Сделай Сам Свою Работу на 5

Прошлое конституциональной психологии

Теории, предполагающие связь между внешностью и поведением, на много веков опережают рождение академической психологии. Удивительно не только то, что они возникают в глубоком прошлом, но то, что многие положения замечательно согласуются с ныне популярными. Человек, которому приписывают первые работы в этой области, – Гиппократ, предложивший не только типологию сложения, но также и типологию темпераментов и гуморальную концепцию, которая высоко конгруэнтна с современной идеей важности эндокринной секреции как детерминанты поведения (Hoskins, 1941). Он выделил два типа сложения, разделив людей на низких и толстых, с одной стороны, и высоких и тонких, с другой. Хотя такое разделение может выглядеть устаревшим, оно, тем не менее, недалеко отстоит от многих классификаций прошедшего столетия. Он предположил также, что этим телесным типам сопутствуют характерные заболевания. Низкие и толстые тела особенно склонны к апоплексии; высокое и тонкое строение часто сопровождается туберкулезом. Здесь зарождается конституциональная медицина область, в которой активно проявил себя Шелдон. Далее, Гиппократ предположил, что можно выделить четыре основные типа темперамента, аналогично четырем основным стихиям Эмпедокла – воздуху, воде, огню и земле. В теле также четыре гумора (жидких субстанции), относительное преобладание которых определяет тип темперамента, к которому принадлежит человек. Таким образом, перед нами предложение классифицировать индивидов с точки зрения темпераментов и положение о том, что телесные жидкости (эндокринные секреты) определяют темперамент индивида.

С работами Эрнста Кречмера (1921) конституциональная психология вышла на современный курс. Кречмер был германским психиатром, внесшим первостепенный вклад в европейскую психиатрию, хотя в нашей стране он больше известен в связи с исследованием отношений между телосложением и психическими нарушениями. Психиатрическая практика убедила его в том, что между телосложением и поведенческими проявлениями существуют важные отношения, особенно в смысле поведения, проявляющегося у представителей двух основных форм психических расстройств – маниакально-депрессивного психоза и шизофрении. Шизофрения – наиболее распространенное из всех психотических нарушений и характеризуется потерей эмоциональной отзывчивости и "вырванностью" из нормальных межличностных отношений, часто сопровождается бредом и галлюцинациями. Маниакально-депрессивный психоз в крайних проявлениях характеризуется перепадами настроения, так что в одной фазе индивиды могут быть настолько сверхактивны и возбудимы (маниакальны), что их приходится насильно сдерживать, не давая нанести повреждения себе и другим, а в другой фазе настолько пассивны, летаргичны и депрессивны, что о них приходится заботиться, как о младенцах.



Определив эту общую область интереса, Кречмер намеревался сделать три вещи: (1) разработать способ объективной классификации индивидов на основе ограниченного числа категорий, относящихся к телосложению; (2) соотнести телосложение, измеренное на основе ранее выделенных категорий, с двумя основными формами психозов – шизофреническим и маниакально-депрессивным; (3) соотнести телосложение и другие, нормальные формы поведения.

В области измерений телосложения Кречмер был удивительно систематичен и скрупулезен. Пытаясь достичь повторяемости и согласованности измерений, он создал тщательно разработанный контрольный перечень основных частей тела с набором описательных предложений для каждой. Затем этот список заполнялся, при этом субъект стоял обнаженный перед исследователем. В результате комплексного анализа этих оценок и объективных измерений Кречмер пришел к представлению о трех основных типах телосложения.

Первый тип был назван астеническим, он относится к хрупкому, тонкому телосложению. По словам Кречмера:

"...типична ...недостаточность толщины при обычной длине тела. Этот недостаток толщины присутствует во всех частях тела – лице, шее, туловище, конечностях, – и во всех тканях – кожной, жировой, мышечной, костной, во всей сосудистой системе. В связи с этим мы обнаруживаем, что средний вес, а также все показатели поверхности и ширины ниже обобщенного значения для мужчин... худой, тонкого телосложения человек, выглядящий выше, чем на самом деле, со слабой секрецией и кровоснабжением кожи, узкими плечами, с которых свисают тонкие руки с худыми мускулами и тонкокостными кистями; длинная, узкая, плоская грудная клетка, в которой можно сосчитать острые ребра, худой живот..." (1925, с. 21).

Второй тип телосложения – атлетический, – мускульный, энергичный.

"Мужской атлетический тип распознается по сильному развитию скелета, мускулатуры и кожи... От среднего роста до высокого, с особенно широкими выдающимися плечами, великолепно развитой грудью, твердым животом, сужающимся книзу торсом, так что таз и прекрасные ноги иногда кажутся почти изящными по сравнению с верхними органами и особенно гипертрофированными плечами" (1925, с. 24).

Третий тип телосложения – пикнический, характеризующийся полнотой и соответствующий дигестивному типу по Ростану. Кречмер полагает, что:

"Пикнический тип... характеризуется выраженным периферическим развитием телесных полостей (голова, грудь, живот) и тенденцией к распределению жира по телу... средний рост, округлая фигура, мягкое широкое лицо, короткая массивная шея, просевшая между плечами; толстое брюшко выдается из-под углубленного грудного свода, расширяясь к нижней части тела" (1925, с. 29).

В дополнение к выделенным выше трем типам был введен еще один диспластичный. К нему относится небольшая группа случаев, в которых наблюдались явно девиантные аспекты строения тела индивида, так что даже случайному наблюдателю они кажутся "редкими, удивительными и уродливыми".

Дав эту систему классификации типов телосложения, Кречмер приступил к сравнению пациентов. Он исследовал 260 психотиков – 43 мужчины и 42 женщины с маниакально-депрессивным психозом, 125 мужчин и 50 женщин с шизофренией. Когда эти пациенты были классифицированы в соответствии со схемой Кречмера, он обнаружил распределение, представленное на таблице 11-1. Из этого Кречмер заключил, что существует "явная биологическая близость" между маниакально-депрессивным психозом и пикническим телосложением и аналогичные отношения между шизофренией и астеническим, атлетическим и определенным диспластичным типами телосложения.

Кречмер также проясняет свою позицию относительно того, что между психотическими состояниями и нормальным поведением нет разрыва. Приняв во внимание отношение между телосложением и психозами и убеждение Кречмера в том, что нет разрыва между нормальным и аномальным, легко понять, что Кречмер должен был ожидать наличия связи телосложения со стереотипами поведения нормальных субъектов. Однако, это остается лишь предположением, так как Кречмер не приводит данных, напрямую подкрепляющих это утверждение.

Таблица 11-1

  Число случаев
маниакально-депрессивные шизофрения
Астенический
Атлетический
Смешанный астенико-атлетический
Пикнический
Пикнический смешанный
Диспластичный
Деформированный и некатегоризируемый
Всего

Kretschmer, (1925), с. 35

Хотя вклад Кречмера в конституциональную психологию очевиден, очевидно и то, что его работа критикуема. Наиболее важное возражение заключается в том, что он не проконтролировал адекватно возрастные различия среди маниакально-депрессивных и шизофренических больных. Таким образом, обычное наблюдение, что с возрастом вес большинства из нас увеличивается и мы больше напоминаем пикников, и данные о том, что маниакально – депрессивный психоз в типичном случае возникает в более позднем возрасте, чем шизофрения, могут объяснять то отношение, которое он выявил между телосложением и психозами. Кроме того, ряд исследователей столкнулся с трудностями при попытках отнесения телосложения к той или иной кречмеровской категории так, чтобы это было объективно и повторяемо.

Описанное нами, особенно работа Эрнста Кречмера, создало необходимый фон, на котором развились положения и деятельность Шелдона. Хотя и правда, что работа Шелдона много выше работ его предшественников, непохоже, чтобы он мог достичь того, чего достиг, без исполненных воображения и тщания усилий этих людей. Обратимся теперь к обсуждению того, что составляет основы учения Шелдона, к его теории и исследованиям.

Уильям X. Шелдон

Шелдон родился в 1899 году в Уорвике, Род Айленд, где рос в фермерской обстановке. Сельская атмосфера ранних лет его жизни, тесные отношения с отцом, натуралистом и животноводом, во многом определили его ценности и взгляды на человеческое поведение. Даже сегодня его работы выдают его интерес к животному миру, и многие его идеи относительно детерминант человеческого поведения вырастают, как представляется, из близкого знакомства со способами разведения животных. Он получил образование в государственной школе и поступил в Университет Брауна, где в 1919 году получил степень бакалавра. Впоследствии он получил степень магистра в университете Колорадо и докторскую степень по психологии в Чикагском университете в 1926 году. В 1933 году он получил степень доктора медицины – также в Чикагском университете. С 1924 по 1926 год он преподавал психологию в Чикагском университете, а затем был в течение года ассистентом и в Чикагском университете, и в Северо-западном университете. Затем, с 1927 по 1931 год, был ассистентом в Висконсинском университете. После получения медицинской степени он прошел интернатуру в детской больнице в Чикаго и завоевал положение, давшее возможность двухгодичного заграничного обучения в области психиатрии. В этот период много времени он провел в Цюрихе с Карлом Юнгом, но, помимо этого, нанес визиты Фрейду и Кречмеру. По возвращении в свою страну в 1936 году он начал работу в качестве профессора психологии Чикагского университета. В 1938 году он перешел в Гарвардский университет, где оставался в течение ряда лет и где возникло его сотрудничество с выдающимся экспериментальным психологом С.С.Стивенсом (Stevens, S.S.). Вслед за службой в армии во время войны Шелдон в 1947 году занял пост руководителя лаборатории по исследованию конституции медико-хирургического колледжа Колумбийского университета, где работал до своего ухода. На этом посту он сменил Джорджа Дрейпера (George Draper), пионера конституциональной медицины; и, подобно Дрейперу, он изучал отношения между органическим заболеванием и структурой телосложения.

Профессиональные труды Шелдона представляют единый поток. За исключением двух любопытных отклонений, они отражают попытку определить и описать основные компоненты человеческого тела ("The varieties of human physique", 1940), основные компоненты темперамента ("The varieties of temperament", 1942) и применение этих открытий к проблемам делинквентности ("Varieties of delinquent youth", 1949). Шелдон вернулся к проблемам описания телосложения в своем "Atlas of men" (1954) и в нескольких публикациях, отражающих совершенствование его метода соматотипизации (Sheldon, 1969). Первая его работа ("Psychology and the Promethean will", 1936) – вызывающее эссе о роли религии в современной жизни. В этой работе он подчеркивает и то, что считает главным источником конфликтов среди современных людей. Другой книгой, не связанной тесно с конституциональной психологией, является его работа по таксономии монет ("Early American cents, 1793-1814", 1949), в которой Шелдон проявляет себя как адепт классифицирования старых монет, подобно человеческому телосложению.

Широта образования Шелдона не дает возможности точно определить те отдельные фигуры, которые повлияли на его профессиональное развитие. Однако и в своих письменных трудах, и в исследованиях он показывает, что в долгу перед предшественниками на поприще конституциональной психологии, особенно Кречмером и Виолой. Далее, хотя он и высказывал едкие замечания относительно фрейдовского вклада в психологию, есть данные о некотором влиянии с этой стороны и со стороны работ Карла Юнга. Работы Уильяма Джеймса, крестного отца Шелдона, оказали на него явное влияние. Медицинское образование Шелдона и его ранние интересы в области животноводства явно отражены в его подходе к биологическим и наследственным факторам поведения. Наконец, изощренность Стивенса в области измерительных процедур повлияла на Шелдона в период их сотрудничества.

В теории Шелдона ярко и энергично выражена идея о том, что структура тела играет важнейшую роль как первичная детерминанта поведения. Кроме того он определяет ряд объективных переменных, которые могут служить плацдармом для описания телосложения и поведения. В область, где использование типов – то, что Уайтхед назвал "домом на полпути к измерению", – было правилом, Шелдон вводит и отстаивает представление о непрерывных переменных. Более того, его методики измерения структурных характеристик тела предполагают использование стандартных фотографий и гораздо более тщательно разработанных и воспроизводимых процедур, чем у его предшественников.

За этим вниманием к телосложению и его измерению стоит глубокое убеждение, что наследственные биологические факторы имеют огромное значение в детерминации поведения, и вера в то, что загадка человека будет разрешаться, только углублением знаний об этих факторах. Полноценная психология не может существовать в биологическом вакууме. Таким образом, в психологическом мире, фиксированном на проблемах транзакций в среде, мы обнаруживаем Шелдона, отворачивающегося от внешнего мира и вглядывающегося вместо этого в телесные структуры, стоящие за всеми поведенческими феноменами. Его допущение состоит в том, что именно здесь, в телосложении, психолог может найти константы, прочные субструктуры, столь необходимые, чтобы в изучение человеческого поведения внести регулярность и согласованность. Это обозначено в следующем утверждении:

"Становилось все более ясно, что ситуация взывает к биологически ориентированной психологии или же такой, которая в качестве операциональной системы координат берет обоснованное описание структуры, (вместе с поведением) самого человеческого организма. Наверное, равносильно сказать, что психология нуждается для своей поддержки в конституциональной антропологии, сформулированной в терминах компонентов, или переменных, которые могут быть измерены и количественно описаны как со структурной, так и с поведенческой – антропологической и психологической – стороны структурно-поведенческого континуума, составляющего человеческую личность" (1949).

Шелдон – ученый, любящий крайние утверждения и умеющий подбирать словесные образы, чтобы их отстоять. Таким образом, мы имеем комбинацию неутомимого исследователя и полемически ориентированного индивида, отстаивающего позицию, бедно представленную в современной американской психологии.

Структура телосложения

Одна из привлекательных сторон теории Шелдона – в ее простоте и обстоятельности. В отличие от многих теорий личности, которые оставляют неограниченное количество "незаполненных чеков", которые могут быть заполнены для создания запутанных поведенческих уравнений, Шелдон определяет ограниченное количество переменных, относящихся к телосложению и темпераменту, которые имеют первичное значение для репрезентации человеческого поведения. Впрочем, он оставляет свободу для дальнейшей разработки и совершенствования и не выступает безумным апологетом идеи плодотворности этих переменных в настоящем.

В соответствии с подходом большинства других конституциональных психологов, Шелдон пытается определить удобные критерии для описания физических компонентов человеческого тела. Важно понять, что он не просто ищет средство классификации или описания внешности. Он претендует на большее – дать "ярлык биологической идентификации". Он допускает, что генетические и другие биологические детерминанты играют важнейшую роль в развитии индивида. Он полагает также, что возможно получить некоторую репрезентацию этих факторов посредством системы измерений, базирующихся на внешнем облике. С его точки зрения, существует гипотетическая биологическая структура (морфогенотип), стоящая за внешним, наблюдаемым сложением (фенотип) и играющая важную роль не только в детерминировании физического развития, но и в оформлении поведения. Соматотип представляет попытку оценки морфогенотипа, хотя должен идти к этой цели не прямо, и его выведение во многом основано на измерении фенотипа (сложения).

Сейчас мы рассмотрим подход Шелдона к измерению внешних параметров индивида, вслед за чем обсудим его попытку определить наиболее важные компоненты, стоящие за поведением.

Измерение телосложения

Хотя Шелдон прекрасно знал о попытках своих предшественников типологизировать или измерить внешний облик, он начал действовать индуктивно. Первая проблема, с которой он столкнулся, – обеспечение большого количества "внешностей", которые можно было бы подвергнуть многократному исследованию. Чтобы сделать эту процедуру практичной и эффективной, он создал фотографическую методику, предполагавшую изображение индивидов на стандартном фоне спереди, сбоку и сзади. Эта процедура была названа "Тест представления соматотипа" и детально описана в шелдоновском "Atlas of men" (1954).

В первом: значительном своем исследовании человеческого телосложения Шелдон получил около четырех тысяч стандартных фотографий мужчин – студентов колледжа. Эти изображения были затем внимательно изучены несколькими судьями с целью выделения главных переменных, отвечающих за физические различия или составляющих их основу. Если данная характеристика предположительно была первичной, она оценивалась по следующим критериям: (1) Возможно ли классифицировать все четыре тысячи субъектов на основании этой характеристики? (2) Могли ли различные судьи независимо достичь согласия в классификации внешности с точки зрения этой характеристики? (3) Нельзя ли рассмотреть эту переменную в терминах уже выделенных переменных?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.