собачке тысячу "лайков" - значит, надо и мне выразить сочувствие. И закрыть страницу.
Мы получаем человека, не способного к критическому мышлению, к логической, спокойной оценке происходящего, человека, полностью зависимого от того, что ему покажут и расскажут другие. И не просто расскажут, но еще и выделят те фрагменты, на которые требуется обратить особое внимание. Требуется кому? Нет, не тому, кто читает или смотрит, а тому, кто показывает. Вам не кажется, что это идеальный гражданин тоталитарного государства? Нет? Человек, который умеет воспринимать только лозунги и воззвания, не имеет собственного мнения и реагирует так, как реагирует большинство. Перед нами мечта любого вождя. Спасибо Интернету.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.