Сделай Сам Свою Работу на 5

Сочинения первой половины XVIII в.

Как и в более раннее время, в России XVIII в. появлялись многочисленные сочинения, посвященные различным вопросам политики и экономики. Будучи проявлением борьбы классов в области политической идеологии, эти сочинения нередко вскрывают отрицательные и реакционные стороны общественной жизни. Обильная публицистическая деятельность восходит уже ко времени петровских преобразований начала XVIII в., когда «Петр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса», как отметил товарищ Сталин («Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом», Огиз, 1938, стр. 3). При Петре I появляется целый ряд литературных произведений, в которых для России предлагаются реформы.

Среди публицистов начала XVIII в. на первом месте необходимо поставить Посошкова. Иван Тихонович Посошков родился в 1652 или 1653 г. В одном из своих писем к Стефану Яворскому он подписывается: «убогий мирянин, села Покровского крестьянин». В действительности Посошков только по названию принадлежал к крестьянам, отец его был серебряником, т. е. ювелиром. Он родился и жил в дворцовом селе Покровском, населенном ремесленниками, работавшими на дворцовые надобности. В конце XVII в. Посошков поселился в Москве и выкупил из залога родовой двор за Яузой. Он был арестован по делу о каких - то обличительных тетрадях, но вскоре освобожден и стал принимать участие в ряде предприятий, типичных для петровского времени. Он пытался организовать компанию для производства игральных карт. В 1707 г. Посошков сидит «у водочного сидения», сначала в Москве, позже—как водочный мастер—в Новгороде (с 1710 по 1715 г.). К концу жизни Посошков купил дом в Петербурге, деревни в Новгородском, Кашинском уездах. В 1725 г., вскоре после смерти Петра I, Посошков опять был арестован. Причиной, по - видимому, являлись связи Посошкова с новгородским архиепископом Феодосией Яновским, оппозиционно настроенным по отношению к правительству Екатерины I, во главе которого стоял князь Меншиков. Посошков попал под следствие Тайной канцелярии и умер в тюрьме в 1726 г.



 

[234]

 

Уже в 1708 г. Посошков написал книгу под названием «Зерцало очевидное», направленную против раскольников и лютеран. В 1718—1719 гг. он пишет другую большую работу под названием «Завещание отеческое». Эта книга написана в форме наставления для сына Посошкова, но, конечно, Посошков предусматривал, что книга будет прочитана не только в кругу его семьи.

«Завещание отеческое к сыну своему» состоит из 9 глав и небольшого «предречия». В первых главах («Об отроческом житии», «О брачном житии», «О начале мирского жития», «О мирском молении и молитве») излагаются правила общежития. Эта часть «завещания» любопытна прежде всего как источник, рисующий пороки и нравы некоторых общественных кругов начала XVIII в. Интересна глава V («О гражданском житии»). Посошков как бы рисует перед сыном различные жизненные пути. Наиболее бедственной представляется ему доля поденщика - земледельца. Отец рекомендует ее сыну лишь как последний выход: «аще, сыне мой, и весьма оскудевши, и от тоя великия скудоты, чем пропитатися не воз - можеши, то и тогда, сыне мой, во отчаянии ни во уныние не вдавайся, и ни к каковому воровству и неправедному делу не касайся... но, возложа надежду свою на бога, иди в земледельную работу». За усердную работу Посошков обещает только награду от бога.

В таком же духе Посошков рисует жизнь раба, ремесленника, купца, солдата, крестьянина, даже нищего. В главе VI («о приказных порядках») Посошков с большим знанием дела описывает жизнь подьячего. Эта глава едва ли не самая интересная ео всем «Завещании» по своей необычайной конкретности. Последние три главы сочинения Посошкова говорят о церковных людях (о житии белого духовенства, иноков и архиереев).

 

В «Завещании отеческом», написанном Посошковым, форма обращения к сыну лишь прикрывает обличение общественных недостатков, которым противопоставляются идеальные, с точки зрения автора, образы людей различных общественных кругов. Стоит снять налет церковности и фарисейства (наличие которых у Посошкова напрасно отрицается некоторыми авторами), чтобы за поучительными словами «Завещания» увидеть неприглядную картину русского крепостнического общества XVIII в.

Особенно большой исторический интерес представляет третье сочинение Посошкова «Книга о скудости и богатстве». Своеобразна была судьба этой книги. Сочинение Посошкова носит заглавие: «Книга о скудости и богатстве си есть изъявление, отчесого приключается напрасная скудость и отчесого гобзовитое богатство умножается. Изданная чрез Ивана Посошкова 1724 года». Хотя на титульном листе рукописи и указан год издания 1724, книга Посошкова не была напечатана в XVIII в., и даже в XIX в. попытки издать ее полностью встретили сопротивление царской цензуры. Таким образом, в 1724 г. книга была распространена, по-видимому, лишь в нескольких списках.

Книга начинается с посвящения Петру I: «Аз, мизирный его императорского величества рабичищ, мнение свое сицевое предлагаю о собрании царских сокровищ, сице, еже верным его величества рабом тако подобает пещися, еже бы елико о собрании казны старатися толико и о еже бы и собранное туне не погибало, и не токмо собранного, не собранного прилежно смотрети дабы даром ничто нигде не лежало и не погибало».

 

[235]

 

Те задачи, которые ставит себе Посошков, кажутся несколько узкими. На самом же деле перед нами настоящий проект реформ, касающийся многих важных сторон общественной жизни XVIII в.

 

Сочинение состоит из 9 глав. Глава I посвящена вопросу о духовенстве, которое есть «столп и утверждение всему благочестию». Требуя большого внимания к духовенству, Посошков в то же время резко о нем отзывается. Глава начинается с характерных слов: «В духовном чине, аще будут люди неученые и в писании неискусные и веры христианские всесовершенного основания неведующии и воли божией неразумеющии, к тому же аще будут пьяницы... то благочестивая наша вера вся исказится и весьма испразднится». Посошков приводит несколько рассказов, основанных на личных наблюдениях. Он упоминает о священнике, служившем в доме Нарышкиных, который «и татарке против ее задания ответу здравого дать не умел». Посошков требует, чтобы были заведены училища для обучения духовенства. Он рекомендует обратить внимание даже на одежду духовенства: «шапка бы была з бобром или с лисицею круглая, сапоги бы были ниские, переды круглые, а лаптей бы отнюд ни в каковых местех не носили».

Глава II носит название «О воинских делах». Чтобы иметь хорошее войско, его надо хорошо содержать. Солдат должен получать исправную амуницию и сытную пищу, чтобы у него не было побуждений заниматься грабежом: «есть слух, что иным солдатам и по десяти алтын на месяц денежнаго жалованья не приходит и о таковой их скудости, чаю, что никто великому государю не донесет, но, чаю, доносят, бутто вси сыти и всем довольны». Картина солдатской жизни, нарисованная Посошковым, весьма непривлекательна. Посошков вспоминает: «Я истинно видел в Санкт - Петербурге: солдат купил мяса на грош на последней недели рожественского мясоеда и говорит: „хотя бы де для заговенья оскоромиться. И сие не самая ли нужда, что весь мясоед ел сухой хлеб». Глава III — «О правосудии». О «правосудии» Посошков говорит особенно подробно, и это, конечно, не случайно: Посошкову больше, чем кому-либо, приходилось сталкиваться с различного рода судейскими неправдами. Он начинает характерными словами: «Бог правда, правду он и любит.. .» Впрочем, Посошков не уверен, можно ли добиться правого суда: «мой ум не постизает сего, како бы прямое правосудие устроити, но елико ми бог дарует, готов, написав, предложити». Без судейского рассмотрения в тюрьмах гибнет множество людей. Посошков ссылается на то что в 1719 г. он сам, по приказу Дмитрия Михайловича Голицына, сидел под арестом, подав просьбу о построении винокуренного завода: «и я, кажетца, и. не последней человек, и он, князь Дмитрей Михайлович, меня знает, а просидел целую неделю ни за что, кольми же паче коего мизирного посадят, да и забудут. И тако многое множество безвинно сидят и помирают безвременно».

Глава IV — «О купечестве». Посошков указывает, что русские купцы не могут развивать своей инициативы. Между тем «и купечество в ничтожность повергать не надобно». Прежде всего необходимо, чтобы торги в России сделались свободными: «егда бо торг дан будет рускому купечеству свободной, чтоб не токмо иночинцы, но и иноземцы в торгу русским людям помешательства ни малого б не чинили, то и пошлиной збор будет не в том счислении».

Защищая русское купечество, Посошков в то же время указывает на его недостатки. Среди русских купцов в обычае обманы и сокрытие доходов от царских податей, «а сей древней купецких людей обычай вельми есть неправ». Посошков предлагает ввести для купечества особый регламент, возвращаясь к своей излюбленной мысли о том, что и купечество, подобно духовенству, должно выделяться не только своим положением, но даже одеждой. Это представление о какой - то особенной форме для каждого общественного слоя России крайне характерно для Посошкова, который предлагает: «а кто выше своея меры платье себе

[236]

 

зделает, и по доношению то платье снять с него и отдать тому, кто о том непристойном платье обличит ево».

Глава V — «О художестве» — представляет особый интерес. В ней Посошков развивает идеи меркантилизма. По его мнению, незачем обращаться в иностранные государства за товарами, — надо создать в своей стране фабрики и заводы: «о сем же всячески надлежит потщатися, чтобы завести в Руси делать те дела, кои делаются изо лну и ис пенки, то есть трипы, бумазеи, рубки, миткали, камордки и парусныя полотна и прочие дела, кои из русских материалов делаютца. Сие бо велми нужно, еже кои материалы, где родятся, тамо бы они и в дело происходили. Аще бо лен и пенку за море не возя, делать тут, где что родилось, то тыя полотна заморскаго вдвое или втрое дешевле ставитца станут, а люди бы российский богатились». Посошков указывает на необходимость упорядочить положение ремесленного люда в России.

Глава VI — «О разбойниках» — кажется по своему заглавию несколько неожиданной, но заключает в себе дальнейшее развитие взглядов По - сошкова на общественный порядок в России XVIII в. Разбойничество было тогда постоянным явлением. Впрочем, меры, предлагаемые Посош - ковым, не идут далее предложений о строгом преследовании разбойников.

Глава VII — «О крестьянстве». Посошков вовсе не был сторонником освобождения крестьян. Вопрос о крестьянстве он рассматривает, главным образом, с точки зрения казенной выгоды. Характерно начало главы, показывающее, как разрешался Посошковым вопрос о причинах разорения крестьянства: «Крестьянское житие скудостно ни от чего иного, токмо от своея их лености, а потом от неразсмотрения правителей и от помещичья насилия и от небрежения их». Посошков требует регламентации крестьянских работ: «а о крестьянех мнитца мне, лутче так учинить: егда кой крестьянин пожиток свой сполна помещику своему заплатит, то уже бы никакой помещик сверх уреченного числа ни малого чего не требовал с него и нечем бы таковых не теснил, токмо смотреть за ним, чтоб он даром не гулял, но какую мочно к прокормлению своему работы бы работал».

Глава VIII — «О земленых делах» — говорит о размежевании земель. Последняя (IX) глава — «О царском интересе» — является как бы добавлением к главе «О художестве». Посошков указывает меры к повышению доходов казны. Среди них большое место занимают предложения о развитии торговли и промышленности, о заведении отечественных предприятий, чтобы не приходилось обращаться за товарами за границу.

 

Обзор содержания «Книги о скудости и богатстве» показывает значение этого произведения. Сочинение Посошкова многое объясняет в истории начала XVIII в., рисуя нам общественные условия, в которых вырастали реформы Петра I.

Посошков был выразителем того «нарождавшегося купеческого класса», о котором говорит товарищ Сталин в связи с характеристикой деятельности Петра I. Представителем иной общественной группы был другой публицист петровского времени Федор Степанович Салтыков. Фамилия Салтыковых уже в XVII в. породнилась с царями и принадлежала к высшей аристократии. В 1697 г. Салтыков был послан за границу в числе 60 других стольников. Он научился мореходству и получил звание корабельного мастера. Как известно, Петр I придавал колоссальное значение судостроению, вследствие чего знание корабельного дела открывало путь к царским милостям. Впрочем, Салтыков так и не сделался приближенным Петра, всегда относившегося к нему с известным предубеждением.

 

[237]

 

В Середине 1711 г. Петр отправил Салтыкова в секретную заграничную командировку. Ему было велено выдавать себя за простого дворянина российского, в корреспонденции иметь известную осторожность и обо всем писать цифирью, т. е. тайнописью. Прямая обязанность Салтыкова состояла в покупке различного рода кораблей для России. В 1715 г. Салтыков умер, так и не вернувшись на родину.

Находясь за границей, он написал проекты реформ. Первый из них носит название «Пропозиции», второй — «Изъявления прибыточныя государству». Салтыков особенно настаивает на необходимости развития народного просвещения в России, ссылаясь на другие страны, в особенности на пример Англии. Он предлагает завести академии и гимназии: «Мы по сему образу сравняемся в краткое время во всех свободных науках со всеми лучшими европейскими государствами, а без наук и без добрых рукоделий не может государство стяжать себе умением именье».

Салтыков предлагает также устроить в России библиотеки по примеру Оксфордской и Кембриджской. Для этой цели он рекомендует использовать монастыри, в которых есть каменные строения, собрав в них старинные и новые книги, — «рукописные и печатные... и такия книги будут на похвалу старости российского государства и в ведомость о различных книгах».

В своих проектах реформ Салтыков стоит на дворянской точке зрения. Он настаивает на строгом обособлении дворянского сословия от купцов: «Ежели кто, будучи из простых чинов, — замечает он, — придут в богатство, и тем не покупать дворянских стяжательств, сиречь вотчин, понеже сие надлежит дворянам».

Кроме того, он предлагает установить ряд новых титулов на западноевропейский образец (ландграфы, маркизы, графы, бароны и т. д.), смотря по величине земельных владений (от 50 до 2 тыс. дворов).

 

Салтыков выдвигает проекты увеличения государственных доходов. Он особенно ополчается на церковные вотчины, предлагая взимать с них налогов в полтора раза больше против дворян: «На все церкви довлеет положить дани на жалование солдатам, понеже церкви и вера защищаются от неприятелей ими, а те священники довольно имеют свои доходы от детей своих духовных и от приходов, и когда на них будет больше дани, тогда они будут благочиннее и простираться будут к чи - танию книг». Для взглядов Салтыкова особенно характерны «Изъявления прибыточныя государству» 1714 г. В первой главе этого сочинения говорится относительно новых провинций России — Лифляндии, Ингрии и Карелии — и об их управлении. В следующей главе предлагается проект «о содержании нищих и сирот как мужеска, так и женска пола, младенческих лет и середовых лет». Салтыков предлагает организовать госпитали, где можно было бы учить сирот мужского пола наукам: цифири, навигации, архитектуре гражданской, архитектуре воинской, механике, рисованию, живописному делу и т. д. В главах о развитии торговли и промышленности говорится о производстве пеньки и льна и об учреждении ярмарок, после чего Салтыков довольно непоследовательно

 

[238]

 

Переходит к вопросу о сочинении «Гистории Вашего Царского величества. В такой же непоследовательности расположены другие главы «Изъявлений». Рассмотрев вопросы об управлении «Украины и Петербургской губернии», Салтыков вновь выдвигает проекты о введении новых отраслей промышленности и сельского хозяйства. Он говорит о необходимости устройства заводов шелковой парчи, о сеянии табака и размножении винограда, о суконных, бумажных, стекольных, игольных, булавочных и других заводах, о рыбных промыслах, об отыскании алебастра и мрамора, о звериной ловле, о смоляных заводах.

В особой главе Салтыков останавливается на вопросе об отыскании морского пути «от Двины реки и даже до амурского устья и до Китая». Большой интерес для историка имеют другие записки прибыльщиков начала XVIII в. Среди них выделяется записка Алексея Александровича Курбатова, сперва дворового человека боярина Шереметева, а позже — известного фискала. Курбатов в должности дворецкого сопровождал Шереметева в Польшу, Австрию, Италию и на остров Мальту. Он представил царю проект, согласно которому все официальные документы должны были писаться на бумаге с орлами или с гербом. Гербовая, или орленая, бумага была введена в 1699 г. Курбатов произведен был в «первые прибыльщики государства». В 1705 г. он был сделан обер - инспектором ратуши. В 1711 г. Курбатов был назначен начальником Архангельской губернии. Отставленный от должности по обвинению в присвоении казенных сумм и во взяточничестве, Курбатов долгое время находился под следствием. Умер он летом 1721 г.

В 1721 г. Курбатов представил проект под названием: «Пункты о кабинет - коллегиуме». Он предлагал учредить особый «кабинет - коллегиум», который должен быть законодательным учреждением и высшей судебной инстанцией; при нем должны находиться особые люди, посылаемые во все города для ревизии управления губернаторов, воевод, судей и других должностных лиц. «Пункты» Курбатова дают нам материал для истории образования ряда петровских учреждений, в частности Сената и коллегий.

Сын известного Никиты Зотова, Конон Никитич, написал любопытный проект под названием: «Копия с письма к брату моему о генерал - ревизоре, что ныне во Франции называется генерал - прокурор, с отметками и с примерами нынешнего состояния Великороссии».

В числе других проектов, поданных Петру I, интересна записка Лю - бераса, по происхождению гольштинца, бывшего вице - президентом Берг - и Мануфактур - коллегии. Люберас настаивает на развитии мореплавания, промышленности и заведении мануфактур в России.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.