Сделай Сам Свою Работу на 5

Проблемы квалификации за доведение до самоубийства: теоретические и правоприменительные аспекты.

Одной из главнейших задач УК РФ является реализация права на защиту здоровья, которое гарантируется Конституцией РФ в ст.41[96]. Доведение до самоубийства является одним из наиболее опасных преступлений против жизни и здоровья, наряду с простыми и квалифицированными убийствами. Как указывает И.В. Поликарпова, составляющими правил квалификации преступлений выступают определенные положения о технологиях и условиях применения уголовного закона при оценке преступления с уголовно-правовой точки зрения.[97] Указанные правила обеспечивают точную квалификацию преступлений, путем разъяснения применения уголовного законодательства. Как считает Л.Д. Гаухман, квалификация преступлений представляет собой фундаментальную, основополагающую и центральную часть использования уголовного закона, как в следственной, так и в судебной практике.[98]

Для выявления проблем касающихся квалификации доведение до самоубийства, необходимо рассмотреть правила квалификации данного деяния и впоследствии указать рекомендации по их дальнейшему совершенствованию. Прежде чем преступить к рассмотрению специальных правил квалификации, выделим общие правила квалификации. Как указывает С.Макаров, в общих правилах квалификации теоретически обосновываются и содержатся предписания об оценке деяния по объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне преступления.[99]

К общим правилам квалификации можно отнести квалификацию преступлений:

1. по объекту преступления, а также его предмету;

2. по объективной стороне и с учетом конструкции состава преступления;

3. по субъективной стороне;

4. по субъекту.

В основу деления Особенной части УК РФ на соответствующие разделы, главы и статьи положены родовые, видовые и непосредственные объекты. Анализируемое деяние располагается в разделе VII «Преступления против личности». Родовым объектом которого выступает совокупность однородных общественных отношений, возникающих в отношении обеспечения нормальной жизнедеятельности личности, обеспечения прав и свобод, установленных Конституцией РФ, в том числе статьей 2, которая устанавливает, что в Российской Федерации: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью»[100]. А.И. Рарог в свою очередь, в качестве родового объекта преступлений, содержащихся в разделе VII, выделяет: «личность – человек, рассматриваемый не только как биологический индивид (homo sapiens), но и как существо социальное, участник (субъект) различных общественных отношений»[101].



Ст. 110 «Доведение до самоубийства» расположена в главе 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья» и в качестве видового объекта, как обособленную часть родового объекта, мы можем выделить общественные отношения, направленные на сохранение нормальной жизнедеятельности индивида, включая защиту жизни человека. В.П. Ревин определяет видовой объект, в отношении преступлений против личности как: «включающий близкие (тождественные) общественные отношения, охраняемые нормами, включенными в главы раздела о преступлениях против личности УК РФ»[102].

В науке уголовного права существует основной подход к определению непосредственного объекта доведения до самоубийства. Таковым выступает жизнь отдельного человека (индивида). Такой позиции относительно определения непосредственного объекта доведения до самоубийства придерживается большинство ученых, которые не согласны с рассмотрением объекта преступления лишь как совокупности отдельных общественных отношений, а определяют его в их контексте, полагая, что «непосредственным объектом доведения до самоубийства является жизнь человека как субъекта общественных отношений»[103].

Диспозиция ст. 110 УК РФ в части указания такого способа доведения до самоубийства как систематического унижение человеческого достоинства потерпевшего свидетельствует о наличии дополнительного непосредственного объекта рассматриваемого преступного посягательства. В научной литературе отмечается, что осуществляя посягательство на человеческое достоинство конкретного индивида, виновное лицо выбирает такие способы психологического воздействия на потерпевшего, которые заведомо для него сыграли бы решающую роль в предпочтении осуществить потерпевшим выбор прервать жизнь. Такими способами могут выступать оскорбления потерпевшего, вульгарно-уничижительные интерпретации определенных человеческих качеств индивида и другие аналогичные по содержанию действия, которые способны «сформировать на психоэмоциональном уровне потерпевшего отрицательный психологический комплекс по поводу своей личности»[104].

Потерпевшим может выступать любое лицо, независимо от пола, расы, языка, национальности, отношения к религии, имущественного и должностного положения, места жительства, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Однако, обстоятельство, что преступление, совершенно в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного, должно учитываться судом при назначении наказания в качестве отягчающего обстоятельства в силу п. «з» ч. 1 ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации[105]. В связи с указанным, отметим, что А.А. Цыркалюк предлагает закрепить данный признак в квалифицированной части статьи 110 УК РФ[106], но мы не видим в этом необходимости, так как ч. 3 статьи 60 УК РФ указывает, что: «При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание»[107].

В анализируемом деянии законодателем закреплена материальная конструкция диспозиции, так как наступления последствий в виде смерти потерпевшего или попытке совершить самоубийство является обязательным, чтобы считать данное деяние оконченным. При этом в ходе решения вопроса об ответственности лица по статье 110 УК РФ необходимо установить наличие причинной связи между последствиями преступного деяния и действиями виновного лица.

Объективная сторона выражается в форме действий, которые направлены на доведение до самоубийства лица путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего, таким образом, законодателем дается закрытый перечень способов доведения потерпевшего до самоубийства. Как отмечают Н. Лысак и Д. Лопаткин, ответственность по статье 110 УК РФ наступает в случае, если будет установлен «хотя бы один из указанных способов»[108], но не исключено «наличие сразу двух»[109]. Так, в приговоре суда Целинского районного суда Ростовской области указанно, что в отношение потерпевшей обвиняемый: « …жестоко обращался с Т. и унижал ее человеческое достоинство, систематически применяя в указанный период времени к Т. физическое насилие не менее одного раза в месяц…»[110].

Рассмотрим более подробно способы доведения до самоубийства. В отношении понятия «угрозы» в юридической литературе можно встретить следующее определение: «различные виды психического насилия»[111], то есть, угроза убийством, причинения вреда имуществу или здоровью и т.д., так же исходя из текста диспозиции, можно сделать вывод, что они должны иметь место два и более раза, т.е. речь идет об «угрозах»[112]. Угрозы по своему содержанию могут быть направлены на разные стороны жизни потерпевшего. Действия виновного лица должны быть способны оказать значительное и решающее влияние на будущую жизнь потерпевшего, который, в свою очередь, должен воспринимать их как реальные и способные создать опасность его правам, свободам и законным интересам. Подобные угрозы могут касаться лишения жизни потерпевшего или его родных и близких, уничтожения жилища, создания искусственных доказательств по обвинению в совершении преступления, а также разглашения правдивых или ложных сведений о личной жизни потерпевшего, позорящих его и другие. Под «жестоким обращением с потерпевшим» понимается: «причинение ему физических страданий»[113], к ним мы может отнести избиения, глумления, оставление без пищи, истязание, содержание потерпевшего в холодном помещении и другие действия. Определяющим моментом является установление обстоятельства, что жестокое обращение в той или форме составляло систему целенаправленных, длительных действий виновного лица. Систематическое унижение человеческого достоинства определяется следующим образом: «… совершение ряда деяний, направленных на постоянное оскорбление потерпевшего, издевательство над ним, травлю, распространение заведомо ложных сведений, насмешки в циничной форме над физическими недостатками и т.д.»[114]. Эти действия также не должны носить единичный характер, а в своей совокупности составлять определенную систему.

По делам о доведении до самоубийства необходимо обязательное выявление причинно-следственной связи между указанным выше деяниями виновного и наступившими последствиями. Обстоятельства должны объективно свидетельствовать, что прерывание жизни или покушение на самоубийство были обусловлены поведением виновного в той или иной форме. Если самоубийство было вызвано незаконными действиями должностного лица, требуется дополнительная квалификация по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за должностное преступление. На практике может возникнуть ситуация, при которой способ доведения до самоубийства представляет собой самостоятельный состав преступления (например, клевета, побои, истязание). В подобным случаях квалификации соответствующих действий виновного лица дополнительно по другим статьям, помимо ст. 110 УК РФ, не требуется. Однако если в результате доведения до самоубийства или до покушения на самоубийство субъект преступления совершает более тяжкое преступление, например, причинение тяжкого вреда здоровью, необходима его действия дополнительно квалифицировать по ст. 111 УК РФ. Отмечается, что уголовная ответственность по ст. 110 УК РФ может наступить только в случаях, когда самоубийство или покушение на самоубийство явились результатом противоправных действий со стороны виновного[115].

Некоторые исследователи предлагают дальнейшее расширение перечня способов совершения доведения до самоубийства. А.А. Цыркалюк дает следующее авторское определение: «…под доведением до самоубийства необходимо понимать склонение к самоубийству путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего, уговора, подкупа, обмана, а также содействие совершению самоубийства советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления»[116]. Таким образом, предлагается признать уговор, подкуп, обман, советы, указания, предоставление информации способами доведения до самоубийства, что может являться вполне обоснованным.

Ф.Б. Мулюков предлагает так же ввести уголовную ответственность за подстрекательство к самоубийству[117]. То есть под «подстрекательством» мы понимаем действия лица, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Включение этого признака должно положительно сказаться на устранении недостатков ст. 110 УК РФ. В проекте УК РФ 1996 г. Предусматривалась ответственность за склонение к самоубийству. Подобная норма имелась в дореволюционном российском уголовном законодательстве. Ответственность за подстрекательство к самоубийству или содействие ему установлена и в УК ряда современных зарубежных государств. А.И. Коробеев высказывает сожаление по поводу того, что российский законодатель на этот шаг не пошел, чем существенно осложнил проблему квалификации подобных действий в судебной практике[118]. В связи с этим следует согласиться с Е.Г. Ермолаевой, которая предлагает криминализировать склонение к самоубийству[119]. Общественная опасность доведения до самоубийства так же высока, как и простого убийства, потому что результатом является смерть. Согласно ч. 4 ст. 33 УК РФ подстрекателем признается лицо, склонившее другое к совершению преступления. Если действия по склонению к самоубийству рассматривать как подстрекательство к убийству (только руками самой жертвы) и учесть, что это приготовительная деятельность, то и санкция должна предусматривать наказание, как и за убийство, но по правилам назначения наказания за неоконченное преступление. Опасность такого способа доведения до самоубийства особенно возрастает в тех случаях, когда эти действия направлены на большую группу лиц и с использованием интернета. В период с 1 ноября 2012 г. по 23 сентября 2013 г. Роспотребнадзор вынес 2414 решения о закрытии страниц сайтов, содержащих информацию о способах совершения самоубийства или призывы к совершению самоубийства. Всего за это время в ведомство поступило 2551 обращение с пометкой «суицид». В 137 случаях информация о наличии «суицидального» конвента не подтвердилась, 2117 страниц с запрещенной информацией были удалены, отмечают в Роспотребнадзоре. В сообщении Роспотребнадзора говориться не только о способах совершения самоубийства, но и о призывах к его совершению, что и является «склонением»[120]. Это еще раз подтверждает правильность выводов исследователей о необходимости криминализации склонения к совершению самоубийства.

Субъективная сторона любого преступления представляет собой психическую деятельность лица, выражающуюся в его психическом отношении к совершенному им действию или бездействию и их общественно опасным последствиям. Субъективную сторону состава преступления составляют вина как обязательный элемент и мотив, цель, эмоции как элементы факультативные. При квалификации такого деяния как доведение до самоубийства вина имеет первостепенное значение, поскольку необходимо установить именно целенаправленный характер действий виновного лица, направленных на формирование решимости потерпевшего на лишение себя жизни. Игнорирование этого обстоятельства может привести к такой ситуации, что «любой факт самоубийства в результате какого-либо внешнего воздействия, не преследующего цели доведения до самоубийства, например, отказ во взаимности в любви, задержка заработной платы на работе, словесная реплика в адрес лица либо негативное пожелание лицу, сказанное в порыве гнева»[121], может быть квалифицирован как доведение до самоубийства.

Субъективная сторона статьи 110 УК РФ вызывает множество споров в науке и негативно сказывается на применении данной нормы на практике. Вопросу определения вины доведения до самоубийства уделено мало внимание, как следствие, в настоящее время вопрос исследования субъективной стороны данного преступного деяния не имеет однозначного ответа. Так, М.К. Аниянц[122] полагал, что доведение до самоубийства может быть реализовано с любой формой вины. Другие авторы полагают, что доведение до самоубийства или покушения на него может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. С.В. Бородин рассматривал возможность совершения указанного деяния не только с косвенным умыслом, но и по неосторожности[123]. В диссертационных исследованиях последних лет вопрос о субъективной стороне доведения до самоубийства не имеет однозначного ответа. Так, Д.И. Эльмурзаев считает, что указанное в ст. 110 УК РФ деяние чаще всего совершается с косвенным умыслом, реже - с прямым[124]. По мнению Ю.А. Уколовой, указанное в ст. 110 УК РФ деяние характеризуется неосторожной формой вины в виде небрежности[125].

Автор настоящего дипломного исследования считает, что лицо, совершая деяние предусмотренное статьей 110 УК РФ, может осознавать возможность наступления смерти в результате угроз (убийством), жестокого обращения (неоказание медицинской помощи лицу, не способному самостоятельно позаботиться о себе) или систематического унижения потерпевшего (издевательство в классе), однако лицо считало, что потерпевший не способен совершить самоубийство или, что сможет его предотвратить. Примером, иллюстрирующим вышесказанное, может служить приговор, вынесенный в отношении учительницы из города Буденновск, Ставропольского края, которая обвиняется по части 2 статьи 130 УК РФ (оскорбление) и статье 110 УК РФ (доведение до самоубийства) учащегося. Она: «после каждого неудовлетворительного ответа в присутствии других учеников класса неоднократно оскорбляла подростка, требовала звонить при всех родителям и вызывать их в школу. Кроме того, имели место случаи нанесения педагогом ударов по голове учащегося…». И как результат «подросток принял около 60 таблеток лекарственного препарата … от которых погиб. При этом он оставил предсмертную записку о том, что причиной его ухода из жизни явились действия учителя математики»[126].

При этом стоит отметить, что «Россия занимает лидирующее место в мире по числу самоубийств среди подростков … Эти данные отражены в докладах, подготовленных специалистами Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и детского фонда ООН – ЮНИСЕФ»[127]. И в связи с этим уместно предложить включить в качестве квалифицированной части доведение до самоубийства совершенное в отношении несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним. Таким образом, действия по доведению до самоубийства могут быть совершенны и неосторожной форме.

Субъективная сторона может характеризоваться так же и умышленной формой вины. Так, умысел в отношении доведения до самоубийства может быть как прямой, так и косвенный. При этом ряд авторов считает, что умысел может быть только косвенным, в силу того, что прямой умысел в отношении лишения жизни потерпевшего будет квалифицироваться как убийство[128]. Однако, не стоит забывать о специфике статьи 110 УК РФ. Если лицо совершает убийство, квалифицируемое по статье 105 УК РФ, то есть умышленно, противоправно причиняет смерть другому лицу, он осуществляет определенные действия, которые вследствие ведут к смерти потерпевшего. В отношении доведения до самоубийства, следует указать, что роль лица совершившего преступление по статье 110 УК РФ сводиться к воздействию на потерпевшего путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения его достоинства, а потерпевший самостоятельно лишает себя жизни. Н. Лысак и Д. Лопаткин указывают, что: «Убийства не может быть там, где нет противоправного причинения смерти одним лицом другому»[129]. Таким образом, форма вины в статье 110 УК РФ может быть как умышленной, так и неосторожной.

Мотив и цель как факультативные элементы субъективной стороны доведения до самоубийства на квалификацию не оказывают юридического влияния, однако их рассмотрение также представляет теоретический и практический интерес. П. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ устанавливает, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Цель анализируемого преступного деяния - довести жертву до самоубийства путем создания ей таких условий, при которых потерпевшее лицо само лишит себя жизни. Мотивы доведения до самоубийства могут быть различными, например, личные неприязненные отношения, корыстные побуждения, устранение конкурентов и другие. Конкретные мотивы совершения деяния, предусмотренного ст. 110 УК РФ, могут быть учтены при назначении наказания. Интересной в этой связи представляется позиция В.Ш. Аюпова, который отмечает: «Тем не менее представляется, что в реальной жизни нельзя исключить случаи доведения лица до самоубийства по мотивам, доминирующее значение в конкретной ситуации которых может стать обязательным признаком субъективной стороны, например, из корыстных побуждений. По общему правилу, поскольку в данном случае имеется посягательство на дополнительный объект - общественный отношения по охране права собственности, то в данном случае налицо квалифицированный вид указанного деяния. Лицо совершает действия, предусмотренные диспозицией ст. 110 УК РФ, из корыстных побуждений»[130]. Примером придания мотиву совершения доведения до самоубийства обязательного значения при квалификации содеянного может служит зарубежное уголовное законодательство. Так, ст. 115 Уголовного кодекса Швейцарии устанавливает: «Кто из корыстных мотивов склоняет кого-либо к самоубийству или оказывает ему в этом помощь, если совершается самоубийство или покушение на него, то наказанием является каторжная тюрьма сроком до пяти лет или тюремное заключение»[131]. Анализ диспозиции данной статьи позволяет сделать вывод, что доведение самоубийства или до покушения на самоубийство из корыстных побуждений изначально предполагает его совершение с прямым умыслом, поскольку субъект преступного деяния ясно понимает, что только в случае самоубийства потерпевшего он получит реальную возможность завладеть его имуществом, денежными средствами, другим материальными благами или же избавиться от какой-либо материальной зависимости от потерпевшего.

Субъект преступления общий, то есть уголовной ответственности подлежит вменяемое физическое лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Как уже раннее отмечалось, в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года в ст. 107 содержалось указание на специальный субъект преступления. Таковым выступало лицо, от которого потерпевший находился в материальной или иной зависимости. Установление данного обстоятельства (элемента) было обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности за доведение до самоубийства. Разрабатывая УК РФ 1996 года, законодатель, учитывая, что данное деяние может быть совершено не только в отношении зависимого лица, отказался от такой формулировки в тексте диспозиции ст. 110 УК РФ, расширив круг субъектов данного преступного деяния, что несомненно является положительным моментом.

Таким образом, подводя итог юридическому анализу объективных и субъективных признаков деяния предусмотренного статьей 110 УК РФ, ее необходимо дополнить частью третей в следующей редакции:

• потерпевшим признается любое лицо, но если деяние предусмотренное ст. 110 УК РФ было осуществлено в отношении беременной женщины и виновный не знал об этом, а также в отношении другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного, суд должен учитывать данные обстоятельства при назначении наказания в качестве отягчающего обстоятельства в силу п. «з» ч. 1 ст. 63 Уголовного кодекса РФ

• самоубийство вызванное незаконными действиями должностного лица, требует дополнительной квалификация по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за должностное преступление

• вина при квалификации деяния как, доведение до самоубийства имеет первостепенное значение, поскольку необходимо установить именно целенаправленный характер действий виновного лица, направленных на формирование решимости потерпевшего на лишение себя жизни

 

На основании вышеизложенных выводов предлагается:

1. Дополнить конструкцию составов преступлений, предусмотренных ст. 110 УК РФ, путем уточнения его с помощью новых квалифицирующих признаков.

2. Изложить текст редакции ч.3 ст. 110 следующим образом:

«Те же действия, совершенные в отношении несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним-

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет, с лишением пава занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до трех лет, либо без такого».

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.