Сделай Сам Свою Работу на 5

ТЩЕСЛАВИЕ ДО ДОБРА НЕ ДОВОДИТ

Чем ближе ученик к вершине, тем более осторожным ему следует быть в отношении своих гордости и тщеславия, которые подстерегают его на каждом шагу. Нужно помнить о том, что высокая степень духовности — это не только расширенное сознание, углубленные знание и понимание, но и большая опасность. К сожалению, очень часто ученик распознает эту опасность лишь тогда, когда, собственно, уже ничего не изменить. Пока его духовные желания возвышенны, пока они покоятся на преданности и смирении, особых сложностей не возникает; однако, как только смирение и чувственное благородство забываются, тут же ментальная гордость поднимает голову и идет в рост. Если при этом ученик не уверен в себе или внутренне ощущает свою неполноценность (в которой он не признается даже самому себе), то в нем начинает говорить естественное в таких случаях желание как-то утвердиться или реабилитировать себя, и в этом случае он призывает на помощь свое обширное ментальное знание.

Когда ученик с таким ментальным складом видит, что его ум, знания и уверенность в своих силах производят неотразимое впечатление на более молодых и менее опытных учеников, почитающих эти качества за добродетель, он преисполняется великой гордости, ибо она в лице указанных учеников, его невольных обожателей, получает мощное подкрепление, не контролируемое чувством смирения, которое в эту пору ему еще не ведомо. Он не видит, что это обожание, которое часто выказывают менее опытные ученики более опытным, замешано на чувстве раболепного восхищения, которое, однако, исчезает, едва они поднаберутся ума-разума. Такой ученик начинает понемногу терять из виду свою гору. Указанные внешние атрибуты величия, т.е. почет и обожание со стороны других учеников, делаются для него все более значимыми и весомыми. Всякий раз, когда другие выказывают ему почет или уважение, его охватывает чувство невыразимого самодовольства, а поскольку ему все еще недостает внутренней уверенности в своих силах, то эти восхищение и обожание, которые он встречает у других, дают ему необходимые мужество, силу и весьма его укрепляют.



Данный этап — один из самых опасных на пути следования ученика, и некоторые из них минуют его до Второго Посвящения, а некоторые — после. Как правило, незадолго до Посвящения ученик делается весьма чувственной натурой и, стыдясь этого, либо сознательно избегает малейшего проявления своей чувственности, либо просто подавляет свои чувства и вытесняет их в подсознание, поскольку всякий раз, когда он сталкивается с серьезными проблемами, обнажающими его неумение контролировать свои чувства и управлять своей чувственной природой, данное свойство его натуры доставляет ему массу хлопот и лишает его всякой уверенности в себе. Чтобы избежать этой неприятной необходимости лицезреть свои бесконечные поражения на чувственном фронте, он начинает всячески скрывать от себя и от других свою повышенную чувствительность, запирает свои чувства под замок разума и начинает старательно уверять себя и других в том, сколь он начитан, всезнающ и — ментален.

Эти чары самообольщения (glamour) могут держать его в своем плену чрезвычайно долго, поскольку всегда найдутся люди, склонные верить его россказням о том, сколь он начитан, умен и как много он знает. Однако рано или поздно он будет разоблачен — ибо до тех пор, пока он запирает свою эмоциональность и ущемляет свое чувственное существо, личность не сможет интегрировать, т.е. сделать частью своей природы, даже малую частицу того обширного ментального знания, которое он накопил.

Чтобы книжное знание перешло в мудрость, нужно согреть свою жизнь теплотой сердца, любовью, заботой и участием к судьбе других. Если он не заботится о других и не чувствует самой ситуации, его знание так и останется только теорией, голой, пустой и никчемной, не способной как-то изменить или преобразовать весь "зачарованный" уклад его жизни. В этой ситуации он не сможет долго скрывать правду и будет быстро разоблачен. Каким бы энтузиазмом или вдохновением ни дышали его речи, обращенные к другим, в них все равно останутся и поучающе-назидательный тон, и чувство превосходства, которые, из-за его неспособности понимать, сочувствовать или любить других, будут исподволь действовать на них раздражающе. И, хотя чисто интеллектуальное обаяние его ментального склада мышления может еще долго привлекать других своей возвышенностью и неординарностью, однако неспособность к сердечной любви и равнодушие к другим очень скоро станут заметны и разрушат весь этот искусственный мираж очарования, в результате чего он предстанет перед всеми в жалком обличии своего духовного несовершенства — как поверхностный, расчетливый, изворотливый тип, пускающий другим пыль в глаза.

Чем больше это пристрастие к ментальной переоценке самого себя, тем заметней изъяны и тем быстрей придет час разоблачения, после которого он останется в одиночестве, наедине со своими собственными высокомерием и заносчивостью. Если он будет продолжать упорствовать в своем тщеславии, это надолго затормозит его развитие, и он просто будет топтаться на одном месте вместо того, чтобы идти вперед, ибо к этому времени его ментальный аспект сделается самодовлеющим и будет склонять его в сторону догматики и сепаратизма, в то время как чувственно-ментальный аспект так и останется не разобранным, беспорядочным и запущенным — отторгнутым в тайники подсознания. Но так будет выглядеть только внешне, поскольку душа не дремлет и постоянно нацеливает его на ту великую работу, которую ему, как ученику, предстоит проделать; но с другой стороны, пока сам ученик будет упорствовать в своем тщеславии и удерживать себя в этом нелепом положении, канал, связывающий его с душой, будет полностью перерезан, и о каком-либо контакте с ней в этом случае не может быть и речи.

Чувства выйдут на волю и начнут бурлить в нем только тогда, когда этот массивный ментальный панцирь будет пробит или даст трещину, после чего период его ментального величия завершится, ибо дел окажется невпроворот: нужно будет детально разбирать и перерабатывать свои чувства, большая часть которых так и осталось на инфантильном уровне, ибо никогда не была до конца проанализирована и понята. Но душа ученика в это время ликует и расцветает, радуясь тому, что ментальная короста наконец лопнула и все развитие вновь пошло вперед своими темпами.

Эта короста тщеславия и ментального самовозвеличивания может оказаться настолько плотной, что иногда требуются решительные меры, чтобы пробить в ней брешь.

Такими мерами могут быть или увольнение с работы, или сильное потрясение, или любовь, или мощный отпор со стороны друзей, которые видя его насквозь и которым больше невмоготу выслушивать весь этот "маниакальный бред", или же бойкот со стороны коллег и подчиненных, недовольных его методами работы и подавших на него жалобу. Последнее зачастую самое опасное, ибо внезапно и надолго выбивает у него почву из-под ног и вдребезги разбивает с таким трудом завоеванный ментальный имидж. Поэтому он постарается тут же его восстановить и восстановит, если душа не войдет с ним в контакт еще до того, как данный процесс ментальной реабилитации будет завершен.

Если же контакт удается наладить и он оказывается достаточно длительным и стабильным, тогда в жизни ученика наступает долгий трудный период эмоционального анализа и переделки своих чувств. Этот процесс будет суровым и безжалостным, но пройти его необходимо, ибо Врат можно достичь только одним путем — путем длительной обработки, анализа и постижения своей астральной натуры, когда все отторгнутые и хранящиеся в подсознании чувства вытаскиваются на свет божий, разбираются и перекраиваются. Период этот хотя и тяжелый, но весьма поучительный, и самый важный урок, который извлекает из него ученик, тот, что он приходит к пониманию того, сколь жестоко он заблуждался и обманывался в своей ментальной гордыне, наивно полагая, что управляет всеми своими чувствами. Это трудное время окажется для него не напрасным, ибо он в конечном итоге увидит, что он еще очень и очень далек от желаемого — от умения самому управлять своей эмоциональной природой.

Другим важнейшим следствием или уроком данного периода явится тот опыт, к которому он придет в результате столь мучительного для него разоблачения его собственного ментального "величия". Пусть его гордость и самолюбие немного пострадают, но такое "страдание" будет только на пользу, ибо под его влиянием в нем проявится важнейшая из всех добродетелей — смирение. Где нет смирения, там нет и Посвящения. Таким образом, весь этот длительный процесс ментального самоодурачивания будет для ученика безусловно поучительным и полезным, и если ему посчастливится завершить его к моменту Второго Посвящения, то весь дальнейший период между Вторым и Третьим Посвящениями будет не столь мучительным и трудным.

Если же ученик продолжает предаваться своим ментальным капризам и после Второго Посвящения, опасность вырастает неимоверно. На начальных стадиях ему вполне еще может хватить того запаса смирения, который он накопил к этому моменту, однако, если он затем не выдерживает и начинает обольщаться своими ментальными совершенствами, гордость и тщеславие в этом случае могут достичь катастрофических размеров и стать просто невыносимыми. Это, в общем-то, неудивительно, ибо склад его мышления в эту пору отмечен холодным сепаратизмом в отношениях с другими людьми, поскольку он, основательно перерабатывая свои чувства, умудрился при этом отгородиться даже от благородных тенденций, имевшихся в астральном теле. А поскольку грубые астральные свойства у него уже отсутствуют и не могут из тьмы подсознания управлять его намерениями, то его ментальные идеи или представления могут легко пойти не в том направлении, и посему он вполне может начать воображать о себе невесть что, наделяя свои ментальные способности самыми дикими, несуразными и ложными совершенствами.

Если такой ученик вовремя не остановится (а такое, как ни прискорбно, случается крайне редко, ибо к этому времени сердечной теплоте и смирению давно отказано в правах), его падение с вершины будет сокрушительным и долгим. Процесс его развития надолго затормозится, ибо никакой переэкзаменовки, никакого повторного посвящения уже не будет, а будет только падение с вершин — с его же собственных, им самим созданных ментальных вершин.

Возможно, пройдет не одна, а несколько инкарнаций, прежде чем он тяжким трудом и потом сможет вновь отвоевать былое положение и вернуться на прежние духовные позиции, на этот раз коленопреклоненным, любящим и смиренным. Учтите это. И пусть это послужит всем вам в назидание!

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.