Сделай Сам Свою Работу на 5

Лекция 6. Массовые исторические источники

В современном комплексе письменных материалов все более заметную и существенную роль начинают играть так называемые массовые исторические источники. Собственно уже в 60-70-е годы XX века они вызвали большой интерес исследователей. Именно тогда встал вопрос, по каким источникам и каким образом историческая наука может изучать не только единичные события, но глобальные массовые явления.

Действительно, жизнь любого общества неразрывно связана с такими сложными многообразными процессами как уровень рождаемости и смертности людей, миграция населения, рост или понижение материального достатка, изменение общественных настроений и т.д.

Можно сказать, это некая «социальная температура», которую необходимо отслеживать, чтобы предупреждать, устанавливать, а значит успешно лечить болезни общества. Этим обязаны заниматься представители реальной государственной политики, но они не могут обойтись без научных аналитических изысканий ученых.

В исследовании подобного рода проблем неизбежно происходит междисциплинарное взаимодействие многих наук, в частности социологии, политологии, экономики, государственного управления и, конечно, истории, которая призвана заниматься обобщением исторического опыта, необходимого обществу в его настоящей и будущей жизни.

Однако некоторые отечественные историки советского еще периода справедливо полагали, что традиционные подходы и способы изучения источников не позволяют адекватно и полноценно исследовать массовые процессы, происходящие в обществе. Более того, далеко не все письменные источники, а лишь некоторые их группы дают возможность ставить и решать данные проблемы.

Таким образом, возникла необходимость сформировать комплекс этих источников, выработать приемы их изучения и, конечно, найти для них точное определение. Сам термин «массовые историческиисточники» устроил, казалось бы, всех, но найти ему общепринятое определение долгое время не получалось.

Явно недостаточно было сказать, что массовые источники это те, которые позволяют анализировать массовые явления и процессы, выявлять и описывать исторические тенденции и закономерности. В начале 60-х годов одним из первых рискнул дать свое понимание этих источников известный историк и источниковед Владимир Иванович Стрельский.



Он высказал предположение, что массовые источники это те, которые иллюстрируют закономерности, уже установленные по уникальным материалам, отражающим наиболее важные и характерные черты изучаемых историками вопросов.По сути дела исследователь подчеркнул, что по сравнению с уникальными источниками массовые занимают второстепенное положение, поскольку не добавляют ничего существенного к найденным фактам.

Ряд исследователей не согласился с таким суждением. И прежде всего с тем, что на основе массовых источников нельзя изучать закономерности общественного развития, поскольку они занимают некое подсобное место.

Пожалуй, наиболее аргументированные возражения были сделаны Борисом Григорьевичем Литваком, крупнейшим отечественным специалистом в области теории и практики массовых источников. В 1965 году он дал свое определение, которое, на наш взгляд, оказалось наиболее внятным и убедительным.

По мнению ученого, массовые источники это такие документы, которые содержат единичные факты ограниченного интереса, но взятые в совокупности они позволяют выяснять те или иные важные общественные закономерности. И еще было сделано весьма важное дополнение – по форме своей эти документы представляют определенный формуляр или его зачатки.

Таким образом, сразу подчеркнем, что понятия «массовый источник» и «документ» тесно связаны друг с другом и во многом близки по значению. Это важно осознать, в том числе и для разговора о комплексе массовых источников. Поскольку возникали серьезные споры относительно того, какие группы материалов можно причислить к данной совокупности.

Именно это и постарался выяснить, а также научно обосновать Б.Г.Литвак, когда в 1979 году представил наиболее существенные с его точки зрения признаки массовой документации. Он определил некоторые свойства и характеристики, сообразно которым источники можно отнести к массовым.

Прежде всего исследователь назвал такую их черту как ординарностьобстоятельства появления. Ординарный – в буквальном смысле слова обыкновенный, заурядный. Это означает, что массовые источники, то есть документы возникают в повседневной жизни людей. Следующая важная их особенность – однотипность формы, тяготеющей к стандарту. Она проявляется в наличии законодательно установленного или под воздействием местных обычаев сложившегося формуляра, а иногда и зачатков его формы.

Непременной характеристикой массовых документов является однородность, аналогичность и повторяемость их содержания. Действительно, источников с фактами подобного рода очень много и их сведения постоянно повторяются и тиражируются именно потому, что такая информация востребована в повседневной жизни каждого человека.

И еще – важным свойством источников, причисляющим их к комплексу массовых, становится первичность, то есть предельная близость документа к отражаемому факту реальности. Можно сказать, что такой документ практически возникает в момент события, которое тут же в нем и фиксируется. Наверное, можно привести некоторые исключения. Однако они и существуют для того, чтобы подтверждать правило.

Теоретические взгляды Б.Г.Литвака, неоднократно подтвержденные им практикой собственных исторических работ, выглядят весомо и состоятельно и совершенно не утратили своего научного значения.

Иной подход к пониманию массовых источников предложил Иван Дмитриевич Ковальченко. Многие считают, что в 60-70-е годы именно он стал основоположником нового направления в советской исторической науке, связанного с применением количественных методов в исторических исследованиях. А этот путь развития и эти методы как раз и основывались на работе с массовыми источниками.

Позднее, ближе к современному периоду данное направление, давно существующее в западной науке, стали называть клиометрией или квантитативной историей. Клио, как известно, греческая муза истории. Квантитативный – от латинского «количественный». Клиометрия – наука о различных количественно-качественных измерениях всей истории и всевозможных фрагментов прошлого. Она базируется на систематическом применении математических методов в исторических исследованиях.

К числу теоретических достижений отечественной клиометрии относится разработка ряда информационных аспектов источниковедения, а именно концепций и методов анализа массовых источников. Так вот клиометрическая школа и начала складывается в 60-е-70-е гг. прошлого века вокруг И. Д. Ковальченко. Естественно, он должен был дать свое понимание массового источника.

В отличие от Б.Г. Литвака, он предложил при определении понятия «массовые источники» учитывать, в первую очередь, какие общественные явления и процессы они отражают. То есть на первый план выдвигались не обстоятельства и цели создания, не форма источников, а содержание заключенной в них информации.

Само определение звучит излишне затеоретизировано и наукообразно, поэтому тезисно, намеренно упрощая, приведем его суть. Массовые – это такие источники, которые характеризуют сложные, системные объекты действительности. Они отражают сущность и взаимодействие массовых объектов во всем многообразии их строения.

Нам кажется, стоит согласиться с теми исследователями, которые считают, что определение И.Д.Ковальченко почти не принимает во внимание природу массовых источников, поскольку ставит в центр внимания исключительно особенности отражаемых ими явлений, дословно – объектов. Оговоримся, однако, что это была трактовка крупного ученого, одного из первооткрывателей самой проблемы, позицию которого поддержали многие историки, в том числе представители клиометрического направления.

Такой подход позволил включить в число массовых источников не только отдельные документы с единичными фактами, но и источники, содержащие факты обобщенного характера. Например – статистику, при условии, что статистические материалы содержат в себе информацию о массовых социальных объектах.

Вообще, вопрос о статистике стал неким «камнем преткновения», вокруг которого велись споры и определялись позиции исследователей, занимавшихся массовыми источниками.

В свое время, еще в конце 50-х Б.Г.Литвак считал, что таковыми являются именно и чуть ли не исключительно статистические материалы. Позже, он пересмотрел свои взгляды, что вполне нормально и естественно, так как только к концу 70-х годов XX века окончательно сложилась его цельная, законченная теория массовой документации.

В итоге подход Б.Г. Литвака исключил статистику из числа массовых источников уже потому, что она не отвечает первому признаку его классификации. Статистика не соответствует критерию ординарности, поскольку не возникает в повседневной жизни. По мнению же И.Д Ковальченко и многих исследователей статистические источники по содержанию своей информации подходят под категорию массовых. Хотя, стоит подчеркнуть, что спор о статистике явно не закончен. И даже в современной учебной литературе известные источниковеды настаивают на исключении ее из состава массовой документации, вполне аргументировано обосновывая эту позицию.

А теперь посмотрим, какие группы материалов, с точки зрения значительного числа отечественных специалистов конца XX – начала XXI вв., попадают в комплекс массовых источников. Повторимся, что, во-первых, это все-таки статистика. Причем, как в виде первичных, необработанных данных, так и в сгруппированном виде. Допустим, переписные листы, возникающие в ходе переписей населения, и в то же время обобщенные таблицы, графики, диаграммы и т.д.

Далее, к массовым источникам принято относить материалы социологических обследований. Эти материалы появляются в ходе социологических опросов, проводимых разными организациями. Разновидностями этих опросов являются, например, анкетирование и интервьюирование, проводимые в разных формах.

Например, анкетирование может быть очным и заочным, индивидуальным и групповым. После него возникает первичная социологическая информация, т.е. полученные в различной форме необобщенные сведения, подлежащие дальнейшей обработке. В частности, ответы опрашиваемых на вопросы анкеты, тексты интервью, записи социолога в карточках наблюдений и т.д.

Может быть, самая большая группа массовых материалов – это так называемые формализованные источники. К ним относятся документы, имеющие стандартные разработанные формы в виде анкет, формуляров, бланков и т.д.

Перечень этих документов весьма внушителен – паспорта, трудовые книжки, личные листки по учету кадров, разные акты гражданского состояния, должностные инструкции, трудовые договоры и так далее. Эти и многие другие документы сопровождают человека по жизни, от начала ее до конца. И, конечно, они могут использоваться, в том числе и как исторически источники.

И все же в качестве последних колоритнее выглядят такие массовые документы прошлых веков как послужные списки российского чиновничества, многочисленные разновидности частноправовых актов и учетно-распорядительной документации и т.д.

Следующая группа – это полуформализованные источники, то есть те документы, которые не имеют разработанной формы, но описывают стандартные, многократно повторяющиеся ситуации.

Это материалы, которые, условно говоря, тяготеют к стандарту. То есть из них легко можно выделить формуляр, но в этом, судя по всему, нет необходимости. Полуформализованные документы представлены характеристиками, автобиографиями, жалобами, рекомендациями, резюме и т.д.

И конечно, машиночитаемые виды документов являются относительно новой и весьма перспективной частью комплекса массовых источников. В обиход историков, и особенно тех, кто занимается массовой документацией, основательно вошли такие термины, как «машиночитаемый источник», «машиночитаемые данные», «машиночитаемый документ». По сути дела - это документ, пригодный для автоматического считывания содержащейся в нем информации.

Более того, с расширением технических и информационных возможностей Интернета вполне привычным для многих становится понятие «электронный документ». Подобного рода документы становятся всё более типичным способом передачи информации.

Таким образом, круг массовых материалов весьма разнообразен и представителен по своему содержательному потенциалу. И нет необходимости заниматься его искусственным расширением, которое совершенно не соответствует смыслу и сути понятия «массовый источник».

К сожалению, встречаются неразумные и необоснованные попытки ряда исследователей запихнуть в массовые источники чуть ли не все письменные материалы, включая, например, законодательство, мемуары, литературные тексты, те или иные жанры периодической печати, которые никак не соотносятся с признаками массовой документации. В этом случае вспоминаются слова знаменитого литературного персонажа Козьмы Пруткова, что «узкий специалист подобен флюсу». Вот уж воистину так.

Конечно, благодаря специальным методам обработки, и в частности, приему контент-анализа, т.е. количественному анализу текстов можно изучать воспоминания, газетную публицистику, художественную литературу, стихи. Иногда, это даже интересно и приводит к вполне вменяемым научным результатам. Однако это совсем не означает, что перечисленные тексты можно отнести к массовым документам, а количественные методы универсальны, приоритетны и применимы буквально ко всем видам письменных источников.

Зачастую, стремление, неоправданно расширить границы массовой документации, связано с неверной трактовкой самого понятия «массовый». Даже в научной и учебной литературе его нередко относят к тем источникам, которых сохранилось много. Исследователи, хотя бы в силу своей профессиональной подготовленности, должны четко разграничивать бытовое употребление слова «массовый» и его научное использование.

В последнем случае стоит четко определиться с тем, что массовость не равнозначна множественности. И отнесение тех или иных источников к массовым является их качественной, а не количественной стороной. Как написано в учебнике по источниковедению, изданном в 2004 году, понятие массовости противостоит не понятию единичности, а понятию уникальности исторического источника.

Поэтому, даже несколько или один дошедший до нас источник является массовым, если он возник в повседневной жизни, имеет однородное содержание и стандартизованную форму. В частности, от XVIII века сохранилось лишь несколько формулярных списков чиновников, но по законодательству того периода можно выяснить порядок составления этих списков, что позволяет отнести их к числу массовых источников.

Итак, источники, о которых идет речь, в силу их природных особенностей, замеченных и осмысленных некоторыми историками-теоретиками, позволяют изучать не только отдельные факты и события, а общественные явления и процессы. Причем, в их сложной, подчас противоречивой, динамике.

Но это было бы невозможно без постоянного накопления и практического освоения системно продуманной методики изучения массовой документации. А способы и приемы исследования информации этих источников весьма специфичны.

Например, важной задачей анализа массовых документов является установление репрезентативности, т.е. представительности содержащихся в них данных. Действительно, при изучении массовых источников нередко встает проблема выборочного исследования. С ней сталкиваются не только историки, но и представители других гуманитарных наук.

Для разнообразия приведем пример из жизни социологов. Допустим, выясняя мнение российского общества о той или иной политической персоне, вычисляя рейтинг ее популярности, они не могут опросить все взрослое население страны. Приходится делать выборку – предположим, брать группу из 3000 или 1500 человек. В этом случае необходимо доказать, что расклад голосов этих людей представляет мнение всего общества в целом.

Говоря по научному, следует обосновать, насколько выбранные данные представляют всю генеральную совокупность и можно ли выводы, полученные на их основе, распространить на весь изучаемый объект. Что касается приведенного примера, то надо показать, как формировалась эта группа с учетом разных территорий, социальных слоев, возрастов населения и т. д., насколько равномерно она охватывает все общество.

Помимо этого, анализ массовых источников предполагает проверку достоверности и точности данных, а для этого надо выяснять, с какой целью и как они собирались. Не менее важной задачей является поиск наиболее удачных и результативных способов обработки этих данных. Массовые источники богаты структурной информацией и допускают применения к себе количественных методов обработки.

Кстати, основной причиной, вызвавшей интерес историков к использованию этих приемов, как раз и стало широкое внедрение в научные исследования разных проблем массовых исторических источников, которые можно было эффективно обрабатывать только с помощью количественных методов. Со временем использование этих методов значительно упростилось и усовершенствовалось в связи применением персональных компьютеров, позволивших автоматизировать процесс расчета количественных показателей.

Вообще с распространением вычислительной техники в исторические исследования стали активно приходить информационные технологии. В конечном итоге это даже привело к созданию таких специальных дисциплин, как историческая информатика и компьютерное источниковедение, основанных на работе с массовыми источниками. А вообще, надо отметить, что комплекс этих источников в контексте истории новейшего времени неизбежно и постоянно расширяется. И это объясняется реалиями самой жизни.

Социальные явления и процессы конца XX – начала XXI вв. способствуют постоянному увеличению документального фонда. Поэтому внимание историков к массовым источникам, сколь сложными бы ни были приемы работы с ними, ослабевать явно не станет. И поиски в области методики их изучения, несомненно, будут продолжаться.

На основании накопленного в исторической науке опыта по применению количественных методов и информационных технологий для анализа массовых исторических источников, можно сделать вывод, что новые способы, дающие дополнительные возможности в изучении памятников прошлого, лучше всего использовать в сочетании с традиционными методами источниковедческого исследования.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.