Сделай Сам Свою Работу на 5

Предупреждение пьянства и алкоголизма

К числу наиболее распространенных негативных социальных явлений общества относятся пьянство и алкоголизм. Это сложные явления, имеющие различные аспекты: экономические, социальные, психологические, медицинские, демографические и др. Так, психиатрами и наркологами алкоголизм рассматривается как психическое заболевание, психологами - как патология личности, социологами - как социальный негативный фактор, медиками - как алкогольная болезнь и т.д.

Пьянство представляет собой более или менее систематическое употребление алкоголя и его суррогатов, приводящее независимо от дозы потребления к отклонениям в поведении лица, нарушению правил общежития и общественного порядка. Алкоголизм, как хроническое заболевание, представляет собой неумеренное употребление спиртных напитков, приводящее к психологической и физиологической зависимости от них, а затем и к социально-психологической деградации личности. Как показывают криминологические исследования, в среднем каждый шестнадцатый пьяница из числа взрослых лиц становится алкоголиком.

В настоящее время алкогольная ситуация в нашей стране характеризуется повсеместным распространением пьянства и алкоголизма, увеличением потребления алкогольной продукции, наращиванием объема выпуска крепких алкогольных напитков, реализацией их в неограниченном количестве, широкой доступностью (продажа в непредназначенных для этого местах; фактическое отсутствие ограничений продажи в связи с возрастом покупателей и т.п.).

Опасность алкоголизации заключается в снижении уровня культуры общества и отдельных граждан, вплоть до их социальной и психологической деградации, негативном влиянии на нравственную атмосферу, трудовую дисциплину, профессиональные качества работников, их здоровье и работоспособность. Кроме того, алкоголизация сопутствует наркомании, проституции, а зачастую порождает как эти социальные явления, так в конечном счете и преступность.

Между пьянством и преступностью существует тесная связь, что подтверждается данными уголовной статистики. Совершение более 20% всех преступлений связано с пьянством и алкоголизмом. Число лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, из года в год увеличивается и в настоящее время достигает 25% выявленных преступников. Не случайно совокупность преступлений, обусловленных пьянством, криминологи называют "алкогольной преступностью".



Пьянство и алкоголизм рассматриваются в ряду основных причин совершения многих конкретных преступлений. О непосредственной связи употребления спиртных напитков и совершения преступления свидетельствует то, что 70% лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, находились в состоянии опьянения. Около 90% убийств совершается виновными в нетрезвом состоянии; среди лиц, причиняющих вред здоровью разной степени тяжести, свыше 70% тех, кто находился в состоянии опьянения; почти 11% изнасилований совершается в результате употребления алкоголя. Даже среди потерпевших от убийств и причинения тяжкого вреда здоровью более 5% во время совершения в отношении них указанных преступлений находились в состоянии опьянения. Аналогичные данные можно привести и по корыстно-насильственным преступлениям (грабежам, разбоям). О тесной взаимосвязи алкоголизма с преступным поведением говорит также то, что 65 - 70% осужденных рецидивистов встали на путь совершения преступлений вследствие потребления алкоголя, а 22 - 24% стали алкоголиками в результате преступного образа жизни.

В настоящее время в России существует целый ряд социальных явлений, порождающих употребление алкоголя, превращающих пьянство для некоторых граждан в образ жизни. Причем следует заметить, что алкоголизм "молодеет" и уверенно распространяется среди женского населения страны. В свою очередь, причины пьянства и алкоголизма, как и сама преступность, обусловлены совокупностью многочисленных объективных и субъективных факторов.

Опасность пьянства и алкоголизма носит двоякий характер: с одной стороны, она заключается в поддержании и стимулировании социальных причин преступности, а с другой - сама преступность выступает в роли причин пьянства и алкоголизма. Многое связано и с конкретной личностью. Социальный характер причин пьянства объясняется его тесной связью с экономикой и политикой. Устранение причин и условий, способствующих данному негативному явлению, во многом зависит от эффективности и совершенствования в первую очередь уголовного, административного, гражданского и трудового законодательства.

В предупреждении пьянства и алкоголизма, а также в пресечении правонарушений, связанных с употреблением спиртных напитков, ведущая роль принадлежит правоохранительным органам, осуществляющим такое предупреждение на специально-криминологическом уровне и в процессе индивидуальной профилактики. При этом особое значение приобретает координация действий органов внутренних дел, органов прокуратуры и суда, государственных структур, комиссий по борьбе с пьянством, различных общественных объединений.

Важным направлением профилактики пьянства и алкоголизма является предупреждение этого негативного явления в общественных местах.

При осуществлении профилактики пьянства особо необходимо и его предупреждение в быту. При этом действенными средствами ранней профилактики являются своевременное выявление и постановка на учет лиц, злоупотребляющих спиртными напитками в быту, последующий контроль за их поведением по месту жительства, осуществляемые участковыми уполномоченными. Взаимодействие с предприятиями, ПДН, учреждения образования, родители для школоты.

Значительное место в предупреждении пьянства и алкоголизма занимает антиалкогольная пропаганда, важную роль в которой играют средства массовой информации.

23.Общая характеристика преступности в "советский" период.

Советская эпоха принесла уникальный опыт в решении политических, экономических, социальных, правовых проблем.

В период Гражданской воны преступность была очень высокой. Учет жертв классовой борьбы не велся ни одной из сторон (есть только приблизительные цифры). Первые акты по уголовному праву были приняты лишь в 1919 году. УК РСФСР – 1922, обновление – в 1926-28 и 1958-62 гг.

Учет преступлений имел идеологические задачи и статистические особенности – по осужденным и делам, по пятилетнему периоду. Статистика неполная, плохо проверяемая, поэтому следует говорить лишь о тенденциях преступности.

Гражданская война – рост, как продолжение дореволюционного, так и вообще. За довоенное время преступность вообще возросла в 3 раза, убийства в 11, вооруженные грабежи в 307, кражи в 3.4 раза. (1914-1918), в Москве – в полтора раза за три послереволюционных года. Преступность рассматривалась как форма социальной патологии. Политическая преступность. 20-е – преступность несовершеннолетних.

Рост преступности в годы ВОВ – как гражданской, так и военно-политической (дезертирство, оставление части, коллаборационизм). Таким образом, был обеспечен низкий уровень обычной уголовной преступности.

1960-1991 – рост преступности с превышением численности населения. 1958-62 – гуманизация уголовного закона, снижение преступности на 30%. Общий курс на ее искоренение. 1965 – 328 на 100к, 1991 – 1115 на 100к

Теория стигматизации.

Ф. Танненбаум («Преступность и общество») попытался применить к решению криминологических проблем социологическую теорию интеракционизма чикагского профессора Д.Г. Мида. Джордж Герберт Мид рассматривал общественную жизнь как серию социальных ситуаций и типичных реакций людей на поведение окружающих (интеракций). По Д. Миду, каждому индивиду общество определяет какую-то роль, в которую тот "вкладывает себя, как актер", его поведение определяется социальными ожиданиями и стереотипами[31].

Применив "эти положения к проблемам объяснения преступного поведения, Ф. Танненбаум достаточно убедительно доказал, что неправильное реагирование общества на преступления является одним из наиболее значимых криминогенных факторов. Он доказал, что если подросток все оценивает негативно, то он утрачивает многое из того положительного, что есть у каждого человека. Отрицательные оценки имеют две стороны: они удерживают от антиобщественных поступков, но при неумелом их применении (Ф. Танненбаум называет этот процесс чрезмерной драматизацией зла) они могут инициировать криминализацию личности.

Надо заметить, что в конце 30-х годов многими социологами со всей остротой был поставлен вопрос о том, справедливо ли рассматривать в качестве общественно опасных только те деяния, за которые закон предусматривает уголовное наказание. Реально же далеко не все, что запрещается законом, представляет опасность для общества. Нередко уголовно-правовые запреты защищают интересы весьма незначительной части общества, и их соблюдение приносит всему обществу не пользу, а вред. Разработанная Ф. Танненбаумом концепция "недопустимости драматизации зла" в значительной мере впитала эти идеи. Она легла в основу интеракционистского подхода к изучению преступности, который впоследствии трансформировался в теорию стигмы.

Стигма в переводе с латинского означает клеймо. Из истории мы знаем, что клеймение преступников делало их изгоями, и такая мера борьбы с преступностью нередко инициировала новые, самые тяжкие преступления как ответную реакцию на социальное отторжение. Этот факт был общепризнанным, и его брали за аксиому авторы данной теории. Теория стигмы основывалась на многих философских и социальных традициях. Ее истоки можно увидеть в христианской заповеди "не судите – да не судимы будете". Эта теория достаточно полно раскрывала глубинные механизмы криминального рецидива, с ее помощью удалось интерпретировать многие эмпирические данные. Например, еще в 1934 году супруги Глюк установили, что факт привода подростка в полицию оказывает гораздо большее влияние на выбор преступной карьеры, чем осуждение: среди имевших приводы уровень рецидива был выше, чем среди судимых.

На развитие теории стигматизации значительное влияние оказала гипотеза Т. Селлина о том, что в поисках отличий преступников от непреступников криминологи исследуют различия между осужденными и неосужденными. В действительности же среди "несудимой части общества" преступников также немало, и среди неосужденных различия между преступниками и непреступниками несущественны.

Эту гипотезу в значительной мере подтвердил Э. Сатерленд, который открыл и исследовал феномен беловоротничковой преступности. Э. Сатерленд проанализировал факты хищений, злоупотреблений служебным положением, коррупции, хозяйственных и экономических преступлений, совершаемых представителями высших слоев общества. Результаты его анализа ошеломили современников. Преступления, совершаемые "сливками общества", многократно превосходят по своей общественной опасности и по размеру материального ущерба традиционную преступность. Кражи, совершаемые представителями трущоб, оказались каплей по сравнению с морем хищений в мире бизнеса.

Таким образом, из исследования Э. Сатерленда логически вытекал вывод о том, что те, кто попал в поле зрения судебной системы и находится в тюрьмах (контингент, на основе изучения которого криминологи конструируют свои теории), – это лишь незначительная часть реального криминального мира, это наименее ловкие и наиболее обездоленные из преступников.

Э. Сатерленд пришел к выводу, что три четверти лиц, содержащихся в тюрьмах штатов, не являются преступниками в полном смысле этого слова, однако соответствующее криминальное клеймо, поставленное на них судебной системой, инициирует процесс их отчуждения от общества.

Главный практический вывод Э. Сатерленда заключается в необходимости ограничения применения карательных мер, поскольку они неэффективны, несправедливы и путем стигматизации обрекают человека на преступную карьеру.

Определенный интерес представляет подход Г. Беккера к периодизации преступной карьеры. По результатам его исследований, в большинстве случаев первичное нарушение социальных норм носит случайный характер. Затем движущей силой правонарушений становится выгода или удовольствие, связанное с самими действиями либо с их результатом. Арест и осуждение закрепляют за человеком статус преступника (официально на период тюремного заключения, реально – практически навсегда). На четвертой стадии, как правило, происходит активная реализация социального статуса и социальной роли, которыми общество заклеймило осужденного, – реализация в форме серии преступлений. Вершиной криминализации, по Г. Беккеру, является вступление человека в банду преступников, где по максимуму реализуются все криминальные возможности индивида[39].

Таким образом, основные положения теории стигматизации сводятся к следующему:

не существует абсолютных признаков преступления, определение того или иного деяния в качестве преступного зависит исключительно от реакции людей;

преступники практически ничем не отличаются от непреступников. Различия между осужденными и неосужденными (выявленными и невыявленными) преступниками более существенны;

воздействие судебной системы и карательного аппарата на преступность носит скорее негативный, нежели позитивный характер, оно причиняет обществу больше вреда, чем пользы;

не следует драматизировать зло, важна не кара, а меры, которые могли бы удержать человека от преступления, предотвратить раскол общества на два враждующих лагеря: преступников и непреступников.

Теория стигмы оказала значительное влияние на практику противостояния преступности. Она вновь привлекла внимание к проблеме карательных мер, продемонстрировав их существенные недостатки: избирательную направленность (избирательность, исключающая их воздействие на наиболее опасных преступников); положительный эффект общего предупреждения нередко нейтрализуется отрицательным эффектом стигматизации (негатив массовой стигматизации в обществе может превосходить позитив удержания).

Эта теория предполагала коррекцию практики воздействия на преступность в следующих направлениях:

расширение некарательных мер;

поиск и внедрение карательных мер, исключающих стигму (например, телесные наказания);

поиск путей снижения эффекта стигматизации применительно к карательным мерам, отказаться от которых не представляется возможным;

отказ от ряда карательных мер (например, краткосрочного тюремного заключения).

В воздействии на преступность представители этого направления предлагают опираться не на машину подавления, а на системную перестройку основных начал общественной жизни.

Многие рекомендации теоретиков криминологического интеракционизма реализованы на практике и дали положительные результаты: в большинстве стран отказались от краткосрочного тюремного заключения. Само тюремное заключение в ряде стран модифицировали таким образом, что полного отчуждения преступника от общества не наступает (его отпускают домой на выходные, а иногда и после рабочего дня, заключенные участвуют в общественной жизни). Во многих странах возникли общественные движения связи с заключенными и оказания им помощи в период после освобождения из тюрьмы. Процент судебных приговоров, связанных с лишением свободы, в большинстве стран мира неуклонно снижается.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.