Сделай Сам Свою Работу на 5

Разграничение доведение до самоубийства от других смежных преступлений.

Квалификация преступлений представляет собой один из видов правоприменительной деятельности, значение которой сложно переоценить. Правильность выбора и применения нормы уголовного закона в каждом конкретном случае влияет на дальнейшую жизнедеятельность определенного лица (лиц), а также на грамотное юридическое толкование, что соответствует принципам действующего российского уголовного законодательства, например, законность, ответственность только за виновно совершенное деяние, гуманизм, справедливость. Принцип справедливости имеет в данной деятельности решающее значение, поскольку справедливым может быть такое наказание, которое адекватно учитывает все признаки, характеризующие общественную опасность и противоправность деяния, обстоятельства его совершения, личность виновного, а также дает правильная уголовно-правовая оценка совершенному деянию. Наиболее распространенными ошибками при квалификации деяния являются: неправильное определение объекта преступного посягательства, форм и видов вины, неверное истолкование мотивов преступления и другие. Ошибки в квалификации преступных деяний обусловлены как объективными, так и субъективными факторами. К объективным факторам можно отнести нечеткую формулировку конкретной уголовно-правовой нормы, наличие в диспозиции нормы оценочных понятий и категорий. К субъективным факторам можно отнести недостаточно высокий профессиональный уровень правоприменителей, выражающийся в неглубоком или неполном исследовании обстоятельств совершения преступления, неправильной оценке собранных по делу доказательств, неумении разграничивать смежные составы[132].

Разграничение таких составов преступлений как доведение до самоубийства и убийства, как отмечается в научной литературе, представляет собой актуальную проблему. Являясь по своему содержанию разным деянием, в определенных ситуациях его разграничение представляется весьма затруднительным. В науке уголовного права отсутствует единая позиция ученых по данному вопросу, отсутствуют серьезные научные исследования в области анализа такого социального явления как доведение до самоубийства. Можно определить такую тенденцию, что ученые, занимающиеся исследованиями анализируемого состава преступления, рассматривают вопрос о разграничении доведения до самоубийства с убийством только с позиции формы вины, при которых возможно их совершение. Принципиальным моментом, которому всегда уделяется внимание, является возможность совершения, предусмотренного ст. 110 УК РФ, с прямым умыслом. И только в связи с этим исследователи подходят к решению проблемы разграничения доведения до самоубийства с убийством, излагая точки зрения, прямо противоположные друг другу.



Согласно одному из подходов, при наличии у виновного прямого умысла на лишение другого лица жизни содеянное должно быть квалифицировано как умышленное убийство. Так Н.И. Загородников в своей работе отмечал, что при наличии у виновного умысла на доведение до самоубийства все совершенное рассматривалось как убийство особым способом[133]. С.В. Бородин в развитие данной точки зрения указывает на то, что в случаях, когда лицо ставит себе цель довести другого лица до самоубийства и создает для этого условия, при которых потерпевший вынужден лишить себя жизни, содеянное следует квалифицировать как убийство, которые будет характеризоваться особым способом его совершения[134].

Другого подхода к вопросу разграничения доведения до самоубийства и убийства придерживается, в частности, Р.З. Авакян. Он отмечал, что при совершении доведения до самоубийства, в отличие от убийства, виновный не совершает действий, которые непосредственно способны лишить жизни потерпевшего. Последний принимает решение прервать жизнь и самостоятельно его реализует тем или иным способом, руководимый сознанием и волей[135]. Ю.А. Уколова отмечает убедительность обоснования изложенной выше точки зрения, однако по ее мнению не следует исключать такой ситуации, когда потерпевший поставлен виновным в такие условия, что даже при наличии сознания его воля внешне ограничивается, и как следствие, отсутствует возможность выбрать иной вариант поведения в конкретной жизненной ситуации (например, лицу предлагают выбрать мучительную смерть - и у потерпевшего есть все основания опасаться реализации таких намерений, - или легкую и быструю, но его, потерпевшего, руками). Приводится данный пример: «виновный ставит потерпевшего на парапет крыши высотного дома, обливает его бензином и держит наготове зажженную спичку, однако предлагает потерпевшему самостоятельно спрыгнуть с крыши, в противном случае угрожает виновное лицо угрожает реализовать свои намерения»[136].

Иную точку зрения отстаивает А.И. Коробеев, отмечая, что исследователи, предлагающие квалифицировать доведение до самоубийства с прямым умыслом как убийство, зачатую не различают понятие «доведение до самоубийства» и понятие «склонение к самоубийству». Он приводит следующую ситуацию в качестве примера: виновное лицо предлагает потерпевшему на выбор или оставление на длительное время без воды и пищи, или самоубийство с помощью пистолета, который он тут же вручает потенциальной жертве, и та им мгновенно пользуется[137]. В завершение А.И. Коробеев указывает, что даже в предложенной потенциальной ситуации квалификация действий виновного по ст. 105 УК РФ невозможна.

Автор настоящей дипломной работы полагает, что в приведенных примерах имеет место доведение до самоубийства путем угрозы жизни потерпевшего, которую он воспринимает как реальную и наличную. Стоит отметить, что в данном случае единичная угроза представляет собой крайне интенсивное по своему содержанию воздействие на психическое состояние потерпевшего и является для него столь значимой, что понуждает его к самостоятельному лишению себя жизни. Такого рода интенсивная угроза представляет собой разновидность психического насилия[138], свидетельствует о наличии такого опасного вида психического воздействия как принуждение[139]. Свобода воли потерпевшего, которая отмечается в научной литературе, предполагает у него возможности выбора того или иного варианта поведения. В.Б. Малинин указывает на то, что действия потерпевшего по лишению себя жизни не должны прямо вытекать из деяния виновного. Поэтому, если мы имеем дело не со свободным волевым действием потерпевшего, а с необходимым следствием деяния виновного, такое деяние должно квалифицироваться как убийство[140]. Момент добровольного волеизъявления в рассмотренных выше примерах, вероятно, отсутствует, но он также и не имеет место при всяком ином случае доведения до самоубийства; полностью добровольный уход из жизни, не обусловленный жестоким обращением или систематическим унижением чести и достоинства потерпевшего, угрозами, в принципе не может повлечь уголовной ответственности. Получается что выбор модели поведения потерпевшего при доведении до самоубийства при любых обстоятельствах ограничен. Проблема заключается в том, что в подобных жизненных ситуациях выбор практически отсутствует, поэтому действия виновного имеет более высокую степень повышенной опасности. Актуальной является проблема разграничения доведения до самоубийства и убийства в такой ситуации, когда действия потерпевшего лица «механически» обусловлены конкретными и реальными действиями виновного, а свобода воли потерпевшего максимально подавлена и ограничена. Можно предположить такую ситуацию, когда виновный угрожает убить малолетних детей потерпевшей, если последняя не совершит самоубийство, и в целях подтверждения своих намерений совершает убийство одного ребенка. Потерпевшая, воспринимая данную угрозу как наличную и реальную, из страха за жизнь второго ребенка совершает самоубийство. Представляется ли возможной квалификация действий виновного по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть как убийство двух лиц. Полагаем, что нет, но в то же время деяние виновного значительно опасно, чем деяние, представляющее собой бытовое насилие и унижение чести и достоинства потерпевшего, который самостоятельно лишает себя жизни следствие действий виновного.

Разграничение доведения до самоубийства и убийства можно условно провести по непосредственному объекту посягательства. Так, непосредственным объектом убийства выступает жизнь другого человека. К тому же, квалифицирующими признаками, характеризующими непосредственный объект убийства являются:

· убийство двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

· лица, или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

· малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Непосредственным объектом доведения до самоубийства является не только жизнь конкретного человека, но и также право на жизнь. Разграничение анализируемых деяний по объективной стороне выражается в следующем. Объективная сторона убийства выражается в форме действий или бездействия, последствий в виде наступления смерти и причинно-следственной связи между ними. Убийство, по общему правилу, совершается путем активных физических действий, нарушающих анатомическую целостность органов и (или) тканей человека. Когда у виновного умысел на убийство возникает непосредственно во момент совершения иного преступления против здоровья потерпевшего, тем самым, начатое как преступление тяжкое, оно перерастает в более тяжкое, все содеянное виновным лицом охватывается составом убийства и не требует дополнительной квалификации по статьям, предусматривающим уголовную ответственность за преступления против здоровья человека. Дополнительная квалификация также не требуется в тех ситуациях, когда в процессе лишения жизни выбирается такой способ, связанный с причинением ему вреда здоровью потерпевшего. К квалифицирующим признакам, характеризующим объективную сторону убийства можно отнести:

· убийство, сопряженное с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

· совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

· совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

· сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

· сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Объективную сторону доведения до самоубийства составляет такие деяния как определенное поведение виновного, выражающееся в предъявлении угроз, жестоком обращении с потерпевшим, систематическим унижением его человеческого достоинства; создание поведением виновного такой жизненной ситуации, которая способна повлиять на решение потерпевшего лишить самостоятельно себя жизни при отсутствии иного варианта развития событий по его убеждению; принятое потерпевшим под влиянием поведения виновного решение о самоубийстве и последующая реализация данного решения или покушение на самоубийство. В случае доведения до самоубийства или покушения на него другое лицо лишается жизни, что обусловливается предшествующим данному акту поведением виновного, и потерпевшее лицо самостоятельно сводит счеты с жизнью. Стоит также отметить то обстоятельство, что совершение деяния, предусмотренного ст. 110 УК РФ, считается оконченным при наличии попытки самоубийства (покушения на него) и наступление смерти обязательного юридического значения для квалификации не имеет. Убийство же считается оконченным при наступлении смерти человека.

Так, А.Н. Красиков отмечает, что «когда лицо само действует против себя, против своей жизни по любым причинам, содеянное ни в коем случае нельзя назвать убийством, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку»[141].

В контексте вопроса разграничение таких преступных деяний как доведение до самоубийства и убийство интерес представляет судебная практика Верховного Суда РФ. Так, Кассационным определением Верховного Суда РФ законным и обоснованным был признан приговор Архангельского областного суда в отношении Ш. и К., признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По материалам уголовного дела «Ш. и К. с целью проучить за жестокое обращение с женой, которая являлась родственницей Ш., пришли в жилище к П. и начали наносит ему удары, совершать избиение. П., признав свои действия по отношению к супруге неправильным и утверждая, что он после всех своих действий не достоин жизни, попросил повеситься на чердаке дома. Ш. и К. отказали ему в этом, объяснив, что вешаться в доме - плохая примета, и предложили ему выйти на улицу. С этой целью Ш. и К. связали руки П. и втроем отправились на берег реки. Потерпевший, будучи значительно сильнее и крупнее Ш. и К., не сопротивлялся действиям последних. Выбрав подходящее дерево, Ш. залез на него и перекинул веревку через ветку. П. самостоятельно встал на лежащее рядом бревно. К. надел петлю на шею П. и другой конец веревки закрепил на стволе. После этого Ш. и К. отошли в сторону П. шагнул с дерева, но веревка не натянулась, после этого он сам подогнул колени, что вызвало затягивание петли. Ш. и К. подождали некоторое время, сняли П. с дерева и закопали. В процессе предварительного расследования и судебного разбирательства обвиняемые настаивали на вменении им. ст. 110 УК РФ, объясняя это тем обстоятельством, что они не имели умысла на убийство П., и не могли предполагать и знать, какие действия в отношении него они будут совершать, когда приходили в дом потерпевшего. Вместе с тем суд расценил содеянное Ш. и К. п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц»[142].

В правоприменительной деятельности также важное значение имеет разграничение доведения до самоубийства с таким преступным деянием как причинение смерти по неосторожности, предусмотренным ст. 109 УК РФ. Очевидно, что признаки непосредственного объекта причинения смерти по неосторожности совпадают с признаками непосредственного объекта убийства. Следовательно, разграничение доведения до самоубийства и причинения смерти по неосторожности по данному критерию аналогично разграничению с убийством как простым, так и квалифицированным (особо квалифицированным). Объективная сторона причинения смерти по неосторожности выражается в деянии в форме действия или бездействия, выражающихся в нарушении правил бытовой (повседневной) или профессиональной предосторожности, последствий в виде смерти потерпевшего и причинно-следственной связи между ними. По доведении до самоубийства наступления такого общественно-опасного последствия как смерть человека для признания преступления оконченным не обязательно. Стоит отметить, что в диспозиции нормы ст. 110 УК РФ прямо перечислены способы совершения преступного посягательства. Угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства не характерны для объективной стороны причинения смерти по неосторожности.

Для квалификации содеянного по ст. 109 УК РФ необходимо установить, что смерть потерпевшего стала закономерным и необходимым следствием неосторожный действий, которые объективно не были направлены на лишение жизни или причинение опасного для жизни вреда здоровью, что устанавливается исходя из орудий и средств совершения преступления, характера ранений и их локализации, отношений между виновным и потерпевшим и иных обстоятельств дела. Как показывает практика причинение смерти по неосторожности может выражаться в нанесении ударов кулаком по голове в результате драки, в небрежном введении в организм потерпевшего ядовитого вещества вместо лекарственного средства, в действиях собаковода, спустившего с привязи сторожевых собак вблизи населенного пункта, в грубом нарушении правил обращения с оружием и т.д.

Специфика разграничения доведения до самоубийства и причинения смерти по неосторожности по субъективной стороне преступления выражается в следующем. Причинение смерти по неосторожности не относится к категории преступлений, именуемых убийствами по той причине, что действующий УК РФ определяет убийство как умышленное причинение смерти другому человеку. Следовательно, деяние, предусмотренное ст. 109 УК РФ может быть совершено по легкомыслию, то есть когда лицо предвидит, что его действия способны привести к смерти другого человека, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этого последствия, или по небрежности, когда лицо не предвидит, что его действия могут причинить смерть другому человеку, но при необходимой внимательности и предусмотрительности могло и должно было предвидеть подобное развитие событий. Такие преступления могут быть вызваны неосторожным обращением с оружием, бытовой техникой или источниками повышенной опасности, результатом несчастных случаев во время охоты, небрежного отношения к должностным обязанностям, например, медицинских работников. Разграничение причинения смерти по неосторожности от несчастного случая (события) выражается в том, что лицо не предвидело наступление общественно-опасных последствий, не должно и не могло предвидеть.

Следует также проводить разграничение доведения до самоубийства с таким преступлением как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). Непосредственным объектом угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью выступает совокупность общественных отношений, возникающих по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающих безопасность данных социальных благ, интересов. При угрозе убийством создается реальная угроза причинения вреда общественным отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего. В случае же угрозы причинения тяжкого вреда здоровью последнее оказывается поставленным под угрозу, а с другой стороны может претерпевать вредные реальные последствия.

Разграничение анализируемых составов преступлений выражается в том, что при совершении деяния, предусмотренного ст. 119 УК РФ, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью носит характер активных информационных действий. Состав данного преступления - формальный, то есть последствия конкретной угрозы на квалификацию содеянного не влияют. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Объективная сторона доведения до самоубийства отчасти совпадает в том, что в одном и другом составе в диспозиции указана угроза как способ их совершения, однако при доведении до самоубийства угрозы могут носить различный по содержанию характер, а в ст. 119 УК РФ предусматривается уголовная ответственность за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью. Разграничение по субъективной стороне проявляется в том, что субъективная сторона выражается в форме прямого умысла, то есть виновный намеренно высказывает угрозы, которые рассчитаны на их восприятие потерпевшим как наличных, реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает реализовать свои намерения в дальнейшем. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать в качестве способа совершения другого более тяжкого преступления, например, разбоя (ст. 162 УК РФ), вымогательства (ст. 163 УК РФ), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ) и др. По правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительная квалификация по ст. 119 УК РФ в случае совершения других преступлений не требуется.

Таким образом, проведенное исследование разграничения доведения до самоубийства от других смежных преступлений позволяет сформулировать следующие выводы:

• в науке Уголовное право исследователи подходят к решению проблемы разграничения доведения до самоубийства с убийством, излагая точки зрения, прямо противоположные друг другу

• отграничение доведения до самоубийства от смежных составов умышленных преступлений против здоровья, чести и достоинства личности, должно осуществляться по последствиям, предусмотренным ст. 110 УК РФ, - самоубийство потерпевшего или покушение на самоубийство

• при наличии у виновного прямого умысла на лишение другого лица жизни содеянное должно быть квалифицировано как умышленное убийство

• разновидностью психического насилия является интенсивная угроза, свидетельствующая о наличии такого опасного вида психического воздействия как принуждение

• выбор модели поведения потерпевшего при доведении до самоубийства при любых обстоятельствах ограничен, из-за этого действия виновного имеет более высокую степень повышенной опасности.

• при доведении до самоубийства наступление смерти обязательного юридического значения для квалификации не имеет. Убийство же считается оконченным при наступлении смерти человека.


[1] См.: Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 127.

[2] См.: Акты социально-экономической истории Северо-восточной Руси конца XIV – начала ХVI в. Т. III. М. 1964. С. 27-29.

[3] См.: Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь: в аспектах de lege lata и de lege ferenda / Красиков А.Н. Саратов: Саратовский университет, 1999.С.12.

[4] См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права (X век - 1917 год) / Сост. д-р юрид. наук проф. В.А. Томсинов. М., 2001. С. 171

[5]Сборник нормативных актов по уголовному праву России Х-ХХ веков: В 3 ч. Ю.И. Бытко., С.Ю. Бытко. – Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права» 2005. Ч.2. С. 251.

[6]См.: Уголовное Уложение 22.03.1903.СПб.: издание Н.С. Таганцева, 1904. С. 632 – 638.

[7]Айвазова С. Русские женщины в лабиринте равноправия (очерки политической теории и истории. Документальные материалы). М., 1998. С. 52.

[8]Поликарпова И.В. Уголовная политика России в отношении посягательств на здоровье и ее влияние на квалификацию преступлений: на примере ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: автореф. дисс…канд. юрид. наук. Саратов, 2008. С. 17.

[9]См.: Сборник нормативных актов по уголовному праву России Х-ХХ веков: В 3 ч. Ю.И. Бытко., С.Ю. Бытко. – Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права» 2005. Ч.3. С. 20.

[10]См.: Постановление ВЦИК от 01.06.1922 "О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР" (вместе с "Уголовным кодексом РСФСР") // СУ РСФСР. 1922. N 15. Ст. 153.

[11]См.: Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970. С. 200.

[12]См.: Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 1985. С. 130, 132.

[13]См.: Постановление ВЦИК от 11.11.1922 "Об изменениях и дополнениях Уголовного кодекса РСФСР" // СУ РСФСР. 1922. N 72 - 73. Ст. 906.

[14]См.: Калашникова А.И. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года: концептуальные основы и общая характеристика: автореф. дисс…канд. юрид. наук. Ульяновск, 2009. С. 17.

[15] См.: Уголовный Кодекс РСФСР от 22.10.1926 года [Электронный ресурс]: Доступ из «Консультант Плюс» (дата обращения: 18.12.2014 г.). СПС.

[16]См.: Меньшагин В.Д. преступления против личности по проекту УК РСФСР, «Социалистическая законность», №9, 1957. с. 38-39.

[17]См.: Алиев И.А. Ответственность за доведение до самоубийства. Дисс.канд.юр.наук.. М.1969. с.51.

[18]См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996. С. 185.

[19]См.: Уголовный Кодекс РСФСР от 27.10.1960 [Электронный ресурс]: Доступ из «Консультант Плюс» (дата обращения: 19.12.2014 г.). СПС.

[20]См.: Еникеев М.И. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном судопроизводстве // Юридическая психология. 2009. N 1.

[21] Ярмаш Н.Н. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1992. С. 8.

[22]См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. № 237.

[23] Думан С.И. Уголовная ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: автореф. дисс…канд. юрид. наук. М., 2011. С. 13.

[24] См.: Право на смертную казнь / Под ред. А.В. Малько. М., 2004. С. 128

[25] См.; Поэзия Древнего Египта [Спор разочарованного со своей душой] // Суицидология: Прошлое и настоящее: Проблема самоубийства в трудах философов, социологов, психотерапевтов и в художественных текстах.- М.,2001.-С. 475.

[26] См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права, 5-е изд. (Москва, 1913), С.185.

[27] См.; Голубинский Е.Е. История русской церкви., т. 1, часть 2,- М.: университетская типография, страстной бульвар, 1901. С. 459—460.

[28]См.: Бочкарев С.А. Общественная опасность преступления: институциональная природа явления // Закон и право. 2010. №1. С. 25.

[29]См.: Мальцев, В.В. Проблема отражения и оценки общественно опасного поведения в уголовном праве: Автореф. дисс. ...докт. юрид. наук. М., 1993. С.9

[30]См.: Герцензон А.А., Грингауз Ж.С., ДурмановН.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. М.: 1948. С. 248- 249.

[31]См.: Новоселов Г. Без преступных последствий нет преступлений // Российская юстиция. 2001. №3. С. 56.

[32]Уголовное право России. Части общая и особенная: учебник / Журавлев [и др.]; под ред. А.И. Рарога. - 7-е изд., перераб. и доп.- М.: Проспект, 2012. С. 33.

[33]Уголовное право России. Части общая и особенная: учебник / Журавлев [и др.]; под ред. А.И. Рарога. - 7-е изд., перераб. и доп.- М.: Проспект, 2012. С. 33.

[34]Байканова А.Ш. Доведение до самоубийства: квалификация преступления // Евразийский юридический журнал. 2012. № 9(52). С. 42.

[35]Уголовный кодекс Российской Федерации // Соб. законодательства РФ. 1996. N 25, ст. 2954.

[36]Николаев Н., Тасаков С. Нравственное содержание уголовно-правовых норм о преступлниях против жизни, не являющихся убийствами // Уголовное право. 2007. №5. С. 119.

[37]См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. № 237.

[38]Российская газета. 2010. 5 марта. С. 1.

[39]См.: Горелик В.Я. Латентная преступность в условиях военной службы // Военная мысль. 2001. N 2. С. 51.

[40]См.: Моргуленко Е.А. Латентность нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности: сущность, структура, причины и меры по ее нейтрализации // Право в Вооруженных Силах. 2002. N 1 - 2. С. 10

[41]См.: Антонян Ю.М. Основные мотивы поведения осужденных // Человек: преступление и наказание. 2009. N 1. С. 14.

[42]См.: М.Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в исправительных учреждениях: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 9 - 10.

[43]См.: Жарких М.Н. Преступность среди осужденных в исправительных учреждениях и меры ее предупреждения: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2008. С. 16

[44] См.: Архив ФСИН РФ. Статистические данные – 2013 год. Обзор "О суицидах среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных, совершенных в учреждениях уголовно-исполнительной системы в 2013 году"

 

[45]См.: Государственный статистический отчет о преступности "Единый отчет о преступности" по России. Данные АГИЦ МВД РФ [сайт]. URL: http://www.crimpravo.ru (дата обращения: 21.12.2014 г.).

[46]См.: Статистика самоубийств // Проект о жизни [сайт]. URL: http://lossofsoul.narod.ru (дата обращения: 22.12.2014 г.).

[47] См.: Статистические данные. Архив ИЦ ГУ МВД России по г. СПб и ЛО. (2012-2014г.).

[48]Осокин Р.Б. Проблемы квалификации деяний против нравственности в сфере сексуальных отношений // Уголовное право. 2006. № 2. С. 59.

[49]Цыркалюк А.А. Развитие российского уголовного законодательства об ответственности за доведение до самоубийства // Российский следователь. 2011. -№ 3. С. 35.

.

[50]См.:Мелешко Н.П., Тарло Е.Г. Уголовно-правовые системы России и зарубежных стран (криминологические проблемы сравнительного правоведения, теории, законодательная и правоприменительная практика). М., 2003. С. 47.

[51]См.: Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2002. С. 199.

[52]См.: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности). М., 2005. С. 19 - 21.

[53] См.: Осокин Р.Б. Проблемы квалификации деяний против нравственности в сфере сексуальных отношений // Уголовное право. 2006. N 2. С. 59 - 63; Осокин Р.Б. Эффективность уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 242 УК РФ // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2010. Т. 86. N 6. С. 317 - 319.

[54]Латухина К. Путин: число самоубийств в России уменьшилось// Российская газета [сайт]. URL: http://www.rg.ru (дата обращения: 11. 01 2015 г.).

[55]См.: Цыркалюк, А.А. Ответственность за доведение до самоубийства по зарубежному уголовному законодательству // Международное публичное и частное право. 2011. N 2. С. 47-48.

[56] См.: Наумов А.В. Сближение правовых систем как итог развития головного права 20 в. и его перспектива в 21 в. // Государство и право. 1998. №6. С.52.

[57]Уголовный кодекс Японии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 11.01.2015 г.).

[58]Латухина К. Путин: число самоубийств в России уменьшилось // Российская газета [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2012/05/05/suicid-site-anons.html (дата обращения: 11. 01 2015 г.).

[59]См.: Уголовный кодекс Франции // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 11.01.2015 г.).

[60]См.: Уголовный кодекс Дании // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 11.01.2015 г.).

[61]См.: Уголовный кодекс Чили //Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 13.01.2015 г.).

[62]См.: Уголовный кодекс Филиппин //Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 13.01.2015 г.).

[63]Уголовный кодекс Польши //Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 14.01.2015 г.)

[64]Уголовный кодекс Испании //Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 14.01.2015 г.).

[65]См.: Уголовный кодекс Румынии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 14.01.2015 г.).

[66]См.: Уголовный кодекс Норвегии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 14.01.2015 г.).

[67]См.: Уголовный кодекс Швейцарии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 15.01.2015 г.).

[68]См.: Уголовный кодекс Голландии / Науч. ред. д-ра юрид. наук, засл. деятеля науки РФ, проф. Б.В. Волженкина; пер. с англ. И.В. Мировой. 2-е изд. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 224.

[69]См.: Уголовный кодекс Венесуэлы // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 15.01.2015 г.).

[70]См.: Уголовный кодекс Бразилии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 15.01.2015 г.).

[71]См.: Уголовный кодекс Аргентины от 9 октября 1921 г. СПб.: Юридический центр пресс, 2003. С. 127.

[72]См.: Уголовный кодекс Австрии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 15.01.2015 г.).

[73]См.: Уголовный кодекс Италии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 15.01.2015 г.).

[74] См.: Галюкова М.И. Современное зарубежное уголовное законодательство об ответственности за причинение вреда здоровью человека // Вестник ЮУрГУ. Серия: Право. 2008. №28 (128). С.31.

[75]Примерный уголовный кодекс США // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 14.01.2015 г.).

[76]См.: Примерный уголовный кодекс США // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 14.01.2015 г.).

[77]См.: Уголовный кодекс Канады. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 201

[78]См.: Модельный Уголовный кодекс для государств - участников СНГ (принят постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ от 17 февраля 1996 г.). [Электронный ресурс]: Доступ из «Гарант» (дата обращения: 20.01.2015 г.). СПС.

[79] См.: Волженкин Б. В. Пояснительная записка к Модельному Уголовному кодексу для государств участников Содружества Независимых Государств // Правоведение. 1996. № 1. С.88 – 89.

[80]См.: Цыркалюк А.А. Развитие российского уголовного законодательства об ответственности за доведение до самоубийства // Российский следователь. 2011. -№ 3. С. 37.

[81]Уголовный кодекс Республики Молдова //Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http:law.edu.ru (дата обращения: 20.01.2015 г.).

[82]Уголовный кодекс Украины // /Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[83]Уголовный кодекс Республики Беларусь // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[84]См.: Уголовный кодекс Грузии // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 11.01.2015 г.).

[85]См.: Уголовный кодекс Республики Азербайджан // /Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[86]См.: Уголовный кодекс Казахстан // /Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[87]См.: Уголовный кодекс Республики Узбекистан // /Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[88]См.: Уголовный кодекс Республики Таджикистан// /Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[89]См.: Уголовный кодекс Кыргызстан // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[90]См.: Уголовный кодекс Туркменистан // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 03.02.2015 г.).

[91]См.: Уголовный кодекс Армении // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 04.02.2015 г.).

[92]См.: Уголовный кодекс Армении // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал [сайт]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 04.02.2015 г.).

[93]См.: Расулов, А. Самоубийство // Все об Исламе [сайт]. URL: http://www.islamdag.ru (дата обращения: 16.02.2015 г.).

[94]См.: например: Мулюков, Ф.Б. Субъективные признаки убийства и его отграничение от смежных смежных составов преступления // Вестник СГАП. 2007. № 2 С.122.

[95]См.: Н. Николаев, С. Тасаков Нравственное содержание уголовно-правовых норм о преступлниях против жизни, не являющихся убийствами // Уголовное право. 2007. №5. С. 119.

[96]См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. № 237.

[97] См.: Поликарпова И.В. Указ. соч. С.127.

[98] См.: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С.6.

[99] См.: Макаров С. Правила и алгоритмы квалификации преступлений в теории и практике // Уголовное право. 2013. N 4. С. 33.

[100] Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. № 237.

[101] Уголовное право России. Части общая и особенная: учебник / М.П. Журавлев [и др.]; под ред. А.И. Рарога. - 7-е изд., перераб. и доп.- М.: Проспект, 2012. С. 287.

[102] Магомедов А.А., Миньковский Г.М., Ревин В.П. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юстицинформ, 2009. //[электронный ресурс]. Доступ из "КонсультантПлюс" (дата обращения: 18.02.2015 г.).

[103] Авакян Р.З. Доведение до самоубийства и его предупреждение: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1972. С. 5.

[104] Аюпов В.Ш. К вопросу об обекте доведения до самоубийства // Вестн. Том. гос. ун-та . 2012. №363. С.123-126.

[105] См.: Уголовный кодекс Российской Федерации // Соб. законодательства РФ. 1996. N 25, ст. 2954.

[106] См.: Цыркалюк, А.А. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства: автореф. дисс. … канд. юрид. наук / А. А. Цыркалюк. – Тамбов, 2011. С. 11.

[107] Уголовный кодекс Российской Федерации // Соб. законодательства РФ. 1996. N 25, ст. 2954.

[108] Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства // Законность. 2006. №3. С.12.

[109] См.: Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства // Законность. 2006. №3. С.12.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.