Сделай Сам Свою Работу на 5

Предварительные замечания

 

Вплоть до середины XX в. в языковой жизни национальных обществ и в современной цивилизации в целом превалировало печатное слово. Функции звучащего слова ограничивались сферами неформального общения (разговорная речь, нормированная и ненормированная), сельскохозяйственного производства, примитивной промышленности и ремесел, театра, частично образования (школьного, специального среднего и высшего), публичной речи. При этом для русского речевого узуса советского времени публичная речь ограничивалась узкими рамками судебных процессов, административно-хозяйственных совещаний; широкое распространение получили: устная политическая пропаганда, однако с жестким набором обязательных, разрешенных тем, ритуальных словесных формул, стереотипной композицией устных выступлений, и научная популяризация – в виде публичных лекций весьма ограниченного репертуара, однообразных по своему построению, со стандартизированным иллюстративным материалом.

С развитием радио, кинематографа и особенно – с середины XX в. – лавинообразного распространения телевидения, подкрепленного прогрессом в области дальней космической связи, монополия печатного слова сменяется все более возрастающей конкуренцией устной речи.

Все же печатное слово – газеты и журналы – не сдает свои позиции в общественной речевой коммуникации. Исследователи массмедиа рубежа XX – XXI вв. отмечают: корпус газетных текстов заметно превосходит совокупный текстовый массив всех других средств массовой информации*. Роль газеты в контексте всех СМИ остается значительной и в функционально-содержательном отношении. Вполне выдерживая «конкуренцию» с электронными СМИ в информационной оперативности и повседневной доступности, в широчайшем охвате самой разнообразной информации, газета имеет преимущество перед другими СМИ именно в силу письменной формы своих текстов: возможность для получателя информации – благодаря письменной фиксации текста – повторно, многократно обращаться к газетным материалам и сопоставлять сообщаемую информацию.



* См.: Добросклонская Т.Г. Вопросы изучения медиатекстов. М., 2000. С. 36.

 

Усилению роли устной речи – именно устной публичной речи – в языковой жизни русского общества последних 15 лет, повышению ее удельного веса в современной русской речи, несомненно, в сильнейшей степени способствовали мощные исторические процессы, приведшие к коренным изменениям буквально во всех сферах жизни России 1980–1990-х гг.

В результате этих исторических процессов получила широчайшее развитие и распространение публичная речь, преимущественно речь политическая, в рамках многочисленных митингов, выборных кампаний, заседаний федерального парламента и региональных законодательных собраний, разнообразных «тусовок» молодежи, творческой интеллигенции, культурных акций и т.п.

В § 5.4 уже отмечалось своеобразие функциональных разновидностей книжной речи, имеющих устную форму реализации. Устная публичная речь (УПР) и стили массовой информации – язык радио, язык кино, телевизионная речь – характеризуются гибридным характером речевой структуры каждой из названных разновидностей литературного языка.

Функционально-коммуникативное своеобразие этих разновидностей состоит в том, что, будучи речью устной, звучащей, они онтологически, принципиально родственны «письменным» стилям книжной речи, поскольку осуществляются в условиях официальности, в рамках официальной ситуации речевого общения, а их тексты предполагают (в той или иной степени) предварительную подготовку содержательной стороны и стилистического оформления.

Во-вторых, в их содержательной и композиционно-речевой структуре выполняются все те задачи социального общения, которые находят свое воплощение в официально-деловом, научном, публицистическом стилях.

С другой стороны, и УПР, и язык радио, язык кино, телевизионная речь – речь устная, их реализация, окончательное оформление (содержательное и стилистическое) происходит в процессе произнесения текста.

Это важнейшее стилеобразующее обстоятельство сближает данные функциональные разновидности с разговорной речью, тексты которой (реплики диалога) получают свое окончательное оформление в процессе их произнесения – в силу спонтанного характера порождения речи в условиях межличностного неформального общения (см. гл. 9).

В связи с устным характером текстов рассматриваемых разновидностей литературного языка их речевой структуре присущи некоторые черты разговорной речи:

• повторение (в рамках фразы, друг за другом) слов и словосочетаний;

• так называемые семантические повторы: очень часто – почти всегда, удивительная феноменальная память, сознательно намеренно;

• самоперебивы;

• перестройка синтаксической конструкции по ходу речи, изложения – смещение конструкции (Последнее, на чем я остановлюсь, это на вопросе о... вместо Последнее, на чем..., это вопрос о...; в речи тележурналиста: Ракетный удар был нанесен и в третьем по величине городу Югославии вместо ...по третьему по величине городу...; в телеинтервью министра иностранных дел: Я бы не назвал, что это криминальный регион... вместо Я бы не назвал это криминальным регионом или ...не сказал, что это криминальный регион…;*

• контаминация устойчивых сочетаний (из речи телеведущего: Спасибо вам за то, что вы... кому-то вселили надежду вместо ...вселить надежду в кого, а кому подать надежду)**;

• личные конструкции вместо безличных предложений и пассивных конструкций письменной речи: как указывалось о чем я (вам) уже говорил или вы уже знаете, что...; об этом подробнее см. ниже – подробнее об этом я (вам) расскажу позже.

* См.: Горбаневский М.В., Караулов Ю.Н., Шаклеин В.М. Не говори шершавым языком. О нарушениях норм литературной речи в электронных и печатных СМИ / Под ред. Ю.А. Бельчикова. 2-е изд., испр. и доп. М., 2000. С. 120, 84

** См.: Там же. С. 132.

 

В связи с тем что элементы разговорной речи сравнительно широко представлены в речевой структуре УПР, языка радио и телевизионной речи, для лучшего понимания функционально-стилевого своеобразия устных разновидностей книжной речи (устных функциональных разновидностей литературного языка) важно обратить внимание на следующие обстоятельства.

1. В отличие от «письменных» стилей в устных разновидностях книжных стилей элементы разговорной речи – органичный компонент их речевой структуры. Если в «письменных» стилях они лишь допускаются с особыми стилистическими целями, то в устных разновидностях книжной речи, в устных книжных текстах «присутствие» элементов разговорной речи обусловлено: самим фактором устности (эти тексты произносятся); фактором адресности публичных выступлений (в силу «группового» характера речевого общения); интерактивностью текстов электронных СМИ, разнообразием тем и ситуаций радио- и особенно телепередач.

Нельзя не учитывать и значения функции воздействия, присущей УПР и текстам электронных СМИ, которая предполагает обращение к элементам разговорной речи в целях усиления действенности текста.

Таким образом, в речевой структуре устных функциональных разновидностей книжной речи разговорная речь, ее определенные интонационно-произносительные черты, грамматические, в основном синтаксические, а также лексико-фразеологические элементы (разумеется, с неизбежными ограничениями и известными модификациями) занимают существенное место, имеют конструктивное значение.

Как подчеркивает О.А. Лаптева, «принципиально в УПР монологического характера могут быть допущены все устно-разговорные средства (кроме собственно диалогических)... Однако ситуативно-тематические условия создают узус, накладывающий ограничения на употребление устно-разговорных средств или их функциональных значений, а также ведущий к трансформации конструктивных особенностей этих средств»*.

* Лаптева О.А. О языковых основаниях выделения и разграничения разновидностей современного русского литературного языка // Вопросы языкознания. 1984. № 6. С. 67.

 

Данное положение распространяется на всю сферу УПР и в принципе приложимо к речевой структуре языка радио и телевизионной речи.

2. Особое положение элементов разговорной речи («устно-разговорных средств», в терминологии Лаптевой) в речевой структуре УПР, а также языка радио и телеречи выделяет их в особую группировку устных функциональных разновидностей книжной речи в системе функционально-стилевой дифференциации русского литературного языка.

Речевая структура «письменных» стилей и разговорной речи складывается из двух компонентов: «письменные» стили – из общелитературных и книжно-письменных речевых средств, разговорная речь – из общелитературных и устно-разговорных речевых средств. Речевая же структура УПР, языка радио и телеречи включает в себя три компонента: общелитературные, книжно-письменные речевые средства и элементы разговорной речи («устно-разговорные речевые средства»*).

* См.: Современная русская устная научная речь: В 3 т. / Под общ. ред. О.А. Лаптевой. Красноярск, 1985. Т. 1. Ч. I: Общие особенности устной публичной (научной) речи.

 

3. Тексты устной речи (в условиях групповой и массовой коммуникации) подчиняются общим требованиям восприятия речи ее адресатом (слушателями, зрителями).

Необходимо, во-первых, учитывать, что адресат устной речи не может «вернуться» к уже сказанному (как в письменной речи – к написанному). Вследствие этого возрастает роль смысловой ясности, логической четкости изложения устных текстов. Данные качества устного текста достигаются в первую очередь благодаря «прозрачности» синтаксических связей предложений и между предложениями, строгости терминологии, точности в употреблении слов, их мотивированности в тексте, понятности, очевидности метафор и других изобразительно-выразительных средств, использованию в тексте композиционно-речевых приемов, организующих и активизирующих внимание слушателей, помогающих им полноценно воспринять содержание текста.

При воспроизведении устного текста на первое место выдвигается его ритмико-мелодический «рисунок», интонационная интерпретация, т.е. интонационное членение высказываний, проясняющее и подчеркивающее логическое членение;, различные виды интонации, благодаря которым, с одной стороны, выясняются смысловые связи между фразами, межабзацные связи, иерархия высказываний в контексте абзаца или текста в целом (выделяются «опорные» высказывания, в которых содержится основное, центральное содержание абзаца, текста, ключевые слова текста), с другой стороны, выявляется экспрессивная окраска фраз, отдельных слов, словосочетаний, а также абзацев, всего текста.

Во-вторых, целесообразно считаться с психологией восприятия устной речи, прежде всего учитывать объем оперативной памяти слушателя. Соответственно создатель устного текста не может не заботиться об оптимальном объеме предложения, вернее, высказывания, или фразы (как категории устного текста).

Фраза – это семантико-фонетическое единство, характеризуемое признаком интонационной законченности (фразой обычно считают и придаточную, подчиненную, часть сложного предложения).

Во фразе выделяют фонетические слова – предельные единицы членения речевого потока. Фонетическое слово – это акцентный член фразы, который включает один или несколько слогов, объединенных общим ударением, и практически совпадает со словом знаменательным (в том числе со словоформой – сочетанием знаменательного слова с предлогом).

Наблюдения над устными выступлениями показывают, что объем фразы в устном тексте составляет в среднем до 14 фонетических слов*. (Для сравнения отметим, что средняя длина предложения в письменном научном тексте от 17 до 25 слов.) Конечно, в конструкциях с однородными членами предложения, особенно при перечислении (воспроизводятся с перечислительной интонацией), средний объем фразы может увеличиваться.

* См.: Бернштейн С.И. Язык радио. М., 1977. С. 13.

 

4. Наблюдения над письменными и устными текстами книжной речи, личный речевой опыт носителей литературного языка убеждают в существенном различии между такими текстами при всем том общем коммуникативном фундаменте, на котором базируются письменные и устные разновидности книжной речи. Имеются в виду: официальность ситуации общения; выдвинутость на первый план таких общественных функций языка, как функция воздействия и функций сообщения, информации; широчайшая тематика «книжных» текстов (от вопросов мироздания до проблем человеческой жизни в поэтическом осмыслении), кроме текущей, повседневной действительности в бытовом, житейском восприятии и освещении.

Различие между устной и письменной речью ярче всего обнаруживается при сопоставлении фонозаписи и письменной записи (стенограммы) одного и того же устного текста. Как правило, очень яркая, эмоциональная, что называется зажигательная речь, произнесенная на митинге, в суде, парламенте и т.п., будучи напечатанной, сильно проигрывает по сравнению с устным оригиналом. Это связано с тем, что печатный текст не может передать всю силу слова произнесенного, гамму экспрессивных оттенков, звучащих в произносимом тексте, именно вследствие специфичности речи письменной и речи устной.

Эта специфичность обусловлена различной формой манифестации языка, а главное – психолингвистическими различиями в порождении и восприятии речи звучащей и воспроизводимой на письме. Выяснение таких различий – за рамками настоящего учебника. Ограничимся оценкой В. В. Вересаева, данной выслушанной им речи известного адвоката Ф.П. Плевако (чьи выступления в суде отличались яркой оригинальностью и часто неожиданностью построения, выразительностью, страстностью убеждения) и опубликованному тексту этой речи в газете: «Речь эта на бумаге, в печати, даже в отдаленной мере не передает ее потрясающей силы, которая заключалась в интонациях, в неодолимой, какой-то прямо колдовской заразительности чувства».

Стилевую специфику устных функциональных разновидностей литературного языка определяет сосуществование в текстах устной книжной речи черт, свойств книжной (письменной) речи и речи разговорной. Наиболее четко и последовательно гибридный характер организации речевых средств выявляется в текстах УПР.

Устная публичная речь

 

Устная публичная речь – функциональная разновидность литературного языка, относящаяся к сфере книжной речи. Ее тексты консолидируются, объединяются в особую функциональную разновидность, в силу, с одной стороны, того, что в них находит свое речевое воплощение групповая коммуникация, которая предполагает речевое общение в рамках нестабильных социальных коллективов. В таких коллективах носители языка объединены каким-либо занятием, общей работой, преходящими интересами, обстоятельствами, например учащиеся школы, класса, работники фирмы, фабрики, люди одной профессии, рода занятий, члены парламента, участники митинга, избиратели и т.п.

С другой стороны, все тексты этой функциональной разновидности имеют устную форму. Важно также отметить, что тексты устной публичной речи представляют собой выступления перед аудиторией. Это всегда выступления на публике, они посвящены общественно актуальным темам, вопросам (что предполагает официальность ситуации, в которой происходит выступление: вузовская аудитория, парламент, суд, митинг и т.п.). Отсюда и ее название: устная публичная речь; «устная» – реализуется только устно, как звучащая речь, в виде выступления оратора; «публичная» – от лат. publicus – «общественный».

В УПР находят осуществление те же задачи и цели социального общения, которые присущи письменным стилям – публицистическому, научному, официально-деловому. Соответственно в рамках УПР выделяются фрагменты: политическое красноречие (политическая речь: выступления на митинге, в парламенте, на съездах, конгрессах, форумах общественных организаций, национальных и международных, и т.п.); академическое красноречие (научная речь: доклад на научной конференции, семинаре, участие в научном диспуте, лекция и т.п.); административно-юридическое красноречие (судебная речь: речь обвинителя, адвоката, судоговорение и др.; доклад административно-хозяйственного содержания, деловые переговоры и др.).

Очевидно, эти фрагменты УПР соотносительны с публицистическим, научным, официально-деловым стилями:

• по основным функциональным параметрам – задачам и целям социального общения в политической деятельности, в области науки, в сфере юридической, административной и деловой деятельности; в этих фрагментах находят реализацию те же общественные функции языка, что и в соответствующих стилях;

• по основным лингвостилистическим категориям и явлениям, принципам и приемам сочетания, объединения, использования речевых средств, специфическим для речевой структуры каждого из «письменных» стилей, представленных в устных текстах политического, научного, административно-юридического, «делового» содержания и назначения.

Между тем УПР рассматривается как самостоятельное функционально-стилевое образование (функциональная разновидность литературного языка), поскольку, с одной стороны, в ее текстах осуществляется речевое общение в условиях групповой коммуникации. С другой стороны, тексты УПР – устные (стенограмма – лишь вербально-грамматический «слепок» устного текста), они не читаются, а произносятся, окончательно создаются в процессе произнесения.

Именно устная форма таких текстов и служит тем лингвистическим (речевым) основанием, которое интегрирует их – на базе групповой коммуникации – в особую функциональную разновидность литературного языка.

Наиболее исследованный фрагмент УПР – устная научная речь (УНР).

 

Примечание. Систематическое изучение УПР в функционально-стилистическом аспекте начинается в 1970-х гг. в основном в исследованиях профессора О.А. Лаптевой и коллектива сотрудников Института русского языка им. А.С. Пушкина (совместно с чешскими учеными) под ее руководством*, а также в работах В.В. Одинцова, Е.А. Ножина, Н.Н. Кохтева и др., рассматривавших вопросы организации языковых средств в рамках ораторской речи, в связи с ведением устной политической и научно-просветительской пропаганды.

* Современная русская устная научная речь: В 3 т. / Под общ. ред. О.А. Лаптевой. Красноярск, 1985. Т. 1; М., 1994. Т. 2; М., 1995. Т. 3

 

На речевом материале УНР отчетливо прослеживаются основные стилевые характеристики УПР, складывающиеся в результате соотношения и взаимодействия в ее текстах речи письменно-книжной, общелитературной (общелитературных речевых средств) и разговорной (литературной).

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.