Сделай Сам Свою Работу на 5

Лекция 4. Проблема информации источников

 

Одним из актуальных направлений разработки теории источника, в том числе исторического, выступает изучение характера и структуры содержащейся в нем информации. Действительно, источники являются носителями информации, на основе которой историк, архивист, документовед и любой другой гуманитарий реконструирует, воссоздает изучаемую им реальность.

В литературе, посвященной проблеме информации, этот термин трактуют по-разному. Возьмем самый простой вариант. Информация – это совокупность сведений, действующих знаний, необходимых обществу для его существования и развития. Можно сказать несколько иначе. Информация – это отраженное разнообразие явлений объективного, окружающего нас мира.

Информация необходима для общения людей, трудовой и научной деятельности, образования и воспитания и т.д. Заметим, что общество это система информационная, без разнонаправленных потоков информации его существование немыслимо.

А источники как продукты реальной жизни людей как раз и содержат в себе разнообразную информацию, выявление и изучение которой есть основа и суть существования исторической науки и других гуманитарных дисциплин.

На наш взгляд, среди ученых наиболее активно, интересно и плодотворно изучавших источник с точки зрения информации можно назвать уже упоминавшихся нами исследователей О.М.Медушевскую, М.А.Варшавчика, а также Ивана Дмитриевича Ковальченко. Последний был академиком, известным историком и источниковедом, одним из основоположников отечественной клиометрической школы. К тому же в свое время он написал для студентов учебник по источниковедению.

И.Д.Ковальченко и другие исследователи неоднократно отмечали, что понятие информации может трактоваться в исторической науке в широком и узком смыслах. В широком смысле это весь комплекс сведений, которые имеются в источниках. Причем, не важно каких – изученных, неизученных, доступных или недоступных историкам.

В узком же смысле, а можно сказать – плане, это та совокупность сведений источников, которая уже используется историками для изучения разных событий и явлений и по сути дела вовлечена в научный оборот, то есть присутствует в литературе – монографиях, статьях, докладах и тезисах выступлений и т.д.



В свое время М.А.Варшавчик, а позже О.М.Медушевская подняли вопрос о характере информации, имеющейся в источниках. Соответственно обозначились такие понятия как социальная и историческая информация. Логика размышлений была следующая.

Каждый источник становится таковым, т.е. источником, когда попадает в сферу научного, исторического изучения. Являясь продуктом реальности, он знает как бы две жизни, две функции, две формы – «доисточниковую» и источниковую. Историк берет его во «второй жизни».

Каждый источник, стадии «доисточника», будь то закон, делопроизводственный документ и т.д., в момент своего создания и какое-то время после несет информацию, которая используется обществом в реальной жизни. Ее можно назвать социальной, то есть живой, действующей информацией.

Однако любое настоящее когда-нибудь становится прошлым. И для историка источник есть носитель информации об этом прошлом. Причем, сам источник выступает уже не как средство социального информационного обмена, а как его отражение, как носитель сведений о нем. И эту информацию источника следует принимать как историческую.

Но информацию историческую нельзя противопоставлять информации социальной и отрывать их друг от друга. Они взаимосвязаны. Историческая информация источника содержательно есть отражение социальной. Собственно его и делает источником то, что когда-то он был включен в контекст реальной жизни людей и нес на себе социальную информацию, которая потом стала исторической. Ведь настоящее всегда превращается в прошлое, хотим мы того или нет.

Кстати, О.М.Медушевская тонко подметила в одной из своих работ, что ученые давно уже размышляют об относительности понятий «настоящее» и «прошлое». Граница между ними подвижна, а сам переход бесконечен. Действительно, трудно ответить на вопрос – когда, в какой момент настоящее становится прошлым и можно ли провести здесь четкую грань. Тем более что события прошлого вплетаются в живую ткань современной реальности, и сложно отделить одно от другого.

И еще одно точное замечание Ольги Михайловны. С источниковедческой точки зрения непосредственный контакт весьма краток, и очень скоро становится необходимым обращение к сохранившейся лишь в источниках письменной, изобразительной и иной фиксации только что промелькнувшего события.

Говоря о характере информации источников, важно отметить еще один момент. Историческая информация в процессе познавательной деятельности исследователей превращается ими в научное знание и на следующей ступени развития общества включается в новую социальную информацию. На каждом этапе существования общества социальная информация содержит в себе те «уроки истории», то есть выводы из опыта прошлого, которые необходимы людям в их настоящей и будущей жизни.

А вообще много серьезного, шутливого и даже издевательского написано о том, способно ли общество, в частности наше, извлекать уроки из своего прошлого. Например, знаменитый английский драматург и известный пересмешник, Джордж Бернард Шоу писал об этом так – главный урок истории состоит в том, что из нее не извлекают уроков.

Но вот глубокий и оригинальный по своим взглядам историк В.О. Ключевский, казалось бы, тоже большой скептик, утверждал, что самая строгая наука не обязывает быть равнодушным к интересам настоящего. Если история способна научить чему-нибудь, то прежде всего сознанию себя самих, ясному взгляду на настоящее. И еще – история учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение.

Конечно, эти «уроки» можно извлекать и использовать по-разному. Однако явление преемственности неизбежно существует и значит, социальная информация всегда включает в себя историческую, которую обществу поставляет историческая наука.

Каждый историк, работая с источником, стремится получить, а точнее взять от него как можно больше разного рода сведений, то есть стремится к повышению информативной отдачи источника. Как раз с этой целью некоторые исследователи, способные к теоретическому мышлению, попытались дать свое представление о структуре информации источника.

Конечно, специалистов, которые создают универсальные информационные концепции, реально востребованные историками-практиками, много не бывает. Это явление довольно редкое. На наш взгляд, к числу таких исследователей можно отнести М.А.Варшавчика с его информационной теорией. В свое время, в начале 80-х годов XX в. он высказал интересное, заслуживающее внимания мнение о структуре информации источников, предложив рассматривать ее в трех срезах.

Они были названы историком так: актуальная и потенциальная информация, прямая и косвенная, открытая и скрытая. Уже из названий понятно, что информации, существующие внутри каждого среза, связаны друг с другом определенными свойствами и характеристиками. Попытаемся обозначить суть этих понятий.

Под актуальной информацией М.А.Варшавчик понимал те сведения источников, которые уже используются историками для изучения конкретных проблем, введены в научный оборот, то есть в обобщенном и проанализированном виде присутствуют в литературе. Кстати, эту информацию он называл еще выраженной. Естественно, выражает, актуализирует ее исследователь, беря из источников.

А вот потенциальная информация – это те сведения, которые имеются в источниках, но по разным причинам пока не используются, не включены историками в научный информационный обмен. Такими причинами могут быть неизвестность или недоступность каких-то источников.

К тому же изучение источника это процесс индивидуальный и субъективный, во многом зависящий от личности исследователя. Разные историки могут неодинаково оценивать факты одного и того же источника. Более того, наука развиваются, соответственно появляются новые способы извлечения информации. Все это приводит к тому, что даже очень известные и многократно проанализированные тексты могут содержать какой-то не выраженный, не актуализированный еще потенциал. Примеров этому много.

Вообще для историка и любого другого гуманитария источник первоначально выступает вместилищем потенциальной информации, которая лишь по мере освоения становится выраженной исторической информацией. По сути дела процесс изучения источника есть ни что иное, как процесс преобразования его потенциальной информации в актуальную.

По мнению М.А.Варшавчика, процесс этот сложен еще и потому, что различны цели введения информации в источник, которые преследовал автор, и цели получения информации, к которым стремится историк. Последний старается не только наиболее полно раскрыть содержание информации источника, но и получить из него больше, нежели он «предлагает». И тут, по мнению Марка Акимовича, следует говорить о прямой и косвенной информации источника.

Прямаяэто информация, которую автор включает в текст целенаправленно, преднамеренно, специально, ради которой собственно и пишется то, что исследователи потом назовут источником. Какой то закон, или статистический отчет, или устав предприятия, или воспоминания и тому подобное. Ни один источник не появляется бесцельно. Он всегда несет на себе какую-то функциональную нагрузку, практически необходимую для конкретного человека или общества в целом.

В то же время вольно или невольно для автора, наряду с этой прямой, зафиксированной им информацией, в каждом источнике отражаются многочисленные связи предмета отображения с другими предметами и явлениями окружающего мира. Это утверждение, не требующее доказательств. Действительно, любое событие происходит не в стерильной среде, а в соприкосновении и пересечении с массой одномоментно происходящих событий и явлений.

В силу этого источник вмещает в себя сведения не только о предмете, интересующем автора, но также косвенную информацию о других предметах, то есть событиях, явлениях, процессах, которые раскрываются в источнике не прямо, а через их связи с отображаемым напрямую явлением. Таким образом, косвенная информация это та, которая включается в текст нецеленаправленно, непреднамеренно. Однако, она крайне важна для исследователя.

Выявление не только прямой, но и косвенной информации, писал М.А.Варшавчик, намного расширяет информационный потенциал источника, а значит перспективы историка в конкретной изучаемой проблеме. Обнаружение косвенной информации указывает исследователю путь поиска других источников, в которых событие или явление, косвенно отраженное в первом источнике, отражалось бы прямо и более полно.

То есть косвенная информация это естественные нити поиска других источников по какой-либо теме. Причем, поиска логичного и системного, помогающего создать действительно цельный и адекватный комплекс источников, необходимых для решения поставленных познавательных задач. Таким образом, это путь реализации системного подхода, когда при рассмотрении проблемы учитываются максимально возможное число ее элементов. Поэтому и сами изучаемые события или явления предстают не в упрощенном виде, а во всей их жизненной сложности, многогранности и противоречивости. Думается, к такому изображению реальности и стремится историческая наука и все гуманитарное знание.

К тому же надо учитывать, что взятый фрагментарно источник, содержит определенный, ограниченный объем информации. Но взятый системно, поставленный в разнообразные связи с другими источниками, он становится неисчерпаемым и несет в себе неограниченные возможности для понимания интересующего исследователя явления.

Косвенная информация важна и тем, считал М.А. Варшавчик, что в случае существования пробелов в источниках может оказаться единственной, свидетельствующей о каких-то важных событиях. В этом случае они приобретает особую ценность. А надо сказать, что случаев таких довольно много в истории людей и обществ разных периодов и стран.

Действительно, ведь источники, будучи продуктами реальной жизни, пишутся отнюдь не для историков. И научные интересы последних в этом процессе никак не учитываются. Исследователи вынуждены зависеть от таких объективных обстоятельств, как доступность и сохранность источников, объем, характер и качество содержащейся в них информации. Очень часто упоминание о важных для истории людях и событиях присутствуют в источниках лишь в виде косвенных свидетельств. Историку приходится с этим считаться и с учетом такой информации строить свои реконструкции изучаемых явлений.

И еще – косвенная информация в силу самой логики своего появления в источнике наименее подвержена субъективным воздействиям в момент фиксирования. Действительно автор не сосредотачивает на ней основное внимание, не реализует через нее какие-либо цели, как раз и породившие источник. Поэтому косвенная информация зачастую более адекватно отражает реальность, не претерпевая на себе давление политических, экономических, национальных, религиозных, личностных и других интересов автора или авторов.

Третий структурный срез - открытую и скрытую информацию источника - М.А.Варшавчик тесно связывал с пониманием этого объекта как единства объективного и субъективного. По-справедливому мнению исследователя, каждый источник непосредственно отражает не только приводимые автором факты, но и сами условия своего создания.

Сюда следует отнести, например, цели, намерения автора, его позицию, взгляды, типичные или нетипичные для своего времени, уровень свободы или несвободы в момент написания текста и т.д. И, конечно, особенности его личности, характера, темперамента, сопричастности описываемым явлениям.

Допустим, важно знать, был ли автор участником событий, о которых написал в источнике или нет. Это позволяет историку судить о степени его осведомленности. У каждого источника свои особые условия создания. И зачастую, они скрыты от глаза исследователя, то есть не лежат на поверхности.

Таким образом, открытая информация, с точки зрения создателя данной информационной теории, это то, о чем говорит автор. Это информация, которую историк видит в источнике. Конечно, данные сведения нуждаются в проверке и установлении их научной ценности, но они открыты для исследователя. А вот скрытая информация – это невидимый историком «подтекст», который как раз и состоит из перечисленных условий создания источника.

Историкам необходимо раскрывать эти зачастую не явные и не очевидные сведения, поскольку, скрытая информация служит необходимой основой проверки и оценки открытой информации. Действительно, не зная ничего о личности автора, его взглядах, настроениях, обстоятельствах, в которых создавался источник, невозможно правильно оценить его содержание. К тому же скрытая информация может представлять самостоятельный интерес для изучения идеологических отношений времени возникновения источника, психологии и образа жизни людей.

Надо сказать, что далеко не всем исследователям понравилась изложенная информационная концепция. Спорили об удачности самих терминов: прямая – косвенная, открытая - скрытая, а также о состоятельности стоящего за ними смысла. Это вполне нормально. Никто не обладает монополией на истину, тем более, когда речь идет о таком сложном явлении как источник и таком относительном, многовариантном знании как гуманитарное.

На наш взгляд, теория М.А.Варшавчика интересна и привлекательна своей внятностью и простотой. Она не грешит свойственной некоторым современным трудам чрезмерной наукообразностью, граничащей с отрывом от реальности. И что самое главное – эта концепция вполне вписывается в практику работы историка и может оказать ему ощутимую помощь в изучении и использовании информации источника.

В 80-90 гг. XX века в источниковедческой литературе довольно широкое распространение получили взгляды И.Д.Ковальченко на информацию источника. Он выделил три аспекта информации: прагматический, семантический и синтаксический, и рассмотрел их применительно к историческому источнику. Несколько упростив название этих терминов, можно перевести их соответственно как целевой, содержательный и составной аспекты.

Действительно, каждый исторический источник имеет цель, содержание и форму, т.е. некий способ фиксирования информации. Кратко охарактеризуем каждый из этих базовых для существования источника моментов. Прагматический аспект информации - непременная составляющая любого источника. Автор или группа авторов всегда преследуют определенную цель, создавая тот или иной текст.

Сведения, включаемые ими в источники, необходимы для решения каких-либо задач, общественных или личных. Информация, появляющаяся в исторических источниках сначала служит удовлетворению практических нужд общества, то есть является социальной. Исторической же она становится позже. О сути этих превращений речь уже шла.

Причем, целевая направленность источников в момент их возникновения приводит к тому, что любой источник и отражает реальность и одновременно сам является ее частью. И целевое предназначение информации не исключает ее объективности.

Конечно, степень объективности в разных источниках разная, но всякий текст, если говорить о письменных вариантах, обязательно содержит какую-то объективную информацию или о событии, или о своем создателе. И.Д.Ковальченко утверждал, что в содержательном плане нельзя делить источники на «плохие» и «хорошие», на пригодные и непригодные для использования. Скорее эти характеристики можно отнести к исследователям. Знающий, толковый историк всегда найдет в источнике какую-нибудь ценную информацию.

Иван Дмитриевич считал, что с точки зрения семантики, то есть содержания в исторических источниках возникает информация выраженная и структурная. Таким образом, он предложил свои понятия и категории информации, отличающиеся от формулировок М.А.Варшавчика. Вместе с тем определенная смысловая схожесть с прямой и косвенной информацией, как нам кажется, здесь присутствует.

Выраженная информация, по логике И.Д.Ковальченко, эта та, которая вносится в текст осознанно. Она очевидна для автора. Структурная же включается в источник непроизвольно, и она не очевидна, не выражена для автора. Причем, в общем объеме информации источников структурной намного больше, чем выраженной.

Это объясняется тем, что данная информация фиксирует разнообразные связи с окружающим миром, которыми естественно обрастает каждое событие. А они многообразны и безграничны. Взаимосвязей, присущий любым явления, процессам и событиям всегда больше, чем признаков, непосредственно характеризующих сами эти явления, то есть чем выраженной информации. Таковы жизненные реалии и исследователи, сначала М.А.Варшавчик, а затем и И.Д.Ковальченко, учли их в строении своих информационных теорий.

Синтаксический аспект информации касается способов и форм отражения реальности в источниках. Информация может быть выражена самым разным образом – описательно; изобразительно, т.е. художественно, фотографически и т.д.; измерительно, через цифры; фоносигнально, с помощью звука и иными способами.

По мнению многих исследователей, включая и создателя данной концепции, именно письменные источники являются основной категорией исторических источников. Поскольку именно естественные языки оказались универсальной формой выражения информации. Действительно, они наиболее адекватно и полноценно выражают сознание человека, являются средством общения и материальной, в том числе письменно изложенной, формой мысли.

И, конечно, именно письменные источники в силу названных причин лучше воспринимаются историками. Пожалуй, наиболее интересные и действенные методики и способы анализа информации разработаны как раз применительно к письменным материалам. К тому же трудно оспаривать тот факт, что это самая богатая и разнообразная по своим сведениям группа источников, несущая в себе информацию буквально обо всех сторонах жизни человеческого общества с ранних этапов его развития и до сегодняшнего времени.

Недаром источниковедение, разрабатывая теорию и практику изучения и использования источников, изначально поставило в центр внимания именно письменные материалы.

Итак, можно сказать, что центральной проблемой современного источниковедения является повышение информационной отдачи источников путем извлечения разнообразной информации, прямой и косвенной, открытой и скрытой, выраженной и структурной.

Причем, именно с последней, как подчеркивает целый ряд историков, связана информационная неисчерпаемость, присущая всем историческим источникам. Поскольку все они в той или иной мере обладают структурной информацией, и зачастую в очень большом объеме. А это обеспечивает возможность анализа взаимосвязей исследуемых событий и явлений, то есть открывает путь реализации системного подхода к изучению разных научных проблем.

Таким образом, сколь бы спорными и несовершенными ни были информационные теории и предложения историков и источниковедов они будоражат творческую мысль исследователей и идут на пользу их практической работе с источниками.

 

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.