Сделай Сам Свою Работу на 5

Возраст и его определение в культурно-исторической теории

Отечественная возрастная психология преимущественно базиру­ется на работах Л.С.Выготского. Смысловой центр этих работ -проблема генезиса высших психических функций, проблема опо-средствования, В конце своей жизни Л.С.Выготский готовит большую книгу по проблемам детского развития, читает лекции по этой проблематике. К сожалению, творческие планы Выготского не были осуществлены, он умер от тяжелой болезни в 1934 г. Мно­гие из его работ, на которые мы далее будем опираться, представ­ляют собой не вполне законченные тексты, иногда - просто сте­нограммы лекций. Это обстоятельство имело свое влияние на раз­витие культурно-исторической теории в работах последователей Выготского. Возможно, именно незаконченность работ Выгот­ского привела к неправомерной абсолютизации одних положений его теории и к недооценке других.

В работе «Проблема возраста», написанной в 1932-1934 гг., Л.С.Выготский впервые поставил именно проблему возрастного развития, т. е. предположил, что онтогенез есть регулярный про­цесс смены стабильных и критических возрастов. Основное место в этой работе отведено анализу критических возрастов, но прежде всего в связи и по отношению к общей логике развития в детстве. Рассматривая феномены детского развития, в частности специфи­ческие аспекты поведения в так называемые критические перио­ды, Л.С.Выготский предлагает анализировать их как характери­зующие общий ход развития, т. е. по отношению к целому, како­вым для Л.С.Выготского является возрастное движение индивида от рождения до взрослости.

Характерно, что свой анализ проблем развития Выготский на­чинает с анализа различных периодизаций психического развития в детстве. Возраст при этом полагается чем-то исходно существую­щим, объективным. Вопрос для Выготского состоит в том, как оп­ределить возраст, а не в том, следует ли вообще выделять отдель­ные возрасты в общем ходе изменения психики по мере взросления.

Причины, по которым Выготский столь определенно сразу же ставит вопрос, требуют особого - исторического и содержатель­ного - анализа ситуации в психологической науке того времени. Можно назвать, по крайней мере, две из них. Во-первых, первая половина XX века - период относительной стабильности возрастной стратификации детства. Несмотря на кардинальные перемены в социальной структуре российского об­щества, представление о периодах детства все еще сохранялось. Не произошло еще кардинальных сдвигов в представлениях о ребенке и его месте в обществе - месте, обусловленном возрастом.



Во-вторых, Выготский и его современники в России того време­ни создавали марксистскую психологию. Методология марксизма не могла не повлиять и на такие кардинальные «вечные» вопросы, как вопрос о происхождении психического, о генезисе общего воз­растного развития. Поэтому исходное членение детства на отдель­ные периоды - возрасты - было для Выготского чем-то естествен­ным.

Таким образом, исходно в разработке периодизации встрети­лись практика, с относительно устойчивыми представлениями о возрасте, выраженными в требованиях к ребенку, отношении к нему, ожиданиях и действиях взрослых, и исходная методологиче­ская установка на рассмотрение развития с позиций диалектики. Следовательно, во взгляде культурно-исторической теории за­ключено представление о возрасте, представление, взятое ,-л со­циальной практики, существующее исходно, a priori (до опыта).

Идея регулярной смены возрастных периодов является для Вы­готского принципиальной, поскольку именно таким образом можно описать развитие как диалектический процесс.

«Развитие есть непрерывный процесс самодвижения, характе­ризующийся в первую очередь непрестанным возникновением и образованием нового, не бывшего на прежних ступенях. Эта точ-ks зрения схватывает в развитии нечто существенное для диалек­тического понимания процесса» [1, с. 248].

Л.С.Выготский называет возраст целостным динамическим образованием, структурой, определяющей роль и удельный вес каждой частичной линии развития. Понятие «возраст» определя­ется через представление о социальной ситуации развития. Соци­альная ситуация развития - это «совершенно своеобразное, спе­цифическое для данного возраста, исключительное, единственное и неповторимое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной». И далее: «Со­циальная ситуация развития представляет собой исходный мо­мент для всех динамических изменений, происходящих в развитии в течение данного периода» [там же, с. 258].

Для того чтобы в полной мере понять мысль Выготского, не­обходимо рассматривать представление о социальной ситуации развития (да и все другие базовые определения Выготского) в контехсте его идей о соотношении реальной и идеальной форм.

Рассмотрим представление об идеальной форме подробнее. Начнем с большой и важной цитаты.«Можно ли себе представить, что когда самый первобытный человек только-только появляется на Земле, одновременно с этой начальной формой существовала высшая, конечная форма -«человек будущего» и чтобы эта идеальная форма как-то непо­средственно влияла на первые шаги, которые делал первобытный человек? Невозможно это себе представить... Ни в одном из из­вестных нам типов развития никогда дело не происходит так, чтобы в момент, когда складывается начальная форма... уже име­ла место высшая, идеальная, появляющаяся в конце развития, и чтобы она непосредственно взаимодействовала с первыми шага­ми, которые делает ребенок по пути развития этой начальной, или первичной, формы» [12, с. 395].

Проблема идеальных форм позже разрабатывалась в куль­турно-исторической теории Д. Б. Элькониным, а в настоящее время исследуется Б. Д. Элькониным в связи с проблемами акта развития.

Представление об идеальной форме сложно и многоаспектно. Можно, хотя и несколько упрощенно, понять его следующим обра­зом. Современная человеческая культура есть мир идеальных объ­ектов. Это означает, что не только материальные «вещи», но и об­разы, идеи, символы и знаки - все это мир культуры, предстоящий человеку. «Предстоящий» означает «стоящий перед». Человек, раз­виваясь, встречается не только с реальными людьми, но и с миром идей, представлений, а также с миром человеческих действий. Весьма упрощенно можно проиллюстрировать сказанное на сле­дующем примере. Семимесячный малыш ползает, но все окружаю­щие его взрослые ходят. Развитие моторики ребенка от ползания к ходьбе происходит не стихийно. В данном примере ползание есть реальная форма действия, а ходьба - высшая, идеальная.

Или другой пример. В современном обществе весьма значимой является идея самостоятельности. Существуют действия, поступ­ки, которые можно понять и объяснить как самостоятельные. По мере взросления человек все чаще сталкивается с требованием са­мостоятельности. И он начинает действовать так, чтобы его при­знали самостоятельным. Это означает, что его действия изменя­ются не стихийно, не случайно, а относительно некоторой идеи -идеи самостоятельности.

По мысли Выготского, мир идеальных (высших) форм, мир культуры есть источник, из которого ребенок черпает образцы или образы. Идеальные, культурные образы обнаруживаются, сравниваются с собственными действиями ребенка. Это сравнение и есть источник развития.

Развитие происходит не слепо, а целенаправленно. Выготский считает, что детское развитие, понятое таким образом, есть уни­кальный тип развития. Сравним его, например, с эволюцией по Дарвину. Там изменяющиеся условия жизни (например, резкое изменение климата) требуют быстрого приспособления. Особи, которым удалось приспособиться, выживают и дают потомство. Остальные - исчезают. При этом заранее никогда нельзя ска­зать, какой именно тип приспособления будет оптимальным. В детском же развитии сразу же, исходно, существует не только реальная форма действия, но и та, которую ребенку еще пред­стоит достичь.

«Среда выступает в развитии ребенка... в роли источника раз­вития» [1, с. 258]. И теперь, после рассмотрения представления об идеальной форме, это утверждение Выготского становится понят­ным. Действительно, источником развития является среда, по­скольку именно в ней и «живут» идеальные, высшие формы.

Какова же роль взрослого? Взрослый оказывается посредни­ком между ребенком и миром высших, идеальных культурных форм. Он задает образцы дсйстчил, которые ребенок в процессе своего развития осваивает (присваивает, делает своими). Ребенок, например, не просто сам учится пользоваться ложкой. Он прежде видит, как ложкой пользуется взрослый, затем вместе со взрослым пытается сделать это самостоятельно. Взрослый подчас просто берет ручку ребенка с ложкой в свою, и так они вместе действуют ею. И лишь позже ребенок начинает сам пользоваться орудиями. Взрослый, таким образом, не просто помогает ребенку, но и вы­страивает последовательность доступных ребенку действий по овладению орудием.

Теперь рассмотрим подробнее понятие социальной ситуации развития. Мы уже указали, что, по Выготскому, именно социаль­ная ситуация развития и является тем понятием, которое описы­вает возраст.

Понятие социальной ситуации развития акцентирует крайне важное соотношение: среда («прежде всего социальная») и отно­шение ребенка к этой среде.

Во-первых, в связи с идеей о соотношении реальной и идеаль­ной форм определение социальной ситуации развития может быть понято как снятая форма определения источника развития. Это рассуждение восходит к основным определениям акта развития Б.Д.Эльконина. В сопоставлении «своего» и «иного», наличного и идеального заключено содержание и движущая сила развития: не только и не столько сама по себе среда, сколько отношение к ней, избирательное ее восприятие ребенком оказывается ключом к пониманию возраста. Б.Д.Эльконин пишет: «Общим и абст­рактным представлением акта развития является идущее от Л.С.Выготского представление о нем как о соотнесении реальной и идеальной форм... Акт развития есть преодоление наличного функционирования в идеальной форме действия» [ 10, с. 165].

Во-вторых, когда просто говорят о среде, ясно, что, по сути, это никак не определенное понятие. Среда бесконечна, в ней как бы изначально присутствует все, определяющим же является лишь то. что «воспринимается» ребенком, к чему он «относится». Например, над кроваткой ребенка вешают игрушки уже в конце первого меся­ца, тянуться же к ним, видеть их, «относиться» к ним ребенок начи­нает много позже. Таким образом, для определения картины дет­ского развития следует не просто описать среду, в которой объек­тивно находится ребенок (а эта задача, по сути, невыполнима), но выделить те компоненты среды, к которым у ребенка возникло или лишь возникает некоторое отношение.

Л.С.Выготский фактически выделяет две определяющие харак­теристики социальной ситуации развития: объективную - среду и субъективную - отношение ребенка - и на их сопоставлении стро­ит свою концепцию возрастного развития.

Прежде чем закончить этот параграф, обратим внимание на еще одно важное обстоятельство. Социальная ситуация развития - это отношение ребенка к среде, прежде всего социальной. Но если это понятие определяет возраст, то это означает, что существует после­довательность ситуаций развития, соответствующих отдельным возрастам. Однако в самом определении такой последовательности не предполагается. Ведь если возраст есть отношение, то отношение может постепенно меняться, и тогда линия взросления есть не по­следовательность стадий, а череда микроизменений. Как же тогда возникло представление об отдельном возрасте? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть позицию Л.С.Выготского глубже. В конце каждого периода у ребенка возникает возрастное новообразование. «Выяснив социальную си­туацию развития, сложившуюся к началу какого-то возраста и оп­ределяемую отношениями между ребенком и окружающей средой, мы вслед за этим должны выяснить, как из жизни в этой социаль­ной ситуации необходимо возникают и развиваются новообразова­ния, свойственные данному возрасту». Далее Выготский пишет: «Раз возникшие новообразования в сознательной личности ребенка приводят к тому, что изменяется сама эта личность, что не может не иметь самых существенных последствий для дальнейшего разви­тия» [1, с 259]

Вводя представление о новообразовании, Выготский теоретиче­ски дает основания для введения стадиальной структуры онтогене­за. Действительно, если рассматривать лишь внешние условия раз­вития - социальную ситуацию развития, нет основания, как мы по­казывали выше, настаивать на стадиальности. Можно признать и постепенное изменение этих условий. Но при введении представле­ния о новообразованиях вводится еще одно условие развития -внутреннее строение личности или строение сознания. Для Выготского эти два термина, как правило, синонимичны. Таким образом, развитие определяется сложными отношениями внешних и внутрен­них условий развития - строения личности и социальной ситуации развития. Эти сложные отношения и составляют внутреннюю логи­ку развития, о которой постоянно пишет Выготский. Далее мы уви­дим, что эта диалектика совпадения и противопоставления внеш­него и внутреннего и приводит к различению разных типов воз­растов - стабильных и критических.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.