Сделай Сам Свою Работу на 5

Основные направления российской исторической науки XIX – начала XX вв.

 

Третий период развития Отечественной историографии охватывает XIX – начало XX вв. и характеризуется оформлением основных направлений в российской исторической науке.

Среди выдающихся исследователей рубежа XVIII-XIX вв. следует в первую очередь отметить Н.М. Карамзина (1766-1826), занимавшего должность официального «историографа» при дворе императора Александра I. Высокое положение, служившее пропуском в государственные архивы, а также финансирование работы из государственного бюджета позволили Н.М. Карамзину создать грандиозный 12-томный труд «История государства Российского».

Исследование Н.М. Карамзина опиралось на многочисленные и до того неизвестные исторические источники: летописи и сказания, княжеские и церковные уста­вы, судебники и международные дого­воры. Работы Н.М. Карамзина не потеряли своей ценности и сегодня, поскольку некоторые из документов, использованных в его труде, не дошли до нашего времени, сгорев при пожаре Москвы в 1812 г.

Н.М. Карамзину удалось глубже, чем его предшественникам, показать казуальные (причинно-следственные) связи событий и явле­ний российской истории. Вместе с тем, как и исследователи XVIII в., официальный «историограф» продолжал рассматривать прошлое страны как результат деятельности князей и царей: «Россия основалась победами и единоначальем, гибла от разновластия, а спаса­лась мудрым самодержавием».

Основательный подход к изложению исторических событий, а также литературный талант автора, привели к тому, что «История государства Российского» стала одной из популярнейших книг российских интеллектуалов. «Появление Истории Государства Российского… наделало много шуму и произвело сильное впечатление… – вспоминал А.С. Пушкин. – Светские люди бросились читать историю своего Отечества. Древняя Россия, казалась, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом. Несколько времени ни о чем другом не говорили».

 

 

Н.М. Карамзин. Портрет работы А.Г. Венецианова

 

XIX в. стал временем завершения оформления истории как научной дисциплины. В университетах возникли исторические кафедры, преподаватели которых готовили историков-профессионалов и вели активную научную деятельность. Ученые образовывали научные общества, занимавшиеся публикацией найденных исторических источников и обсуждением научных статей и докладов. Самыми известными из таких организаций были Общество истории и древно­стей российскихи Общество любителей российской сло­весности.



На новый уровень в XIX в. вышла работа по изданию исторических источников. По предложению архео­графа П.М. Строева, в стране были организованы археографические экспедиции и комиссии, призванные собирать и публиковать исторические документы. К концу века архивные комиссии были созданы даже во многих российских губерниях. Активизировалась деятельность по созданию музеев. Так, по инициативе историка И.Е. Забелина в Москве был открыт исторический музей.

Произошли изменения и в методологии науки. Все активнее в исторических работах стали применяться историко-сравнительный, ретроспективный и количественные методы исследования, все реже – идеографический.

Еще одной характерной чертой историографии XIX-начала XX вв. стало формирование в исторической науке нескольких направлений, принадлежность ученых к которым определялась их идеологическими предпочтениями.

Одним из наиболее влиятельных было консервативное направление, представители которого стремились обосновать необходимость сохранения самодержавия в России. Базируясь на Теории официальной народности, историки-консерваторы сводили изучение прошлого к деятельности монархов, стремясь тем самым подчеркнуть неразрывную связь самодержавной власти и судьбы страны.

Консерватизм профессора Московского университета М.П. Погодина (1800-1875) проявился, в частности, в его оценке истории, которая должна сделаться «охранительницею и блюстительницею общественного спокойствия». Главным трудом исследователя стали 7-томные «Исследования, лекции и замечания», освещавшие дотатарский период русской истории.

 

 

 

М.П. Погодин

 

Консервативные взгляды оказались еще отчетливей выражены в трудах современника Погодина, профессора Петербургского университета, академика Н.Г. Устрялова (1805-1870), являвшегося официальным историком эпохи Николая I. Результатом научных изысканий ученого стала 5-томная «Русская история», дополненная «Историческим обозрением царствования императора Николая I». Верноподданнические взгляды историка не остались незамеченными при дворе. Более того, в редактировании последнего сочинения принял участие сам император. Вскоре, по прямому указанию царя, Н.Г. Устрялов переработал свой обширный научный труд в краткие пособия для гимназий и реальных училищ. Вышедшие книги стали главными официальными учебниками истории в России. Получив официальное одобрение и доступ к секретным документам, Н.Г. Устрялов начал работу над «Историей царствования Петра Великого», однако не успел завершить задуманного. Из десяти запланированных томов было написано шесть, а опубликовано – пять (четыре первых и шестой).

 

 

 

Н.Г. Устрялов

 

С позиции защиты самодержавия были написаны и учебники по русской истории второй половины XIX – начала XX вв. Самое известное из пособий «Руководство к русской истории. Средний курс» принадлежали перу Д.И. Иловайского (1832-1920) и выдержали 44 переиздания. Свою приверженность Теории официальной народности ученый изложил в многотомной «Истории России». По мнению Д.И. Иловайского, исторический прогресс общества воплощается в «государственном быте», который складываются из формы правления, религии, сословно-политического положения населения и «этнографического момента». Таким образом, изучение истории России – это исследование самодержавия, православия и народности. При этом первому компоненту триады отводится в трудах Д.И. Иловайского главное место, поскольку «жизнь и движение народ проявляет в своих представителях. Вот почему история… имеет дело с лицами, стоящими во главе народа».

 

 

Д.И. Иловайский

 

Вторым течением российской исторической мысли XIX – начала XX вв. было либеральное направление, в рамках которого действовали две наиболее значительные научные школы «государственно-юридическая» и «позитивистская».

Представители «государственно-юридической школы»шли дальше своих предшественников. История в их понимании была не деятельностью монархов, а результатом длительной и сложной эволюции общественно-политических отношений. Итогом такой эволюции представители «юридической» школы считали государство. Ему историки уделяли особое внимание, считая государство силой, сплотившей разрозненное, «затерянные в необозримом, едва заселённом пространстве», русское население и заставившее народ служить общим интересам. Таким образом, российское государство, по мнению «юристов», выражало интересы всего русского общества и как бы возвышалось над всеми сословиями, подчиняя их своей власти. Теория, сводившая содержание русской истории к процессу «закрепощении и раскрепощении сословий государством», таким образом, вполне логично вытекала из вышеизложенных взглядов «государственников».

Ярким представителем «государственно-юридической школы» был К.Д. Кавелин (1818-1885). Рассмотрев в своих работах «Взгляд на юридический быт Древней России», «Краткий взгляд на русскую историю», «Мысли и заметки о русской истории» эволюцию пра­вовых и духовных институтов, историк пришел к выводу, что государственный строй России в своем развитии прошел три этапа: родовой, вот­чинный и государственный. Последнему этапу К.Д. Кавелин уделил особое внимание: «Вся русская история… есть преимущественно государственная… политический, государственный элемент представляет покуда единственно – живую сторону нашей истории, сосредотачивает в себе весь смысл и всю жизнь Древней Руси».

Разделял К.Д. Кавелин и теорию о закрепощении сословий, полагая, что крепостной строй был закономерным и необходимым этапом развития русского общества. Вместе с тем, как полагал историк, к середине XIX в. крепостное право исчерпало себя и должно быть отменено. При этом все преобразования следует проводить «сверху» в виде мирных реформ, т.к. революция гибельна для государства и народа.

Другим представителем «государственной школы» в либеральной русской историографии был профессор Московского университета Б.Н. Чичерин (1828-1904). Свои взгляды историк изложил в 5-томной «Истории политических учений», «Собственности и государстве» и «Курсе государственной науки».

В отличие от К.Д. Кавелина, пытавшегося совместить западничество и славянофильство и отмечавшего «обманчивую одинаковость внешней оболочки» России и Европы, разнотемповость их развития, Б.Н. Чичерин был убежденным западником. «Россия, – подчеркивал он, – страна европейская, которая не вырабатывает неведомых миру начал, а развивается, как и другие, под влиянием сил, владычествующих в новом человечестве».

В то же время, историк признавал наличие у России «своих особенностей»: «громадность государства, скудность народонаселения… земледельческий быт и доступность азиатским ордам», затруднявшие объединение народа, привели к появлению «крепкой власти, которая, стоя на вершине, давала единство государству и направляла общественные силы», «сдерживала расходящиеся массы, связывала их в прочные союзы, заставляла их служить общественным целям». Именно Б.Н. Чичерин выдвинул теорию «закрепощения и раскрепощения сословий государством».

Как и К.Д. Кавелин, Б.Н. Чичерин полагал, что все преобразования могут осуществляться в России только «сверху», однако идеальной для страны формой государственного правления считал конституционную монархию.

Но самым выдающимся русским историком, разделявшим взгляды «государственно-юридической школы» был профессор Московского университета, воспитатель наследников престола, С.М. Соловьев (1820-1879). Широкую известность и научное признание ученый получил благодаря своему титаническому труду «История России с древнейших времен» в 29-ти томах. В этом сочинении С.М. Соловьеву удалось не только обобщить огромный фактический материал, но и изложить его в виде единой, стройной концепции. Не случайно, один из учеников С.М. Соловьева, выдающийся историк В.О. Ключевский замечал: «По многим причинам 29 томов его “Истории” не скоро последуют в могилу за своим автором. Даже при успешном ходе русской исторической критики в нашем учебном обороте надолго удержится значительный запас исторических фактов и положений в том самом виде, как их впервые обработал и высказал Соловьев: исследователи долго будут черпать их прямо из его книги, прежде чем успеют проверить их сами по первоисточникам».

 

 

С.М. Соловьев

 

С.М. Соловьев рассматривал историю как процесс развития политических и юридических институтов и, прежде всего, государства. «Историк, имеющий на первом плане государственную жизнь, на том же плане имеет и народную жизнь», – подчеркивал ученый. Выделив в развитии общества два этапа – родовой и государственный, – ученый одним из первых в российской историографии обратил внимание на факторы, определившие своеобразие российского исторического процесса. В числе таких факторов ученый называл «природу страны», «природу племени» (характер населения) и «ход внешних событий» (внешнее влияние). Констатировав особенности России, обусловленные географическим положением страны, С.М. Соловьев, тем не менее, был уверен в западном будущем страны, полагая, что после долгой борьбы со степными кочевниками, Россия, в конечном счете, поворачивает на общеевропейский путь развития.

Другой научной школой либерального направления российской исторической науки была «позитивистская». Идеи позитивизма появились в западно-европейской философской мысли в первой половине XIX в. и были связаны с именами О. Конта и Г. Спенсера. Ученые поставили перед собой задачу создать новую, «позитивную» науку об обществе, которая, по их мнению, должна быть столь же доказательной, как и науки о природе. Общество позитивисты отождествляли с развивающимся, эволюционирующим организмом.

В российской исторической науке позитивизм существовал в виде теории факторов, согласно которой исторический процесс развивается под воздействием определенных групп причин (экономических, политических, географических, социальных и др.).

К «позитивистам» относился крупнейший и профессор Московской духовной академии и Московского университета В.О. Ключевский (1841-1911). Блестящие публичные лекции историка, пользовавшиеся большой популярностью у студентов и интеллигенции, легли в основу его 5-томного труда «Курс русской истории».

 

 

В.О. Ключевский

 

В своей книге В.О. Ключевский по-новому изложил прошлое России. Он впервые отошел от хронологического изложения материала и применил структурно-логический принцип построения текста. Историк доказывал, что развитие общества зависело от сочетания ряда внешних и внутренних факторов: «Тайна исторического процесса, собственно не в странах и народах, в их внутренних постоянных, раз навсегда данных особенностях, а в тех многообразных и изменчивых счастливых или неудачных сочетаниях внешних и внутренних условий развития, складывающихся в известных странах для того или другого народа на более или менее продолжительное время».

Как и С.М. Соловьев, В.О. Ключевский обращал внимание на географию страны, но выделял и другие факторы исторического развития: «Человеческая личность, людское общество и природа страны – вот те три основные исторические силы, которые строят людское общежитие». Иначе чем «государственники», В.О. Ключевский оценивал и освоение славянами территории страны – колонизацию. По мнению исследователя, она объясняется не деятельностью власти, а природными, экономическими и демографическими причинами.

Иной была и периодизация российской истории, в которой В.О. Ключевский выделил четыре эпохи: «Русь днепровская, городовая, торго­вая»; «Русь верхневолжская, удельно-княжеская, вольно-земледель­ческая»; «Русь Вели­кая, Московская, царско-боярская, военно-земледельческая»; «Всероссийский, императорско-дворянский период крепостнического хозяйства, зем­ледельческого и фабрично-заводского».

Роль В.О. Ключевского в развитии исторической науки нашей страны была исключительно велика. Применив структурно-логический подход к анализу исторического процесса, ученый открыл новую страницу в российской историографии.

Историческая концепция В.О. Ключевского оказала влияние на взгляды профессора Петербургского университета С.Ф. Платонова (1860-1933). В своих знаменитых трудах «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI— XVII вв.» и «Лекции по русской истории» историк отмечал большую роль географического, демографического, экономического и социального факторов в процессе становления и развития русского государства.

 

 

С.Ф. Платонов

 

По мнению С.Ф. Платонова задача историка заключается в сборе и научной обработке фактов, «и только там, где факты уже собраны и освещены, мы можем возвыситься до некоторых исторических обобщений, можем подметить общий ход того или другого исторического процесса… дать схематическое изображение той последовательности, в какой развивались основные факты нашей исторической жизни».

«Позитивистом» был и другой одаренный историк, профессор Петербургского университета А.Е. Пресняков (1870-1929). В своих работах («Образование Великорусского государства», «Княжое право в Древней Руси») он поставил цель – «восстановить в правах источник и факт».

А.Е. Пресняков пришел к выводу о вотчинном происхождении власти. Он отвергал теорию «родового княжеского владения» в Киевской Руси, полагая, что в основе княжеской собственности лежит «семейное, отчинное право». По мнению историка, «не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение, постепенно и упорно превращая его в свое «государство».

 

 

А.Е. Пресняков

 

Взгляды «позитивистской школы» разделял также выдающийся русский историк, ученик В.О. Ключевского П.Н. Милюков (1859-1943). В своих трудах «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в. и реформа Петра Великого» и «Очерки по истории русской культуры» историк изучал эволюцию русской истории под воздействием ряда факторов (демографического, экономического, государственного (войско, финансы, учреждения) и сословного строя).

Исследователь выделил три этапа исторического развития России: «племенной», «военно-национальный» и новый этап, когда «самовластие» «военно-национального государства» должно уступить место «обществу».

П.Н. Милюков сформулировал так называемую «теорию контраста» между русским и европейским историческим процессом, согласно которой «на Востоке Европы государственная организация сложилась раньше, чем мог ее создать процесс внутреннего экономического развития. Напротив, в Западной Европе государственный строй явился результатом внутреннего процесса. Европейское общество и государство строилось, так сказать, снизу вверх… У нас же, особенно в северо-восточной Руси, общество строилось сверху вниз… Именно эта неподготовленность и непрочность низших этажей общественной постройки вызвала усиленную деятельность верхней государственной «надстройки» с целью скрепить хотя внешним образом те общественные связи, без которых она сама не могла бы держаться». Таким образом, по мнению историка, инертность российского народа предопределила решающую роль государства в истории страны.

С позиции «контраста» П.Н. Милюков рассматривал и российскую культуру, отмечая ее извечную отсталость от Запада.

Занятие наукой П.Н. Милюков сочетал с активной общественно-политической деятельностью, являясь одним из организаторов, теоретиков и лидеров партии кадетов. В дни Февральской революции исследователь занял пост министра иностранных дел Временного правительства, выступая за продолжение участия России в Первой мировой войне, за что получил прозвище «Милюков-Дарданелльский». Эта позиция П.Н. Милюкова, подтвержденная нотой от 18 апреля 1917 г. спровоцировала Апрельский кризис Временного правительства.

Октябрьскую революцию 1917 г. историк встретил враждебно. После разгрома антибольшевистских сил он эмигрировал во Францию. Находясь за границей, П.Н. Милюков призывал к борьбе с советской властью, но после нападения гитлеровской Германии на СССР изменил позицию, всей душой желая победы России.

 

 

П.Н. Милюков

 

Приверженцем «позитивистом» был и профессор Высших женских курсов Н.П. Павлов-Сильванский (1869-1908), автор работ «Проекты реформ в записках современников Петра Великого», «Феодализм в Древней Руси», «Феодализм в удельной Руси» и др.

Рассматривая историю как взаимосвязь политических, экономических и социальных процессов, Н.П. Павлов-Сильванский настаивал на идентичности пути России и Запада. Он доказывал наличие феодализма в средневековой Руси, отмечал «тождество основных начал строя удельной Руси и феодальной Европы».

Н.П. Павлов-Сильванский развил схему С.М. Соловьева и представил историческое развитие России в виде трех этапов: на первом этапе «основным учреждением является община или мир, мирское самоуправление», на втором – «крупное землевладение, княжеская и боярская вотчина, или боярщина-сеньория», на третьем – «сословное государство».

 

 

Н.П. Павлов-Сильванский

 

Третьим течением российской исторической мысли XIX – начала XX вв. было радикальное направление.

В рамках этого направления можно выделить так называемую «этноисторическую школу»(от греческого ethnos – народ), приверженцы которой сосредоточили свое внимание на истории российского народа, а не государства. Для реализации этой цели «этноисторики» одними из первых в российской науке использовали этнографические источники.

Первым среди «этноисториков» можно считать Н.А. Полевого (1796-1846). Ученый полемизировал с Н.М. Карамзиным, считая, что тому была недоступна «истинная идея истории». Н.А. Полевой полагал, что «как философ-историк Карамзин не выдерживал строгой критики», поскольку рассматривал Рюрика, Олега и Ивана глазами своего времени, превращая их в самодержавных монархов. С точки зрения Н.А. Полевого, историк должен изучать не деяния власть имущих, а народную историю, и поэтому в противовес «Истории государства Российского» свой труд назвал «Историей русского народа».

В своем 6-томном сочинении историк попытался раскрыть внутренние закономерности русского исторического процесса, критиковал дворянство и превозносил купечество. Однако в целом содержание «Истории русского народа» не оправдало своего названия – основная часть текста была по-прежнему посвящена прошлому власти.

Наиболее известным среди «этноисториков» являлся русско-украинский исследователь, профессор Киевского и Петербургского университетов Н.И. Костомаров (1817-1885). Также как и Н.А. Полевой, ученый задавался вопросом, «отчего это во всех историях толкуют о выдающихся государственных деятелях, иногда о законах и учреждениях, но как будто пренебрегают жизнью народной массы? Бедный мужик-земледелец-труженик как будто не существует для истории; отчего история не говорит нам ничего о его быте, о его духовной жизни, о его чувствованиях, способе его радостей и печалей»? По мнению историка, следовало ввести «народный элемент в науку истории», «выдвинуть на первый план народную жизнь во всех ее частных проявлениях».

В соответствии с этим, значительное место в своих трудах и, прежде всего, в 3-томной «Русской истории в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», историк уделил биографиям «бунтарей» – Нила Сорского, патриарха Никона, Степана Разина и др. Вообще с точки зрения Н.И. Костомарова, история России представляет собой вечную борьбу двух противоположных начал – вечевого и самодержавного, а интересы российского государства противоположны общественным.

 

 

Н.И. Костомаров

 

В своих работах историк одним из первых начал активно применять этнографические и фольклорные источники: «Скоро, я пришел к убеждению, что историю нужно изучать не только по мертвым летописям и запискам, а и в живом народе».

Научный путь Н.И. Костомарова был тернист и труден. Само начало его научной деятельности было скандальным. Историк выдержал магистерский экзамен, подготовил и опубликовал диссертацию об унии Западной России. Но защита работы не состоялась. Рецензенты – архиепископ харьковский Иннокентий Борисов и профессор Н.Г. Устрялов – заявили о возмутительном содержании книги. Работа была запрещена и сожжена, и Н.И. Костомарову пришлось писать другую диссертацию.

Впоследствии Н.И. Костомаров вместе с Т.Г. Шевченко и др. организовал тайное Кирилло-Мефодиевское общество. «Взаимность славянских народов – писал позже историк, – в нашем воображении не ограничивалась уже сферою науки и поэзии, но стала представляться в образах, в которых, как нам казалось, она должна была воплотиться для будущей истории. Помимо нашей воли стал нам представляться федеративный строй, как самое счастливое течение общественной жизни славянских наций... Во всех частях федерации предполагались одинаковые основные законы и права… всеобщее уничтожение крепостного права… полная автономия каждой части по отношению к внутренним учреждениям, внутреннему управлению, судопроизводству и народному образованию». Но вскоре по доносу одного из студентов «кирилло-мефодиевцы» были арестованы, обвинены в государственном преступлении и осуждены. Н.И. Костомаров просидел год в Петропавловской крепости, а затем был сослан в Саратов, под надзор местной полиции. Историку запретили преподавать и печатать свои произведения, что, впрочем, не помешало его научным изысканиям.

Спустя несколько лет руководство Петербургского университета пригласило Н.И. Костомарова занять место профессора, освободившееся после Н.Г. Устрялова. По ходатайству министра Е.П. Ковалевского, все ограничения в академических кругах деятельности историка были отменены. Н.И. Костомаров оказался великолепным писателем и преподавателем, сумевшим с помощью яркого, образного языка, оживить интерес публики к русской истории.

Интерес к прошлому народа, а не власти был характерен и для другого российского историка, профессора Казанского университета А.П. Щапова (1831-1876). «Главный фактор в истории есть сам народ… сущность и содержание истории есть жизнь народная», – писал он.

В своих работах «Русский раскол старо­обрядства», «Земство и раскол», «Земские соборы в XVII столетии» А.П. Щапов представил прошлое России как историю отдельных областей. «Русская история в самой основе своей есть по преимуществу история областных масс народа», – писал ученый, – «своеобразное, территориальное и этнографическое самообразование областей».

Изучая влияние различных факторов на исторический процесс и нравственно-психологическое развитие народа, А.П. Щапов пришел к выводу, что причиной медленных темпов развития России являются неблагоприятные природные условия

 

А.П. Щапов

 

Не избежал А.П. Щапов и увлечения политикой. В апреле 1861 г. после произнесения речи на панихиде по расстрелянным царским правительством крестьянам села Бездна Казанской губернии, историк был арестован и отправлен в Петербург. Исследователя отстранили от преподавания, назначили чиновником министерства по делам раскольников, но в 1862 г. уволили со службы.

В 1864 г. по подозрению связях с А.И. Герценом и Н.П. Огаревым историк был сослан в Сибирь, где на следующий год арестован по делу «областников», выступавших за революционную борьбу с самодержавием и отделение Сибири от России.

В рамках радикального направления российской исторической мысли XIX – начала XX вв. следует кратко охарактеризовать марксистскую школу.

Одним из первых русских теоретиков и пропагандистов марксизма был Г.В. Плеханов (1856-1918), написавший такие исторические труды как «К вопросу о монистическом понимании истории», «К вопросу о роли личности в истории» и «История русской общественной мысли».

 

 

Г.В. Плеханов

 

Начав свою революционную деятельность как представитель народничества, Г.В. Плеханов впоследствии перешел на позиции марксизма и основал за границей первую российскую марксистскую организацию – группу «Освобождение труда». В 1898 г., когда марксистские организации России объединились в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП), Г.В. Плеханов стал одним из ее руководителей (вместе с В.И. Лениным и Л. Мартовым). Однако вскоре пути руководителей социал-демократов разошлись: Г.В. Плеханов и Л. Мартов возглавили «меньшевистское», а В.И. Ленин – «большевистское» направления в партии.

Важной частью исторической концепции Г.В. Плеханова стала критика народнических представлений о роли «героя и толпы» в истории. По мнению мыслителя, «героями» становятся лишь люди, служащие интересам общества, а не стремящиеся его подчинить и возглавить. Таким образом, делал вывод Г.В. Плеханов, «народ, вся нация должна быть героем истории».

Отрицал мыслитель и народнический тезис о существовании так называемого «особого исторического пути» развития России, в соответствии с которым страна минует капитализм и сразу перейдет к социализму. Напротив, исследователь полагал, что современная ему Россия должна стать развитой капиталистической страной с сильным рабочим классом, который впоследствии совершит социалистическую революцию и станет могильщиком буржуазии.

Наряду с этим, Г.В. Плеханов полагал, что в истории России имела место не только классовая борьба, но и классовое сотрудничество. В отличие от В.И. Ленина, называвшего классами собственников или несобственников на средства производства материальных благ, основоположник русского марксизма отождествлял классы и сословия российского общества, то есть называл классами духовенство, бояр, дворян, купцов, крестьян и рабочих.

Вслед за С.М. Соловьевым и В.О. Ключевским, значительное внимание в своих исследованиях Г.В. Плеханов уделил географическому фактору, считая его роль в русской истории весьма значительной. Таким образом, исторические выводы исследователя не полностью совпадали с «классическим марксизмом».

После Февральской революции 1917 г. Г.В. Плеханов вернулся в Россию и поддержал Временное правительство. К Октябрьской революции 1917 г. он отнесся отрицательно, считая, что страна была еще не готова к социалистической революции.

Другим крупным историком-марксистом был ученик В.О. Ключевского, М.Н. Покровский (1868-1932), автор 5-томной «Русской истории с древнейших времен», а также «Очерка истории русской культуры», «Русской истории в самом сжатом очерке» и работы «Марксизм и особенности исторического развития России».

 

 

М.Н. Покровский

 

В отличие от Г.В. Плеханова М.Н. Покровский был сторонником большевиков, кандидатом в члены ЦК РСДРП(б) и участником Октябрьской революции 1917 г. в Москве.

М.Н. Покровский был первым исследователем, попытавшимся применить концепцию «классического» марксизма к российской истории. «…Правильное понимание русской истории, – писал он, – может опираться только на понимание ее Лениным».

Ученый доказывал, что в России, как и в других европейских странах, был феодализм, критиковал теорию о закрепощении всех сословий государством и значительное внимание в своих работах уделял классовой борьбе.

В полном соответствии с марксистским пониманием истории, исследователь полагал, что в основе развития России, как и любой другой страны, лежат экономические процессы. Однако в отличие от стран Европы, облик российского капитализма в XVII – начале XIX вв. определила торговля, а не промышленность. Более того, «торговый капитализм» стал господствующей в России формацией.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.