Сделай Сам Свою Работу на 5

ПОЛУЧЕНИЕ ПОСВЯЩЕНИЯ И НАСТАВЛЕНИЙ

В Чимпу учитель прежде всего наставил Еше Цогель в ос­новах праведной жизни, объяснив ей Четыре Благородные Истины Будды Шакьямуни. Затем она изучила Трипита-куп, узнала о законе кармы и о том, что следует культи­вировать, а чего избегать в своем поведении. Она в совер­шенстве усвоила знания шести низших колесниц".

Там же ей явилась богиня Сарасвати и наделила способ­ностью сразу и навсегда запоминать все прочитанное и услы­шанное.

Гуру Римпоче Пема Джюнгне был полон Словом Будды как сосуд, до краев наполненный драгоценным эликсиром. После того как я, Еше Цогель, была дарована ему в качестве подно­шения и долгое время служила, доставляя три вида удовле­творения14, он стал передавать это знание мне, как вливают жидкость в драгоценный сосуд. Вскоре я полностью освоила отличительные черты девяти колесниц15, ведущих к нирване, а также различия между истиной и ложью, должным и не­должным. Но я чувствовала, что есть более глубокая реаль­ность, сокровенная основа бытия16, и возжелала вступить на абсолютный, совершенный путь, превосходящий законы кар­мы и человеческое разумение. Поэтому я обратилась к Гуру Римпоче с такой просьбой:

О драгоценный явленный Будда из страны Оргьен,

Великий святой Индии,Наместник Будды в Тибете!

Я еще молода, но многое испытала в жизни.

Я познала страдание в двенадцать лет,

Когда родители не позволили мне вступить

На духовный путь,

Но выдали замуж за грубого человека.

Я же не желала следовать мирскими путями

И бежала в долину Вомпу Такцанг.

Но, одержимый страстью,

Мой преследователь разыскал меня там.

И, не в силах сопротивляться,

Я была захвачена и отвезена в его дом.

Затем, по твоему милосердию, император освободил меня

И сделал своей супругой в Самье,

А потом поднес меня тебе

Как царское подношение за дарование посвящения.

Теперь, почувствовав существование

Единой основы всего бытия,

Я молю тебя даровать мне те тайные слова,

Что разрушают закон причин и следствий.

В ответ Гуру улыбнулся лучезарной улыбкой и отвечал:



Да будет так, дочь Карчена.

Знай, что страдания, испытанные тобой,

Есть следствие твоей прежней кармы.

Теперь эта карма полностью исчерпана,

И для тебя настало время

Вступить на высшие пути махаяны.

Затем он явил мандалу тантрических божеств и призвал меня вспомнить основные и второстепенные тантрические обеты. Гуру сказал:

Слушай мои слова, дочь Карчена,

Слушай внимательно, благословенная Кунтузангмо.

Основа тантр махаяны — хранение обетов самаи.

Если обеты будут нарушены, то и учитель и ученик

Оба падут в низшие ады.

Поэтому храни данные тобой обеты!

После того как Гуру закончил говорить, я дала обещание хранить основные обеты тела, речи и ума будды и двадцать пять побочных обетов. Главным, коренным обетом является обет просветленного ума, бодхичитты, то есть обет пребы­вать в той сфере, где с безначальных времен всякое тело по своей сути есть божество, всякая речь — мантра, а мысль представляет собой незагрязненную суть всякого опыта.

Обеты тела будды существуют относительно учителя и своих духовных братьев, и хранение этого обета состоит в почитании их телом речью и умом.

Обеты речи будды существуют относительно главного бо­жества мандалы (идама), его мантры и мудры. Метод хране­ния этих обетов состоит в единении с мандалами гуру, идама и дакини своими телом, речью и умом посредством непрерыв­ной практики.

Обеты ума будды состоят в поддержании видения, меди­тации и образа действий; видение — это глубинное постиже­ние сути вещей, медитация — это опытное постижение приро­ды ума, а действия, порождаемые такой медитацией, включают в себя все внешние, внутренние и тайные действия. Метод хранения этих обетов состоит в хранении тайн, таких, как неразглашение имени своего идама, его мантры, признаков своего достижения и прочих тайн.

Кроме того, Гуру преподал мне знание о двадцати пяти побочных обетах: пяти действиях, которые следует совер­шать, пяти веществах, которые следует радостно принимать, пяти достижениях, которые следует осуществить, пяти эмо­циях, которые не следует подавлять, и пяти категориях зна­ния, которые следует постичь. И поскольку я поняла, что посвящение и наделение силами есть ключ к мистериям тант­ры, а обеты являются источником этих сил, я нерушимо хра­нила все обеты.

После этого в Яма Лунге, возле Самье, Гуру даровал мне высшие посвящения, ввел в мандалу тантрических божеств, и мы пре­бывали в единстве.

Между тем министры императора обнаружили мое отсутст­вие и стали спрашивать у Трисонг Децена, куда я делась. Не в силах скрывать истину, он ответил, что даровал меня в каче­стве подношения Гуру Римпоче, который сделал меня своей супругой. Министры, многие из которых были последовате­лями школы бон, возмутились и стали требовать от императо­ра, чтобы он изгнал Гуру из страны. Те же министры, кото­рые были последователями буддизма, противились этому, и между ними готова была начаться война. Тогда советник по имени Го Старший сказал императору: "О божественный по­велитель, твоему царству грозит разрушение. Не лучше ли тебе договориться со своими министрами?" В конце концов было решено, что Гуру Римпоче будет отправлен обратно в Индию с богатыми дарами, а я наказана ссылкой в Лодрак.

Мы сделали вид, что согласились с таким решением, а на самом деле приготовились отправиться в пещеру Тидро в Зото. Там мы могли, не боясь козней врагов, заниматься практикой совместной тайной йоги в пещере, носящей название Зал Со­брания Дакинь. Прежде чем мы покинули Яма Лунг, импера­тор поднес нам много золотого песка, семь золотых сосудов и множество других даров и получил от Гуру благословение.

Когда же мы спустились с Яма Лунга, внезапно появились Двенадцать Сестер — Хранительниц Горных Перевалов17. Мы вознеслись с ними в небесные просторы и немедленно очути­лись в Зото. Император и все министры, видевшие это, ис­полнились глубокой веры в Гуру и Учение.В Зото, в пещере Зал Собрания Дакинь, я обратилась к Гуру с такими словами:

О благословенный владыка Оргьена,

Бессмертный Лотосорожденный Гуру!

Теперь, когда я обрела нерушимую сердечную веру,

Я прошу тебя даровать мне учение высшей тантры.

В Яма Лунге духи зла обступали меня,

Но благодаря твоему состраданию, мой господин,

Мы перенеслись по воздуху и оказались в этом месте.

Теперь, взывая к твоему сострадательному пониманию,

Я молю тебя: яви мне мандалу блаженства

И, до того как я сама достигну

окончательного просветления,

Поддержи меня своей добротой.

Великий Гуру отвечал:

Добро пожаловать, дочь Карчена,

В мандалу Высшей Тантры.

Ее так же трудно отыскать,

Как найти редкий цветок,

Что цветет только один час в году,

Поэтому возрадуйся и приготовься поднести

Свою тайную мандалу.

Тогда, исполненная радости, с верой и почтением я поднесла учителю свою тайную мандалу.

Лицо Гуру озарилось милосердной улыбкой, и все про­странство вокруг наполнилось пятицветными лучами ясного света. Воскликнув "ДЗА" и "ХУМ", он явил себя в форме идама, его тайный ваджр восстал в гневе и соединился с безмятежным лотосом в абсолютной гармонии. По мере на­растания нашего экстатического танца блаженства солнце и луна ослепительно засияли в наших восьми психических цент­рах, и энергия каждого из них возрастала, проходя четыре степени блаженства и становясь подношением божествам, на­селяющим эти центры. Явив мандалу Сердечного Эликсира Дакини, он раскрыл себя как Махаваджрадхару в пяти аспектах будд, соединившихся со своими супругами в мандале тела учителя; пять скандх в своей изначальной чистоте яви­лись как пять будд, а изначально чистые пять элементов предстали как их пять супруг. Так Гуру раскрыл мне метод реализации пяти аспектов будды вместе с посвящением и пере­дачей сил.

Получив такое посвящение, я после этого семь дней усердно выполняла практику, созерцая внешний мир как божествен­ную обитель, а населяющих его существ как богов и богинь, после чего все содержимое мировой сферы явилось мне в аспекте пяти будд разного цвета с их супругами.

После того как через семь дней практики плоды внешнего "посвящения сосуда" созрели, Гуру подобным же образом даровал Еше Цогель внутреннее и тайное посвящение. Так за шесть месяцев практики она обрела плоды внешнего, внутреннего и тайного посвящений.

По прошествии некоторого времени я приготовила подношение ганачакры и вновь обратилась к Гуру Римпоче с такими словами:

О благословенный Владыка Оргьена,

Источник тайн мистерий, Ваджрадхара,

Безмерна твоя любящая доброта.

Я даю тебе в качестве подношения мое тело

и саму жизнь;

Прошу, даруй мне высшее посвящение

в учение Дзогчен.

"Для тебя еще не настало время практиковать метод Атийоги, не требующий усилий, — ответил Гуру. — Продолжай свою практику на пути махаяны. Теперь, без йогического партнера, воплощающего в себе искусные методы тантры, тебе не до­стичь прогресса в твоей практике. Отправляйся в долину Непала, и там ты найдешь шестнадцатилетнего юношу по име­ни Атсара Сале, с родинкой на правой груди, который явля­ется эманацией Хаягривы. Он был привезен туда из Индии, из города Серлинг. Разыщи его, и пусть он станет твоим спутником, и с ним ты вступишь в пространство высшего наслаждения."

Напутствуемая такими словами учителя, я взяла свою чашу для подаяния, горсть золотого песка на дорогу и отправилась в Непал.

Там, в городе Бактапуре, на рыночной площади возле юж­ных ворот ко мне подошел прекрасный юноша. Он был красив и привлекателен, и красная родинка у него на груди излу­чала сияние, подобно драгоценному камню.

"Откуда ты пришла, госпожа? — спросил он на языке Серлинга. — Не затем ли ты явилась, чтобы освободить меня?"

Слушай меня, прекрасный юноша! Я пришла из Центрального Тибета, Я ученица славного Падмасамбхавы. Скажи, как твое имя? Откуда ты родом? И что ты делаешь здесь?

Юноша отвечал:

Я из Индии, из города Серлинг.

Один индус украл меня из дома моих родителей

И продал в рабство местному горожанину.

Родители называли меня Атсара Сале,

И уже семь лет я живу здесь как слуга.

Я проводила Сале до его дома, а вечером беседовала с его хозяйкой.

"Откуда ты, девушка? И что привело тебя сюда?" — спросила она.

Я рассказала ей о своей жизни то, что можно было рас­сказать, и продолжала: "Гуру Падмасамбхава послал меня сюда выкупить Атсара Сале. Позвольте мне освободить его".

"Хотя Сале наш слуга, для меня он как сын, — отвечала хозяйка дома. — Кроме того, мы заплатили за него много золота и не отпустим его просто так. Но если ты так привяза­на к нему, оставайся у нас в доме вместе с ним. Я буду только рада, если вы оба станете служить мне".

"Встречу с Атсаром Сале предсказал мне Гуру, и этот человек нужен мне для исполнения моих тайных целей, — повторила я. — У меня есть деньги на выкуп, и кроме того, его освобождение принесет вам благо. Назовите вашу цену".

"Сколько у тебя золота? — спросила хозяйка Сале. — Я купила его за пятьсот золотых монет, а теперь его цена еще выше".

"Я дам вам столько, сколько вы попросите" — отвечала я.

Но, сосчитав свой золотой песок, я обнаружила, что его вес не равен весу сотни золотых монет.

"Я могу отпустить его, — сказала хозяйка, — но мне нужно золото. Того, что у тебя есть, не хватит даже на то, чтобы купить одну его руку. Пойди и разыщи еще денег".

В это время в Непале шла война, а среди горожан Бхакта­пура был один очень богатый купец, Дана Аю, чей двадцати­летний сын по имени Нага погиб в сражении. Родители с великими почестями принесли тело сына домой. Вне себя от горя они говорили, что взойдут вместе с ним на погребаль­ный костер. Исполнившись великим состраданием, я подошла к ним и сказала: "Не печальтесь. В этом городе живет юноша по имени Атсара Сале. Помогите мне выкупить его из рабст­ва, и я верну вашего сына к жизни".

"Если ты вернешь нам нашего сына, мы выкупим для тебя Атсара Сале, будь он хоть принц, — сказали мне родители умершего. — Но возможно ли это?"

Увидев их согласие, я взяла большое шелковое покрыва­ло, сложила его вдвое, потом еще раз пополам и накрыла им тело убитого до подбородка. Потом я запела такую песнь:

ОМ АХ ХУМ ГУРУ САРВА ХРИ!

Основа Вселенной — Кунтузангпо,

Незагрязненная, чистая изначально.

Путь — это множественность явленных форм,

Эманации шести типов живых существ18,

В мире, где добрые и злые деяния

Порождают свои неизбежные результаты.

Зачем утверждаться в своей глупости тому,

кто знает об этом?

Я йогиня, госпожа тантрических учений,

Окруженная милосердием Гуру Падмасамбхавы;

Ни жизнь ни смерть не приводят меня в трепет.

Я могу в одно мгновение устранить недуги других.

Молитесь, и на вас снизойдет благословение.

Я направила свой указательный палец на сердце умершего, и его тело стало постепенно согреваться; затем я уронила кап­лю слюны из своего рта в его рот и прошептала ему на ухо мантру АЮ ДЖНЯНА БХРУМ. После этого я прикоснулась к его глубоким ранам, и они немедленно зажили. Юноша стал пробуждаться и наконец полностью пришел в сознание. Все, кто видели это, в радостном изумлении простерлись передо мной. Родители, плача от радости, обнимали своего сына. Потом они устроили в мою честь подношение ганачакры и, выкупив Сале за тысячу золотых монет, подарили его мне.

После освобождения Атсара Сале, он и Еше Цогель снача­ла отправились в Катманду и встретили там много учеников Падмасамбхавы, а затем вернулись в Тибет и посели­лись в Тидро, в пещере "Зал Собрания Дакинь".

В десятый день лунного месяца, когда я совершала ритуал подношения учителю, в момент призывания Гуру, таинствен­но явился сам Гуру Оргьен, восседая на солнечном луче.

"Как твое путешествие в Непал? — спросил он. — Сопут­ствовала ли тебе удача? Какие трудности ты встретила на пути и как долго была в дороге?"

Я подробно рассказала учителю о своем путешествии, о том, как мне не хватило золота, и о том, как я вернула к жизни сына купца.

"Хорошо, хорошо, — сказал Гуру. — Все препятствия, которые ты встретила и преодолела, служат очищению остат­ков твоей/ кармы. Но сила воскрешать мертвых относится к числу низших, мирских магических способностей (сиддхи), поэтому не придавай этому слишком большого значения. Тво­его спутника зовут Благородный19, поскольку он превыше обычных людей. А поскольку выкуп за него был уплачен золотом, его называют Золотой Свет20".

Гуру Римпоче даровал Атсару Сале посвящение в Манда­лу Благословения Гуру. В этом посвящении я сама служила для него мандалой-опорой для созерцания, а затем Гуру даро­вал мне его в качестве спутника и помощника в практике тантры. Наставив нас в методах практики, Гуру удалился в Лодрак.

Мы же с Атсаром Сале, скрытые от посторонних взгля­дов в уединенной пещере для медитации, семь месяцев упраж­нялись в практике постижения природы четырех наслажде­ний. В конце этого периода я могла беспрепятственно проходить через материальные объекты и мое тело перестало подвер­гаться старению и болезням. Коротко говоря, я обрела кон­троль на пятью элементами. Затем, по мере овладения че­тырьмя видами наслаждения, я обрела четыре формы бытия Будды21.

Вскоре после этого Гуру Римпоче вернулся и поселился в пещере Тидро, поскольку наступило время поворота колеса учения Будды в Тибете. Прежде он посвятил императора Три­сонга Децена в некоторые мандалы тантрических божеств. Император усердно практиковал визуализацию и чтение мантр и вскоре получил свидетельства своего прогресса на пути. Он исполнился глубокой веры и решил просить у учителя передачу более глубоких учений тантры. С этой целью он послал Чубу Пельсенга, Гьяца Лхананга и Ма Ринчен Чока с обильными дарами — пригласить Гуру и меня, его супругу, в Самье. Явившись в Тидро, посыльные обратились к Гуру с такими словами:

О Гуру и Дакини, мистические партнеры!

Мы — скороходы тибетского императора.

Божественный повелитель Тибета Трисонг Децен,

Решив утвердить в своей стране учение тантры,

Приглашает тебя в Самье.

Будь милостив, прими приглашение и приходи скорее.

Гуру принял принесенное в подарок золото и сказал в ответ:

Добро пожаловать, благословенные сыновья

благородных семейств.

Я — Пема Джюнгне,

Моя обитель — мир людей,

Мои цели — те же, что у Будды,

И своей эманацией я наполняю всю вселенную.

Намерение императора — благо для всех.

Отныне проповедь тантры

распространится в этой стране.

Гуру со своей супругой и их духовный сын (Атсара Сале) отправились в Самье вместе с тремя скороходами. В Жодро Гуру велел скороходам, которые впоследствии стали извест­ными переводчиками, отправляться к императору первыми, чтобы тот мог как следует приготовиться к нашему приходу. Прибыв в Самье, они передали императору радостную весть: учитель рядом, и император отправился ему навстречу.

Министры Тибета, узнав о скором прибытии Гуру Римпо­че, оворили между собой: "Этот Пема Джюнгне подобен пространству: он находится повсюду и в то же время нигде; он подобен воде: оружие не наносит ему вреда; он подобен огню: его тело пылает чистым наслаждением; он подобен вет­ру: его нельзя уловить; он является как обычный человек, но иногда кажется, что он бесплотный дух. Поэтому лучше нам отказаться от своих злоумышлении против него. Но ког­да появится Еше Цогель, недостойная супруга нашего импе­ратора, мы должны проучить ее, иначе ее поведение нанесет вред авторитету правителя и государству".

Гуру Римпоче знал о их замыслах. "Тот, кто знает тантру, владеет многими искусными методами" — сказал он, и своей магической силой превратил меня в свой ритуальный трезубец (катвангу). Так мы без опасения прибыли в Тибет.

Представитель императора Такра Гунцен с сотней мини­стров в знак гостеприимства встретил нас в Жодро, и оттуда все вместе мы отправились в Самье. Там, возле Великой Сту­пы, сам император, его министры и все придворные встрети­ли нас с королевскими почестями. Трисонг Децен простерся перед Гуру Римпоче и поднес ему золотой сосуд, обернутый белым шелком и наполненный молодым чангом.

Гуру произнес такое пророчество: "Сейчас тантра наделе­на силами юности. В будущем она придет в упадок и ее прак­тики буду извращены".

Затем мы отправились к пагоде Уце, и придворные нако­нец заметили мое отсутствие, а также то, что Гуру Римпоче сопровождает какой-то молодой индийский йогин. "Если Цо­гель нет с нами, мы не сможем получить передачу практик тантры, — подумал император. — А ее несомненно нет здесь. Я спрошу у Гуру, где она находится, и буду настаивать на том, чтобы она прибыла сюда, потому что я очень хочу вновь увидеть ее". И он спросил: "Великий Гуру, где же теперь Еше Цогель? Почему она не пришла вместе с тобой? И кто этот молодой индийский садху?" Гуру с улыбкой отвечал:

О царь и бодхисаттва!

Мое проявление имеет единую природу

с самим пространством,

И безграничны мои магические способности;

Цогель растворилась в необъятности

внутреннего пространства,

И сейчас она пребывает в том месте,

где соединяются сансара и нирвана.

Мое проявление — неистощимый источник наставлений;

Наставление содержится в каждом моем жесте;

Цогель вступила в сферу беспредельной пустоты,

И сейчас она пребывает в обители Кунтузангмо.

Мое проявление — наслаждение,

пустотное по своей природе;

Любое мое желание обладать

иллюзорными формами этого мира

Удовлетворяется без усилий.

Цогель растворилась в обширном пространстве

Наслаждения-пустоты,

И сейчас она пребывает в чудесной обители,

Трех сфер бытия будды.

С этими словами Гуру прикоснулся рукой к своему трезубцу, который немедленно превратился в меня22. Император был изумлен, а все придворные исполнились великой веры в Гуру. После этого император, двадцать один человек из числа его придворных, тридцать два священнослужителя, семь вы­сокородных девушек-дакинь и прочие, всего триста пять че­ловек отправились в уединенную обитель Чимпу Гева. Там Гуру явил нам сто двадцать мандал высшей тантры, даровал все необходимые посвящения и дал наставления в практике и методах окончательного освобождения. В частности, он дал нам наставления по практикам Восьми Божеств Речи, Мамо, Ямантаки, Пурба, Дудзи Йонтена, Соединения с Умом Ламы, Соединения с Умом И дама, Гневных и Мирных Божеств Ил­люзорного Проявления, Гневных и Мирных Божеств Манда-лы Яндаг Херуки и Гневных и Мирных Божеств Мандалы Лотосовой Речи. Также мы получили шестьдесят одну прак­тику Янгтиг, семь разделов практики Соединения Ума, один­надцать кратких и пространных практик Восьми Божеств Речи, сто две практики Завершения Ума, семьдесят шесть тайных наставлений и сто тридцать прямых передач тантры. Импера­тору Трисонг Децену он дал семь основных методов достиже­ния согласно практике Дудзи Йонтен, а также двадцать тай­ных наставлений и велел практиковать их, снабдив введением в метод визуализации. Намкхаю Ньингпо из Ну6а он дал методы выполнения практики Девяти Светильников Янгдака и наставления по практикам Двенадцати Черных Пурба и от­правил его практиковать в Лодрак. Сангье Еше и Дорже Дуджому он дал методы практики Манджушри Ямантаки вместе с двадцатью тайными наставлениями, велев им идти выпол­нять практику в Йонг-Дзонг. Гьелва Чокъянгу из Кунг-Лун-га и Гьелва Лодро из Дре он дал три йоги из цикла Тайного Танца Хаягривы как главный метод их практики, а также двадцать пять вторичных тайных наставлений и велел им ос­таваться в Чимпу. Вайрочане и Денма Цемангу он дал метод осуществления практики Мопа Дракнгак и Победоносного Тобден Нагпо, включающие в себя, во-первых, духов восьми классов и, во-вторых, восемнадцать "надменных" духов, и велел им выполнять практику в Яма-Лунге. Каба Пельцеку и Одрен Вонгчуку он дал как основной метод практику Мамо с внешними, внутренними и тайными ритуалами и отправил их медитировать в Ерпи-Драк. Джняна Кумара Ваджре и Лха-пель Шонну из Монголии он дал тайные наставления по прак­тике Тайного Янгдак Херуки и Пурба, а также метод практи­ки и устные наставления в Махамудре Бессмертия и велел им медитировать в Жермидраке, что в Ньемо. Пельгьи Сенге и Чокро Луи Гьелцену он дал главный метод осуществления практики Дрекпа, Ожерелье из Десяти Гневных, а также вто­ричные практики: метод восстановления нарушенных обетов и Тридцать Главных Дрекпа вместе с тайными наставлениями относительно поведения и образа жизни и отправил их меди­тировать в пещеру на горе Пельчувори. Обоим переводчикам, Ринчену Зангпо и Тенгзину Зангпо, он дал методы осущест­вления практик Таинственной Махакаруники и Ригдзин Ламы, а также устную передачу Высших Сиддхи Махамудры и от­правил для медитации в пещеру Уру. Лангдро Кончоку Джюнг­не и Гьелва Щангчубу он дал метод осуществления и устную передачу практики Шинлаб Лама, а также практику Черного Хаягривы и велел им практиковать в Шангидрак Еру. Дрен-па Намкха Вонгчуку и Кечунг Кадингу он дал метод осу­ществления практики Гневных и Мирных Тайных Божеств Лотосовой Речи, а также метод созерцания шести божеств в едином божестве, основу практики Ваджрасаттвы, вместе с устной передачей практики Тридцати Шести Херук и отпра­вил их медитировать на озеро Намцодо. Ма Ринчену Чоку и Гьелмо Юдра Ньингпо он дал метод осуществления практики Ваджрапани, двадцать устных передач и сотню тайных на­ставлений и велел им практиковать в пещере, находящейся в самом Чимпу. Мне, Цогель, Гуру дал метод осуществления практики соединенного созерцания Трех Корней (Гуру, Ида­ма и Дакини) в единой мандале, основанной на мандале тела Гуру. "Ступай практиковать в Вомпу Такцанг, Мон Такцанг и Кхам Такцанг. Выполняй практику во всех местах, где само­произвольно является образ Гуру, особенно в самом Тидро, — наставлял меня Гуру Римпоче. — Какие бы препятствия и трудности ни возникали, призывай меня в молитве и не со­мневайся в том, что я приду к тебе на помощь и дам совет. А главное — не разлучайся с Атсаром Сале".

После получения посвящений император, воздавая благо­дарение учителю, совершил столько подношений ганачакры, сколько мандал явил нам Гуру Римпоче. Затем, поднеся ему множество даров — золото, шелк, парчу и т. д., — импера­тор сказал:

Вот мы получили мандалы абсолютной тантры, Которую так трудно обрести в этом зоне. Необычайна твоя доброта, и невозможно отплатить за нее. Отныне и до обретения просветления Не лиши меня своей милости.

Поскольку такой невнимательный и

бестолковый ученик, как я,

Часто теряется, впадая в смущение и неуверенность,

Молю тебя, поддержи нас всех своим состраданием.

Сказав такие слова, он высыпал семь полных пригоршней золота на колени Гуру. Каждому переводчику и каждому уче­нику, который получил наставления для практики и указания на место их будущего затворничества, император дал доста­точно золота на неотложные нужды и на запасание прови­зией, а также по золотой чаше для сбора подаяния, куски белой, красной и синей парчи, одеяния, лошадь и вьючного мула и пообещал позаботиться об удовлетворении всех их нужд на период затворничества. Сияя радостной улыбкой, Великий Гуру сказал императору:

О великий император, божественный повелитель,

Ты поступил правильно.

И хотя я, Пема Джюнгне,

Не нуждаюсь в мирских дарах,

Я принимаю их в свидетельство твоего хранения обетов

И ради твоего накопления благих заслуг.

Благодаря твоей щедрости

Двадцать четыре твоих подданных

Беспрепятственно достигнут высшей цели.

Большое благо для человека —

Оказывать помощь другим людям;

Поступающий так совершает деяния бодхисаттвы.

Безопасность моих учеников и

их приверженность практике,

Мои тайные наставления и

материальные дары императора:

Эти три фактора, соединившись вместе,

Произведут неисчислимое благо.

Так, благодаря молитвам устремления,

Благоприятным условиям и хорошей карме

Проявятся бесконечные благие качества Будды.

Так заканчивается четвертая глава, повествующая о том, как Еше Цогель получила от Гуру Падмасамбхавы посвя­щения и наставления в практике.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.