Сделай Сам Свою Работу на 5

Исследование экспрессивного повеления

С начала 30-х годов Олпорт и его сотрудники провели серию исследований, связанных с демонстрацией значимости и согласованности экспрессивного поведения. Определяя эту область исследований, Олпорт проводит различие между двумя компонентами, присутствующими в любой реакции человека. Первый компонент – адаптивный или связанный с овладением ситуацией, прежде всего с функциональной ценностью акта, производимым им эффектом и результатом. Второй компонент – экспрессивный, относящийся к манере или стилю осуществления акта. Миллионы индивидов осуществляют одни и те же адаптивные акты, но нет двух, которые делали бы это абсолютно одинаково по стилю. Принимая во внимание то, что в теории Олпорта подчеркиваются индивидуальные и уникальные элементы поведения, ясно, что он должен быть глубоко заинтересован в экспрессивном поведении – личном компоненте любой, даже самой стереотипной реакции.

Теория Олпорта не только естественным путем приводит к интересу к экспрессивному поведению, она также обещает, что исследование этого аспекта поведения будет иметь общее значение. Если все поведение человека конгруэнтно и взаимосвязанно, тогда даже самые тривиальные индивидуальные акты должны быть соотнесены с центральными аспектами состава индивида. Следовательно, мы можем изучать неприметные экспрессивные акты и получать информацию о центральных аспектах поведения. Сравнивая экспрессивный и адаптивный компоненты, Олпорт пишет:

"Экспрессивная часть поведения проистекает из глубинных детерминант, функционирующих, как правило, бессознательно и без усилий. Адаптивная же часть – более ограниченная система, определяемая моментом, зависимая от стимуляции, волевого усилия или навыков. Причина данного поведенческого акта в существующих в данный момент желаниях и намерениях индивида (хотя они, в свою очередь, могут проистекать из более глубоких личностных черт и интересов), но стиль исполнения всегда направляется прямо и без помех глубокими устойчивыми личностными диспозициями" (1937, с. 466).



Таким образом, Олпорт, в соответствии со своей теорией изучает экспрессивные аспекты поведения как средство, обеспечивающее доступ к важным источникам индивидуальной мотивации и конфликтов.

Стиль поведения определяется не исключительно личностными факторами. Олпорт признает роль социокультурных детерминант, органических состояний и других переменных. Вклад этих многочисленных факторов не уменьшает важности экспрессивного поведения как источника данных о личности; они лишь несколько усложняют эмпирическую задачу исследователя или диагноста. Экспрессивное поведение может быть классифицировано с точки зрения вызванного акта, например, выражение лица, походка, голос, почерк. Олпорт полагает, что не следует обращать внимание лишь на какой-то один тип экспрессивного поведения, поскольку все они важны и пополняют наше знание об индивиде.

Наиболее экстенсивное исследование Олпорта в этой области было осуществлено в сотрудничестве с Филиппом Э.Верноном (Allport & Vernon, 1933) и было направлено конкретно на проблему согласованности экспрессивного движения. Одна часть исследования представляла изучение группы из двадцати пяти субъектов (сравнительно гетерогенной по составу) в течение трех различных сессий, разделенных друг от друга интервалом около четырех недель. На протяжении каждой сессии субъект выполнял задания различных тестов, позволяющих измерить: скорость чтения и счета, скорость ходьбы, длину шага, оценку знакомых размеров и состояний, оценку веса, силу пожатия руки, скорость и силу постукивания пальцем, рукой, ногой, рисование квадратов, кругов и других фигур, различные измерения почерка, мышечные напряжения и т.д. Кроме того, были получены рейтинги наблюдателей относительно различных показателей, таких, как громкость голоса, плавность речи, количество движений во время естественной речи, внешняя опрятность. Очевидно, что в распоряжении исследователей очень много показателей, которые можно было можно использовать в анализе.

В исследовании согласованности Олпорт и Вернон начали с изучения ре-тестовой надежности (связь измерений показателей в двух различных случаях) различных экспрессивных проявлений. В целом надежность оказалась достаточно высокой, интеркорреляции были примерно эквивалентны показателям ре-тестовой надежности для обычного психологического инструментария. В свете этой связности авторы заключают: "Отдельные привычки в области жестикуляции, насколько показывают наши измерения, – стабильные характеристики индивидов в нашей экспериментальной группе" (1933, с. 98). Затем они исследовали отношения между тем, как одни и те же задания выполняются различными мышечными группами, правой и левой частями тела, руками и ногами и т.д., и выявили примерно одинаковые связи. Это открытие важно, поскольку предполагает общий или центральный интегрирующий фактор, продуцирующий согласованный стиль независимо от избранной периферической манифестации.

Наиболее трудным из предпринятых исследователями сравнений было выявление интеркорреляции основных переменных по всем заданиям. Были выявлены интеркорреляции по тридцати восьми показателям. Первое впечатление от корреляционной матрицы было таково, что частота положительных корреляций была выше вероятной. Таким образом, первичные данные позволяли предположить наличие чего-то общего, лежащего за индивидуальными оценками. Данные не позволяли применить стандартный факторный анализ, так что исследователи осуществили род кластерного анализа, при помощи которого определили группы корреляций или факторов, состоящих из тех переменных, которые показали значимые интеркорреляции. Их заботила не только статистическая значимость, но и психологическая осмысленность.

В итоге было выявлено три фактора, ответственных за большинство наблюдавшихся интеркорреляций. Первый был назван "фактором пространства" и включал такие переменные, как площадь письма, площадь нарисованных на доске фигур, пространство шага, переоценка углов. Это выглядит как нечто вроде "моторной экспансивности". Второй кластер был назван "центробежный фактор" и включал такие переменные, как переоценка расстояния от тела при помощи ног, размера кубов, скорость речи, недооценка веса, недооценка расстояния до тела при помощи рук. Этим фактором авторы не так удовлетворены, как предыдущим, но пишут: "Фактор в основном базируется на измерении центробежный-центростремительный... Таким образом, фактор может быть проинтерпретирован как общая "тенденция вовне", свобода и "экстраверсия" выразительного движения, обратная замкнутости, ограниченности, педантичности в движении" (1933, с. 112). Третий кластер был назван "фактором силы" и включал такие показатели, как: сила голоса, движения в процессе речи, нажим при письме, сила постукивания, переоценка углов, давление покоящейся руки. Исследователи считают, что это сравнительно гетерогенный фактор, однако, общий фактор силы, как представляется, лежит в основе большинства показателей. Они полагают: "Простое физическое давление или напряжение представляются важными только как часть более широкой и в большей мере психологической тенденции совершать эмфатические движения" (1933, с. 112).

Олпорт и Вернон, не вполне удовлетворенные групповыми сравнениями, сопроводили этот анализ четырьмя описаниями случаев, в которых выразительные движения субъекта исследовались в контексте известного о личности. Они говорят: "...мы вынуждены заключить, что в действительности никакие измерения не противоречат субъективным впечатлениям о личности. Измерения преданно фиксируют то, на что указывает здравый смысл. Даже данные, статистически не соответствующие, укладываются в общую картину так, что оказываются понятными и психологически конгруэнтными". (1933, с. 180). Далее, было обнаружено, что судьи были способны находить соответствия – на уровне выше случайного – между образцами почерка и кимографическими кривыми (показывающими нажим в процессе письма) с одной стороны, и очерками о личности, с другой. Интересно их финальное утверждение: "Существуют уровни единства в движении, как существуют степени единства ментальной жизни и личности. Очевидно, небезосновательно признать, что насколько организована личность, настолько гармоничны и согласованны выразительные движения, и насколько личность дезинтегрирована, настолько выразительные движения противоречивы" (1933, с. 182).

В графологическом обследовании анализировался ряд образцов почерков, полученных от группы, состоящей из двадцати трех мужчин – студентов выпускного курса – которые до того прошли широкое обследование на основе стандартных психологических измерений и в отношении которых были получены оценки со стороны различных наблюдателей. Эти образцы почерков затем были переданы двум сотрудникам (Downey and Lucas), которые подготовили очерки о личностях ("портреты личности"), основанные исключительно на знании почерка индивидов. Затем экспериментатор попытался определить эти портреты на основе детального знания субъектов, как с целой группой, так и с малыми субгруппами. В том и другом случае его успех в определении субъектов превышал случайный, хотя в абсолютном смысле точность была невелика. После финального обсуждения позитивных открытий Олпорт и Вернон заключают:

"Наши результаты показывают, что как жесты, так и почерк человека отражают по сути стабильный и постоянный индивидуальный стиль индивида. Его экспрессивные движения не представляются диссоциированными и не связанными друг с другом; напротив, они организованы и хорошо структурированы. Далее, данные указывают на то, что есть конгруэнтность между экспрессивными движениями, с одной стороны, и установками, чертами, ценностями и другими диспозициями "внутренней" личности, с другой. Хотя в целом вопрос об организации личности лежит за пределами данной работы, ясно, что основания для адекватного решения этой важной проблемы не могут быть взяты из анархической доктрины специфичности, но только из позитивных и конструктивных теорий согласованности" (1933, с. 248).

В серии исследований, осуществленных Олпортом и Кэнтрилом (Аllport & Cantril, 1934) была предпринята попытка оценить, насколько точным может быть суждение, основанное только на голосе. Было задействовано около 600 судей, оценивавших 16 говорящих. Были использованы три различные методики оценивания: составление портрета личности, установления соответствия говорящего и одного из описаний личности и оценка говорящих по свойствам, независимо измеренным. Свойства, в отношении которых выносились суждения, включали: физические и экспрессивные характеристики типа возраста, веса, комплекции, внешности по фотографии и почерка, а также интересы и черты, например, профессия, политические предпочтения, экстравертированность, доминирование.

Результаты показали, что судьи соотносили голос с личностными характеристиками на уровне выше случайного. Сравнение суждений, основанных на естественном голосе и голосе по радио показало, что в обоих случаях было превышение случайности, но естественный голос вел к несколько более точной оценке. Исследование различных личностных характеристик, которые подвергались измерениям, показало, что судьи были более сходны в суждениях, и точнее при оценке интересов и черт, в отличие от физических характеристик и подчерка. Из этого авторы заключают: "Об организованных чертах и диспозициях судят не только более согласованно, но и более точно" (Allport & Cantril, с. 51).

Другой ученик Олпорта, Хантли (Huntley, 1940), провел несколько интересных исследований, направленных на изучение соотношения экспрессивного поведения и самооценки. Эти исследования выросли из работ Вернера Вольфа (Werner Wolff, 1933, 1943) и представляют собой попытку исследовать некоторые из его открытий в тщательно контролируемых экспериментальных условиях. В двух предпринятых Хантли исследованиях он просил субъектов выполнить серию тестов и во время тестовых сессий регистрировал (о чем субъекты не знали) "формы экспрессий". Сюда входили фотографии со спины, рук испытуемых, их профиля, а также примеры их почерков и голосов. Шесть месяцев спустя субъектов вызывали вновь и просили оценить образцы собственных и чужих экспрессивных форм. Разумеется, им не говорили, что какой-то из примеров – их собственный. В каждой пробе им предъявляли четыре образца: два, относящихся к противоположному полу, один – к тому же и последний – собственный образец субъекта. Затем субъекта просили дать свободную характеристику личности обладателя каждого образца и ранжировать образцы по степени предпочтения или же оценить каждый образец с точки зрения ряда отдельных свойств: оригинальности, привлекательности, ума и т.д. Два основных открытия касаются распознавания собственных форм экспрессии и оценочной реакции на собственные распознанные и нераспознанные формы. Исследования Хантли совпало с исследованием Вольфа в том плане, что распознавание собственных образцов экспрессии было удивительно редким. Далее, результаты показали, что в тех случаях, когда распознавания не было, индивид демонстрировал тенденцию к крайним оценкам. Иногда оценка была негативной, обычно – позитивной и очень редко – нейтральной. В случаях частичного распознания или колебаний суждения становились более благоприятными, при полном распознавании – нейтральными. Также были отмечены индивидуальные различия в самосуждениях, – некоторые субъекты придерживались крайних суждений, другие умеренных. Позже некоторые открытия Вольфа и Хантли были перепроверены Линдсеем (Lindsey, Prince & Wright, 1952), также учеником Олпорта.

Олпорт, обобщая собственные исследования и исследования других, пишет:

"Экспрессивные особенности тела активируются не независимо. Каждая из них побуждается во многом так же, как и остальные. Таким образом, до определенной степени подтверждаются слова Лаватера о том, что "во всем проявляется единый дух". Однако, согласованность никогда не абсолютна. Один канал экспрессии никогда не является точным повторением других. Если бы это было так, полностью подтвердилась бы правомерность моносимптоматических методов психодиагностики. Личность в целом в точности выдавалась бы каждой отдельной характеристикой. Все рассказал бы почерк, равно как и глаза, руки, органы. Продемонстрированная степень согласованности не подтверждает правомерности столь простой интерпретации случаев.

Единство экспрессии оборачивается, как мы и ожидали, проблемой уровня, как и само единство личности – это проблема уровня. От экспрессивных характеристик тела не надо ждать большей согласованности, чем та, которой обладает личность (как не стоит ожидать и меньшей). Экспрессия структурируется сложными путями – в точности, как и сама личность. Есть главные согласованности и вторичные согласованности, большая конгруэнтность и некоторые конфликты и противоречия. Психодиагностика должна перейти – как это делает любая другая ветвь психологии личности – к изучению комплексных феноменов на комплексном уровне" (1937, сс. 480-481).

Письма от Дженни

В 1940-х Олпорт стал обладателем 301 письма, написанного женщиной среднего возраста, Дженни Мастерсон (псевдоним) молодой супружеской паре за период более 12 лет. Олпорт счел эти частные письма важными с психологической точки зрения и в течении многих лет использовал их при обучении психологии личности для стимуляции групповой дискуссии. В сокращенном виде они были опубликованы в "Journal of Abnormal and Social Psychology" (анонимно, 1946).

Олпорт и его ученики применили к этим письмам несколько типов анализа для того, чтобы определить главные черты Дженни. Он разработал метод, названный "анализ личностной структуры". Первый шаг состоял в чтении писем на предмет выявления важнейших вопросов и тем, о которых писала Дженни. Болдуин (Baldwin, 1942) обнаружил, что она часто писала о своем сыне Россе, деньгах, природе и искусстве и, разумеется, своих чувствах. Следующий шаг заключался в поиске связей между этими вопросами путем выявления того, насколько часто они возникали вместе. Например, когда Дженни писала о Россе, насколько часто при этом упоминались деньги, искусство, женщины и т.д. Этот анализ дал ряд статистически значимых кластеров или корреляций. Два таких кластера вращались вокруг благоприятного и неблагоприятного света, в котором виделся Росс. Когда в письме было выражено благоприятное отношение, в нем с большей вероятностью появлялись и темы природы, искусства, воспоминаний Дженни о прошедших годах, – чаще, чем могло возникнуть по случайности. Когда о Россе писалось неблагосклонно, упоминались другие моменты, – эгоизм Росса, самопожертвование Дженни, другие женщины в неблагоприятном свете. Олпорт отмечает, что исследование Болдуина показывает, что "количественное описание структуры единичной личности возможна посредством статистических процедур, примененных к контент-анализу" (1965, с. 199), но вместе с тем интересуется, "добавляет ли столь трудоемкий способ классификации кластеров что-либо новое к интерпретации на основе простого здравомыслящего прочтения материала" (ее. 198-199).

Сам Олпорт при анализе черт, выраженных в письмах Дженни, больше опирался на здравый смысл. Он попросил тридцать шесть человек прочесть письма Дженни и охарактеризовать ее с точки зрения ее черт. В целом они использовали 198 наименований черт. Поскольку многие из этих названий были синонимичны или тесно связаны, Олпорт счел возможным сгруппировать их под восемью заголовками с использованием оставшихся после сокращения тринадцати понятий. Эти восемь категорий:

  1. Сварливый – подозрительный
  2. Центрированный на себе
  3. Независимый – самостоятельный
  4. Драматический – склонный к сильным переживаниям
  5. Эстетический – артистичный
  6. Агрессивный
  7. Циничный – морбидный
  8. Сентиментальный

Среди судей наблюдалось значительное согласие в том, что наиболее важными чертами Дженни были подозрительность, центрированность на себе и самостоятельность.

Олпорт признает, что перечень черт не представляет структуры. "Разумеется, ее личность – не аддитивная сумма восьми или девяти отдельных черт" (с. 195). Соответственно, он попросил судей, если это возможно, обнаружить какую-либо объединяющую тему, которой отмечено практически все ее вербальное поведение, и получил ответы столь разнообразные, что оказалось невозможным вынести решение относительно кардинальной черты. Олпорт допускал также, что психоаналитики выскажут критику в адрес его анализа черт, поскольку он не выходит на динамику (мотивацию) поведения Дженни. Он, однако, отстаивает свою позицию, указывая на согласованность поведения Дженни – ее поведение в будущем может быть предсказано на основе того, что она делала в прошлом.

Оценка Олпортом этих построенных на контент-анализе исследований в целом дана им в следующем утверждении:

"Контент-анализ (обычный "ручной" или автоматизированный) не дает золотого ключика к разгадке Дженни. Однако он объективирует, количественно описывает и в какой-то мере очищает впечатления, основанные на здравом смысле. Он удерживает нас ближе к данным (собственным словам Дженни) и предупреждает от искушения увлечься тем, что кажется очевидным. И иногда он привлекает наше внимание к открытиям за пределами беспомощного здравого смысла. Короче говоря, он, ставя в центр феноменологический мир Дженни, позволяет нам сделать более надежные первичные выводы относительно структуры личности, стоящей за ее экзистенциальным опытом" (1965, с. 204).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.