Сделай Сам Свою Работу на 5

Курс лекций, отразивший мою жизнь

 

Мой принципиально новый тип гибридного курса «Могут ли физические упражнения изменить мозг?» сформировал у меня и принципиально новую цель в жизни. Продолжение чисто академической карьеры, упорное движение вперед в одном-единственном направлении – изучении нейробиологии памяти – меня уже не устраивало. Теперь, когда у меня было постоянное место в университете, я начала интересоваться и другими научными областями, вне зависимости от того, изучала я их раньше или нет. Мне кажется, это было продолжением процесса, который начался с занятий физкультурой и изменения привычек в еде – двумя серьезными переменами в моей жизни. Это изменило мое ощущение своего тела и мое представление о себе. Я вдруг увидела себя сильной, мощной (как аффирмации, которые я повторяла на занятиях), способной воплотить в жизнь любые изменения, которые я сочту нужными. Легкое ощущение собственного всемогущества я испытывала всякий раз, когда проводила занятия по фитнесу. Кроме прилива замечательных химических веществ в своем мозгу, я чувствовала, что могу заниматься ровно с той интенсивностью, с какой хочу, и видела результат занятий – собственную силу и выносливость. Этот эффект переносился и на другие виды фитнеса, которыми я пробовала заниматься, – от кикбоксинга до кардиозанятий «для рельефа» тела. Эти другие виды фитнеса не были целенаправленными тренировками. Но моя собственная осознанность и настроенность на эмоциональный опыт прошлых занятий помогала мне испытывать такой же подъем, как после интенсати. Я чувствовала, что с такой ментальной и эмоциональной энергией могу горы свернуть.

Осенившее меня вдохновение повлияло не только на занятия для студентов, которые я готовила. Вообще-то сначала курс «Могут ли физические упражнения изменить мозг?» был для меня чем-то вроде научного хобби. Но уже на первом семестре преподавания курса я поняла, что эта тема для меня – не просто хобби. Озарение произошло, когда один из студентов, Омар, спросил, не может ли он заняться в моей лаборатории независимыми исследованиями на тему физкультуры. Омар был известным в университете спортсменом, игроком мужской сборной по баскетболу. Естественно, долгие и интенсивные тренировки были ему не в новинку. На занятиях он вел себя сдержанно, но испытывал глубокий интерес к влиянию физкультуры на мозг, что неудивительно – после множества часов, проведенных им в спортзале. Так вот, вскоре после начала курса он пришел ко мне в лабораторию и спросил, нельзя ли ему поработать под моим руководством. Тогда мы параллельно с проведением курса исследовали действие долговременных занятий физкультурой (речь шла о трех месяцах усиленных занятий). А Омара интересовало, можно ли заметить улучшение когнитивных функций после всего лишь одного часа аэробной тренировки. Отличная тема! Я с радостью согласилась пустить Омара в лабораторию для реализации этого проекта. Вообще-то в тот момент у меня в лаборатории не было других исследований на тему физкультуры. Просьба студента помогла мне понять, что я действительно хочу: начать серьезные исследования на эту тему. Именно в этот момент физкультура перестала быть для меня научным хобби и превратилась в главную тему моих исследований. Я не была специалистом в этой области, но чтобы стать им, готова была работать, сколько потребуется.



Исследовательский дух проник и в мою личную жизнь. Мне за глаза хватило неудачного опыта с двумя нью-йоркскими брачными агентами. На этот раз я снова решила посмотреть, что мне удастся найти в Интернете. Говорят, человек привлекает тех, кто похож на него. Однажды, просматривая страницы сайта знакомств, я наткнулась на один профиль, который сразу привлек мое внимание. Фотографии не было, – обычно я пропускала такие варианты, – но описание меня заинтересовало. Этот мужчина был профессиональным музыкантом, никогда не был женат, жил в Нью-Йорке и играл в лучших оркестрах города. Хм-м-м. Со времен Франсуа я была неравнодушна к музыкантам. Может быть, этот незнакомец заслуживал еще одной моей попытки? На сайте, где я нашла его, чтобы перейти на следующий уровень знакомства, необходимо было ответить на дополнительные вопросы. Я сделала это, получила фотографию музыканта и решила, что он очень симпатичный, хотя и слишком серьезный. Но ведь он профессиональный музыкант и работает в Нью-Йорке – тут не до веселья.

 

 

Брачный агент из ада

Вообще-то я ничего не имею против брачных агентов. Две свахи, с которыми я имела дело, предоставили мне достойные, хотя и не блестящие кандидатуры для знакомства. Среди них был даже один мужчина для серьезных отношений (Арт). Но последнее столкновение с еще одним брачным агентом отбило у меня желание иметь с ними дело. Однажды мы с моей близкой подругой Черил Конрад, нейробиологом из Аризоны, пошли послушать выступление заезжей свахи. Это была худенькая женщина, которая почти не улыбалась и выглядела не слишком счастливой. Минут двадцать она вещала о собственной философии брачного дела и о механизме, который двигает всю эту систему. Интересно стало, только когда она завершила презентацию и предложила задавать ей вопросы. Элегантная женщина в высоких черных сапогах и облегающем платье (видимо, из коллекции Дианы фон Фюрстенберг), подняла руку и спросила: «У моей подруги проблема: она подавляет мужчин, с которыми встречается. Они ее боятся. Что бы вы посоветовали?»

Без малейшей нерешительности и промедления эта сваха ответила: «Ну, первым делом я перестала бы носить эти сапоги, достойные уличной девки». Очевидно, она имела в виду ботфорты выше колена, которые были на женщине. Мне никогда не пришло бы в голову сравнивать их с сапогами, которые носила Джулия Робертс в «Красотке», но это мое мнение.

В зале воцарилась мертвая тишина. Кажется, все затаили дыхание и ждали, что будет дальше. Драка? Вопли и визг? Выдирание волос? Могло произойти все, что угодно.

Женщина спокойно возразила: «Я же сказала – речь идет о подруге».

Через долю секунды, за которую профессионал брачного дела осознала, видимо, насколько оскорбительным было ее замечание, прозвучал ответ: «Ну, доминирование одного из партнеров – обычное дело, особенно в Нью-Йорке». Не помню, что еще она говорила. Я была настолько шокирована ее грубостью, что мне хотелось одного – поскорее уйти оттуда!

Нет, я больше никогда не буду иметь дела с брачными агентами и, тем более, с этой дамой. Вперед и вверх!

 

Целую неделю мы переписывались с музыкантом о том, что нам нравится делать и что мы любим из еды. Наконец, мы решил встретиться и пообедать возле Карнеги-холла, где Дэниел – так звали моего нового знакомого – часто выступал и репетировал. Мы сразу понравились друг другу. Дэниел оказался очень спокойным, даже тихим человеком, но при этом был умен, интересен и любил хорошо поесть – громадный плюс с моей точки зрения. Мне стало казаться, что у этого знакомства хорошие перспективы.

Мы с Дэниелом встречались восемь месяцев. За это время я успела послушать немало фантастической музыки, побывать в великолепных ресторанах и многое узнать о классической музыкальной сцене Нью-Йорка. Мои лучшие воспоминания того периода связаны с вечерами, когда я шла в оперу (одна, потому что мой спутник играл в оркестре), а потом мы встречались для позднего романтического ужина, и Дэниел рассказывал мне о трудностях и треволнениях работы с этим сложным дирижером, или с другим, или речь шла еще о каком-то дирижере, который умудрился потерять связь с оркестром во время репетиции. Я обожала такие вечера. Но иногда после спектакля мне приходилось идти домой в одиночестве, потому что моему другу нужно было репетировать перед завтрашним выступлением. Поначалу его плотный репетиционный график нам совсем не мешал, ведь я тоже была очень занята. Но постепенно я поняла, насколько он погружен в работу.

Дэниела такая ситуация вполне устраивала, он хотел лишь частичной вовлеченности. Он просто не мог проводить со мной достаточно времени, потому что свою музыку он любил куда больше, чем меня. И мы расстались. Рвать отношения всегда грустно, но на этот раз все было иначе. Я была счастлива с Дэниелом. Я не жалела, что мы познакомилась, и была рада, что смогла хоть одним глазком заглянуть во внутренний мир увлеченного профессионального музыканта. Я и сама становилась все смелее и увереннее в себе. Естественно, это накладывало отпечаток на мои романтические отношения. Теперь я могла отступить в сторону, посмотреть на ситуацию со стороны, оценить ее по достоинству – и двинуться дальше. Поймите меня правильно – расставаться с этим мужчиной было больно. Я плакала и злилась. Но это быстро прошло, небо прояснилось, и я пришла в себя.

Действительно, человек привлекателен для таких, как он сам. В Дэниеле меня привлек умный, чуткий, интересный трудоголик, одержимый своей профессией и неспособный втиснуть в свою жизнь сколько-нибудь близкие отношения. Я вынуждена была посмотреть на себя со стороны и задаться вопросом: ко мне это тоже относится? С тех пор, как мое время вне работы напоминало покинутый город-призрак из фильмов Клинта Иствуда, я прошла немалый путь. У меня появилось множество друзей, да и социальная жизнь стала куда активнее. Однако, если разобраться, я по-прежнему ставила работу превыше всего остального (даже если выделяла на это остальное больше времени, чем прежде). Кроме того, я по-прежнему оценивала себя по успехам в работе. Возможно, я проделала немалый путь, но пройти надо было еще немало. А то, что цель достигнута, можно будет определить именно по этому признаку: если я начну притягивать в свою жизнь в качестве друзей и мужчин не рассеянных трудоголиков, а уверенных в себе людей. Тех, кто умеет красиво совмещать работу с другими интересами и с личной жизнью. К этому стремилась и я сама. Работа в самом разгаре, но продвижение есть.

 

 



©2015- 2021 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.