Сделай Сам Свою Работу на 5

Изобретение собственного комплекса упражнений для мозга

 

Затем у меня появилась идея.

Знаете, как это бывает: в голову приходит новая идея, а ты – в таком нетерпении, что просто не в состоянии дождаться ее осуществления? Именно так я себя и чувствовала. Та идея началась для меня с желания побыстрее освоить всю интереснейшую нейробиологическую литературу, посвященную влиянию физических упражнений на функцию мозга. Любому серьезному преподавателю известно: лучший способ познакомиться с какой-то областью научных исследований и как следует в них разобраться – прочитать студентам курс лекций на эту тему. И я решила прочитать факультативный курс по неврологии о влиянии физических упражнении на мозговую функцию. После занятий фитнесом я чувствовала себя энергичной и изобретательной, так что толчком к будущему курсу послужил мой личный опыт в этой области. Что, если сочетать физические упражнения и университетские занятия? И не просто рассказывать студентам о том, какие нейробиологические процессы стоят за воздействием физической активности на функцию мозга, – но и дать им реально почувствовать на опыте действие этих самых упражнений. Прямо в аудитории! Конечно, я хотела использовать не какие-нибудь упражнения, а интерсати – мой любимый на тот момент вид фитнеса. Я была твердо уверена: добавление физические упражнения в сочетании с обычными занятиями поднимет всю группу на совершенно новый уровень и резко, очень резко повысит мотивацию к освоению материала.

Да-да, я собиралась впервые в истории заставить студентов заниматься аэробными упражнениями в университетской аудитории. Получая теоретическую информацию о том, что физкультура делает с мозгом, они одновременно смогут «на собственной шкуре» ощутить ее положительное действие. Так родился новый курс под названием «Могут ли физические упражнения изменить мозг?». Он должен был соединить две мои величайшие радости – преподавание и физкультуру – в единое целое новым уникальным способом. Я уже придумала формат занятий: сначала мы будем час заниматься интенсати, а затем последует полуторачасовая лекция-дискуссия. Начну курс по порядку – с истории изучения связи между физической активностью и функцией мозга. А в конце семестра я расскажу об исследованиях на людях и опишу, что известно на настоящий момент о влиянии физической активности на познание.



Возбуждению моему не было предела!

Однако я понимала, что радоваться рано. Ведь сначала надо было придумать, каким волшебным образом я смогу затащить инструктора по интенсати в аудиторию и убедить его каждую неделю проводить занятие для моих студентов. Денег на это предусмотрено не было. Считается, что я, как профессор нейробиологии Нью-Йоркского университета, должна самостоятельно продумывать все детали, связанные с разработанными мной курсами. Так вот, мой пропитанный физкультурой мозг пришел к очевидному решению: научиться вести занятия по интенсати самой.

Сказать откровенно, какая-то часть меня только и ждала подходящего предлога, чтобы освоить преподавание интенсати. Помню, как однажды я вдруг ощутила в себе желание преподавать этот вид фитнеса. В тот день я стояла в спортзале, ожидая начала занятия, и болтала со своей подругой по фитнес-группе, милой женщиной Лиз. Между делом она упомянула, что окончила курсы преподавателей и что ей очень понравилось. Я сразу же навострила уши! Я-то думала, чтобы стать тренером, нужно быть какой-то богиней фитнеса или, на худой конец, профессионально заниматься триатлоном. Но Лиз была такой же, как я, – регулярной участницей занятий и большой поклонницей этого вида фитнеса. Я была заинтригована и, если честно, позавидовала Лиз: ведь она научилась преподавать занятие, которое нравилось нам обеим и ради которого мы раз за разом приходили в спортзал. И вот, когда выяснилось, что мне может потребоваться это умение, я решила воспользоваться удобным случаем.

Мне кажется, была еще одна причина, по которой мне захотелось научиться вести занятия: мысль об этом разбудила во мне давно дремавшую звезду Бродвея. Нет, в мои планы не входило петь «Вопреки земному притяжению» из мюзикла «Злая» или «Отпусти и забудь» из мультфильма «Холодное сердце». Но на занятиях нужно было выкрикивать аффирмации в такт музыке и вести за собой группу в своеобразном мини-танце, из которого, собственно, и состоит интенсати. Может, это был мой шанс добавить немного Бродвея на мою личную сцену – в университетскую аудиторию.

В общем, было множество причин, которые побуждали меня кинуться с головой в мой экспериментальный проект. Но несколько нюансов сдерживали меня. Во-первых, был страх превратиться в толстую страшную неудачницу по-бродвейски. В фитнес-клубе у меня все прекрасно получалось, я легко повторяла движения за инструктором. Но смогу ли я провести тренировку и ничего не напутать? Во-вторых, меня пугали насмешки коллег по факультету – тех, кто практиковал более консервативный (в отличие от моего) стиль преподавания. Ни на факультете, ни в университете вообще не было ни единого курса, который хоть немного напоминал бы то, что я задумала. Мне предстояло прокладывать путь по совершенно неизведанной территории.

И наконец: мой авторский курс предполагал, что я должна надеть в университетских стенах трико и показаться в таком виде не только перед теми, кто придет ко мне учиться, но и перед коллегами по факультету. Они подумают, что я сошла с ума, – я это знала. Моя группа должна была заниматься в главной нейробиологической аудитории, так что мои студенты и я сама гарантированно привлечем внимание любого, кто пройдет мимо. Каждый сможет увидеть, как мы прыгаем, молотим воздух руками и ногами – и все это под ритмичную музыку, которая тоже будет привлекать всеобщее внимание. При мысли о том, чем может обернуться мой план, моя душа наполнялась одновременно страхом и восторгом. Вот тут-то я и поняла: мой план не просто глупая фантазия. Я просто должна это сделать! И чтобы не передумать, я поспешила записаться в своем фитнес-клубе на курсы инструкторов интенсати. Одновременно я составила и сдала в деканат программу нового курса. Пути назад были отрезаны.

Несмотря на то, что мне никогда прежде не приходилось вести занятия по фитнесу, у меня все получилось. После пяти дней на курсах инструкторов я восемь часов вела занятия в спортзале: заучивала конкретные движения, используемые в интенсати, и знакомилась с идеями, на которых основан этот вид фитнеса. Среди этих идей были элементы позитивной психологии, индивидуального коучинга, а также умение мотивировать людей.

 

Планы воплощаются в жизнь

 

Вскоре после того, как мне впервые пришла в голову мысль об авторском курсе, я поняла: речь здесь может идти о чем-то большем, чем просто новый уникальный вид занятий. У меня в руках была основа для полномасштабного исследования на людях. И объектами его должны были стать мои студенты.

Помните, какие интересные результаты давали исследования на грызунах: в популярной прессе то и дело выходили восторженные статьи. Из этого можно сделать вывод, будто на тему влияния физических упражнений на человека существует богатая литература. Однако на самом деле материалов об этом относительно немного, и посвящены они в основном влиянию физкультуры на пожилых людей (от 65 лет и старше) или на школьников. О действии физической активности на здоровых взрослых людей (таких, как я) информации почти нет. В общем, существует громадное количество важных вопросов, на которые нужно получить ответы. Исследования, ориентированные на пожилых, неизменно показывают: среднее количество физических упражнений в течение жизни влияет на здоровье мозга в старости. Причем максимальная физическая активность коррелирует с наилучшим здоровьем мозга. Так, в одном репрезентативном исследовании (1740 участников старше 65 лет без когнитивных нарушений) испытуемых спрашивали о частоте занятий физкультурой, когнитивной и физической функциях, а также о настроении и склонности к депрессии. Затем, через шесть лет, ученые разыскали этих же людей, чтобы выяснить, у кого из них развилось старческое слабоумие и (или) болезнь Альцгеймера. Затем исследователи сопоставили данные о болезни и о физической активности в течение жизни. Главный вывод оказался таким: у тех, кто занимался физкультурой три раза в неделю или чаще, риск развития деменции был на 32 % ниже. Всякий, у кого слабоумием страдал кто-то из родных, друзей или близких, скажет, что снижение риска на 32 % – это много, очень много. Именно эти и подобные данные побудили исследователей к попыткам тщательнее разобраться в когнитивных эффектах физических упражнений и выяснить, можно ли увеличить эти эффекты. Аналогично, исследования школьников показали: аэробные виды фитнеса дают небольшое, но положительное воздействие на академическую успеваемость. А высокий индекс массы тела, напротив, пагубно влияет на успеваемость.

Но сами по себе эти исследования – далеко не последнее слово по данной теме. Вовсе нет. Подобные исследования называются «наблюдательными», потому что анализ уровня физической активности делается в них со слов испытуемого. А исследователи никак не контролируют количество, качество или точность этих рассказов о себе. Естественно, состояние здоровья мозга испытуемых также не зависит от воли ученых. Да, эти исследования позволяют предположить, что уровень физической активности в течение жизни влияет на здоровье мозга и на возможность избежать слабоумия в старости. Однако существуют и другие объяснения наблюдаемых явлений – и исключить их невозможно. К примеру, на результат мог повлиять такой факт: все, кто занимался физкультурой больше среднего, имели более высокий уровень жизни. А может быть, все они просто оказались более здоровыми и обладали сильным сердцем. Это позволило бы предположить, что на здоровье мозга и его сопротивление слабоумию в старости влияет не уровень физической активности, а социоэкономический статус или общее здоровье человека. По этим причинам выводы из подобных наблюдательных исследований, хотя и информативны, но далеко не однозначны. Вспомним, например, упомянутые выше исследования, связывающие высокие уровни физических нагрузок с небольшим процентом возникновения слабоумия в старости. В дополнение к этим, другие, более непосредственные исследования связывают высокие уровни физических нагрузок с лучшей обучаемостью и устойчивостью памяти. Словом, это перспективное направление, но однозначных выводов по-прежнему нет.

А какие исследования могут быть мощнее наблюдательных? Золотой стандарт экспериментальной нейробиологии – интервенционные исследования. Их еще называют рандомизированными контролируемыми исследованиями. Для таких исследований берут группу испытуемых и случайным образом делят ее на две части – одна будет заниматься физкультурой, другая нет. Экспериментатор получает непосредственный контроль над происходящим. После этого он может сравнивать по заранее выбранным параметрам состояние «группы физкультурников» и «контрольной группы»: приносят ли занятия спортом существенную пользу – по сравнению с теми, кто спортом не занимается. Таких исследований на пожилых людях проводится гораздо меньше. Но те, что есть, показали: благодаря занятиям физкультурой от нескольких месяцев до года, у испытуемых обостряется внимание, ускоряется реакция и улучшаются зрительно-пространственные функции (когнитивные функции, требующие манипулирования визуальной и пространственной информацией в памяти). Самый сильный и стабильный эффект у пожилых людей – это повышение внимания, то есть способности сосредоточиться или сконцентрироваться на конкретных аспектах информации и игнорировать при этом остальную доступную информацию. Это тот самый эффект (улучшенное внимание), который я отчетливо заметила у себя, когда стала чаще заниматься спортом. Одно рандомизированное контролируемое исследование показало, что после года занятий у пожилых людей увеличился размер гиппокампа: это вполне соответствует результатам экспериментов, поставленных на крысах. Еще одно исследование показало: после трех месяцев занятий существенно расширилась сосудистая система гиппокампа. В связи с этим было отмечено небольшое улучшение показателей памяти.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.