Сделай Сам Свою Работу на 5

Предварительные замечания

ББК 81.2Рус-5

ISBN 5-8297-0146-4

© «Гардарики», 2004

© Коллектив авторов, 2004

 

Часть I. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТИЛИСТИКА

 

Функциональная стилистика изучает:

- исторически сложившуюся систему функциональных разновидностей конкретного литературного языка в их взаимном соотношении и взаимодействии;

- внутриструктурную (композиционно-речевую) организацию этих функциональных разновидностей;

- принципы их выделения внутри литературного языка.

Она входит в состав самостоятельной отрасли языкознания – стилистики – как один из ее разделов наряду со стилистикой языковых единиц (об этой части стилистики – в следующем разделе учебника), стилистикой текста и стилистикой художественной речи.

Глава 1. Объект и предмет стилистики

Предварительные замечания

 

Стилистика – наука об использовании языка (языковых единиц и категорий, составляющих языковую систему) в ходе речевого общения (устного и письменного).

 

Примечание. Необходимо подчеркнуть, что стилистические исследования проводятся на материале конкретных языков, на базе текстов, созданных на конкретном языке. Далее речь идет, конечно, о современном русском литературном языке, о его стилистике, выясняются закономерности использования современного русского литературного языка:

- в стилистических целях;

- в текстах, создаваемых с определенными целями, задачами (политическими, научными, деловыми, личными, общественными, благородными, преступными, отказа, приказа, огорчения, осуждения и т.п.);

- в определенных коммуникативных условиях. Имеются в виду условия массовой коммуникации (радио, ТВ, газета и т.п.), групповой коммуникации (парламент, лекция, судебное заседание и т.п.), межличностной коммуникации (разговор друзей, однокурсников, «в кругу семьи» т.п.). Учитываются и социальный, политический, возрастной состав читателей, слушателей, уровень их культуры, степень подготовленности, образовательный ценз, эмоциональное состояние и т.п., «текущий момент» в жизни данного общества, народа и т.д.



В стилистике речь идет об «использовании языковых средств», или о «функционировании языковых средств». Эти формулировки в контексте курса стилистики практически равнозначны. «Использование языковых средств...» предполагает подход к языку с точки зрения «потребителей данного языка», т.е. его носителей. Когда же говорится о «функционировании языковых средств...», то мы смотрим на явления и процессы, происходящие в результате этого функционирования, как бы изнутри языка, отмечая, оценивая известные изменения, которые происходят в семантике, в выражении экспрессии, в «поведении», функциях отдельных языковых единиц или целых классов, группировок слов, грамматических форм, конструкций, фонем.

§ 1.2. Стилистика и описательные дисциплины

 

Стилистика занимает особое место в ряду лингвистических дисциплин. Для лучшего понимания задач и специфики функциональной стилистики, как и стилистики языковых единиц, целесообразно рассмотреть (хотя бы в общих чертах) соотношение в структуре языкознания так называемых описательных дисциплин и стилистики.

Описательные дисциплины – фонетика, грамматика, лексикология, фразеология, словообразование – изучают:

а) единицы и категории соответствующих уровней, или «ярусов», языковой системы: фонетический, грамматический, лексический (лексико-фразеологический) строй конкретного языка (словообразование занимает промежуточное положение между лексическим и грамматическим уровнями);

б) единицы и категории языка с формальной и содержательной (т.е. что они означают) сторон;

в) группировку языковых единиц в классы, более крупные категории;

г) соотношение и взаимодействие в рамках языковой системы ее единиц и категорий.

Перечисленные (и некоторые другие) дисциплины анализируют наличный состав единиц и категорий конкретного языка, систему их связей и соотношений. Они изучают, что есть в языке, какими средствами выражения мысли, эмоций, передачи информации данный язык располагает. Здесь язык, его система рассматриваются как бы в статике. Лингвисты изучают ресурсы языка, предназначенные для изъяснения мыслей, обозначения понятий, для передачи носителям и носителями этого языка информации в широком смысле слова (научной, деловой, личной, рациональной, эмоциональной, объективной, предполагаемой, верной, фантастической и т.д.).

Стилистика же отвечает на вопрос как – (как) используются единицы и категории данного языка для выражения мысли, эмоций, обмена мнениями, для передачи информации. Она рассматривает язык в действии:

а) как используются сложившиеся в языковой системе единицы и категории в процессе речевого общения;

б) как функционируют языковые средства в зависимости от:

- содержания информации,

- целей текста (и вообще речевого общения),

- условий, в которых совершается речевое общение;

в) как и какие средства языка объединяются, взаимодействуют, соотносятся друг с другом в зависимости от сферы общения, формы речи (устной, письменной), тематики текста, предмета обсуждения, «разговора» и т.д.

Говоря обобщенно, стилистика выясняет:

- как используется язык в целях выполнения насущнейшей потребности общества – наладить общение людей для их совместной деятельности, работы, просто для жизни;

- как функционируют те или иные языковые средства;

- как они соотносятся и взаимодействуют друг с другом в данном тексте (или в текстах определенного типа), в тех или иных условиях общения.

Итак, «наряду с проблемой языкового строя существует еще проблема языкового употребления»*. Стилистика разрабатывает, исследует проблему (вернее – проблематику) языкового употребления. Это и есть предмет ее внимания. В этом ее смысл и сущность как самостоятельной науки среди других лингвистических дисциплин.

* Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М., 1959. С. 221.

 

Один из крупнейших отечественных языковедов профессор Г.О. Винокур так разъяснял сущность стилистики как науки об использовании языка, языковых средств в речи в ходе речевого общения: «...само понятие стилистики в основе своей связано с понятием о цели: стилистическое построение целевое, целесообразное, а следовательно, различные типы этих построений могут различаться по тому, какая цель тому или иному построению предпослана, каково структурное задание каждого такого построения в каждом отдельном случае. И в самом деле, не трудно убедиться, что ораторская речь, например, отличается от поэмы или стихотворения прежде всего, нагляднее всего именно целью, какая преследуется в первой в отличие от второй»*.

* Винокур Г.О. Филологические исследования. М., 1990. С. 26–27.

 

Таким образом, стилистика в отличие от описательных дисциплин изучает вопросы использования, функционирования языка, языковых средств в ходе речевой коммуникации. В силу этого обстоятельства она относится к функционально-коммуникативным дисциплинам языкознания, включающим также культуру речи, ортологию – науку о правильной речи, учение о языковой норме, социолингвистику, теорию литературного языка.

 

Примечание. В учении о языковой норме рассматриваются теоретические вопросы языковой нормы, соотношение системы языка и нормы, в частности тех элементов языковой системы, которые принимаются за нормативные в рамках литературного языка, разновидности языковых норм. Культура речи, ортология, в своих исследованиях опирается на учение о языковой норме.

 

Особое внимание следует обратить на то, что и у описательных дисциплин, и у стилистики (как вообще у функционально-коммуникативных дисциплин) объект исследования один и тот же – конкретный язык. Однако предмет их изучения разный.

Предмет описательных дисциплин – система языка, единицы и категории языковой системы. По лаконичной и точной формулировке академика В.В. Виноградова, «предметом стилистики служат все способы использования языка, особенно литературного»*. В этих словах Виноградова дана, конечно, программа-максимум стилистических исследований. Вместе с тем первоочередная задача современной стилистики (и это ясно из приведенной формулировки) состоит в изучении, систематизации языкового материала, функционирующего (или используемого) в общественной речевой практике в рамках литературного языка, в нашем случае – русского литературного языка. Разработка «полной» стилистики русского национального языка (как, впрочем, и любого другого) – дело будущего.

* Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. М., 1981. С. 173.

 

Стилистика неразрывно связана с описательными дисциплинами. Имея общий с ними объект исследования, в изучении функционирования языка она опирается на научные результаты описательных дисциплин. Без профессионального знания описательных дисциплин стилистикой заниматься невозможно.

Занятия стилистикой предполагают:

а) отличное знание «материи» языка, категорий и единиц, составляющих его систему;

б)глубокое осмысление современных проблем русской фонетики, грамматики, лексики, фразеологии, словообразования. К примеру, невозможно изучать вопросы согласования сказуемого с подлежащим в аспектах стилистики, не разбираясь в проблемах синтаксиса простого предложения, или браться за изучение тонкостей сильного управления (например, выбор падежа дополнения при переходном глаголе с отрицанием: Вы не имеете права/-о) и не иметь представления о синтаксических связях, о сильном и слабом управлении, о прямом и косвенном дополнении, об объектных и субъектных отношениях в языке, о переходных и непереходных глаголах, о различии значений родительного и винительного падежей, не знать, что такое двойное отрицание, абстрактное существительное, омонимия форм и т.д.

Грамматист, лексиколог, фонетист прежде всего должен выяснить лингвистическую сущность конкретного языкового акта, определить его место в системе языка независимо от конкретного текста, речевой ситуации или установить состав грамматических средств (например, морфологию) или лексический состав (по основным системным категориям) какого-либо текста. Для стилиста же важно определить выразительные возможности слов, фразеологизмов, грамматических средств, фонетических явлений, условия и приемы их использования в конкретном тексте, речевой ситуации, выяснить их стилистическую (и композиционную) роль в тексте или в текстах определенного типа.

Своеобразие взгляда стилиста на языковые средства обусловлено тем, что при их анализе главное внимание обращается на экстралингвистические (внеязыковые) обстоятельства и стилистические (контекстные) условия использования конкретного языкового факта в его сопряжении с другими языковыми явлениями. Учитывается прежде всего микроконтекст, а также возможные под влиянием контекста и общего замысла автора изучаемого текста отклонения от нормативного использования языковых единиц (некоторая деформация синтаксических конструкций, фразеологизмов, сложившихся лексических связей и синтаксической сочетаемости слов и словосочетаний, сдвиги в их значении, экспрессивной окраске и т.д.). В то же время для лингвиста, интересующегося структурно-описательной стороной текста, все это малосущественно.

Вот одна из иллюстраций.

 

Рисуя картины природы средней полосы России, К. Паустовский в «Ильинском омуте» пишет: «Как будто какой-то чудодей собрал здесь красоты Средней России и развернул широкую, зыбкую от нагретого воздуха панораму... На самом дальнем плане, на границе между тусклыми волнами овса и ржи, стоял на меже ,узловатый вяз. Он шумел от порывистого ветра темной листвой. Мне все казалось, что вяз стоит здесь неспроста среди этих горячих полей».

С точки зрения стилистической выразительности обращает на себя внимание сочетание горячие поля. Для грамматиста это сочетание грамматически правильное. Лексиколог отметит известное отклонение от правил сочетаемости данных слов и этим ограничится.

Для специалиста же по стилистике с констатации данного отклонения от нормы начинается выяснение: а почему? Что это дает для текста, какие дополнительные или новые оттенки привносятся в конкретную фразу, абзац, в текст в результате такого употребления данных слов, формы?

Действительно, границы сочетаемости для обоих слов словосочетания горячие поля смещены. Выступая в номинативном значении, прилагательное горячий обозначает то, что накалено, разгорячено; существительное поле – пространство, участок земли, отведенный для возделывания посевных культур. Так что основные линии сочетаемости этих слов «не встречаются». Между тем если учесть, что перед нами художественный текст (вернее, художественно-публицистический) и автор говорит об июльской жаре, при которой земля сильно разогрета солнцем, то становится понятным расширение границ сочетаемости прилагательного горячий и применимость его к существительному поле. Так контекст помогает мотивировать не совсем обычное сочетание слов, которое привлекает внимание именно своей необычностью, повышая общую выразительность текста.

 

Стилистика и описательное языкознание органически взаимосвязаны и в том отношении, что стилистика, по существу, завершает исследование языка. Стилистика идет дальше задач системно-структурного анализа языка. Опираясь на основные разделы лингвистики, она изучает:

- использование параллельных способов выражения мысли, эмоций средствами языка;

- приемы, способы разнообразного объединения, переплетения языковых средств в разнообразнейших целях и условиях речевого общения;

- закономерности и особенности функционирования элементов и категорий языка в речевой коммуникации, в письменной и устной речи.

«Стилистика, – утверждал выдающийся русский филолог Ф.И. Буслаев, – необходимо должна основываться на грамматике, ибо она есть не что иное, как та же грамматика, только в непрестанном применении к чтению писателя и к собственному сочинению»*. Неслучайно дальнейшие перспективы изучения грамматического строя современного русского языка Виноградов видит в обращении к стилистическим аспектам лингвистического исследования.

* Буслаев Ф.И. О преподавании отечественного языка. Л., 1941. С. 168.

 

Виноградов так завершает свой классический труд «Русский язык»: «А над всеми этими кругами и сферами грамматики воздвигается совсем не исследованная область стилистического синтаксиса, в центре которой лежит проблема строя сложных синтаксических единств с типичными для него приемами расслоения и сцепления синтагм как предельных синтаксических единиц в структуре этих сложных синтаксических целей. В системе стилистического синтаксиса органически объединяются теория синтагм и учение о структуре сложных синтаксических единств в разных стилях русского литературного языка»*.

* Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. 3-е изд., испр. М., 1986. С. 626.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.