Сделай Сам Свою Работу на 5

РАЗОЧАРОВАНИЕ В МИРСКОЙ ЖИЗНИ И ВСТРЕЧА С УЧИТЕЛЕМ

Когда множество женихов, искавших моей руки, явились в Карчен, мои родители стали совещаться между собой о моем замужестве. Было решено, что я не достанусь ни одному из них без соизволения самого императора, поскольку разочаро­вание такого множества сильных мужчин может стать причи­ной больших бед. Когда это решение было объявлено, все соискатели разъехались по своим домам.

Вскоре после этого из Карчу приехал принц Пельги Шон­ну Карчу па искать моей руки. Он привел с собой триста мулов и лошадей, нагруженных подарками. Одновременно с ним приехал принц Дорже Вангчук из Зуркхара и привез с собой не меньше сокровищ. Мои родители не знали, кому из них ответить согласием, а кому отказать, поэтому мне была предоставлена возможность сделать свой собственный выбор.

"Я не выйду ни за одного из них, — сказала я, — иначе мне придется влачить жалкое существование, погрузившись в мирские заботы. Трудно обрести желанное освобождение. Прошу вас, мои родители, подумайте об этом!"

Но хотя я непрестанно умоляла их такими словами, мои родители были непреклонны. "Мы не знаем лучшего места во всей все­ленной, чем дворцы этих двух принцев, — сказал мне отец. — Такую дикарку, как ты, не выдать замуж ни в Китай, ни в Хор. Поэтому я выдам тебя замуж за одного из этих двух принцев".

А принцам он сказал: "Моя дочь не желает выходить за­муж ни за одного из вас. Вы оба — сильные мужчины и знаете, что такое состязание. Поэтому я выведу ее из дворца; кто первый возложит на нее руки, тому она и достанется. А проигравший не должен роптать. Если же кто-нибудь из вас причинит ей вред, я обращусь к верховному императору с просьбой покарать его".

Затем на меня надели лучшее платье, мой отец велел сна­рядить сотню лошадей с драгоценными подарками и едой мне в дорогу, и я была насильно выведена из дворца. Как только я оказалась за воротами, принцы бросились ко мне, и Санти­па, слуга принца Карчупы, подбежав первым, схватил меня и попытался увести прочь. Но я обхватила руками и ногами придорожный камень и прилипла к нему, как кусок глины, так что он не мог сдвинуть меня с места. Тогда слуги Карчу­пы схватили железные прутья, обнажили мою спину и стали нещадно избивать меня. Я же кричала им:



Это тело возникло в результате усилий,

Совершенных в сотнях тысяч воплощений.

Если я не смогу использовать его

Для обретения просветления,

Я все равно не смешаю его с грязью

сансарического бытия.

В Карчу вы — могущественные и благородные люди,

Но могущество не поможет вам обрести мудрость.

Убейте меня — я не боюсь смерти.

Слуга Сантипа отвечал мне:

Девушка, у тебя красивое тело.

Своим видом ты взволновала сердце принца;

Ты — как сухая фасоль:

Гладкая снаружи и твердая внутри.

Оставь свои глупости и стань принцессой Карчена.

Я отвечала:

Трудно обрести драгоценное тело

В человеческом рождении,

А такое тело, как у вас, обрести легко.

Ваши греховные тела

нельзя даже назвать человеческими.

Зачем мне идти с вами

И становиться принцессой Карчена?

 

Тогда слуги вновь начали избивать меня железными прутьями и били до тех пор, пока моя спина не превратилась в сплошную кровоточащую рану; тогда, не в силах сносить боль, я встала и пошла с ними. Вечером принц и его слуги остановились на ноч­лег в Дракда. Они так радовались своему успеху, что принялись пить чанг, петь и танцевать. Я же от горя плакала кровавыми слезами. Много планов проносилось в моей голове, но бежать было невозможно. Голосом, дрожащим от печали, я произнесла такую молитву к буддам десяти сторон света:

О будды и бодхисаттвы, защитники людей,

Хранители, наделенные состраданием и

магической силой,

Могущественные воины с очами мудрости''.

Настало время исполнить ваши обеты сострадания.

Мои мысли, чистые, как горные снега,

Сейчас чернее, чем сажа на котлах этих демонов

в людском обличье;

Будды и бодхисаттвы, сжальтесь надо мной!

Моя праведность, драгоценная, как золотой сосуд,

Сейчас не более ценна,

чем бронзовые кружки в руках у этих демонов;

Защитники, наделенные очами мудрости,

Явите свое понимание!

Мое чистое устремление,

Драгоценность-исполняющая-же лания,

Сейчас не более ценно,

Чем камни на дороге этих демонов;

Хранители, явите свою магическую силу!

Я хотела обрести просветление

В этом теле и в этой жизни,

Но они швырнули меня в океан сансары;

Отвратите от меня злую участь,

Сострадательные защитники!

После того как я прочла эту молитву, принц и вся его свита, напившись пьяными, заснули. Я же оседлала лошадь и немед­ленно бежала оттуда. Через долины и горные перевалы я дви­галась на юг. Проснувшись наутро, принц был страшно рас­сержен моим исчезновением. Он искал меня по всему Карчену, но, не добившись успеха, вернулся домой в Карчу.

Между тем Гуру Падмасамбхава вернулся из Оргьена в Чимпу, и вероломные министры императора решили убить его. Они отправились в Чимпу, но испугались, увидев далеко впереди столб огня, поднимающийся до самого неба, и, при­стыженные, вернулись в Самье. Там они обратились к импе­ратору с такими словами:

О повелитель вселенной, царь людей,

Божественный правитель!

Этот злобный демон из чужих краев,

Которого мы изгнали в Туркхар,

Ныне живет в Чимпу, в пределах твоей страны.

Убить ли нам его или изгнать вновь?

Но император подумал про себя: "Этот учитель владеет знани­ем, благодаря которому можно обрести просветление в течение одной жизни. Нужно попросить у него наставления". И он послал к Гуру переводчиков с золотыми сосудами и с пригла­шением явиться во дворец. Гуру принял приглашение и отпра­вился из Чимпу через узкую долину, в которой, как он знал, злобные министры с отрядом вооруженных воинов устроили ему засаду. Приблизившись к этому месту, он отправил пере­водчиков вперед, а сам поднял руки в устрашающем жесте, трижды произнес звук "ХУМ!" и вознесся в небо. Там он явил форму Гуру Драгпо7, стоя внутри бушующего пламени, языки которого достигали пределов Вселенной, и его враги, потеряв сознание, упали на землю. Затем, оставаясь невиди­мым для других, он явился в таком же виде императору, и тот лишился рассудка от страха. Тогда Гуру явил мирную мандалу Падмасамбхавы. Император снова пришел в себя, совершил многочисленные простирания перед учителем и сде­лал обширное подношение ганачакры8.

"Еще не пришло время раскрывать тебе тантрические тай­ны, — сказал ему Гуру. — Очисти свой ум, следуя постепен­ному методу махаяны, и повтори свое подношение год спус­тя". Я же после своего бегства поселилась в долине Вомпу Такцанг, питаясь плодами деревьев и одеваясь в одежды, со­тканные из волокон хлопкового дерева. Но Зуркхарпа, не­удачливый жених, разузнал, где я нахожусь, и послал три сотни вооруженных воинов в долину Вомпу. Они нашли меня и силой отвезли к своему господину.

Когда Карчупа, которому я досталась согласно условиям состязания, услышал об этом, он послал моему отцу письмо, в котором сообщал о моем бегстве и пребывании в руках у Зуркхарпы. "Если это произошло с твоего ведома, — писал он, — то я нападу на твою страну. Если же нет, то буду воевать с княжеством Зуркхар".

Отец ответил, что он не имеет никаких сведений обо мне с тех пор, как я покинула дом, и приготовил свои войска к обороне. Зуркхарпа, зная, что меня могут попытаться отнять у него силой, также собрал своих воинов. Таким образом, все три княжества были готовы начать войну друг с другом. Об этом узнал император Трисонг Децен, и он отправил моему отцу такое послание: "Слушай и повинуйся, Карчен Пелгьи Вонгчук: кто противоречит воле императора, будет разорен и уничтожен. Твоя прекрасная дочь достойна того, чтобы стать моей женой. Тот же из моих подданных, кто выступит с войной, будет предан смерти".

Отец написал в ответ, что он счастлив отдать свою дочь в жены верховному правителю. Тогда император отправился в Зуркхар с девятью сотнями всадников и привел Зуркхарпу в смятение. Но Карченпа нашел выход из трудного положения. Поскольку кроме меня у него было еще две дочери, он выдал старшую, Дечен Цо, замуж за Карчу Дорже, а младшую, Ньима Цо, за Зукхар Шонну, и оба принца были удовлетво­рены. А поскольку император Трисонг Децен забрал меня к себе во дворец, оба претендента потеряли всякую надежду обрести меня.

Вскоре Трисонг Децен снова пригласил к себе Падмасамб-хаву. Когда Гуру Римпоче воссел на приготовленный для него трон, украшенный драгоценными камнями, император устроил обильное подношение ганачакры и поднес учителю целую гору драгоценностей. Кроме того была сделана манда-ла из золота и драгоценных камней, символизирующая все царство Трисога Децена. А в качестве внутреннего подноше­ния он предложил учителю меня и затем обратился к нему с такими словами: " О великий Гуру Римпоче, с этой мандалой я подношу тебе все, что находится в моей власти. Своим великим состраданием ты объемлешь все миры трех времен. Прошу, даруй мне наставления, благодаря которым я смогу обрести просветление в этой жизни, опираясь на усилия этого моего тела. Даруй мне необычайное учение тантры, те тайные слова, что превыше кармы и закона причин и следствий". И он совершил множество простираний перед Гуру. Учитель отвечал на это так:

Слушай внимательно, о император:

Из лотосового пространства чистого наслаждения,

Незагрязненного и не имеющего образа,

Будда Амитабха, не рожденный и не умирающий,

Посылает свои ваджрные тело, речь и ум

В виде светоносной сферы

В океан-вагину без центра и без края,

И там, на цветущем лотосе, без причин и условий,

Без отца и матери, без родовых связей,

Таинственно являюсь я, Пема Джюнгне9,

Окруженный многочисленной свитой дакинь,

Наделенный знанием тайной тантры,

Что превыше закона причин и следствий,

Владеющий передачей устной традиции,

Тайных наставлений, практик

И обетов, которые нельзя нарушать.

Но учение нельзя получить в обмен на богатство

Или в обмен на императорскую власть.

Если я дам учение за дарованное мне богатство,

Я тем самым нарушу мои самые основные обеты.

Тогда ты и я умрем и окажемся в самом глубоком аду.

Кроме того, весь мир и так в моей власти.

Обширно твое подношение,

Но не им ты достигнешь своей цели.

Тот, кто получает учение тантры,

Должен сам стать подходящим сосудом.

Так молоко снежного льва, наилучший эликсир,

Следует хранить в золотом,

Украшенном драгоценностями кувшине.

Любой другой сосуд разобьется,

И эликсир вытечет на землю.

Тайные наставления тантры хранятся в моем сердце.

Когда Гуру закончил говорить, верхняя часть его тела явилась как мир желаний, а нижняя часть простерлась до ада10. Затем он обещал императору открыть ему дверь в практику тантры и явился в облике Ваджрадхары11. Император, совершив пе­ред учителем многочисленные простирания, поднес ему дра­гоценности и мандалу. А в качестве особого, "тайного" под­ношения он отдал ему меня, Еше Цогель.

После этого Гуру сделал Еше Цогель своей супругой, дал ей необходимые посвящения, и они отправились в Чимпу вы­полнять практику тайной йоги.

Так заканчивается третья глава, повествующая о том,

как Еше Цогель постигла суетность мирского бытия и встре­тила учителя.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.