Сделай Сам Свою Работу на 5

Информативность текста и виды информации

 

Информативность – способность текста быть носителем законченного сообщения, передавать информацию. Информативность как важнейшее свойство текста характеризует количество содержащейся в нем информации, ее важность и новизну.

При оценке информативности текста важно учитывать два аспекта. Первый – отношение информации текста к знаниям аудитории и ее информационным интересам. Чем больше новой – интересной и понятной – информации содержит текст, тем он более информативен. Эту сторону содержания редактор оценивает при первом, ознакомительном чтении текста. И второй – это семантические и синтаксические свойства изложения, позволяющие с помощью одинакового числа языковых знаков передавать разную по количеству и качеству информацию (см. § 3-5).

Принято выделять несколько видов информации.

Фактуальная информация свойственна любому тексту и отражает явления действительности и их взаимосвязи, это осмысленная автором картина мира, реального или воображаемого, переданная средствами языка. Фактуальная информация чаще всего отражается вербально с помощью слов, употребленных в своих прямых словарных значениях. Она составляет предметно-логическую основу текста. В редактировании с фактуальной информацией тесно связано понятие факта (см. гл. 5).

Концептуальная информация отражает авторскую оценку, интерпретацию темы, явления. Она может быть выражена и вербально, т.е. в речевом высказывании, и подразумеваться в контексте. Такая информация извлекается-из текста в целом и обусловлена осмыслением отраженных в нем фактов и их отношений. Особая разновидность концептуальной информации – информация о самом авторе, его позиции в описываемой ситуации.

Разделение информации на фактуальную и концептуальную часто довольно условно, поскольку почти любое высказывание так или иначе отражает авторскую позицию. Даже, казалось бы, абсолютно нейтральные наименования и безоценочные высказывания о реалиях действительности способны передавать авторскую оценку ситуации и целеустановку.



 

Так, выдающийся теоретик судебного красноречия П.С. Пороховщиков писал, что защитнику на суде всегда выгоднее сказать «подсудимый», нежели «поджигатель» или «грабитель», а обвинителю выгоднее называть жертв преступления не «пострадавшими», а «девушкой» и «ее отцом», что оживляет в сознании слушателей представления о загубленной молодой жизни и горе старика отца (пример В.В. Одинцова)*.

* Пороховщиков П.С. Искусство речи на суде. СПб., 1910. С. 19.

 

Компоновка фактов в тексте и сам их отбор также отнюдь не безразличны для выражения концептуальной информации.

Подтекстовая информация – прямо не выраженная, скрытая информация, извлекаемая на основе фактуальной благодаря способности текста порождать ассоциативные значения. Например, на основе подтекстовой информации часто возникает ирония и угадываются намеки. Это наиболее, сложная разновидность информации, редко встречающаяся в текстах СМИ*.

* См.: Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981. С. 26-40.

 

Мы, в свою очередь, на основе редакторского и журналистского опыта выделили бы еще один вид информации – косвенную, т.е. сведения, передача которых не составляет цель сообщения, но они извлекаются попутно с основными из его содержания. Так, прочитав вывеску «Свисс-банк», вы не только будете знать, куда пришли (что является целью сообщения), но и, скорее всего, сделаете вывод о неблагозвучности названия (это и есть косвенная информация, содержащаяся в названии учреждения).

По степени важности для темы и месту в смысловой и синтаксической структуре выделяется информация ключевая – важнейшие уникальные сведения по теме, которые не могут быть подсказаны контекстом, дополнительная, уточняющая – та, что развивает и конкретизирует ключевую и обусловливается ею, повторная – любое второе и последующие упоминания ранее названных реалий. И наконец, выделяются фрагменты текста, не несущие информации вообще*.

* См.: Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. М., 1996. С. 58–76.

 

В любом тексте информация разных типов чередуется. Приведем пример.

 

Вокруг самой грандиозной международной научной программы «Геном человека» разгорелся жесточайший скандал. Спор идет между американской частной компанией Celera Genomics и международной общественной организацией HUGO (Human genomic organization), которые параллельно занимаются расшифровкой человеческого генома.

Расшифровка генетической памяти, заключенной в спиралях ДНК, сулит человечеству неисчислимые плюсы, о которых прежде оно могло мечтать только в сказках. Первый шаг к золотому веку – завершение программы «геном человека», в которой задействовано более полутора тысяч виднейших биологов мира, в том числе около семидесяти российских, – будет сделан предположительно уже в ближайшие годы. Только компания Celera обещает завершить работу уже в следующем году, HUGO – на два года позже.

Суть спора проста: бизнес хочет все запатентовать и со всего снимать дивиденды. Общество, напротив, – сделать исчерпывающую информацию о человеческой ДНК доступной и бесплатной для всего мира.

Скандал разрастается, в ход идут самые разные компроматы, опубликовываются конфиденциальные письма. Противники обвиняют друг друга в самых разных грехах, среди которых самые безобидные – «тупость» и «преступное небрежение». На прошлой неделе произошло немыслимое – в научный спор вклинились президент США Билл Клинтон и британский премьер-министр Тони Блэр. Оба поддержали HUGO и заявили, что патентовать можно только лекарства, но не вновь открытые гены.

Они, безусловно, правы. Иначе пришлось бы признать, что Ньютон должен был бы продавать свои законы на рынке, а Архимеду, когда он, взбудораженный открытием, выскочил из ванны, не следовало с криками «Эврика!» бегать голому по улицам, а нужно было немедленно связываться с чиновником из древнегреческого патентного бюро*.

* Тексты для анализа, приведенные в части III,взяты из газет «Алфавит», «Аргументы и факты», «Версия», «Вечерняя Москва», «Вечерний клуб», «Время новостей», «Западный округ», «Известия», «Коммерсант», «Комсомольская правда», «Метро», «МК-бульвар», «Московский комсомолец», «Новая газета», «Новые известия», «Округа», «Собеседник», «Советская Россия», «Фили», «Центр плюс», «Экстра М», «Stringen»; журналов «Домашний очаг», «Домовой», «Лиза», «Отдохни», «Свое дело», «Химия и жизнь», «7 дней», «Saloon»; информационных выпусков агентств РИА «Новости», ИТАР-ТАСС; телепередач каналов НТВ, ОРТ, РТР; печатной, радио- и телерекламы за 1987–2003 гг., из научной и популярной литературы.

 

Сначала выделим фрагменты фактуальной информации – предметно-логическую основу текста. Это изложение сути и характера спора между американской частной компанией Celera Genomics и международной общественной организацией HUGO по поводу программы «Геном человека»; упоминание о полутора тысячах биологов – участниках программы, среди которых 70 российских, о планируемых сроках выполнения программы двумя организациями, об участии в споре и позиции Билла Клинтона и Тони Блэра.

К концептуальной, оценочной информации можно отнести значительную часть эмоциональных характеристик программы во втором абзаце (неисчислимые плюсы, золотой век, мечтать только в сказках), оценку выступлений Клинтона и Блэра (произошло немыслимое), весь последний абзац – пассаж о Ньютоне и Архимеде.

Есть в тексте фрагменты, совмещающие и фактуальную, и концептуальную информацию. Так, научный спор называется несколько раз скандалом; как «самые безобидные» грехи оппонентов упоминаются тупость и преступное небрежение. В последнем примере факту-альная часть информации – это. констатация самого факта, а концептуальная – то, что оформлена эта часть текста как цитата и поэтому передает ироническое отношение авторов материала к особенностям дискуссии.

К ключевой информации, составляющей основную, невосполнимую за счет контекста часть, относятся весь первый абзац – тема сообщения, часть второго – информация о числе участников программы и сроках ее выполнения, весь третий абзац – суть спора, часть четвертого – информация о Клинтоне и Блэре и их позиции без уточнения ее сути. Все остальное – это дополняющая и уточняющая информация, частично оценочного, частично конкретизирующего факты характера.

Рассмотрим небольшой фрагмент текста на предмет того, как распределены в нем основные виды информации:

 

На прошлой неделе произошло немыслимое – в научный спор вклинились президент США Билл Клинтон и британский премьер-министр Тони Блэр. Оба поддержали HUGO и заявили, что патентовать можно только лекарства, но не вновь открытые гены. Они, безусловно, правы. Иначе пришлось бы признать, что Ньютон должен был бы продавать свои законы на рынке, а Архимеду, когда он, взбудораженный открытием, выскочил из ванны, не следовало с криками «Эврика!» бегать голому по улицам, а нужно было немедленно связываться с чиновником из древнегреческого патентного бюро.

 

Выделенные курсивом фрагменты текста – ключевая фактуаль-ная информация, полужирным курсивом – дополнительная факту-альная, остальное – дополнительная концептуальная. Кроме того, в любом тексте есть фрагменты повторной информации. Здесь это цепочки повторных наименований: произошло немыслимое в научный спор вклинились; президент США Билл Клинтон и британский премьер-министр Тони Блэр – оба – они; Архимед – он.

В текстах массовой коммуникации, призванных не только информировать, но воздействовать эмоционально, наличие и фактуальной, и концептуальной информации обязательно, но в произведениях разных жанров соотношение этих ее видов различно. Например, в рекламе преобладает концептуальная, позитивно-оценочная информация, а в пресс-релизе – фактуальная.

В приведенном тексте не выделены фрагменты, не передающие информации вообще. Чаще всего их появление расценивается как стилистический порок, недостаток речевой культуры (среди них встречается группа слов, которые исчезли из языка и не употребляются даже в составе производных слов), но может быть обусловлено и сознательным желанием уйти от сути дела, в таком случае речь идет о демагогии*.

* Подробнее см.: Николаева Т.М. Лингвистическая демагогия // Прагматика и проблемы интенсиональности. М., 1998. С. 154–165.

Смысловая целостность

 

Смысловая целостность – тематическое, содержательное единство текста, подчиненное основной идее, его смысловая законченность. В качественном произведении всегда улавливается основная смысловая нить, раскрывающая тему с разных сторон и исчерпывающая ее. Первостепенная задача редактора – говоря образно, следить за тем, чтобы эта нить не исчезала, не уводила в сторону и соответствовала авторскому замыслу.

Содержание текста развертывается линейно – цепочкой связанных по смыслу и грамматически предложений, но оно иерархично, т.е. имеет смысловую структуру, в которой выделяются основные и второстепенные элементы. В нем всегда есть главная мысль – тема; мысли, которые с различных сторон раскрывают содержание темы, – несколько подтем; мысли, которые конкретизируют подтему, – субподтемы, и т.д. Сложность смысловой структуры зависит от особенностей темы, стиля, жанра, объема текста*. Причем его общий смысл всегда больше суммы смыслов частей: приращение дает информация самой структуры – взаимодействие главных и второстепенных аспектов содержания внутри целого. И чем сложнее по содержанию и форме произведение, тем значимее информация структуры.

* См.: Доблаев Л.П. Смысловая структура учебного текста и проблема его понимания. М., 1982; Новиков А.И. Семантика текста и ее формализация. М., 1983.

 

Опытные редакторы знают, насколько важно правильно выбрать способ подачи материала, организовать его соответствующим ситуации образом. Кроме того, именно системность текста, его структурная организация позволяет сокращать фрагменты, изменять частные качества текста без нарушения его смысловой целостности. Например, нередко приходится сокращать излишнюю детализацию, длинные ряды примеров.

Эффект смысловой целостности зависит не только от информации, содержащейся непосредственно в тексте, и структурных связей элементов содержания, но и от взаимодействия содержания текста с системой знаний читателя и с информацией, связанной с ситуацией общения в целом, – так называемым контекстом*. Из него черпаются сведения, необходимые для правильного понимания любого смыслового и структурного элемента текста, начиная от слова и заканчивая целым произведением. Чтобы понять, как взаимодействуют в коммуникации текст и контекст, представьте простейшую ситуацию: вы в Москве, находясь на Воробьевых горах, спрашиваете, как пройти, например, к химическому факультету МГУ. Вам отвечают, что он напротив физического факультета. Если вы знаете, где расположен последний, то вы получили ответ на свой вопрос, если нет – ответ неполноценен.

* См.: Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 238–239.

 

Таким образом, вся информация текста как элемента коммуникации складывается из двух частей – того, что, собственно, сказано, и информации контекста, на основе которой сообщение становится понятным. Многие сведения в тексте могут опускаться, если они известны общающимся или легко подсказываются содержанием. (В приведенном выше примере с химическим факультетом ответ не содержал подробной информации, куда и как идти.) Так возникает еще одно явление, связанное со смысловой целостностью, – смысловые скважины в изложении, в норме восполняемые за счет контекста*. В большей или меньшей степени такие скважины присутствуют в любом тексте, но знаний тех, кто общается через его посредство, и информации контекста должно быть достаточно, чтобы их было легко восполнить. Так случается не всегда:

* См.: Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982. С. 78–90.

 

– Кирпич ни с того ни с сего никогда на голову никому не свалится. В частности же, уверяю вас, вам он ни в каком случае не угрожает. Вы умрете другой смертью.

– Может быть, вы знаете, какой именно?..

– Вам отрежут голову!..

– Это почему?

– Потому... что Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила. Так что заседание не состоится.

 

Этот хрестоматийный диалог демонстрирует ситуацию, когда знаний одного из участников диалога, Берлиоза, явно недостаточно, чтобы интерпретировать сообщение Воланда. Характерна и реакция:

 

– Простите, – после паузы заговорил Берлиоз, поглядывая на мелющего чепуху иностранца, – при чем здесь подсолнечное масло... и какая Аннушка?*

Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. М., 1989. С. 30.

 

Если в тексте возникает смысловая скважина подобного рода, он теряет смысловую целостность и воспринимается как бессвязный.

Задача редактора – следить за тем, чтобы не возникало невосполнимых скважин. Если не говорить о тексте просто непродуманном и беспорядочном, основных причин их возникновения две. Первая – недостаток знаний аудитории (например, не всякий человек даже с высшим образованием поймет заголовок «Агреман за агреманом»). Вторая – неудачное сокращение, когда редактор не следит за тем, чтобы, сохранить смысловую целостность текста. Сравните полную и краткую версии одного рекламного ролика. В обоих случаях на экране большой стол и за ним множество людей, пьющих пиво прямо из бутылок. А крупным планом дано изображение прыгающей по его поверхности пробки от пивной бутылки.

 

Полная версия   Жизнь прекрасна, пока прыгает пробка (большая посылка умозаключения).   «Патре» – пиво с пробкой (малая посылка умозаключения).   Краткая версия   (Большая посылка умозаключения сокращена)   «Патре»пиво с пробкой (высказывание перестало быть элементом умозаключения).  

 

Текст полной версии – умозаключение, в котором представлена большая посылка: Жизнь прекрасна, пока прыгает пробка, малая посылка: «Патре» – пиво с пробкой – и подразумевается вывод: Жизнь прекрасна с пивом «Патре». В краткой версии сократили f большую посылку, текст перестал быть умозаключением, соответственно, перестал додразумеваться и вывод о том, как сделать жизнь прекрасной. А единственная фраза: «Патре» – пиво с пробкой – звучит, мягко говоря, бессмысленно (не бывает бутылочного пива без пробок).

Представление о смысловой целостности текста возникает у читателя уже по прочтении всего произведения, когда он устанавливает наиболее важные аспекты содержания, их связь между собой и с периферийными, наименее существенными для авторского замысла и темы фактами.

Смысловую целостность текста редактор оценивает на этапе ознакомительного чтения. Кроме того, есть и специфические, редакторские приемы анализа содержания произведения, в частности это методы оценки его композиции и логических качеств (см. гл. 4, 6). Сравним два текста. Вот первый:

 

Лечебно-профилактические супы, повышающие работоспособность, разработали столичные ученые-диетологи.

Как сообщили «МК» в НИИ пищеконцентратной промышленности и специальной пищевой технологии РАСХН, ученым впервые удалось включить в состав обычных обеденных блюд – макаронных, рисовых супов, а также овсяной и гречневой каш – нетрадиционные биоактивные добавки на основе люцерны и семян льна.

Не исключено, что с момента появления в магазинах пакетиков с новыми сухими концентратами их будут прописывать диабетикам и людям с ослабленным иммунитетом. К примеру, пациентам можно давать суп с люцерной, которая снижает уровень холестерина, а за счет высокого содержания растительного белка и бета-каротина обладает общеукрепляющим действием. Также хороша каша с добавлением льняного семени. Кроме приятного вкуса и запаха льна оно придает блюду лечебные свойства, поскольку богато питательными и биоактивными веществами.

Помимо первых и вторых блюд со льном ученые разрабатывают льняной попкорн, сладкие подушечки и хлопья для популяризации полезных добавок среди молодежи.

 

Смысловая целостность этого текста обеспечивается четкостью структуры, ясными смысловыми связями: сначала излагается новость – поступление на рынок нового продукта, потом перечисляются его свойства и затем информация о том, какие еще продукты и зачем разрабатываются. Наиболее важная информация текста – собственно новость, и дана она сначала. Затем по значимости идет информация о свойствах новых продуктов, и дается она вслед за новостью. Еще менее значимы сведения о том, какие продукты разрабатываются, они приведены в конце. Но все эти фрагменты относятся к одной теме и расщэывают ее с разных сторон. Вот второй текст:

 

ТРУДНО СТАТЬ БАНКРОТОМ

 

Восемь частных магазинов попали в предварительный список банкротов, подготовленный экспертами правительства столицы.

 

Мэр Лужков продолжает настаивать на том, чтобы самые плохие магазины были выставлены на аукцион и обрели более рачительных хозяев. В разгар овощной кампании хозяйства-поставщики вспомнили о выданных магазинам Москвы еще зимой или весной кредитных партиях товара. Суммы долгов исчисляются десятками миллионов. Но вместо того, чтобы, следуя закону о банкротстве, сразу обратиться в суд, директора по старинке решили взывать к совести должников сверху: начали действовать через мэрию.

Однако, как пояснили корреспонденту «МН» в Департаменте потребительского рынка и услуг Москвы, несмотря на гигантские суммы задолженностей, правительство не вправе объявлять какие-либо магазины банкротами. По закону, если кредитор не получил свои деньги в течение трех месяцев, он вправе потребовать выплаты долга в течение недели. И только после этого обращения в суд должник считается банкротом. Тем не менее сотрудники департамента организовали проверку финансово-экономической документации, а также соблюдения условий приватизации указанных в «черном списке» магазинов.

Приехав вместе с экспертами департамента в овощной на Ленинградском рынке, корреспондент «МН» убедился в справедливости претензий совхоза «Московский», который более трех месяцев дожидается возвращения семимиллионной задолженности. Но в отчете слово «банкрот» не употребляется. По закону даже такого рода задолженности все еще рассматриваются как текущие.

В «черном списке» департамента всего восемь столичных магазинов – кандидатов в банкроты. Сколько их на самом деле, не знает никто, равно как и хороших. Директор магазина на Ярославском шоссе А. Кудрявцев должником быть не любит: боясь потерять поставщиков, он может задержать платежи только на пять дней.

Узнать, каких в Москве больше хозяев – хороших или плохих, – поможет начатая мэрией всеобщая перепись предприятий сферы потребления.

 

Уже при ознакомительном чтении возникают вопросы: что же реально происходит с московскими магазинами и о чем этот текст – о банкротстве, о выставлении на аукцион магазинов с нерадивыми хозяевами, о юридических тонкостях процедуры банкротства, о деятельности Департамента потребительского рынка и услуг, о хороших магазинах? Более внимательное чтение только множит их количество. Так, прочитав заголовок и врез, читатель ждет развития темы банкротства, но автор говорит уже об аукционах, которые предлагает мэрия. Дальше читатель узнает, что она и не вправе кого-либо объявлять банкротом – это делает суд, и т.д.

Вывод здесь один: столкнувшись со сложной жизненной ситуацией, где все взаимосвязано, автор не смог четко вычленить аспекты проблемы и организовать материал, не счел нужным это сделать и редактор. Текст в результате так и не приобрел главное смысловое свойство – смысловую целостность, которая выражается прежде всего в его тематическом единстве и структурированности информации.

Содержание текста позволяет его править, но это требует кардинальной переработки – четкой формулировки темы, выделения аспектов, ее раскрывающих, и сокращения всего лишнего. Как это можно сделать, показано в § 3.9.

Синтаксическая связность

 

Связность – это синтаксическое свойство текста, с помощью которого обеспечивается смысловая целостность. Наличие связности еще не гарантирует целостности текста, но зато отсутствие первой, несомненно, обеспечит и отсутствие второй.

Даже само понятие «текст» в переводе с латинского означает ткань, т.е. связь элементов внутри целого. Содержание любого речевого произведения излагается последовательно, линейно в цепочке взаимосвязанных предложений. И каждое из них может передать лишь частичку необходимого смысла и становится понятным до конца только в контексте всего произведения. Поэтому в языке существует много разнообразных средств внутритекстовой связи. Помимо специальных связочных слов: союзов, частиц, текстообразую-щих вводных конструкций (итак, во-первых, кстати, кроме того и пр.), о которых подробнее будет сказано в главе, посвященной логическим качествам речи (см. § 4.2), существуют другие – лексические, грамматические и композиционные средства связи. Они могут объединять части предложения в предложение, отдельные предложения в сверхфразовые единства – группы предложений с общей микротемой, сверхфразовые единства между собой. Рассмотрим эти средства связи на примере небольшого текста:

 

В Астраханской области колоссальные ресурсы природных целебных грязей. Крупнейшие из них – на соленом озере Баскунчак. Только баскунчакских грязей свыше 4 млн кубометров, но они сейчас никак не используются. Уникальное озеро было и остается пока лишь «всероссийской солонкой» – поставщиком поваренной соли.

О необходимости создания здесь курорта говорится с высоких трибун давно, но пока дело с места не сдвинулось. А местные жители промышляют продажей вяленой рыбы, пива и сигарет.

 

Важнейшие из лексических средств связи – это тематические повторы – слова и словосочетания, используемые для многократного называния основных предметов и их отношений в тексте (озеро Баскунчак – уникальное озеро – «всероссийская солонка» – поставщик поваренной соли; ресурсы природных целебных грязей крупнейшие из них они). Связь осуществляется за счет постепенного развертывания темы, когда часть содержания предыдущего предложения повторяется в последующих и становится отправной точкой дальнейшего развития мысли (ресурсы природных грязей – крупнейшие из них только баскунчакских грязей они). Грамматическая связь осуществляется за счет единого временного плана текста (везде настоящее время). Наконец, композиционно этот фрагмент оформлен в два абзаца, фиксирующих переход от одного аспекта темы – описания ресурсов озера Баскунчак – к другому – их использованию.

В текстах разных функциональных стилей и жанров преобладают разные средства текстовой связи. Так, для аналитических текстов ведущими будут логические и композиционные связи, для информационных и описательных – лексические, грамматические, композиционные.

Оценивая связность текста, редактор должен помнить, что возможно возникновение двойных связей – смысловой соотнесенности одного элемента текста с двумя другими. Причем одна из таких связей часто оказывается незапланированной и мешает верному прочтению. Часто такое, например, происходит при повторных упоминаниях уже названных предметов: Мэр Москвы сегодня передал ключи Деду Морозу. Его появление полностью парализовало движение автотранспорта в центре столицы. Выделенное местоимение может быть соотнесено с двумя людьми.

Кроме того, возможна и утрата связности. Такое часто случается в длинных, запутанных предложениях. Попробуйте сформулировать после первого прочтения, чем занята гильдия лингвистов-экспертов:

 

Основная цель гильдии как новой общественной организации – содействие через лингвистическую экспертную деятельность профессиональных специалистов-языковедов сохранению и развитию русского языка в отечественных средствах массовой информации и современном российском обществе как основного инструмента в осуществлении гражданами и их объединениями права свободно выражать мнения и идеи, передавать, производить и распространять информацию в целях содействия, сохранения и развития русского языка как феномена культуры, науки и политики, образования и информационной среды.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.