Сделай Сам Свою Работу на 5

Историческая природа дипломатии

Являясь, как и всякий другой политический феномен, продуктом общественного развития, дипломатия не стоит на месте, видоизменяется в полном соответствии с особенностями движения общества по ступеням истории.

В условиях рабовладения,например, несуществовало каких-то единообразных форм организации дипломатической деятельности; соответствующие отношения складывались и развивались по преимуществу в отдельных географических районах и в сравнительно ограниченном кругу государств, а международные связи и контакты поддерживались лишь с помощью эпизодических посольств и иных миссий, направлявшихся в другие страны с определенной целью.

В феодальном обществесравнительно редкие, по сути дела чрезвычайные посольства составлялись, как правило, из представителей наиболее образованного духовенства. Самой развитой дипломатией того времени являлась дипломатия римских пап, а важнейшими дипломатическими форумами были церковные соборы, на которых нередко в присутствии светских государей обсуждались политические вопросы. И на Руси в этот период дипломатическая деятельность носила своеобразный характер, включая в себя, наряду с договорами о союзе, торговле, поселении и т.п., съезды удельных князей, посредничество при разрешении споров между ними и др.

Сбросившая татаро-монгольское иго Россия придавала исключительно большое значение равноправию в зарождавшихся международных отношениях, укреплению своего престижа во внешних делах.Показателен в этом плане следующий пример из истории нашего Отечества. Русскому послу Афанасию Нагому, отправившемуся в 1563 г. в Крым с дипломатической миссией, было поручено «беречь накрепко», чтобы крымский хан ни в коем случае не приложил к грамоте с текстом договора «алого нишана» (т.е. красной печати), что автоматически превращало бы договор в жалованную грамоту, свидетельствуя тем самым о признании зависимости российской стороны. Послу было велено возвратиться в Москву без договора, если «крымский хан будет настаивать на «аломнишане». На первый взгляд, формальный момент был для Российского государства крайне важен, так как свидетельствовал о его нежелании даже номинально признать хана правопреемником Золотой Орды. И наши нарождавшиеся дипломаты должны были пренебречь тяготами долгого и опасного пути в Крым, и гневом хана, но стоять на своем, добиваясь действительно равноправного соглашения.

При переходе от феодализма к капитализму, с образованием на европейском континенте крупных централизованных абсолютистских государств начинают возникать постоянная армия и достаточно разветвленная дипломатическая служба, становящаяся важной сферой государственной деятельности. Повсеместно создаваемые специальные ведомства иностранных дел возглавляются обычно первыми министрами, а иногда фактически и самими монархами. Руководство внешней политикой абсолютистских государств сосредоточилось в руках королей и их ближайшего окружения — придворного высшего чиновничества. Династические интересы монархов, их стремление к сохранению иприумножению своего могущества и богатства, захват чужих земель и защита своих собственных от аналогичных посягательств соперников, поиски подходов к господству на мировых торговых путях начинают определять цели дипломатии того времени, а обман, подкуп, интриги и даже убийства все прочнее входят в арсенал ее методов и средств.

Не случайно именно на этот период приходятся такие «классические» характеристики дипломатии, как «искусство скрывать словами действительность» (Н. Макиавелли); нацеленность на то, «чтобы не быть обманутым и обманывать других» (Ж .Лабрюйер); «посол есть честный муж, посылаемый за границу, чтобы лгать в интересах своего государства» и т.п. К дипломатии абсолютизмаотносятся и такие нарождающиеся в этот период методы, как создание коалиций, заключение пактов о нейтралитете, иных договоров и даже попытки ведения в иностранных государствах политической пропаганды (в частности, небезызвестный кардинал Ришелье придавал значение составлению политических памфлетов и распространению их за границей), нацеленной на разжигание в них религиозных и иных раздоров и смут.

Выход на арену общественной жизни «третьего сословия», продвижение популярных в широких слоях населения лозунгов свободы, равенства и братства привносят немалую специфику и в дипломатию, вынуждают потесниться на дипломатической службе представителей родовой знати, аристократии в пользу завоевывающих все более прочные позиции торгово-промышленных и финансовых кругов. Дипломатия эпохи капитализма имела двойственную функцию: с одной стороны, она способствовала преодолению феодальной раздробленности и консолидации национальных буржуазных государств, а с другой — все активнее включалась в решение задач завоевания рынков, торговых путей, в целом раздела и передела мира, сфер влияния. Дипломатия при этом была вынуждена все в большей степени учитывать экономические и иные интересы влиятельных промышленно-финансовых групп, искать опору в активизирующихся парламентах, органах печати, политических партиях, оказывающих заметное влияние на формирование общественного мнения. Первостепенное значение начинает придаваться поискам форм реального воздействия на политические настроения в собственных странах, внешнюю политику иностранных государств. С учетом упомянутых обстоятельств все большее внимание уделяется специальным средствам и способам, призванным придать дипломатической деятельности видимость открытости, широкой гласности, вхождения в дипломатию, как утверждал с изрядной долей лицемерия «Дипломатический словарь» Парижской дипломатической академии, «совершенно нового духа, морального принципа».

Хотя дипломатия в индустриально развитых странах вынуждена была учитывать выход на международную арену стран с противоположным общественным строем и молодых независимых государств Азии и Африки, в целом, возрастание роли народных масс в политике, расширение международного сотрудничества и соответственно заставили приспосабливаться к этим переменам, вряд ли можно утверждать, что изменилась ее коренная сущность, утратился характер закрытости, келейности. «Тайна» дипломатических сношений, — не без оснований отмечал В.И. Ленин, — соблюдается свято в самых свободных капиталистических странах, в наиболее демократических республиках» (Соч. Т. 25. С. 67).Показательно, что именно в процессе перехода к постиндустриальным обществам все заметнее влияние на дипломатию ведущих монополистических объединений, группировок, крупнейших корпораций. В США, например, происходит подчас прямое сращивание представителей ведущих финансово-промышленных групп Рокфеллера, Моргана, Диллона и ряда других с дипслужбой страны.

Победа социалистической революции в России в октябре 1917 г. и открытое провозглашение молодым Советским государством политики мира, мирного «сожительства» государств с различным общественно-политическим строем, принципов равенства и взаимовыгоды больших и малых стран, самоопределения народов существенно обогатили палитру норм международного права, внесли немало нового в теорию и практику дипломатии.Гораздо большее внимание стало уделяться совершенствованию переговорного процесса, занявшего ведущее место среди форм дипломатической деятельности, разработке итоговых документов, заметно возросли реализм и политическая действенность, конструктивный характер, объективная обусловленность и научная обоснованность вносимых предложений. И хотя летопись социалистической дипломатии серьезно омрачена, к примеру, такими позорными страницами, как секретный протокол к советско-германскому договору 1939 г., выдержанный в духе типичного для « традиционной» дипломатии стремления к переделу мира, созданию сфер влияния, думается, все же, что именно события 1917 г. в нашей стране способствовали существенному видоизменению дипломатической деятельности, усилению в ней элементов открытости, гласности, верности обязательствам, принимаемым на себя государством в процессе двустороннего и многостороннего общения. Даже такой видный политический деятель Великобритании, как У. Черчилль, которого нельзя было заподозрить в искренних симпатиях к СССР, выступая в 1945 г. в парламенте своей страны, отмечал: «Никакое правительство не выполняло точнее свои обязательства даже в ущерб самому себе, нежели русское советское правительство».

Российская Федерация, ставшая государством-продолжателем Советского Союза после его распада, отторгнув ряд черт и моментов советской внешней политики, не вписывающихся в современные реалии, сохраняет преемственность в отношении многих складывавшихся десятилетиями позитивных элементов дипломатии и дипслужбы нашего государства.

О «новой дипломатии»

Дипломатия наших дней, естественно, существенно отличается от дипломатии времен Талейрана и Бисмарка. Автор ряда фундаментальных трудов по дипломатии Г. Никольсон в своей наиболее популярной, отмеченной высоким профессионализмом и переведенной на ряд языков, работе «Дипломатическое искусство» (Никольсон Г. Дипломатическое искусство. – М., 1962) объявляет отцом «новой дипломатии» президента США времен версальского мира Вудро Вильсона, а ее метод — «американским методом», в отличие от греческого, итальянского и французского методов «старой дипломатии». Вместе с тем Г. Никольсон критически оценивает один из ключевых постулатов концепции В. Вильсона, провозглашавшего, что «дипломатия будет действовать откровенно и на виду у всех». Что же касается деклараций Советской власти об «упразднении тайной дипломатии», и задач проводить «честную народную, действительно демократическую внешнюю политику» (увы, не всегда находивших подтверждение на практике), то Г. Никольсон в принципе отказывает ей в качествах, свойственных дипломатии как таковой («Я ни на минуту не преуменьшаю ни ее силу, ни ее опасность, но это не дипломатия, а нечто другое»). Упоминавшийся выше американский профессор Г. Моргентау с позиций «политического реализма» утверждает об «обесценивании» современной дипломатии, ввиду того, что в ней не придается такого как прежде значения секретности.

Несмотря на острую критику «дипломатии телевидения и громкоговорителей», раздающуюся из уст приверженцев «классической школы», практические чиновники внешнеполитических ведомств стран Запада стремятся в своей работе опираться на общественное мнение или по крайней мере учитывать его,особенно при работе над документами, рассчитанными на последующее опубликование. А видный государственный деятель Канады Лестер Б. Пирсон готов даже признать ныне за дипломатией определенную пропагандистскую функцию. Американский автор Джон Э. Харр приходит к выводу, что традиционные методы дипломатии потеряли эффективность в условиях новой международной обстановки и настоящей чертой дипломатии становится оказание своего влияния везде, где это ей представляется целесообразным. Другой видный политолог из США Джон Стоссинджер, разделяя в принципе сомнение относительно целесообразности ведения переговоров под «прожектором публичности», тем не менее утверждает, что «быстрое развитие науки и техники, а также средств связи радикально изменило характер дипломатии» и, что «было бы чрезвычайным упрощением возлагать вину за обесценение дипломатического общения исключительно, и тем более в первую очередь, на пороки открытой дипломатии» (цит. по: Ковалев, А. Указ. соч. С. 15—20).

Было бы, однако, грубым упрощенчеством, отвергая «тайную дипломатию» как таковую со всеми ее недостатками и даже пороками, одновременно отказывать в праве на существование таким подчас просто необходимым условиям переговорного процесса, как доверительность и конфиденциальность. Огромное число встреч, бесед государственных деятелей и дипломатов по традиции ограничивается стереотипным упоминанием о вопросах, «представлявших взаимный интерес». Существуют закрытые каналы связи, ведется конфиденциальная переписка, средства массовой информации держатся на «голодном пайке» — и все это ради того, чтобы уберечь намечающееся соглашение от постороннего, нередко недоброжелательного или корыстного вмешательства, не ставить под угрозу срыва подчас многолетние титанические усилия дипломатов, шаг за шагом вынашивавших путь к взаимопониманию. Дипломатия как и политика — искусство возможного, искусство, основанное на уступках, компромиссах, сближении точек зрения и т.п. На практике «новая» дипломатия разумно предполагает последовательное сочетание закрытых переговоров с обнародованием их принципиальных промежуточных итогов и, само собой разумеется, конечного результата.В любом случае — при достижении соглашения и при провале усилий добиться его — у общественности соответствующих стран, у членов парламентов, которым нередко приходится ратифицировать те или иные международно-правовые документы, есть возможность составить собственное мнение о ходе переговоров, о реальных позициях его участников, об их заинтересованности или, напротив, незаинтересованности в достижении положительных результатов.

Глобальные изменения в мире, происходящие в последние годы, развал мощного идеологического барьера, порождавшего во многом недоверие и враждебность, появление в то же время на месте прежней конфронтации новых угроз для стабильности международных отношений, экологический кризис вплотную подводят человечество к драматическому выбору между нахождением объединенными усилиями путей продолжения своего существования или самоуничтожением. Надо ли говорить, как резко возрастают роль и значение дипломатии в ядерно-космическую эру, призванной привести в действие все свои рычаги и возможности, накопленный веками опыт, чтобы найти единственно разумный выход из критической ситуации, решить насущнейшую задачу выживания.

 

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.