Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 35. Вклад философии в мышление

 

CHAPTER 35: The Contribution of Philosophy to Thinking [472-82] Глава 35.Вклад философии в мышление [472-82]
Values and Intellectual Traits Ценности и интеллектуальные черты
Philosophical differences are common, even in the lives of small children. Children often reason from the assumption that their needs and desires are more important than anyone else»s to the conclusion that they ought to get what they want in this or that circumstance. It often seems absurd to children that they are not given what they want. They are trapped in their egocentric viewpoints, see the world from within them, and unconsciously take their viewpoints (their philosophies, if you will) to define reality. To work out of this intellectual entrapment requires time and much reflection. Философские различия обычны, даже в жизнях маленьких детей. Дети часто рассуждают из предположения, что их потребности и желания более важны, чем чьи-либо ещё, что они должны получить то, что они хотят в том или ином случае. Детям часто кажется абсурдным, что им не дают то, что они хотят. Они находятся в западне своих эгоцентрических точек зрения, видят (понимают) мир через них и несознательно используют свои взгляды (свои философии, если хотите), чтобы давать характеристику реальности. Выход из этой интеллектуальной ловушки требует времени и большой рефлексивной (работы).
To develop consciousness of the limits of our understanding we must attain the courage to face our prejudices and ignorance. To discover our prejudices and ignorance in turn we often have to empathize with and reason within points of view toward which we are hostile. To achieve this end, we must persevere over an extended period of time, for it takes time and significant effort to learn how to empathically enter a point of view against which we are biased. That effort will not seem justified unless we have the faith in reason to believe we will not be tainted or taken in by whatever is false or misleading in this opposing viewpoint. Furthermore, the belief alone that we can survive serious consideration of alien points of view is not enough to motivate most of us to consider them seriously. We must also be motivated by an intellectual sense of justice. We must recognize an intellectual responsibility to be fair to views we oppose. We must feel obliged to hear them in their strongest form to ensure that we do not condemn them out of ignorance or bias. Для улучшения осознания ограничений своей разумности мы должны набраться храбрости столкнуться лицом к лицу с нашими предрассудки и невежеством. Чтобы обнаруживать наши предрассудки и невежество, в свою очередь, мы часто должны применять способность мысленно отождествлять себя с точками зрения, по отношению к которым мы враждебны, и рассуждать на их основе. Чтобы достигнуть этой цели, мы должны упорно заниматься продолжительный промежуток времени, поскольку это требует времени и существенного усилия, чтобы узнать, как может выглядеть точка зрения, против которой мы предубеждены. Это усилие не будет казаться оправданным, если у нас нет веры в разум, чтобы полагать, что мы не будем испорчены или очарованы тем, что является ложным или вводит в заблуждение в этой противоположной точке зрения. Кроме того, одного верования, что мы можем пережить серьезное рассмотрение чужих точек зрения, недостаточно, чтобы мотивировать большинство из нас рассмотреть их серьезно. Мы должны также мотивироваться интеллектуальным чувством справедливости. Мы должны признать умственную ответственность, чтобы быть справедливыми ко взглядам, против которых мы выступаем. Мы должны чувствовать себя обязанными услышать их в их самой сильной форме, чтобы гарантировать, что мы не осуждаем их из невежества или предубеждений.
If we approach thinking or teaching for thinking atomistically, we are unlikely to help students gain the kind of global perspective and global insight into their minds, thought, and behavior which a philosophical approach to thinking can foster. Cognitive psychology tends to present the mind and dimensions of its thinking in just this atomistic way. Most importantly, it tends to leave out of the picture what should be at its very center: the active, willing, judging agent. The character of our mind is one with our moral character. How we think determines how we behave and how we behave determines who we are and who we become. We have a moral as well as an intellectual responsibility to become fair-minded and rational, but we will not become so unless we cultivate these traits through specific modes of thinking. Если мы приблизимся к мышлению или обучению для того, чтобы думать атомистически, то мы вряд ли поможем учащимся получить тип глобальной перспективы и глобального проникновения в их сознание, мышление и поведение, которым философский подход к мышлению может способствовать. Когнитивная психология имеет тенденцию представлять сознание и объем его мышления только этим атомистическим способом. Наиболее важно, это имеет тенденцию упускать из картины то, что должно быть в самом центре: активный, добровольный, решающий посредник. Характер нашего сознания — один из наших моральных качеств. То, как мы думаем, определяет то, как мы ведем себя, и как мы ведем себя, определяет то, кто мы и кем мы становимся. Мы имеем нравственную так же, как и умственную ответственность, чтобы стать справедливыми и рациональными, если мы не развиваем эти черты определенными способами мышления.
From a philosophical point of view, one does not develop students» thinking skills without in some sense simultaneously developing their autonomy, their rationality, and their character. This is not fundamentally a matter of drilling the student in a battery of skills. Rather it is essentially a matter of orchestrating activities to continually stimulate students to express and to take seriously their own thinking: what it assumes, what it implies, what it includes, excludes, highlights, and foreshadows; and to help the student do this with intellectual humility, intellectual courage, intellectual empathy, intellectual perseverance, and fair-mindedness. С философской точки зрения, не каждый развивает умственные навыки без, в некотором смысле, одновременно развивающихся их особенностей, их рациональности, их характера. Это не основной предмет обучения учащегося в ряду навыков. Скорее это вопрос организации действий, чтобы непрерывно стимулировать учащихся выражать и принимать серьезно их собственное мышление: что это предполагает, что это подразумевает, что это включает, исключает, основные моменты и предзнаменования; помогать учащимся делать это с умственным смирением, умственной храбростью, умственным сочувствием, умственной настойчивостью и справедливостью.
The Skills and Processes of Thinking Навыки и процессы мышления
Philosophers do not tend to approach the micro-skills and macro-processes of thinking from the same perspective as cognitive psychologists. Intellectual skills and processes are approached not from the perspective of the needs of empirical research but from the perspective of achieving personal, rational control. The philosophical is, as I have suggested, a person-centered approach to thinking. Thinking is always the thinking of some actual person, with some egocentric and sociocentric tendencies, with some particular traits of mind, engaged in the problems of a particular life. The need to understand one»s own mind, thought, and action cannot be satisfied with information from empirical studies about aspects or dimensions of thought. The question foremost in the mind of the philosopher is not "How should I conceive of the various skills and processes of the human mind to be able to conduct empirical research on them?" but "How should I understand the elements of thinking to be able to analyze, assess, and rationally control my own thinking and accurately understand and assess the thinking of others?" Philosophers view thinking from the perspective of the needs of the thinker trying to achieve or move toward an intellectual and moral ideal of rationality and fair-mindedness. The tools of intellectual analysis result from philosophy»s 2,500 years of thinking and thinking about thinking. Философы не имеют тенденцию приближаться к микро-навыкам и макропроцессам мышления как к такой же перспективе, как и когнитивные психологи. Интеллектуальные навыки и процессы приближаются не как к перспективе потребностей эмпирического исследования, а как к перспективе достижения личного, рационального контроля. Философский — это сосредоточенный человеком подход к мышлению. Мышление — это всегда мышление какого-нибудь актуального человека с некоторыми эгоцентрическими и социоцентрическими тенденциями, с некоторыми специфическими чертами мнения, занятого проблемами особенной жизни. Потребность понимать собственное сознание, мышление и действие не может быть удовлетворена информацией из эмпирических исследований об аспектах или объемах мышления. Вопрос, прежде всего, в сознании философа не «Как я должен представить себе различные навыки и процессы человеческого сознания, чтобы быть в состоянии провести эмпирическое исследование относительно них?», а «Как я должен понять элементы мышления, чтобы быть в состоянии анализировать, оценивать и рационально управлять моим собственным мышлением и точно понимать и оценивать мышление других?». Философы рассматривают мышление как перспективу потребностей мыслителя, пробующего достигнуть или приблизиться к умственному и моральному идеалу реальности и справедливости. Основы умственного анализа следуют из 2500 летней философии мышления и мышления о мышлении.
Since thinking for one»s self is a fundamental presupposed value for philosophy, the micro-skills philosophers use are intellectual moves that a reasoning person continually makes, independent of the subject matter of thought. Hence, whenever one is reasoning, one is reasoning about some issue or problem (hence needs skills for analyzing and clarifying issues and problems). Likewise, whenever one is reasoning, one is reasoning from some point of view or within some conceptual framework (hence needs skills for analyzing and clarifying interpretations or interpretive frameworks.) Finally, whenever one is reasoning, one is, in virtue of one»s inferences, coming to some conclusions from some beliefs or premises which, in turn, are based on some assumptions (hence needs skills for analyzing, clarifying, and evaluating beliefs, judgments, inferences, implications, and assumptions.) For virtually any reasoning, one needs a variety of interrelated processes and skills. Hence, from the philosophical point of view, the fundamental question is not whether one is solving problems or making decisions or engaging in scientific inquiry or forming concepts or comprehending or composing or arguing, precisely because one usually does most or all of them in every case. Problem solving, decision-making, concept formation, comprehending, composing, and arguing are in some sense common to all reasoning. What we as reasoners need to do, from the philosophical point of view, is not to decide which of these things we are doing, but rather to orchestrate any or all of the following macro-processes: Поскольку мышление для себя — это предполагаемая ценность для философии, философы микро навыков предпринимают умственные шаги, которые мыслящий человек постоянно делает, независимые от предмета мышления. Следовательно, всякий раз, когда кто-то рассуждает, он рассуждает о какой-то задаче и проблеме (следовательно, нуждается в навыках для того, чтобы анализировать и прояснять задачи и проблемы). Аналогично, всякий раз, когда кто-то рассуждает, он рассуждает с некоторой точки зрения или в пределах некоторой концептуальной структуры (следовательно, нуждается в навыках для того, чтобы анализировать и прояснять интерпретации или интерпретирующие структуры). Наконец, всякий раз, когда кто-то рассуждает, он приходит к некоторым заключениям из некоторых верований или предпосылок, которые, в свою очередь, основаны на некоторых предположениях (следовательно, нуждается в навыках анализа, разъяснения и оценкиверований, суждений, выводов, значений и предположений). Для, фактически, любого рассуждения каждый нуждается в разнообразии взаимосвязанных процессов и навыков. Следовательно, с философской точки зрения, фундаментальный вопрос не в том, решает ли кто-то проблемы или принимает решения, или участвует в научном исследовании, или формирует понятия, или понимает, или создает, или спорит, именно потому, что каждый обычно делает многое или все в любом случае. Решение проблемы, принятие решения, формирование понятия, понимание, создание и оспаривание — в некотором смысле, обычны во всех рассуждениях. То, что мы, как логично рассуждающие, должны сделать, с философской точки зрения, это не решать, какую из этих вещей мы делаем, а скорее организовывать все или некоторые из следующих макропроцессов:
Socratic Questioning: questioning ourselves or others so as to make explicit the salient features of our thinking: Сократовское вопрошание: вопрошание самих себя или других, чтобы сделать полностью высказанными и явными важные моменты нашего мышления:
What precisely is at issue? Is this the fairest way to put the issue? А) Что точно является проблемой? Действительно ли это наилучший вариант постановки проблемы?
From what point of view are we reasoning? Are there alternative points of view from which the problem or issue might be approached? Б) Из какой точки зрения мы исходим? Есть ли альтернативные точки зрения, исходя из которых можно было бы подойти к проблеме или задаче?
What assumptions are we making? Are they justified? What alternative assumptions could we make instead? В) Какие предположения мы делаем? Оправданы ли они? Какие альтернативные предположения мы могли бы сделать вместо них?
What concepts are we using? Do we grasp them? Their appropriateness? Their implications? Г) Какие понятия (концепты) мы используем? Осознаем (понимаем) ли мы их? Их уместность (соответствие)? Их смыслы и подтексты?
What evidence have we found or do we need to find? How dependable is our source of information? Д) Какое доказательство мы нашли или должны найти? Насколько надежен наш источник информации?
What inferences are we making? Are those inferences well supported? Е) Какие выводы мы делаем? Хорошо ли поддержаны эти выводы?
What are the implications of our reasoning? Ж) Какие следствия (смыслы, подтексты) вытекают из нашего рассуждения (объяснения)?
How does our reasoning stand up to competing or alternative reasoning? З) Как наше рассуждение (объяснение) замещает (превосходит) конкурирующее или альтернативное рассуждение (объяснение)?
Are there objections to our reasoning we should consider? И) Есть ли возражения нашему рассуждению (объяснению), которые мы должны рассмотреть?
2. Conceptual Analysis: Any problematic concepts or uses of terms must be analyzed and their basic logic set out and assessed. Have we done so? 2. Концептуальный анализ: любые проблематичные понятия (или концепты, связанные с проблемой? В оригинале — problematic concepts) или способы употребления терминов должны быть проанализированы, и их основная логика изложена и оценена. Сделали ли мы так?
3. Analysis of the Question-at-Issue: Whenever one is reasoning, one is attempting to settle some question at issue. But to settle a question, one must understand the kind of question it is. Different questions require different modes of settlement. Do we grasp the precise demands of the question-at-issue? 3. Анализ спорного вопроса: всякий раз, когда кто-то рассуждает, этот кто-то пытается уладить какой-нибудь спорный вопрос. Но чтобы уладить вопрос, нужно понять тип вопроса. Различные вопросы требуют различных способов урегулирования. Учитываем ли мы точные требования спорного вопроса?
4. Reconstructing Alternative Viewpoints in their Strongest Forms: Since whenever one is reasoning, one is reasoning from a point of view or within a conceptual framework, one must identify and reconstruct those views. Have we empathically reconstructed the relevant points of view? 4. Реконструкция альтернативных точек зрения в их самых сильных формах: поскольку всякий раз, когда кто-то рассуждает, этот кто-то рассуждает с точки зрения или в пределах концептуальной структуры, он должен идентифицировать и реконструировать эти альтернативные точки зрения. Реконструировали ли мы эмпатически эти релевантные точки зрения?
5. Reasoning Dialogically and Dialectically: Since there are almost always alternative lines of reasoning about a given issue or problem, and since a reasonable person sympathetically considers them, one must engage in dialectical reasoning. Have we reasoned from a variety of points of view (when relevant) and rationally identified and considered the strengths and weaknesses of these points of view as a result of this process? 5. Рассуждения диалогические и диалектические: поскольку почти всегда есть альтернативные линии рассуждений о данном вопросе или проблеме, и так как разумный человек сочувственно рассматривает их, он должен включаться в диалектическое рассуждение. Обсудили ли мы с различных точек зрения (когда уместно) и рационально идентифицировали ли и рассмотрели ли сильные и слабые стороны этих точек зрения в результате этого процесса?
Implicit in the macro-processes, as suggested earlier, are identifiable micro-skills. These constitute moves of the mind while thinking in a philosophical, and hence in a rational, critically-creative way. The moves are marked in the critical-analytic vocabulary of everyday language. Hence in Socratically questioning someone we are engaging in a process of thought. Within that process we make a variety of moves. We can make those moves explicit by using analytic terms such as these: claims, assumes, implies, infers, concludes, is supported by, is consistent with, is relevant to, is irrelevant to, has the following implications, is credible, plausible, clear, in need of analysis, without evidence, in need of verification, is empirical, is conceptual, is a judgment of value, is settled, is at issue, is problematic, is analogous, is biased, is loaded, is well confirmed, is theoretical, hypothetical, a matter of opinion, a matter of fact, a point of view, a frame of reference, a conceptual framework, etc. Неявное в макропроцессах, как предложено ранее, является опознаваемыми микронавыками. Они составляют шаги мнения, думая философски и, следовательно, рациональным, критически-творческим способом. Шаги отмечены в критически-аналитическом словаре разговорного языка. Следовательно, в сократовском вопрошании кого-то мы участвуем в процессе мышления. В пределах этого процесса мы совершаем разнообразие шагов. Мы можем сделать эти шаги явными при использовании аналитических терминов, таких, как: требовать, предпринимать, подразумевать, заключать, заканчивать, поддержать, совместимо с, уместно, несоответствующее, имеет следующие значения, вероятный, ясный, в потребности анализа, без доказательства, в потребности проверки, является эмпирическим, является концептуальным, является ценным суждением, является решенным, является спорным, является проблематичным, является аналогичным, является склонным, загруженным, хорошо подтвержденным, является теоретическим, вопрос мнения, вопрос факта, точки зрения, системы взглядов, концептуальная структура и т.д.
To put the point another way, to gain command of our thinking we must be able to take it apart and put it back together in light of its logic, the patterns of reasoning that support it, oppose it, and shed light on its rational acceptability. We don»t need a formal or technical language to do this, but we do need a command of the critical-analytic terms available in ordinary English. Their careful use helps discipline, organize, and render self-conscious our ordinary inferences and the concepts, values, and assumptions that underlie them. Чтобы выразить пункт иначе, обеспечить господство нашего мышления, мы должны быть в состоянии демонстрировать и выразить это вместе в свете его логики, схем рассуждений, поддерживающих его, оппонирующих ему и проливающих свет на его рациональную приемлемость. Мы не нуждаемся в формальном или техническом языке, чтобы сделать это, но мы действительно нуждаемся в господстве критико-аналитических терминов, доступных в обыденном английском языке. Их точное (внимательное, старательное) использование помогает дисциплинировать, организовывать и передавать (представлять) самосознанию наши обыденные выводы и концепты, ценности и предположения, которые лежат в их основе.

 



Глава 37. Критическое мышление и искусство речи [502-10]

Рассмотрим сам язык непосредственно и способ, с помощью которого идеальный студент мог бы воспользоваться им. Мы хотим, чтобы студенты были чувствительными к своей речи, стараясь понять и использовать ее глубокомысленно, точно и ясно. Мы хотим, чтобы они научились мыслить самостоятельно, и таким образом, скорее управлять им, чем язык будет управлять ими.

Как критический читатель

Критические читатели литературы обращаются к ней как к возможности жить миром и опытом другого, чтобы рассмотреть кого-то с точки зрения человеческой природы, взаимоотношений и проблем. Критические читатели знакомятся с различным употреблением речи, чтобы лучше понять и оценить литературу. Они выбирают чтение литературы, потому что они считают, что это того стоит. Они могут разумно (со знанием дела) обсуждать, прочитанное с другими, рассматривая интерпретации других по мере того, как они отстаивают свою собственную точку зрения.

21 из 25

Критические читатели обращаются к части документальной литературы, чтобы вести молчаливый диалог с автором. Они понимают, что они должны точно восстановить авторскую мысль. Они читают, потому что они знают, что есть многое, о чем они не знают, есть много того, чего они еще не испытали на собственном опыте. Таким образом, критические читатели не просто пробегают глазами по словам, намереваясь только запомнить их. Они подвергают сомнению, организовывают, интерпретируют, синтезируют и усваивают то, что они прочитали. Они подвергают сомнению не только то, что было сказано, но еще и то, что подразумевалось и предполагалось. Они сосредоточивают внимание на деталях не только вокруг ключевых идей самой работы, но так же вокруг своих собственных ключевых идей. Они не только интерпретируют, но и понимают, что их интерпретация это всего лишь интерпретация, и поэтому рассматривают и альтернативную интерпретацию. Осознавая, что их интерпретация всего лишь интерпретация, они пересматривают и корректируют ее. Они не просто соглашаются или отвергают; они работают, чтобы сформировать свои собственные идеи, соглашаясь с тем, в чем есть наибольший смысл, отвергая то, что является плохо продуманным, искаженным и ложным, обогатив существующую структуру мысли своим новым пониманием.

Как критический автор

Команда читателей и команда пишущих идут рука об руку. Все понимание, отношение и навыки, которые мы только что рассмотрели, имеют параллели в писательстве тоже. Когда критические писатели пишут, они понимают, что существует проблема: как с помощью слов выразить свои основные мысли. Они признают, что внутри многие наши идеи беспорядочны, некоторые поддерживают, а некоторые противоречат другим идеям, некоторые являются неопределенными, ясными, истинными, ложными, выражающими понимание, некоторые выражают предубеждения или бессмысленное соответствие. Так как критические авторы признают, что они только частично понимают и управляют своими собственными идеями и опытом, они признают двойную трудность в создании тех идей и опыта, доступных для других.

Как читатели они признают, что они должны активно восстановить основную мысль автора; как писатели они понимают, что они должны параллельно выстраивать свою собственную мысль и учитывать возможное восприятие смысла своих читателей. Короче говоря, перед критичным писателем стоит задача, как перед писателем, так и перед читателем. И то и другое стимулирует. И то и другое организует, участвует в развитии мысли. Обе требуют полного и усиленного вовлечения критической и творческой мысли.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.