Сделай Сам Свою Работу на 5

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. НАСЛЕДСТВО ЕГИПТЯН





Основание Египта

Больше всего египтяне знамениты своими пирамидами. Однако, как нам предстояло узнать, наследие этого удивительного народа отнюдь не ограничивается древними артефактами: современный уклад жизни возник во многом благодаря им. Сегодняшние египтяне представляют собой смесь арабской, негритянской и европейской рас и сильно отличаются друг от друга чертами и цветом кожи. Многие из них удивительно красивы, а некоторые поразительно похожи на портреты, найденные в древних гробницах внутри пирамид. Эта красота не только внешняя - они очень дружелюбны и терпимы. Широко распространенное мнение о том, что “злобные” египтяне использовали при строительстве пирамид рабов-иудеев, настоящая чушь - хотя бы потому, что в то время никаких иудеев не существовало вообще.

На древнейших египтян должны были оказать сильное влияние строители шумерских городов. Возможно, после всемирного потопа некоторые из хранителей тайн и секретов строительства шли на север и запад, пока не обнаружили людей, которые жили у реки и подчиняли всю свою жизнь ритму разлива речных вод, увлажнявших сухую пустынную почву. Поскольку выпадавших в Египте осадков не хватало для выращивания урожая, Нил был здесь единственным хранителем жизни; неудивительно, что эта река стала символом Египта.

В конце августа-сентябре Нил с юга до Средиземного моря заливает весь Египет, оставляя после себя черный ил, на котором растет пропитание для всей нации. Слишком сильный разлив приводит к серьезным наводнениям, разрушающим дома и убивающим людей и животных; слишком слабый - к недостаточному орошению и последующему голоду. Иными словами, жизнь и благополучие египтян зависят от щедрости Нила.

В древних летописях сообщается, что египетские воины, в погоне за врагом вступившие в Ливан, были напуганы тамошними природными условиями. Они сообщали, что в Азии “все растет где вздумается и мешает продвижению отрядов” и что “Нил непонятным образом падает с неба вместо того, чтобы течь с холмов”. Эта фраза показывает, что у египтян не было слова для обозначения дождя и что даже такое животворное природное явление может быть нежелательным для того, кто привык обходиться без него. Воины были недовольны и тем, что вода тамошних рек слишком холодна. Они предпочитали набирать ее во фляжки и ждать, пока та согреется на солнце.


Десятки тысяч лет Нил обеспечивал пропитание небольшим изолированным группам охотников-кочевников, но в четвертом тысячелетии до нашей эры здесь начали появляться поселения земледельцев. Вскоре эти поселения начали объединяться в некие протогосударства со своими достаточно спорными границами, которые следовало защищать. Войны стали обычным делом, но затем все постепенно поняли, что объединение эффективнее вражды. Примерно к 3100 г. до н.э. сформировалось единое царство, объединившее Нижний и Верхний Египет.

Теология этого объединенного царства на первых порах была фрагментарной, поскольку каждый город имел собственных богов. Большинство людей верило, что в незапамятные времена боги жили так же, как люди - испытывали страхи и надежды, болели и в конце концов умирали. Боги были хотя и всемогущими, но не бессмертными; у них были свои кладбища. Эта всеобщая смертность настолько противоречит общепринятым понятиям о богах, что возникает вопрос, как у древних обитателей этих мест могли сложиться столь странные понятия. Единственное объяснение, которое приходит нам в голову, это то, что люди, правившие здесь пять с половиной тысяч лет назад, были чужеземцами, обладавшими столь большими знаниями и столь развитой технологией, что местные обитатели считали их по меньшей мере магами и чародеями. В древние времена магия и религия не отделялись друг от друга, и любого много знавшего и умевшего человека могли легко принять за бога.

Конечно, строить умозаключения о временах, давно канувших в Лету, занятие бессмысленное, но возможно, что эти живые боги были людьми, обладавшими секретами строительства, и что перед тем как уйти, вымереть или окончательно смешаться с местным населением, они передали эти секреты строителям пирамид.

Египтяне верили, что так было всегда; по их понятиям, считать богов полными бездельниками было бы нелогично. Они были уверены, что мир возник тогда, когда хаос сменился порядком, и что борьба между силами разрушения и созидания идет вечно. Так распорядился некий бог, который существовал всегда - не только до создания людей, неба и земли, но и до рождения других богов.

Состояние хаоса называлось Нун. Как в шумерских и библейских описаниях того, что предшествовало сотворению мира, хаос представлял собой темную, бессолнечную, влажную пропасть, которая однако хранила в себе некую творческую силу, внезапно начавшую действовать и преобразовавшую хаос в порядок. Эта сила, скрывавшаяся внутри хаоса, не сознавала себя; то был всего лишь потенциал, возможность, переплетенная со случайностью.

Как ни странно, но эта точка зрения полностью соответствует представлениям современной науки, в частности “теории хаоса”, которая с помощью математического аппарата описывает сложнейшие процессы, происходящие и регулярно повторяющиеся внутри совершенно неупорядоченных систем. Это показывает, что представления древних египтян были куда ближе к нашей физической картине мира, чем можно было ожидать от людей, ничего не понимающих в строении материи.

В каждом из больших городов существовали свои легенды о том, что было до сотворения мира, несколько отличавшиеся друг от друга. Наиболее значительными из тогдашних городов были (используя их более поздние греческие названия) Мемфис, Гермополь (Ермополь), Крокодилополь, Дедера, Эсна, Эдфу и Гелиополь (“город солнца”, ранее называвшийся Он). Общим для всех этих верований является представление о “первом моменте” в истории, когда из хаоса вод поднялся плодородный островок или холм, способный поддерживать жизнь. В Гелиополе и Гермополе считали, что зародил эту жизнь, противостоящую хаосу, бог солнца Ра, а в великом Мемфисе - что это сделал бог земли Пта. Однако в обоих случаях считается, что бог, сотворивший островок, сделал это умышленно, находясь в здравом уме и твердой памяти. Ра-Пта создал для египтян источник материальных благ; он был вдохновителем всех наук, искусств и ремесел; незачем говорить, что он же был обладателем секретов строительства.

Правители Египта - сначала цари, а потом фараоны - были боголюдьми и царствовали по божественному праву. Каждый царь был “сыном бога” и в момент смерти становился равным своему отцу, космическим богом. В мифе о боге Осирисе рассказано, как начался этот цикл богов-отцов и их сыновей.

У богини неба Нут было пятеро детей. Старший из них, Осирис, был одновременно и богом, и человеком. Как было принято в Древнем Египте, женой Осириса стала его сестра Исида. Осирис с помощью своей правой руки, бога Тота, мудро правил страной, и люди процветали. Однако бог Сет, завидовавший своему старшему брату, убил Осириса, расчленил его тело и бросил куски в разные части Нила. Исида была безутешна - особенно потому, что Осирис не оставил наследника. Это означало, что жестокий Сет станет законным властителем. Могучая богиня Исида не могла этого позволить; она собрала куски тела Осириса и принесла их к себе, с помощью магии соединила и на короткое мгновение вдохнула в брата-мужа искорку жизни. Затем она опустилась на божественный фаллос и приняла в себя семя Осириса. После того как Исида зачала его дитя, Осирис отправился к звездам и стал править царством мертвых.

Исида дала жизнь сыну Гору. Тот вырос, стал египетским царевичем и впоследствии вызвал убийцу своего отца на дуэль. В завязавшейся битве Гор отрезал Сету яички, но и сам лишился глаза. В конце концов юный Гор был объявлен победителем и стал первым царем Египта.

С тех пор царь при жизни всегда считался воплощением бога Гора; в момент смерти он становился Осирисом, а его сын - новым Гором.

 

 

Прочность двух земель

Верхний и Нижний Египет стали единым царством примерно 5200 лет назад. Мы не знаем, как люди существовали в ту пору, когда среди них жили боги, но после этого объединения целостность государства, состоявшего из двух частей, стала основным условием его благоденствия.

Египтяне строили свои пирамиды потому же, почему шумеры возводили ступенчатые зиккураты. И те и другие сооружения были искусственными горами, которые помогали царю и его жрецам общаться с богами. Но куда древнее пирамид была колонна, которая выполняла ту же функцию, связывая мир людей с миром богов.

До объединения каждое царство имело свою колонну, соединявшую царя и его жрецов с богами. Разумно предположить, что когда Верхний и Нижний Египет слились, объединились и обе их колонны. Каждая колонна была духовной пуповиной между землей и небесами, а египтяне крайне нуждались в новом теологическом обосновании существования новой троицы, состоявшей из двух земель и одного неба.

В древнем городе Анну (который в Библии называется Он, а у греков получил имя Гелиополь) стояла огромная священная колонна, тоже называвшаяся Анну и, возможно, давшая имя городу. Мы считаем, что то была великая колонна Нижнего Египта. Ее партнерша, игравшая ту же роль в Верхнем Египте, находилась в городе Нехеб. Позднее титул “Ивну Шема” (Iwnu Shema), что значит “Южная Колонна”, получила столица Верхнего Египта Фивы.

Изучив более поздние египетские верования и ритуалы, мы поняли, что эти священные колонны стали физическим выражением единства. Две колонны, символизировавшие объединение двух земель в одно царство, были скреплены тяжелой поперечной балкой богини неба Нут; эти три части составляли архитектурный портал. Поскольку одна колонна стояла на севере, а другая на юге, портал, естественно смотрел на восток, в сторону восходящего солнца. По нашему мнению, это означает прочность, ибо до тех пор, пока обе колонны остаются целыми, царству двух земель обеспечено процветание. Следует напомнить, что египетский иероглиф, означающий “две земли” и называющийся “тауи”, представляет собой изображение двух смотрящих на восток колонн, которое сопровождается точками, указывающими в сторону восходящего солнца.

(Рисунок на стр. 102 оригинала)

Если смотреть на этот “духовный портал” со стороны востока, то правая колонна обозначает Нижний Египет и соответствует масонской правосторонней колонне Иахин, означающей “утверждение”, “основание” или ”создание заново”. В современном масонском ритуале не объясняется смысл этой аллегории, но нам кажется, что она идет как раз от Нижнего Египта и означает более старую из двух земель. Согласно египетскому мифу, именно там мир возник из изначального хаоса, называвшегося Нун; следовательно, имя “Иахин” означает ни больше ни меньше как сотворение мира.

Для египтян левая колонна означала связь с небом Верхнего Египта. В масонском ритуале она называется Воаз, что означает “сила” или “в нем сила”. Как будет показано в следующей главе, эта ассоциация возникла в момент величайшей опасности, когда Нижний Египет был временно захвачен могущественным врагом и Верхний Египет продемонстрировал свою великую силу.

Масоны считают, что две объединенных колонны означают “целостность”, “единство”, “стабильность” или “прочность”. Несомненно, именно так думали и египтяне. “Пока обе колонны остаются целыми, царству двух земель обеспечено процветание”. Мы считаем, что образ силы в виде двух объединенных колонн был началом концепции, воспринятой многими позднейшими культурами включая еврейскую и в конечном счете масонскую.

Начав изучать историю Египта, мы быстро обнаружили главную идею этой цивилизации. У этой идеи есть собственное имя - Ма’ат. Зная направление наших исследований, читатель может себе представить, как мы удивились и обрадовались, когда наткнулись на следующее определение:

“Характерная черта Египта - страсть к порядку. Египетские религиозные верования не содержат множества этических норм. Они очень практичны, деловиты и доказывают, что справедливость - вещь достаточно хорошая, чтобы положить ее в основу естественного порядка вещей. Об этом ясно говорят указания фараона вступающему в должность визирю [который осуществлял в Египте судебную власть - Е.К.]; использовавшееся при этом слово Ма’ат означало нечто куда более глубокое, чем объективность и беспристрастность. Первоначально это был физический термин, значивший “плоский, ровный, горизонтальный, симметричный и правильный, как план фундамента храма”. Позже он стал означать праведность, истину и справедливость”. (Newby P.H. Warrior Pharaohs).

Можно ли представить себе более четкое и лаконичное выражение сути масонства? Мы сами масоны и имеем право ответить: нет. Масонство считает себя своеобразной этической системой, основанной на братской любви, избавлении и истине. Вновь принятому масону говорят, что квадраты и уровни есть верные и несомненные знаки, по которым распознают масона.

Масонство не есть религия так же, как концепция Ма’ат не есть составная часть какой-либо теологической структуры или легенды. И то и другое - прагматическое понимание того, что цивилизация и социальный прогресс основываются на личной способности “поступать с прочими людьми так, как ты хотел бы, чтобы они поступали с тобой”. Конечно, то, что и здесь и там говорится о правильном и достойном поведении, а в качестве примера используется образ плана строительства храма, отнюдь не простое совпадение. В любом обществе нечасто встречается моральный кодекс, существующий помимо религиозной системы, поэтому можно с уверенностью сказать, что Ма’ат и масонство - достойная пара, которая может многому научить современный мир.

Начав понимать силу и красоту Ма’ат, мы стали все больше и больше сознавать, что масонство в его современной форме является обнищавшим наследником этой идеи... если является им вообще. Возможно, члены Великой Ложи имеют дело с духовными ценностями, которые, несомненно, имеются в Ремесле, но мы боимся, что рядовые масоны едва ли могут тратить много времени и денег на моральное переустройство общества. К нашему стыду, надо признаться, что в западном мире такие человеческие ценности, как жалость и милосердие, становятся прерогативой церкви и часто называются “христианскими добродетелями”. Конечно, многие христиане - хорошие и достойные люди, но мы рискуем думать, что это скорее их личная заслуга, чем влияние католической, протестантской или православной церкви. Наоборот, многие из самых страшных и варварских деяний в истории были совершены во имя христианства.

Раз уж речь зашла о современном эквиваленте Ма’ат, нельзя не отметить, что многие социалисты и коммунисты искренне считают себя независимыми от церкви борцами за добродетель. Увы, они ошибаются. Как и религиозное, их кредо предусматривает, что добродетель возможна только в рамках заранее предписанной системы взглядов. Между тем Ма’ат - это добродетель чистая, избираемая по собственной воле, а не навязываемая извне. Если западная цивилизация когда-нибудь достигнет своей цели и действительно сумеет построить стабильное общество, основанное на идеалах справедливости и равенства, это и будет заново открытое Ма’ат. Если даже современные инженеры изумляются искусству строителей пирамид и считают, что с ними трудно соперничать, то что могут противопоставить концепции Ма’ат представители наших общественных наук?

К этому моменту мы поняли, что трудно отрицать родство между моральными ценностями Ма’ат и масонства. Кое-кто может возразить, что масонство было причудливым изобретением семнадцатого века, придуманным в подражание Ма’ат. Однако этот аргумент не выдерживает критики, так как египетские иероглифы удалось расшифровать лишь после находки в 1799 г. знаменитого “Розеттского камня” с параллельным текстом на древнеегипетском и греческом языках. К тому времени Великая Ложа Англии существовала уже добрую сотню лет. Следовательно, позаимствовать принципы Ма’ат напрямую тогдашние масоны не могли.

Мы обнаружили, что древнеегипетская цивилизация была построена на принципах, известных нам по масонскому ритуалу. Основу гражданского общества здесь составляли концепция двух колонн и миф о смерти и воскресении, связанный с именем Осириса. Однако этот миф не имел отношения к архитектору храма Соломона или какого-нибудь другого храма. Отсюда следовало, что нам придется изучить здешнюю цивилизацию куда более подробно.

Египтяне, еще в эпоху создания единого государства понявшие ограниченность эгоистического взгляда на мир и воспринявшие всеобъемлющую идею Ма’ат, пытались построить новый порядок, удобный как для человека, так и для богов. Похоже, именно эта идея впоследствии сделала их дружелюбными и терпимыми. Еще в древности Ма’ат, положенная в основу системы правосудия, вскоре стала синонимом слова “порядок” и пронизала собой все - от формул, описывавших движение небесных тел, до обыденной жизни, основанной на принципах честности и справедливости. В Древнем Египте общество, природа и наука были разными сторонами одной и той же реальности; все разумное, правильное и гармоничное считалось проявлением Ма’ат. (Cohen N. Cosmos, chaos and the world to come).

Благодаря предыдущим исследованиям мы знали, что принципы “правильности” и “гармоничности” занимают в идеологии масонства центральное место и что право изучать “сокровенные тайны природы и науки” предоставляется при посвящении в Товарищи - Вторую Ступень масонства.

Изложенный выше миф о Сете и Осирисе учил народ Египта, что божественное правление законных царей не должно прерываться ни в коем случае - даже под действием сил разрушения и анархии, выраженных в образе Сета. Концепция Ма’ат стала отличительным признаком праведного царя, и древние рукописи свидетельствуют, что титулы “того, кто осуществляет Ма’ат”, “защитника Ма’ат” или “того, кто живет согласно Ма’ат” стали постоянными эпитетами каждого царя и фараона. Царь, он же живой бог Гор, был воплощением Ма’ат и источником изливавшихся на общество порядка и справедливости. Судьба египетской цивилизации напрямую зависела от непрерывности божественного царского рода. Убеждение в неразрывной связи Ма’ат с царским домом было отлично действующим механизмом, позволявшим сохранить монархию и уберечься от восстаний.

Однако от следования Ма’ат зависела не только политическая стабильность страны, но и процветание всего народа. Если люди жили согласно Ма’ат, боги заботились о том, чтобы разливы Нила были достаточно полноводными для получения хорошего урожая. Слишком слабые или слишком сильные разливы были наказанием за грехи народа и царя. Кроме того, соблюдение принципов Ма’ат сулило победу в войне. Враги страны считались силами хаоса, которые не могут победить, пока боги поддерживают свой добронравный народ.

В конце концов Ма’ат стала богиней. Она была дочерью бога Ра и вместе с ним плыла по небу в небесной ладье. Часто ее изображали стоящей на носу ладьи и наблюдающей за правильностью курса. Головной убор Ма’ат был увенчан пером страуса, а в обеих руках она держала так называемые анки. Анк был и до сегодняшнего дня остается символом жизни. Он представляет собой распятие с раздвоенным и разведенным в стороны верхним концом, причем форма расщелины напоминает либо глаз, либо стоящую вертикально ладью.

Вскоре мы сделали следующее важное открытие: оказывается, бог луны Тот, которого часто изображали стоящим на носу ладьи Ра рядом с Ма’ат, приходился этой богине родным братом. Наш интерес к этому факту подогревало то, что Тот был важной фигурой ранних масонских легенд. Считалось, что именно Тот научил египтян искусству строительства, религии и тому, “что есть истина”. Царя, боровшегося со злом, называли “добрым богом, наследником Тота”.

 

 

 








Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.