Сделай Сам Свою Работу на 5

Сила и слабость тоталитарных систем

Установление тоталитарных режимов приносило весьма неоднозначные результаты, причем не только отрицательные. В Италии, например, государство ши­роко финансировало машиностроительные и метал­лургические предприятия, что спасало их от банкрот­ства в годы Великой депрессии; власти давали сред­ства на проведение геологических изысканий, на раз­витие тяжелой, добывающей и синтетической про­мышленности, энергетики. Еще в 20-е гг. удалось ре­шить зерновую проблему, а до этого Италия была вы­нуждена ввозить из-за границы до 20% потребляемого хлеба. Но за счет повышения таможенных пошлин, централизованных закупок зерна, освоения целинных земель страна стала обходиться собственными ресур­сами. Затем, уже в 30-е гг., в Италии была создана сис­тема социального страхования, введена семейная над­бавка к заработной плате, которая также постепенно повышалась.

Безусловные экономические успехи были достиг­нуты и в Германии. Уже к 1936 г. в стране была полно­стью ликвидирована безработица, а уровень развития тяжелой индустрии в сравнении с 1928 г. вырос на 18,5%. При этом шла усиленная милитаризация эко­номики, но на соответствующих предприятиях уро­вень заработной платы был особенно высок, что, раз­умеется, могло вызвать у населения только под­держку.

Беспрецедентный прорыв в индустриальную циви­лизацию совершил Советский Союз. К началу Великой Отечественной войны (начиная, по сути дела, с 1928г.) был создан ряд новых отраслей промышлен­ности (станкостроительная, авиационная, тракторо­строительная, автомобильная, химическая и др.), по­строено до 9 тыс. крупных предприятий. Рост про­мышленного производства в этот период стабильно держался на уровне 15—18% в год. В результате СССР удалось достичь экономической независимости от За­пада в области стратегических поставок, страна при­близилась по производству нефти, угля, электроэнер­гии, стали, цемента и т. д. к ведущим европейским державам, а по некоторым показателям даже опереди­ла их. Был достигнут значительный прогресс в соци­альной сфере, активно велись научные разработки в авиастроении, машиностроении, химии и т. д. Весьма успешно развивалась и военная промышленность, где были созданы современные (в том числе и оригиналь­ные) виды вооружений, началась разработка ракетной техники.



Тем не менее ценность достижений тоталитарных режимов была весьма относительной. Во-первых, эко­номическое развитие шло неравномерно: предпочте­ние отдавалось, как правило, тяжелой индустрии и во­енной промышленности. Мощные прорывы в этих сфе­рах производства осуществлялись в ущерб развитию легкой промышленности и сельского хозяйства. Яр­кий тому пример — серьезные диспропорции в эконо­мике СССР, дающие себя знать и сегодня.

Во-вторых, впечатляющие «скачки» вперед ре­ализовались не только за счет государственного пла­нирования и энтузиазма масс (хотя и эти факторы имели большое значение). Весьма активно использо­вались и механизмы насилия. В Германии, напри­мер, после установления тоталитарного режима ра­бочие довольно быстро были лишены права на забас­товки, им запрещалось самовольно менять работу и место жительства, выезжать за границу. А в Италии еще в 1928 г. крестьянам было запрещено поки­дать землю без разрешения властей. Примерно тогда же и в СССР крестьяне были фактически закреплены за колхозами, вплоть до 50-х гг. им не выдавали пас­портов. В тоталитарных государствах, как правило, лишались самостоятельности профсоюзы, запреща­лись все партии, кроме правящей. Государство прибе­гало к массовым репрессиям против инакомыслящих и даже тех, кто лишь подозревался в инакомыслии.

Жесткий контроль государства над обществом осо­бенно активно применялся в фашистской Германии и в СССР. Этот контроль, порождавший в обществе ат­мосферу страха и неуверенности, не уравновешивался даже значительными достижениями в сфере социаль­ного обеспечения, плоды которых были доступны да­леко не всем. В СССР, например, колхозное крестьян­ство пользовалось заметно меньшими социальными и прочими благами, чем горожане.

В-третьих, сосредоточение огромной власти в руках одного лидера (или небольшой кучки правящей элиты) нередко приводило к военным, политическим или эко­номическим авантюрам. За тяготы второй мировой войны, развязанной фашистским руководством Герма­нии во главе с Гитлером, пришлось заплатить дорогую цену всему миру (в том числе и самим немцам). Хоро­шо известно, какой урон был нанесен нашему обществу в годы тоталитарного правления. И дело не только в по­давлении любого инакомыслия с помощью расстрелов или водворения в ГУЛАГ и весьма условном характере демократических прав, провозглашенных на бумаге. Силовые методы в области экономики привели, напри­мер, к хроническому - кризису в сельском хозяйстве уже в годы массовой коллективизации. А объявление генетики и кибернетики «лженауками» крайне пагуб­но отразилось на развитии некоторых отраслей совет­ской науки, в целом переживавшей явный подъем. Эти и другие бессмысленные акции наносили вред и самой тоталитарной власти, но, как ни парадоксально, были «побочным» следствием ее природы.

Как показало время, тоталитаризм не в состоянии довести до конца и решение своей главной задачи — модернизацию. Модернизировалась не экономика в целом, а лишь ее отдельные (хотя и весьма важные) отрасли. На развитии тоталитарных государств отри­цательно сказывалось и то, что их власти постоянно прибегали к методам принуждения в сфере политики и социальных отношений, а это не соответствовало требованиям современной эпохи цивилизационного развития и самой сути модернизации (см. с. 312— 315). За внешней мощью тоталитарного государства скрывается органически присущая ему внутренняя слабость, что рано или поздно приводит его к гибели.

Вторая мировая война привела к крушению тота­литарные режимы в Германии и Италии. Фашистский вариант тоталитаризма оказался наиболее нежизне­способным. Правда, в Испании и Португалии режимы фашистского типа существовали еще три десятилетия, но, как считают многие историки, тоталитаризм в этих странах с самого начала был «умеренным», а пос­ле 1945 г. постепенно изменялся в сторону демократи­зации.

Иначе обстояло дело с тоталитаризмом в СССР. Его позиции и внутри страны, и на международной арене укрепились после победы во второй мировой войне. Вдоль границ СССР в Европе и Азии возник социалис­тический лагерь, который охватила своего рода «вто­рая волна» тоталитаризма. Во многом это происходи­ло под влиянием и в результате прямого вмешательст­ва СССР, но также и в силу тех внутренних причин, о которых уже шла речь. Следует также учитывать, что политический режим новых социалистических стран не был буквальной копией советского: его «родовые» черты имели свои вариации и не всегда отличались жесткостью.

Длительное существование советского тоталита­ризма объясняется тем, что, несмотря на все его тене­вые стороны, в его основе сохранялось гуманистиче­ское ядро, связанное с идеалом социализма. Вопреки довольно распространенному, особенно на Западе,мнению о внутреннем сходстве фашизма и советского тоталитаризма, это, конечно, явления разного поряд­ка. В СССР при всех искажениях идеи самого справед­ливого общества одновременно шла и адаптация к ней. Кроме того, после смерти И. В. Сталина (1953) совет­ский тоталитаризм приобрел более мягкие формы, что и продлило его существование. Крушение тоталита­ризма в СССР и других социалистических странах на рубеже 80—90-х гг. стало важнейшим событием конца XX в. Сегодня тоталитарные режимы в различном ви­де еще сохраняются в Северной Корее, Ираке, на Кубе, в некоторых других странах. И хотя несостоятель­ность их, казалось бы, убедительно доказана истори­ей, вряд ли кто-либо рискнет сказать, что тоталита­ризм как явление изжил себя окончательно.

Тоталитаризм — один из горьких плодов индуст­риальной цивилизации. Он стал возможен в эпоху, когда люди поверили во всемогущество социальной инженерии, то есть «плановой», полностью регули­руемой перестройки структуры общества: когда чело­век, сам того не замечая, постепенно превращался в «колесико и винтик» производственной и государ­ственной машины. Отсутствие у индивида способнос­ти самостоятельно принимать решения стало осно­вой для появления тоталитаризма.

Не случайно Известный психолог и философ Э. Фромм даже в самых демократических государ­ствах видел ростки тоталитаризма:

«Мы не замечаем, что стали жертвами власти но­вого рода. Мы превратились в роботов, но живем под влиянием иллюзии, будто мы самостоятельные инди­виды... Индивид живет в мире, с которым потерял все подлинные связи, в котором все и вся инструмен-тализированы; и сам он стал частью машины, со­зданной его собственными руками. Он знает, каких мыслей, каких чувств, каких желаний ждут от него окружающие, и мыслит, чувствует и желает в соот­ветствии с этими ожиданиями, утрачивая при этом свое «я»...»

 


Практическая работа №24



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.