Сделай Сам Свою Работу на 5

Обновление тоталитаризма?

И уже в августе 1953 г. возглавивший правительст­во Г. М. Маленков поставил вопрос о повороте эконо­мики лицом к человеку, о повышении благосостояни

народа путем ускоренного развития сельского хозяй­ства и легкой промышленности. После 1953 г. были приняты меры по улучшению материального положе­ния крестьянства, проведены преобразования и в дру­гих областях жизни. Многое было сделано для расши­рения хозяйственной самостоятельности предприятий и колхозов. На XX съезде КПСС (февраль 1956 г.) бы­ли официально осуждены репрессии и культ личности Сталина.

Но можно ли сказать, что тогда, в середине 50-х гг., тоталитарный режим в СССР прекратил су­ществование? Нет, исчезла лишь «жесткая» разновид­ность режима, который пытался реформироваться из­нутри. Реформы 50-х гг., в целом направленные в сто­рону демократизации, в определенной мере оздо­ровили режим и позволили продлить его существова­ние. Новое руководство СССР во главе с Н. С. Хруще­вым всерьез верило в возможность победы в экономи­ческом соревновании с США, и темпы прироста про­дукции вплоть до середины 60-х гг. давали основания для подобных надежд.

Однако тоталитарная суть режима не изменилась ни при Хрущеве, ни после того, как в 1964 г. к руко­водству партией и страной пришел Л. И. Брежнев. Это проявлялось и в непродуманных волевых решениях, и в чрезмерном разрастании бюрократического аппара­та, и в грубых силовых акциях во внешней политике (вмешательство во внутренние дела Чехословакии, война в Афганистане и пр.). А нерациональное и не­редко некомпетентное использование богатейших природных ресурсов страны и ее экономического по­тенциала в целом в 70—80-е гг. привело к падению и фактической остановке темпов роста производства, а затем и к «откату».

Признаки серьезного экономического кризиса вы­нудили советское руководство во главе с М. С. Горбаче­вым во второй половине 80-х гг. предпринять меры к оздоровлению экономики и жизни общества в целом.

Но если в общественной сфере правящая партия по-' шла на значительные уступки (переход к альтернатив­ной системе выборов, сведение к минимуму политиче­ской цензуры и пр.), то попытки внедрения в плано­вую экономику рыночных элементов носили робкий и непоследовательный характер.



Тем не менее в результате этих шагов «сверху» был разбужен потенциал общества. Искусственное сдер­живание в течение ряда десятилетий самых разных инициатив породило своего рода эффект «пружины». Собственнические инстинкты (в ринципе вполне ес­тественные), освободившись от ряда административ­ных запретов, стали перехлестывать через край: не­управляемая тяга к обогащению вела к широкомасш­табной коррупции и росту преступности. В нацио­нальных республиках СССР возникли центробежные тенденции, нередко порождавшие тяжелые конфликт­ные ситуации. Между тем ожидаемого подъема в эко­номике так и не произошло.

В этой обстановке в декабре 1991 г. по инициативе руководства России, Украины, Белоруссии и других союзных республик было принято решение о прекра­щении существования СССР. На его территории воз­никло 15 (по числу бывших республик) самостоятель­ных государств. Все они переживают сейчас болезнен­ный и слржныи период перехода от социалистической экономики к рыночной, происходит своего рода «врас­тание» посттоталитарных обществ в современную ин­дустриальную цивилизацию.

Этот процесс осложняется тем, что по времени он совпал с кризисом самой индустриальной цивилиза­ции. Она, как будет сказано в конце главы, в опреде­ленном смысле также исчерпала свои возможности и сейчас стоит на пороге серьезных и пока еще не вполне ясных преобразований. Таким образом, население России и других постсоветских государств, как и боль­шая часть человечества, нелегким методом проб

ошибок ищет наиболее благоприятные пути развития экономики и общества в целом.

К концу 80-х гг. социалистический эксперимент был прекращен почти повсеместно. Большинство вче­рашних социалистических стран предпочли традици­онный путь капиталистического развития. Чрезвы­чайно интересен опыт Китая (и в меньшей степени Вьетнама), где коммунистическая партия, сохранив за собой власть и ключевые механизмы регулирования экономики, сумела осуществить переход на рыночное ведение хозяйства. Это привело к стремительному рос­ту темпов развития производства, значительно вырос­ли его объемы и качество продукции, а вслед за этим начался и рост уровня жизни'населения страны, чис­ленность которого уже давно превысила 1 миллиард. При этом властям удалось сохранить основные заво­евания социализма в социальной сфере. Видимо, в XXI в. поиски новых экономических и обществен­но-политических структур в определенной мере будут учитывать и китайский опыт, и тот непростой путь, по которому сейчас идут Россия и другие постсоветские страны. Во всяком случае, очевидно, что социалисти­ческий эксперимент, не удавшийся в полном объеме, все же не оказался бесполезным для развития совре­менной цивилизации.

Практическая работа № 23

Определение особенностей тоталитарных режимов в XX в.

Цель работы: Определение особенностей тоталитарных режимов в XX в.

Вопросы и задания.

1. Прочитайте текст Тоталитаризм

2. Ответьте на следующие воросы:

 

а) Дайте определение тоталитарного режима

б) В странах какого типа возникал тоталитаризм? Какие для этого требовались условия?

в) Выделите основные черты тоталитаризма.

г) В чем особенность тоталитаризма в СССР?

д) В чем вы видите античеловеческий характер политических режимов в Италии и Германии?

е) Почему массы на определенном этапе перестают под­держивать тоталитарный режим? Почему именно фашизм явил­ся самым недолговечным и нежизнеспособным видом тоталита­ризма?

 

Ход работы:

1.Прочитайте текст

2 Ответьте на вопросы

 

Текст ТОТАЛИТАРИЗМ

В период между первой и второй мировыми война­ми в ряде стран мира сформировались политические режимы, получившие название тоталитарных. То­талитаризм — особое явление, присущее только XX в., он качественно отличается и от древних восточ­ных деспотий, и от диктаторских режимов (в том чис­ле и современных ему).

Природа тоталитаризма

У историков и политологов пока не сложилось еди­ного мнения по поводу природы и сущности тоталита­ризма: это довольно сложный феномен, за кажущейся простотой которого крылись многообразие и опреде­ленная гибкость. Кроме того, в разных регионах и тоталитарные режимы существенно отличались друг от -друга, что также затрудняет еди­ную характеристику тоталитаризма. Тем не менее ряд отличительных признаков тоталитаризма уже вы­явлен.

Тоталитарные режимы всегда стремятся к полно­му господству над личностью и обществом в целом. На практике это означает жесткое централизованное регулирование экономики и политики, средств мас­совой информации, системы образования и культу­ры; сращивание государственной власти и какой-ли­бо одной партии (как правило, единственной в стра­не); господство одной жестко сформулированной идеологии; поглощение личности коллективом и полное подчинение личных интересов «обществен­ным» (фактически интересам государства); жесткий контроль над обществом с помощью разветвленного репрессивного аппарата; культ личности лидера («вождя»).

Впервые слово «тоталитарный» (всеобщий, пол­ный) применительно к политическому режиму стали использовать глава итальянских фашистов Б. Муссо­лини и их идеолог Д. Джентиле в середине 20-х гг. Определяя этим термином свою политику, Муссолини подчеркивал, что намерен обеспечить единство лич­ности, партии и государства во имя торжества выс­шей, национальной идеи. В лексиконе противников фашизма термин «тоталитарный» сразу же приобрел негативный смысл, стал синонимом слов «репрессив­ный», «антидемократический» и т. д.

Почему же и как возник тоталитаризм? Его появ­ление вряд ли можно объяснить тем, что какая-либо партия или политический лидер вдруг решили добить­ся абсолютной власти. Тоталитаризм — явление миро­вого масштаба, обусловленное конкретными истори­ческими условиями.Важнейшей задачей всех обществ, вставших на путь тоталитаризма, было ускоренное экономическое развитие, завершение или переход к модернизации в сфере экономики. Это было, по сути дела, единым и да­же непременным признаком тоталитарных обществ. Италия и особенно Испания и Португалия в 20—30-е гг. оставались полумодернизированными странами и значительно отставали от передовых западноевропей­ских стран. Россия, Германия и Япония еще на рубеже XIX—XX вв. сумели войти в число наиболее сильных мировых держав, однако их развитие уже тогда отли­чалось неравномерностью и несбалансированностью, типичными для стран «молодого» капитализма. А вот их политические цели были весьма различны, а порой и полярно противоположны, как, например, в Герма­нии и СССР.

На формирование тоталитарных обществ оказали влияние не только внутренние, но и внешние факто­ры. Так, на экономике Германии тяжело сказались первая мировая война и весьма обременительные усло­вия Версальского договора. Россию потрясла револю­ция 1917г., затем на страну обрушилась кровопролит­ная Гражданская война, страшный урон экономике принесла и политика «военного коммунизма». Нельзя забывать и о тяжелейших последствиях мирового эко­номического кризиса 1929—1933 гг. (Великой депрес­сии), от которого пострадали практически все страны Запада, а в наибольшей степени — отстающие, отли­чавшиеся крайне низким уровнем жизни населения.

Как уже говорилось, решение основной задачи — быстрого восстановления и дальнейшей модернизации экономики — преследовало в разных странах и различ­ные политические цели. Например, Германия и Япо­ния стремились с помощью милитаризации экономики в кратчайшие сроки подготовиться к новой войне.

Специфическая ситуация сложилась в СССР, кото­рому предстояло завершить процесс модернизации, и в первую очередь провести индустриализацию хозяй­ства. Становление тоталитарного режима в стране проходило одновременно с началом социалистически! строительства, которое требовало кардинальной пере-' стройки социально-экономической, политической и культурной сфер цивилизации. А поскольку в 20-е гг. принципы формирования нового строя еще не были до конца определены, теории приходилось как бы на хо­ду «подстраиваться» под практику.

В результате на долю советского тоталитаризма выпало одновременное выполнение двух задач: пере­вод страны в разряд передовых индустриальных дер­жав и построение в ней социализма. Хотя некоторые ученые склонны отождествлять социализм и тоталита­ризм, строго говоря, это во многом разные феномены. Но конкретные обстоятельства сложились так, что в СССР в конце 20-х гг. была выбрана модель ускоренно­го тоталитарного перехода к социализму. Это было связано не только с необходимостью быстро решить целый комплекс сложных внутренних проблем, но и с заметно обострившейся международной обстанов­кой — зарождением фашизма, ростом угрозы новой «большой» войны и, наконец, жестким противосто­янием СССР и капиталистических держав.

Можно ли сказать, что для СССР и других стран то­талитаризм на определенном этапе был неизбежен и даже необходим? Теоретически альтернатива ему су­ществовала: органичное, равномерное развитие, иск­лючающее форсированные и чреватые риском «скач­ки». Конечно, это более долгий и медленный путь, зато, как показала история, он приносит более надеж­ные и основательные результаты, не требуя при этом от общества исключительных усилий, а нередко и тя­желых (в том числе и человеческих) жертв. Однако не только Германия и СССР, но и ряд других стран избра­ли для решения своих проблем именно тоталитаризм, и это свершившийся факт.

Исторический процесс слишком сложен и слиш­ком насыщен событиями, тесно связанными друг с другом незримой цепочкой причин и следствий, чтобы можно было полагаться на гипотетические «сценарии» развития, так и не осуществившиеся на практи­ке. Никто не в состоянии точно сказать (по сути дела, угадать), каким, например, было бы сегодня наше об­щество, если бы развивалось по иным схемам — ска­жем, по той, которую наметил В. И. Ленин в послед­ние годы жизни, или по модели, предлагавшейся Н. И. Бухариным. Впрочем, на предположения мы имеем право и, используя его, заметим, что в случае замедленного осуществления модернизации воен­но-промышленный потенциал СССР к 1941 г. мог бы оказаться иным, что скорее всего привело бы и к ино­му исходу войны с Германией.

Как же утверждались и функционировали тотали­тарные режимы, на какие силы* они при этом опира­лись? Факты убедительно говорят, что тоталитаризм, как правило, пользовался массовой, а на некоторых этапах даже практически всеобщей поддержкой насе­ления. В ряде стран переход к тоталитаризму совер­шался на основе демократических выборов, как, на­пример, в Италии и Германии. Это, конечно, не оз­начало, что на момент такого перехода в обществе царило полное единодушие. И итальянские, и немец­кие коммунисты, и социалисты в свое время резко воз­ражали против ввода фашистов в правительства и пар­ламенты. Однако партии Муссолини и Гитлера опира­лись на растущую поддержку масс.

Чем же объяснялась эта поддержка? Во-первых, тем, что партии и лидеры тоталитарного толка демаго­гически предлагали населению мобилизовать все силы для решения действительно актуальных проблем, важность которых в той или иной степени осознава­лась обществом. Во-вторых, расчеты тех, кто пролагал пути к тоталитаризму, строились на умелом использо­вании чувств и настроений толпы — как благородных, так и низменных. В итоге подавляющее боль шинство населения тоталитарных государств (в том числе и в СССР) искренне ощущало себя жителями не­коего исключительного общества и создателями еще более замечательного «светлого будущего», ради кото­рого не страшно идти на любые жертвы. В СССР, на­пример, без этой веры вряд ли можно было осущест­вить столь мощный рывок вперед, позволивший стра­не одержать победу в Великой Отечественной войне и стать сверхдержавой.

В государствах фашистского толка (в особенности в Германии) всячески -поощрялись националистические и шовинистические настроения. Мечты о «Великой Германии», демагогическая игра на чувстве наци­ональной гордости, ущемленном поражением в первой мировой войне, разжигание антисемитизма — все это увеличивало поддержку фашистов массами, одновре­менно пробуждая в обществе самые темные варвар­ские инстинкты.

Эти тенденции проявились довольно рано. Не слу­чайно уже в 1923 г. русский философ Н. Бердяев, не по своей воле покинувший родину, писал: «Гуманизм новой истории изжит и во всех сферах культуры и общественной жизни переходит в свою противопо­ложность, приводит к отрицанию образа человека».

Отметим, что в преддверии своего прихода к власти итальянские и немецкие фашисты активно использо­вали растущее социальное недовольство масс. Они критиковали правительство за неспособность обеспе­чить выход из экономического кризиса, решить проб­лему безработицы и повысить жизненный уровень на­селения. При этом выдвигались и такие, например, лозунги: «Землю тем, кто ее обрабатывает».

Важно учитывать и то, что тоталитаризм утверждался в государствах, где традиции демократии были слабы либо отсутствовали вообще, то есть там, где ело' жились прочные традиции сильной централизованно; власти, располагающей отработанными механизмами давления на общество. Вот почему тоталитаризм в принципе не мог восторжествовать в таких госу­дарствах, как Англия или США. Правда, в 30-е гг. го­сударство и там (в особенности в США) усилило конт­роль над экономикой, борясь с последствиями Вели­кой депрессии и стихией рынка. Однако в нетоталитарных странах процесс «огосударствления» имел определенные рамки и не перерос в систему, ос­новной принцип которой Муссолини сформулировал так: «Все в государстве и ничего вне государства».



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.