Сделай Сам Свою Работу на 5

Климатические и географические условия.

Основными темами русской мифологии являются природные стихии, постоянная внешняя угроза (как со стороны природных стихий, так и врагов), воля (как героя-защитника, так и чудесный произвол, реализующий сокровенные желания), особая озабоченность властью – как торжеством над врагами, как символом жизненного успеха.

Как полагают Г.П. Федотов, Л.П. Карсавин, С.С. Аверинцев, специфика содержания русского обыденного религиозного сознания состоит, прежде всего, в ориентации не столько на Св. Писание, сколько на жития, т.е. повышенный интерес к нравственной личности и ее опыту жизни. Причем особое внимание уделяется претерпеваемым святыми страданиям, которые трактуются как безвинные (но принимаемые безропотно).

Художественная культура (Г. Гачев). Темы пути и человека как путника, света – не как яркого солнечного, а как проблеска, мерцания. Человеческое сознание, состояние души характеризуется неопределенностью переживаний и мысли, взглядом, устремленным к горизонту. В русской поэзии практически отсутствует тема труда, взятого как деятельность, связанная с переживанием положительных эмоций.

Философия - максимализм, универсализм, поиск «окончательных ответов» на вопросы обустройства общества, стремление к целостному жизнеустройству, обоснование «русской идеи».

Обыденный опыт.Русский язык резко выделен среди других языков. Прежде всего, тем, что свыше 40 % его лексики носит оценочный характер. В любом другом языке оценочная окрашенность не превышает 15 %. Особенность русского дискурса – его ориентация на правду-правду, но не на правду-истину, на соответствие идеалу, но не реальности.

Например, «частная собственность», а заодно и собственность просто – в русском дискурсе имеет негативную оценку. Доход – нечто сомнительное, никак не связан с трудом: «От трудов праведных не наживешь палат каменных».

Русская история во многом – история «исхода»: наиболее здоровая часть русского этноса бежала от собственной власти.

Правда: нравственный максимализм и правовой нигилизм.Стремление жить «не по лжи» делает одной из основных ценностей нравственную личность, в своей самоотверженности готовой за правду пострадать. Высшим выражением нравственности, таким образом, оказывается страдание во имя идеи. Одновременно свобода, достоинство личности и право, как их гарант, ценностью не являются.



Идеи права отвергаются как проявление буржуазности, мещанства, слабой воли. Произвол характерен не только власти. Интеллигенция находит оправдание террору.

Неуважение чужой собственности. «Праведнику закон не лежит», «Благодать выше закона».

Чудо: эскапизм и творчество. Для русского человека высшим выражением торжества является способность пересилить беду (по-бедить). Этот мир и жизнь в нем сами по себе лишены ценности.Настоящее – страдание, нравственное испытание. Ценностью является жизнь в мире ином: в потустороннем мире, в светлом будущем, «за бугром».

Не удел человеческий – думать о своем достатке: «Бог дал, Бог взял». Напряженный труд не может быть источником достатка, он всего лишь один из компонентов страдания в этой жизни. Ему противопоставляется творчество – единовременный акт богоподобного творения «вдруг», «из ничего», сродни чуду.

Всеединство: универсализм и коллективизм. Личность, человеческая индивидуальность выступает элементом, средством реализации и воплощения общности, всеединства, соборности, симфонической личности и т. п., которые, собственно, и являются ценностями. Проявление этого ценностного комплекса - «коллективизм».

Речь при этом идет не о коллективе, образованном для реализации общности интересов и выражающем необходимость сотрудничества. Это просто общность, некое «мы».Поэтому каждый, кто начинает говорить о своих интересах, оказывается безнравственной личностью, которая противопоставляет себя коллективу. Зато любой самозванец получает право говорить от имени всего коллектива: от имени всех русских и пр.

Истина и красота. Российскому культурному опыту характерно единство истины и красоты. В результате нравственная проповедь приобретает эстетический статус, а искусство отождествляется с просвещением и воспитанием.

Таким образом, в российском культурном опыте мы имеем дело с целостным миропониманием и мироощущением, связанным с очень напряженным нравственным чувством. Это нравственность, практически не знающая нормативности, которой свойственны как полный произвол, так и уклонение от проблемы выбора.

Народ и власть. В российском культурном опыте власть всегда противостоит народу, в определенном смысле чужда ему.

Это противостояние воплотилось в вотчинном государстве, основанном на отождествлении власти и собственности. Не собственность рождала власть, а наоборотвласть собственность порождала и постоянно ее распределяла.

С другой стороны – отношение к власти патриархально интимно, чувственно (сакрализация власти).

Российскому сознанию принципиально чужда идея источника полномочий власти как общественного договора, контракта, удовлетворяющего интересы различных сторон. Между волей индивидуальной и волей властителя принципиально отсутствует посредник – правовое сознание.

 


ЕВРАЗИЙСТВО

Основные черты:

Ø Евразия — особый географический и культурный мир.

Ø Идея культуры как симфонической личности.

Ø Идеократия.

Ø Особая роль православия.

Ø Позитивная оценка Ордынского периода.

Ø Сочетание леса и степи.

Ø Основные реки вдоль меридианов.

Ø «Срединность» России.

Ø «Славянство есть, славизма нет».

Ø Концепция «месторазвития».

П.Н. Милюковв дискуссии с евразийцами замечал, что Россия, несмотря на свое положение в Европе и Азии, по своим глубинным корням византийско-греческое, славянское и европейское государство. Европеизация России — это не продукт заимствования, а результат внутренней эволюции, одинаковой с Европой, но лишь задержанной по условиям среды. Этитормозящие «условия среды» были обусловлены азиатчиной, поскольку Россия брала далеко не лучшее, чем была богата Азия.

Движение евразийцев родилось в Софии в 1921 г., когда четверо эмигрантов выпустили сборник статей "Исход к Востоку". Ими были Н.С. Трубецкой (1890-1938), лингвист, П.Н. Савицкий (1895-1968), экономист и географ, Г.В. Флоровский (1893-1979), священник и выдающийся православный богослов, и П.П. Сувчинский (1892-1985), публицист и философ. Также историки Г.В. Вернадский, Л.П. Карсавин.

Наиболее отчетливо азиецентризм евразийцев проявился в объяснении корней русской государственности и российского этноса.Неверно вести отсчет развития России от Киевской Руси, что якобы татарское нашествие прервало развитие последней. Несмотря на достижения Древней Руси в XI—XII вв., в ней происходил процесс культурного и политического измельчания. К первой половине XIII в. относительное политическое единство сменилось удельным хаосом. Киевская Русь в геополитическом плане расценивалась провинциальной. Поэтому она может рассматриваться лишь как колыбель России-Евразии.

Савицкий отмечал, что благодаря татаро-монгольскому нашествию Россия обрела свою геополитическую самостоятельность и сохранила свою духовную независимость от агрессивного романо-германского мира. Евразийцы считали, что «впервые евразийский культурный мир предстал как целое в империи Чингисхана». Подъем Русского государства с середины XV в. и до середины XVIII в. характеризуется восхождением Московского государства в качестве преемника и наследника Золотой Орды.

Евразийство родилось как порыв, сложившийся из двух отталкиваний: от прошлогои от чужого. Прошлым была императорская Россия, чужим — Запад.

Очевидна связь движения со славянофильством. В силу своего географического положения Россия, лежащая на границе двух миров — восточного и западного, исторически и геополитически выполняет роль культурного синтеза, объединяющего эти два начала. "Евразия — особый географический и культурный мир. Весь смысл и пафос наших утверждений сводится к тому, что мы осознаем и провозглашаем существование особой евразийско-русской культуры и особого его субъекта как симфонической личности".

Евразийцы, в отличие от славянофилов, отказались от идеи славянского братства, а вместо нее придали евразийской культуре огромный крен в сторону Азии, включая в эту культуру туранские народности, отмечая преемственность Руси с империей Чингисхана и заявляя, чго "русская революция прорубила окно в Азию" и что Русская империя является наследницей среднеазиатской империи Чингисхана.

Исходная географическая целостность евразийского "месторазвития" обеспечивается ее географической спецификой: все реки текут в меридиональном направлении, тогда как непрерывная полоса степей пронизывает и пересекает ее с запада на восток, определяя историко-культурную целостность исторически складывавшегося здесь типа культуры (скифско-сибирский "степной" стиль).

Л. Карсавин подчеркивал: "Коммунисты... бессознательные орудия и активные носители хитрого Духа Истории... и то, что они делают, нужно и важно".

Петр Николаевич Савицкий (1895 — 1968). Ученик В. Вернадского и П. Струве. После революции эмигрировал в Болгарию, затем в Чехословакию. В 1921 г. вместе с Н.С. Трубецким возглавил евразийское движение. Мировоззрение его, как и большинства других евразийцев, складывалось под влиянием трудов славянофилов, Данилевского и особенно Леонтьева. Это была разновидность революционного славянофильства, сопряженного с центральной идеей особости исторической идентичности "великороссов", не сводимой ни к религиозной, ни к этнически славянской сущности. В этом аспекте они были более всего близки к Константину Леонтьеву, сформулировавшему важнейший тезис — "славянство есть, славизма нет», т.е. "этническая и лингвистическая близость славянских народов не является достаточным основанием, чтобы говорить об их культурном и характерном единстве".

После взятия Праги в 1945 году, Савицкий был арестован и осужден на 10 лет лагерей. В лагерях он познакомился с Л.Н. Гумилевым, который стал его учеником, а впоследствии одним из лучших русских этнографов и историков. В 1956 году Савицкий был реабилитирован и вернулся в Прагу.

Основная идея Савицкого заключается в том, что Россия представляет собой особое цивилизационное образование, определяемое через качество "срединности". "Россия имеет гораздо больше оснований, чем Китай, называться "Срединным Государством".

"Срединность" России является основой ее исторической идентичности — она не часть Европы и не продолжение Азии. Она — самостоятельный мир, самостоятельная и особая духовно-историческая геополитическая реальность, которую называет "Евразией".

Если Макиндер считает, что из пустынь Heartlanda исходит механический толчок, заставляющий береговые зоны творить культуру и историю, то Савицкий утверждает, что Россия-Евразия и есть синтез мировой культуры и мировой истории,развернутый в пространстве и времени. При этом природа России соучаствует в ее культуре. Россию Савицкий понимает геополитически, не как национальное государство, но как особый тип цивилизации, сложившейся на основе нескольких составляющих — арийско-славянской культуры, тюркского кочевничества, православной традиции.

Великороссов считает не просто ответвлением восточных славян, но особым имперским этническим образованием, в котором сочетаются славянский и тюркский субстраты.

Такое отношение к тюркскому миру было призвано резко отделить Россию-Евразию от Европы и ее судьбы, обосновать этническую уникальность русских.

«Без татарщины не было бы России».

Фундаментальную двойственность русского ландшафта — ее деление на Лес и Степь — заметили еще славянофилы. У Савицкого геополитический смысл России-Евразии выступает как синтез этих двух реальностей — европейского Леса и азиатской Степи. Россия-Евразия не сводится целиком к Турану. Она — нечто большее.

В теории Савицкого важнейшую роль играет концепция "месторазвития". Этот термин представляет собой точный аналог понятию Raum. "Социально-политическая среда и ее территория "должны слиться для нас в единое целое, в географический индивидуум или ландшафт". Это и есть сущность "месторазвития", в котором объективное и субъективное сливаются в неразрывное единство.

Интуитивно ощущаемое всеми жителями "географической оси истории" геополитическое единство обретало тем самым новый язык, "синтетический", не сводимый к неадекватным, фрагментарным, аналитическим концепциям западного рационализма. В этом также проявилась преемственность Савицкого русской интеллектуальной традиции, всегда тяготевшей к осмыслению "цельности", "соборности"; "всеединства" и т.д.

Очень важным аспектом теории Савицкого является принцип "идеократии". Савицкий полагал, что евразийское государство должно строиться, отправляясь от изначального духовного импульса, сверху вниз. А следовательно, вся его структура должна созидаться в согласии с априорной Идеей, и во главе этой структуры должен стоять особый класс "духовных вождей".

Идеократия предполагала главенство непрагматического, нематериального и некоммерческого подхода к государственному устройству.

Таким образом, русские евразийцы довели до окончательной ясности идеологические термины, в которых проявлялось исторически противостояние Моря и Суши. Море — либеральная демократия, "торговый строй", прагматизм. Суша — идеократия (всех разновидностей), "иерархическое правление", доминация религиозного идеала.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.