Сделай Сам Свою Работу на 5

Первичные компоненты телосложения

После значительного периода исследований и обсуждений этих изображений Шелдон и его сотрудники заключили, что, получив три компонента, они исчерпали возможности выделения новых. Эти три параметра стали сердцевиной методики измерения внешней структуры тела, и следующая стадия исследований Шелдона была посвящена тщательному описанию и измерению.

Первый компонент – эндоморфность. Индивид, чьи показатели по этому компоненту высоки, а по двум другим – низки, характеризуется мягкостью и округлостью форм. С мягкостью и округлостью согласуется недоразвитие костей и мышц и относительно низкий коэффициент отношения поверхности и массы. У таких индивидов низкий удельный вес и высокая плавучесть. Тот факт, что у них сильно развиты пищеварительные органы и то, что функциональные элементы этих структур изначально развиваются из эндодермального эмбрионального слоя, определяет использование термина "эндоморфность".

Второй компонент обозначается как мезоморфность. При высоком развитии этого компонента и низком развитии двух других телосложение крепкое и прямоугольное, с преобладанием костей и мускулов. Мезоморфное тело сильное, крепкое, обладает сопротивляемостью к повреждениям, в целом "оснащено" для напряженной и тяжелой деятельности. Атлет, авантюрист, профессиональный солдат должны быть наделены этим типом сложения. Доминирующая часть этого сложения выводится в первую очередь из мезодермального эмбрионального слоя, отсюда и термин "мезоморфный".

Третий компонент был обозначен как эктоморфность. Индивид, у которого этот компонент более выражен, чем два других, тонок, высок и хрупок, с плоской грудью и узким телом. Обычно он худ и со слабо развитой мускулатурой. Относительно массы площадь поверхности тела у эктоморфа больше, чем у других типов; поверхность преобладает над массой. Он обладает также – в пропорции к размерам – наибольшим мозгом и центральной нервной системой. Из этого Шелдон заключает, что его сложение определяется – более, чем у других, – тканями, производными от эктодермального эмбрионального слоя. Эктоморф, в связи с большей относительной поверхностью, сверхоткрыт внешней стимуляции. Это – тип сложения, слабо "оснащенный" для соревновательной деятельности или длительной физической активности.



Между общим определением первичных компонентов и конечным определением соматотипа лежат тонкости объективной методики измерения. Подходящая измерительная процедура была выведена из сложной смеси рейтинговых оценок или классификаций, сделанных судьями, и разработанной системы измерений телосложения. Каждый из четырех тысяч субъектов был оценен с точки зрения каждого из первичных компонентов. Было возможно получить многочисленные антропометрические показатели – по большей части диаметры различных частей тела и определить, насколько различались эти параметры у индивидов, получивших у судей высокие или низкие оценки по каждому компоненту. Те физические показатели, которые различались у субъектов, по-разному оцененные судьями с точки зрения трех первичных компонентов, были оставлены, остальные – отвергнуты. В итоге была сохранена группа из семнадцати антропометрических показателей, каждый из которых представлял отношение диаметра той или иной части тела к росту индивида. Вскоре было обнаружено, что эти диаметры могут быть измерены по фотографии не менее точно, чем при работе с телом субъекта. Таким образом, технические показатели, полученные по стандартной фотографии, заменили показатели, полученные на основании непосредственного измерения тела.

Все четыре тысячи субъектов были оценены судьями по тому, насколько в их внешнем облике присутствовал каждый из трех первичных компонентов. Кроме того, каждый субъект получил оценку от одного до семи баллов по каждому компоненту. Таким образом, для каждого рейтинга или оценки по каждой переменной существовал ряд конкретных иллюстраций в виде индивидов, оригинальных моделей, которым был приписан этот рейтинг. Кроме того, для каждого индивида существовал набор физических показателей, по которым, как было показано, различались индивиды с различным рейтингом по трем компонентам. Теперь для Шелдона оказалось возможным разработать процедуру, посредством которой, имея семнадцать показателей, можно было объективно получить рейтинг по каждому из трех компонентов. В один из моментов исследования сотрудничавший с Шелдоном С.С.Стивенс создал аппарат, который, хотя и нуждался в человеке-операторе, сводил приписывание оценок к относительно простому, хотя и многочисленному, набору манипуляций. С использованием оператора, не знакомого с процедурой соматотипизации за исключением инструкций, необходимых для работы с аппаратом, оказалось возможным показать для одной сотни случаев корреляцию 0.94 между рейтингами, данными машиной, и теми, что были получены более первичным методом наблюдения. Шелдон сообщает (1954), что индивиды, привычные к соматотипизации группы из колледжа, обычно обнаруживали корреляцию около 0.90 или выше между своими независимыми оценками.

Физические измерения не только привели к общей картине каждого компонента; они дали возможность рейтинга этих компонентов для пяти различных областей тела: голова-шея, грудь-туловище, руки, животтуловище и ноги. Полное описание процесса соматотипизации мужского тела содержится в Шелдоновском "Atlas of men" (1954), включающем репрезентативные фотографии более тысячи мужчин, взятых из общего набора из 46 000 фотографий.

Хотя создание машины вычисления соматотипа было полезно с точки зрения демонстрации, Шелдон счел, что такой подход к соматотипу слишком медлителен, механистичен и негибок. На практике процедура выявления соматотипа обычно начинается с таблиц распределения известных соматотипов по различным отношениям, выведенным путем деления роста субъекта на кубический корень его веса. Таким образом, если мы знаем рост, вес и возраст субъекта, мы можем подойти к соответствующей таблице, где мы обнаружим незначительное число соматотипов (обычно, не более четырех-пяти) как наиболее типичных. Затем возможно выбирать подходящий саматотип, изучив актуальные физические показатели или же простым осмотром. Этот процесс осмотра облегчен рядом фотографий из "Atlas of men", где изображения упорядочены так, чтобы пользователь мог быстро находить фотографии желательного соматотипа.

С тех пор Шелдон разработал метод приписывания соматотипических оценок, который можно считать почти полностью объективным. Этот метод объективно учитывает три переменные и почти во всех случаях дает статистически выверенную оценку соматотипа. Три используемые переменные: соматотипический индекс веса (рост/кубический корень веса), индекс тела (отношение верхней части тела (грудь) к нижней (живот)), выводимый в первую очередь из фронтального изображения на стандартной соматотипической фотографии, рост во взрослом возрасте. Еще до полного описания метода он был использован в нескольких эмпирических исследованиях (Livson & McNeil, 1962; McNeil & Livson, 1963). Эти исследователи сообщают, что корреляции между старым и новым методом оценки соматотипа превышают 0.70.

В главной публикации последних лет (Sheldon, Lewis & Теппеу, 1969) Шелдон представил полное обсуждение этих базовых соматотипических переменных, сопроводив серией таблиц ("Базовые таблицы для объективной соматотипизации"), позволяющих точно установить соматотип на основании оценок по трем переменным.

Соматотип индивида – это структурирование первичных компонентов телосложения, выраженный тремя числовыми показателями, выведенными на основании семнадцати вышеупомянутых измерений или некоторой эквивалентной системы операций, с учетом адекватной истории индивида. Первый из этих показателей всегда относится к эндоморфности, второй – к мезоморфности и третий – к эктоморфности. Показатели варьируют от 1 до 7, где 1 представляет абсолютный минимум компонента, 7 – максимально возможную выраженность. Таким образом, индивид, получивший оценку 7-1-1 имеет исключительно высокий показатель эндоморфности и очень низкие – по мезоморфности и эктоморфности. Индивид, получивший оценку 4-6-1 имеет средний показатель эндоморфности, очень высокий – мезоморфности и при этом явно дифициентен по эктоморфности.

На рис. 11-1 представлена серия иллюстраций соматотипов. Помимо трех полярных, или крайних, телосложений, где полностью доминирует один компонент, мы представляем несколько вариантов более типичных или сбалансированных телосложений. Большинство индивидов подпадает под один из относительно сбалансированных соматотипов.

Рис. 11-1

Многим читателям могло показаться, что в ранних работах Шелдона предполагается, что соматотип можно адекватно установить на основе единственного набора соматотипических фотографий. Позже, однако, он ясно указал, что для более точного измерения соматотипа нужно иметь информацию относительно того, как меняется вес человека и, в идеале, серию фотографий, сделанных в разное время (Sheldon, 1949, 1954). Эти последующие ограничения, как представляется, связаны с более подробным анализом проблемы морфогенотипа. Как уже указывалось, соматотип рассматривается как средство оценки или приближения к базовым и неизменным биологическим детерминантам поведения (морфогенотипу) через показатели, относящиеся в основном к внешне наблюдаемому телу (фенотипу). Шелдон пишет:

"Принципиальная проблема конституциональной психологии – пролить предварительный таксономический свет на действие морфогенотипа в человеке. Но невозможно иметь дело непосредственно с морфогенотипом. Все, что вы можете увидеть, потрогать, измерить, взвесить – это фенотип. Фенотип – это живое тело, как оно представлено чувственному восприятию в данный момент. У фенотипа, по определению, нет четвертого измерения, нет временной продолжительности. Но работать с генотипом невозможно, поскольку в данный момент он всего лишь концептуальная абстракция. Поэтому было необходимо ввести новое понятие – соматотип – который не является ни фенотипом, ни генотипом, но есть отражение непрерывности, которая явно существует между этими двумя аспектами органической жизни... Выявлять соматотип – это пытаться бросить свет на фиксированный край континуума посредством многократной записи его изменчивого края, доступного чувствам в последовательных исследованиях фенотипа" (1954, с. 19).

Таким образом, соматотип – это компромисс между морфогенотипом и фенотипом. Это более, чем индивидуальное телосложение в настоящее время, но явно менее, чем биологически детерминированная структура тела, независимая от влияний среды. Шелдон полагает, что если мы серьезно заинтересованы в лучшей оценке морфогенотипа, нам, в идеале следует не только иметь полную историю индивида, но и летопись его предков и потомков. Кроме того, соматотипические фотографии следует получать через регулярные промежутки времени на протяжении жизни индивида, в дополнение к возможно большему количеству биологических тестов. Обычный соматотип, разумеется, далек от этого идеала; но предположительно он движется к нему от простого статистического описания телосложения в настоящее время. С этим согласуется данное Шелдоном определение соматотипа:

"По определению, соматотип есть предсказание будущих последовательностей фенотипов, которые явит живой индивид при условии, что питание останется постоянным или будет варьировать в нормальных пределах. Более формально мы определяем соматотип как траекторию или путь, по которому пойдет живущий организм при стандартных условиях питания и в отсутствии серьезной патологии" (1954, с. 19).

В четырех тысячах первоначально изученных Шелдоном случаев он смог выявить 76 отчетливых соматотипических стереотипов. Он допускал возможность открытия дополнительных стереотипов, но не полагал, что их количество существенно приблизится к 343 теоретически возможным. Его проницательность в этом случае подтверждается тем, что после изучения телосложения более сорока тысяч мужчин он смог сообщить лишь о 88 различных соматотипах. Однако картина драматическим образом изменилась с появлением нового метода определения соматотипов, и он сообщил о 267 наблюдаемых соматотипах (Sheldon, Lewis & Tenney, 1969).

Шелдон отчетливо сознает, насколько соматотип предполагает абстрагирование от огромной сложности любого конкретного телосложения. Первичные компоненты служат тому, чтобы поставить пределы классификации телосложений, но внутри каждой классификации соматотипов все же есть "комнатка" для отклонения. Это отклонение отсекается или приписывается ряду вторичных компонентов. Шелдон считает, что первичные компоненты дают возможность адекватной классификации, но остаются дополнительные измерения, которыми должен интересоваться исследователь, желающий более полно описывать телосложения. К этим дополнительным компонентам мы и обратимся.

Вторичные компоненты

Один из важнейших вторичных компонентов – дисплазия. Заимствуя этот термин у Кречмера, Шелдон использует его для обозначения "любой рассогласованности или неодинакового смешения трех первичных компонентов в различных частях тела" (1940, с. 68). Так, показателем дисгармонии является, например, принадлежность головы и шеи к одному соматотипу, а ног – к другому. Показатель дисплазии мы получаем, сравнивая соматотипические оценки пяти областей тела и суммируя различия по каждому компоненту среди этих пяти регионов. Иными словами, он представляет меру противоречивости каждого компонента между пятью областями тела. Можно вывести показатели дисплазии как отдельно по каждому компоненту, так и общий показатель. Предварительные открытия показывают, что дисплазия больше связана с эктоморфным компонентом, чем с любым из двух других, кроме того, в женском телосложении дисплазия наблюдается в большей степени, чем в мужском. Шелдон (1940) сообщает также, что среди психотиков дисплазия больше распространена, чем среди студентов колледжа.

Другой вторичный компонент – гинандоморфность. Он репрезентирует то, насколько телосложение обладает характеристиками, обычно связанными с противоположным полом, и обозначается как "г-индекс". Мужчина с высокими показателями по этому компоненту имеет мягкое тело, широкий таз и бедра, а также другие женские признаки, включая длинные ресницы и мелкие черты лица. Эта переменная варьирует от 1 (отсутствие характеристик противоположного пола) до 7, что означает гермафродитизм. В исследовании делинквентности Шелдон (1949) различает первичную и вторичную гинандоморфность. Первичный показатель представляет внешность так, "как она видится издали" или на соматотипической фотографии. Вторичный показатель выводится из физического изучения или прямого наблюдения человека, включая движения, голос, выражение лица.

Возможно, самый важный из вторичных компонентов – и самый неуловимый – аспект текстуры. Шелдон убежден в огромной важности этого компонента и уподобляет человека с высокими показателями в этом отношении чистопородному животному. Он пишет:

"Внутри каждого соматотипа есть четкая градация от очень грубой до очень утонченной физической текстуры... есть высокая корреляция между т-индексом и тонкостью волос на голове... грубость текстуры может коррелировать с толщиной покрова различных частей тела..." (1940, сс. 76-77).

В позднейшей публикации он полагает, что это просто мера "эстетической приятности", и, пытаясь ответить на вопрос "приятности для кого", говорит:

"Высокий 771-компонент – это структура, приятная для любого человека со средне развитым эстетическим восприятием или обычной оценкой красоты форм и пропорций. За пределами этого простого утверждения объективация дефиниции "т" трудна по той же, возможно, причине, по которой трудно определение делинквентности. В конечном итоге, именно вас расстраивает делинквентность... и именно вам высокое "т" должно доставлять удовольствие" (1949, с. 22).

Шелдон рассуждает о том, что "т"-компонент представляет оценку "эстетического успеха того биологического эксперимента, результатом которого является сам индивид" (1949, с. 21) и полагает, что этот тип оценивания людей не должен игнорироваться обществом, которое стремится выжить, или общественной наукой, стремящейся иметь дело с важнейшими социальными проблемами.

Есть важное различие между первичным и вторичным т-компонентом, соответствующее выше обозначенному различию между первичной и вторичной гинандоморфностью. Первичный показатель "т" выводится из фотографии соматотипа, вторичный – на основе тесного и прямого контакта с индивидом. Автор дает иллюстрации (1954) соматотипов, по убыванию показателей в каждой категории от 1 до 6 и для тестурального аспекта, и для гинандоморфности. Ни в одном наблюдавшемся случае сложение не заслужило высших оценок по этим переменным.

Мы обозначили не все вторичные компоненты – лишь те, которые были описаны как наиболее важные. Этого будет достаточно, чтобы читатель получил представление о том, каким образом Шелдон может дополнить и обогатить описание телосложения, построенное на основе первичных компонентов.

Соматотипизация женщин

Первоначальный объем работы по измерению телосложения был проделан Шелдоном в отношении мужчин. Очевидно, что в нашем обществе санкции против изучения обнаженного тела жестче в случае женского тела, чем в случае мужского. Соответственно, вполне естественно, что работа в этой области должна была осуществляться с мужчинами. В первой книге о телосложении (1940) Шелдон утверждает, что доступные данные указывают на те же семьдесят шесть соматотипов у женщин, что и у мужчин, хотя встречаются они, вероятно, с другой частотой. Он утверждает также, что эндоморфность, как и комбинация эндоморфности с эктоморфностью, более обычны для женщин, тогда как для мужчин более обычны мезоморфность и мезоморфность в сочетании с эндоморфностью.

Шелдон сообщает (1954) о значительной работе в области соматотипизации женщин и о том, что в будущем будет опубликован "Атлас женщин". Более экстенсивные открытия, которыми он располагает сейчас, подтверждают его предыдущее наблюдение относительно того, что телосложение женщин более эндоморфично, чем мужское. Он указывает также, что женщины демонстрируют меньше вариаций в компонентах, чем мужчины, хотя есть незначительное число женских соматотипов, которым нет параллелей у мужчин.

Постоянство соматотипа

Один из пунктов расхождения между здравым смыслом и обобщениями теоретика – отношение к тому, насколько описание или классификация, основанная на объективных измерениях телосложения, константны. Обычные измерения, связанные с возрастом или диетой, большинству людей представляются свидетельствами изменчивости соматотипов. Однако Шелдон в своих ранних работах, как и другие конституциональные психологи, твердо убежден в том, что "никакое питание, и это очевидно, не может привести к тому, что показатели одного соматотипа перерастут в показатели другого" (1944, с. 540). Возможно, фактор питания повлияет на отдельные показатели, но это не изменит актуального соматотипа. Это обобщение представлено Шелдоном после осуществления измерений до и после изменений веса обследуемых примерно на сто фунтов. Он подводит итог:

"...мы имели возможность отследить развитие нескольких сотен индивидов на протяжении примерно двенадцати лет, и, хотя многие показали значительные флуктуации по весу, мы не обнаружили ни единого случая, убеждающего в изменении соматотипа. Чтобы изменился соматотип, должен измениться скелет, а также форма головы, костная структура лица, шеи, запястий, лодыжек, голеней, предплечий, должны вырасти те места, где не скапливается жир. Отложение или уменьшение жира не меняет соматотипа, ибо не меняет существенно ни одного показателя, за исключением относящихся к местам скопления жира... Можно сказать, что до сей поры не было случая, чтобы нарушения питания привели к тому, что телосложение стало невозможно распознать или стимулировало бы другой соматотип настолько, чтобы возникла достойная внимания путаница" (1940, с. 221).

Шелдон полагает, что так же, как отощавший мастиф не становится пуделем, так и похудевший мезоморф не станет эктоморфом. Структура тела меняется лишь при определенных болезнях, типа акромегалии или мышечного истощения, но такие заболевания легко выявляются в обследовании и не приводят к неожиданным изменениям соматотипа. Постоянство соматотипа – вещь настолько общая, что, по утверждению Шелдона, с изменением веса не флуктуирует даже индекс дисплазии.

Один тип сложения, часто ведущий к представлению о том, что соматотип может драматическим образом меняться – ПШП, или Практическая Шутка Пикника. Здесь мы имеем дело с индивидуумом с оценкой, скажем, 4 по эндоморфному компоненту и немного более высокой по мезоморфному компоненту – скажем, 5. Наделенный таким сложением индивид скорее всего будет худым и атлетичным в позднем отрочестве и ранней взрослости, но по истечении лет первый компонент утверждается, и шутка становится явной, поскольку человек становится очень тяжелым и округлым. Несмотря на антропометрические изменения, соматотип остается тем же. Другим фактором, затрудняющим точную оценку постоянства соматотипа, заключается в том, что для измерения соматотипа в позднем отрочестве и ранней взрослости требуется гораздо большее искусство. Соматотип живо раскрывается к тридцатилетнему возрасту, но в более ранние годы требуется более изощренный наблюдатель, хотя все признаки объективно присутствуют.

Определенным подтверждением гипотезы о константности соматотипа является сходство в распределении типов соматотипов в различных возрастных группах. Например, Шелдон (1940) сообщает, что среди мужчин сорока лет частота встречаемости различных соматотипов примерна та же, что среди студентов колледжа. Представляется вероятным, что если бы возрастные изменения приводили к соматотипическим, то в различных возрастных группах наблюдалась бы различная частота встречаемости различных соматотипов.

Впоследствии Шелдон (1954) модифицировал или по крайней мере развил свои взгляды относительно постоянства соматотипов. Как мы уже отмечали, последнее определение соматотипа включает условие постоянства питания, равно как отсутствие патологии; более того, особо подчеркивается важность адекватной истории индивида, внимание к весу в процессе развития, особенно непосредственно перед половым созреванием, для адекватной соматотипизации. Таким образом, впечатление о соматотипе, выведенное на основе трех стандартных фотографий, не отражающих изменения среды было заменено более общей и эксплицитной концепцией, утверждающей, что соматотип может быть выведен на основе последовательных фотографий в соединении с историей индивида, и оставляющей открытым вопрос о том, насколько этот соматотип может изменяться. Позиция Шелдона по этому вопросу выражена в следующем высказывании:

"Есть ли в практически выявляемых соматотипах какая-то степень надежности (или предсказуемости)? Скажем так: когда нам приходится полагаться лишь на две-три фенотипические репрезентации во взрослом возрасте и хорошую историю, может ли быть приписан соматотип, который "останется"? Некоторые предпочтут ответить категорически утвердительно, опасаясь, что любой иной ответ может вызвать нездоровое самодовольство среди сторонников "детерминации средой", некоторые из которых подошли к представлению о том, что соматотип, как они провозглашают, "есть не более, чем питание". Но лишь хорошее лонгитюдное исследование, по меньшей мере на протяжении одной человеческой жизни, позволит дать обоснованный ответ" (1954, с. 20).

Относительно недавно он представил краткие описания ряда разнообразных исследований (Sheldon, Lewis & Tenney, 1969), показывающих замечательную стабильность индекса туловища. Учитывая центральную роль ИТ в определении соматотипа по модифицированной процедуре Шелдона, неудивительно, что он еще раз заявил о неизменной природе соматотипа.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.