Сделай Сам Свою Работу на 5

Когда и как каналы контактируют со своими наставниками

Из этого раздела вам станет ясно, что каналы могут контактировать со своими наставниками в различных условиях. Некоторые делают это публично, некоторые в уединении, а есть и такие, которые могут действовать и на людях, и в одиночестве. Есть каналы, которые входят в легкий транс, то есть остаются в полном сознании во время телепатической беседы с наставниками. Другие предпочитают глубокий транс, при котором сознание почти целиком отключается. Одни каналы каждый день общаются со своими наставниками, а другие — только один-два раза в месяц. Каждая пара по-своему строит взаимоотношения: устраивают так, чтобы было удобно и каналу, и наставнику.

Саная общается с Орином в различных условиях. Она не только проводит приватный ченнелинг для клиентов и публичный — для целых аудиторий, но и делает записи управляемых медитаций для других людей, используя материалы, получаемые от Орина. Сам Орин помогает ей писать книги, основанные на сеансах его ченнелинга. Все это служит главной цели общения Санаи с Орином: служить людям, предоставляя им прямой опыт более высокого сознания.

На формальных сеансах ченнелинга Саная, как сознательный канал, использует средний транс. Но жизнь ее настолько сильно связана с Орином, что для общения с ним ей, в сущности, не требуется ченнелинг.

«Я занимаюсь ченнелингом лично для себя примерно раз в неделю, но в то же время чувствую — мы с Орином связаны настолько тесно, что его идеи и указания проходят сквозь меня постоянно, как озарения, и для этого мне не нужен ченнелинг как таковой. Я просто знаю, что Орин думает по тому или иному поводу. Между ним и мной существует высшая телепатическая связь».

Том во время ченнелинга входит в легкий транс, то есть полностью сохраняет сознание. Том контактирует с Митрой, но это происходит нерегулярно. Временами он совершают ченнелинг два-три раза в неделю, а бывает, месяцы проходят без единого сеанса. Меняется и форма, в которой происходит его ченнелинг. Иногда Том садится и делает «формальный» ченнелинг, иногда Митра является спонтанно — либо совсем неожиданно, либо мгновенно «отвечая» на запрос Тома.



«Иногда Митра просто сваливается, как снег на голову. Иду по улице — и вдруг я уже совершаю ченнелинг. И голос начинает звучать — его голос. А иногда, когда мне очень плохо или надо разобраться в чем-то, я сам вызываю его.

Чаще всего он приходит ко мне, когда я выхожу из дому и иду по улице. Есть тут какая-то связь. Возможно, во время ходьбы с меня спадает напряжение. Но и когда я дома, мы запросто контактируем».

Джоанна похожа на Санаю: чтобы совершить ченнелинг, она тоже входит в средний транс, при этом предпочитает находиться дома. Джоанна делает ченнелинг один-два раза в месяц. В такие минуты рядом с ней находятся либо клиенты, либо люди, тоже занимающиеся ченнелингом. Хотя Джоанна утверждает, что практика ченнелинга очень ее «подпитывает», тем не менее она редко находит для него просвет в своем деловом расписании.

Дэррил — единственный из четырех — использует глубокий транс. При этом он редко проводит ченнелинг в одиночестве. Как и Саная, он вызывает наставника (Башара) главным образом для разрешения профессиональных проблем.

Что каналы испытывают во время ченнелинга

Четыре канала дают четыре очень разных описания. У Тома это чаще всего происходит в виде «беседы».

«Когда я произвожу ченнелинг, то слышу голос наставника, говорящего громко, отчетливо. Это похоже на разговор, но в то же время это не разговор в обычном смысле слова, так как никакого источника звука нет. Мы разделены пространством. Это только кажется, что он производит реальные, физические звуки, но звуковых волн, как таковых, я не принимаю, хотя и чувствую его послание как словесное обращение, воспринимаемое органом моего слуха,словно кто-то стоит рядом и беседует со мной».

Дэррил использует более глубокий транс. В его представлении волны энергии и мысленных образов похожи на музыку.

«Я осознаю все, но не как обычно. Я осознаю как-то по-другому. Словно погружаюсь в сон. То, что приходит во мне, когда я в трансе, напоминает образы, чувства, энергии, но не мысли. Выражение «я слышу слова и обдумываю их» тут не подходит. Но я чувствую, что взаимообмен продолжается. Мне кажется, что я слушаю музыку. Как бывает на концерте — музыка подхватывает тебя, и в тебе сама собой сочиняется какая-то история, возникают какие-то мысли. Под влиянием музыки приходят и сменяются картины, но их нельзя объяснить, нельзя объять словами. Я уже говорил, это похоже на грезы: кто-то входит в комнату, называет свое имя, а ты не слышишь, потому что затерялся в своих мечтах».

В отличие от Даррила, Джоан сравнивает ченнелинг не с музыкой, а с игрой на сцене.

«Мне это очень нравится. Я ведь сама актриса, и поэтому я люблю, когда другое существо говорит через меня. Когда меня спрашивают, что такое психическая работа, я отвечаю: «Это похоже на игру актера — тот же самый процесс». Конечно, многие из тех, кто задает вопрос, и сами могут заняться ченнелингом. Надо просто очистить свое внутреннее пространство, убрать в «доме» и пригласить туда существо из иного измерения. Оно станет для вас новым источником мудрости и поможет воплотить заложенные в вас способности. Поэтому мне нравится быть каналом... собственно, для меня это совершенно не физическая сущность, хотя иногда я чувствую несколько другую вибрацию».

Саная при описании своих чувств использует очень возвышенные образы.

«Для меня это похоже на возвращение домой. Ничем более мирным, прелестным и благотворным мне заниматься не доводилось. Меня как бы «осеняет» некое высшее присутствие. Так люди чувствуют себя, наверное, во время молитвы —словно поднимаются, ввысь».

Получение наставлений

Все четыре канала чувствуют, что получают духовные наставления от своих наставников, что им преподается урок. Каждый ощущает, что в обычном состоянии его сознание не вместило бы тот объем информации, который без малейшего труда «входит» при ченнелинге. То же самое рассказывали мне и другие каналы, нечто похожее испытываю и я. Расширение сознания свойственно всем каналам без исключения, но сильно отличаются как учения, впитываемыеих сознанием, так и сама форма «поглощения».

За исключением Джоанны, которая, как сообщалось ранее, практикует «радиоподобное» подключение к разным источникам информации, трое остальных каналов прочно связаны с одним наставником. Послания, ими принимаемые, поступают в специфической форме через определенного наставника. И каждый наставник предпочитает ту форму, которая наилучшим образом соответствует сути его учения, а также потребностям канала.

Направленность уроков, которые Орин передавал Санае, менялась со временем. Смысл первых наставлений, переданных через планшетку, а затем через магнитофонные записи, состоял в том, чтобы помочь Санае раскрыться для ченнелинга и высшего сознания. Те первые уроки помогали ей достичь релаксации и того уровня физического комфорта, на котором она могла «принимать» Орина.

Потом Орин начал помогать Санае обучать других ченнелингу. Теперь Саная посвящает свою жизнь тому, чтобы как можно больше людей ознакомить с мудростью Орина. Его руководство помогает ей расти духовно, расширять свой потенциал, учиться делать правильный выбор в поле деятельности, которой они вместе занимаются. Орин использует этот совместный труд как фокальный центр для дальнейшего развития Санаи. Саная говорила мне, что Орин помог ей укрепить веру в собственную способность действовать и создавать.

«Я думала о своей дальнейшей жизни и поняла, чего хочу, вести учебный класс вместе с Орином. Когда я сообщила ему о своих планах, он сказал:

«Советую заняться исследованием Духовных Законов Денег. Мне очень хочется изменить взгляды людей на роль денег. Я помогу тебе составить учебный план». Я предполагала, что буду заниматься с тремя-четырьмя учениками, не больше. Орин возражал: необходимо изменить массовую мыслеформу*, связанную с деньгами! Орин мыслит куда масштабней, чем я. Я думала, что мало смыслю в финансовых вопросах, да и па составление плана не было времени. Но внутренний голос возражал: «Верь в себя. Ты сможешь». И я дала объявление о наборе учеников. За две недели посредством ченнелинга мне удалось получить массу нужной информации, которая затем обрела форму книги под названием «Сотворение денег». То есть Орин взял мою идею о преподавании и развил ее до идеи книги».

У Тома с Митрой, как и у Санаи с Орином, очень тесная связь, сопряженная с получением конкретных уроков и наставлений. Но, в отличие от Орина, освещавшего в основном вопросы партнерства, Митра концентрировался на дальнейшем духовном и психологическом укреплении Тома. Фактически, Митра отказывает Тому в ченне-линге каких-либо материалов для других людей, если эти материалы ничего не дают самому Тому. Когда я, расспрашивая Митру, попросила его рассказать больше о самом себе, он насторожился и ответил отказом, мотивируя его тем, что эти сведения сейчас не пойдут на пользу Тому.

Том, профессиональный писатель, иногда чувствовал, что в потоке слов для него теряется смысл. И вот, отягощенный такими ощущениями, он просил наставника указать ему путь. Митра отозвался на его просьбу.

«Обычно не было длинных дискуссий. Я просил о наставнике, который не был бы словоблудом, и получил именно такого. Он выдавал сжатые, но мудрые наставления, а не советы вроде: «Ты должен сказать Чарли, что та работа, которую ты должен для него выполнить, тебе не нравится». Это более долговременные уроки, ценность которых не теряется с годами».

Мыслеформы в метафизическом пониматш — это идеи, которые предшествуют нашему физическому миру и лежат в его основе. Массовые Мыслеформы есть идеи, разделяемые большой группой существ. — Прим.. автора.

 

 

Том разрешил мне прочесть два из поучений, посланных Митрой:

«Воин не сражается против себя самого»; «Почувствуй, что ты здесь». Получая такого рода наставления, Том приступает к их тщательному обдумыванию. Он утверждает, что постепенно смысл этих уроков «не меняется, но разворачивается». «Чем больше я в эти слова вдумываюсь, — говорит Том, — тем больше понимаю их. Я всегда чувствую, что я изначально знал, что он имеет в виду, и просто продолжаю раскрывать новые слои смысла».

Например, эта фраза — «Почувствуй, что ты здесь». Перед Томом она «развернулась» так:

«Сначала я подумал, что Митра просто советует мне сосредоточиться и стать более внимательным к себе. Но прошел год... Помимо размышлений над его словами я занимался и еще кое-чем — медитировал, размышлял о своей жизни... И вот недавно вновь занялся этим наставлением и понял, что с детства у меня остался значительный комплекс неполноценности, в основе которого лежали мои детские переживания. Мне, припоминаю, в детстве становилось настолько больно, что я как бы отстранялся; куда-то, в душевном смысле, уходил. И теперь я понял:

чтобы все шло так, как я хочу, мне нельзя отстраняться, мне надо быть здесь. Потому что от меня зависит, будет так или иначе. Я — здесь. И когда я так чувствую, я могу призвать свою энергию и волю».

Дэррил, как Том и Саная, тоже активно сотрудничает со своим наставником, Башаром, и получает наставления, мощно воздействующие на его жизнь. Но если Том получает очень личные послания, касающиеся только его переживаний, а Саная — наставления, в которых перемежаются вопросы личные и более общие, то Даррилу передаются универсальные духовные законы. Дэррил жадно впитывает их и затем применяет в своей жизни.

«Когда Башар устанавливает телепатическую связь, чтобы говорить с другими людьми, я впитываю эти законы на интуитивном уровне, хотя нахожусь в это время в измененном состоянии сознания и не слышу самой беседы. Вся эта информация, все эти знания — во мне. И я убедился, что, если я доверяю этому знанию и применяю его, все получается так, как надо. Когда возникает необходимость, у меня есть и знание, и умение применить это знание».

Эти «впитанные» знания помогают Даррилу изменять жизнь и определять направление своего развития.

«Ты действительно создаешь свою реальность — вот главный урок. Реальность в физическом смысле. Ведь все наши физические ощущения — это результат обучения: нас в свое время научили, какими эти ощущения должны быть. Мы верим, и вера создает то, что мы переживаем в жизни. Поэтому надо прежде всего понять вот что: мы можем вступить в контакт с тем, во что верим, с тем, что считаем в жизни несомненным. Сознательна в данном случае наша вера или бессознательна — это не имеет значения, потому что мы все равно получим ответ на самый главный вопрос: почему в нашей жизни случается так, а не иначе? И если в твоей жизни случается что-то нежелательное, ты, зная, какова твоя вера, сможешь ее подправить. Живя по этой новой вере, которую ты предпочел иметь, ты в буквальном смысле создашь физиологические перемены в своей жизни — такие перемены, которые будут лучше соответствовать новой вере».

Взаимоотношения Джоанны с ее наставниками иные, чем у остальных каналов. Поскольку она не сотрудничает систематически ни с одним наставником, то, соответственно, и знания получает отрывочные. Это не систематическое мировоззрение, а некая пестрая смесь мнений и взглядов.

«Обучаясь ченнелингу, я представляла свое тело в виде кувшина. Это на самом деле действие из одного ритуала майя, точнее, племени киче. Но я об этом тогда не знала... Прошло примерно шесть месяцев, и вот однажды в какой-то антропологической книге я прочла о киче — цивилизации, предшествовавшей майя. Там рассказывалось о том, как киче понимали время, об их календаре. Мне стало интересно, потому что я когда-то передавала при ченнелинге кое-что из этой информации, — задолго до того, как узнала об этом народе».

Джоанна считает, что сотрудничество со многими наставниками идет ей только на пользу.

«Я имею возможность варьировать ченнелинг — от психического внутреннего диалога на злободневные темы до получения сведений о других культурах, о существовании которых я раньше и не подозревала».

Как ченнелинг влияет на жизнь каналов

Ченнелинг, конечно, по-разному влияет на каждого из каналов, но есть в их описаниях и кое-что общее. Все утверждают, что ченнелинг сделал их более сильными, что, занявшись им, они ощущают на себе неослабевающую заботу и любовь. Они верят, что у них появился надежный друг; они чувствуют, что им стало легче действовать, что у них появилась цель.

Санае всегда хотелось жить более полезной и осмысленной жизнью, но что-то ей мешало. И тут появился Орин.

«Мои взаимоотношения с Орином — это, безусловно, партнерство, посвященное служению всему миру. Пока Орин не вошел в мою жизнь, я просила в своих аффирмациях указать мне, что я могу сделать на благо мира. Я работала в разных конторах и в бизнесе, но мне казалось, что я просто трачу время на пустяки. Чего-то важного в жизни не хватало».

Войдя в жизнь Санаи, Орин подсказал, чем ей надо заниматься.

Сосредоточив ее усилия на этой деятельности, он помог ей отыскать смысл жизни.

«С самого начала стало ясно, чего хочет Орин — чтобы я обучала других ченнелингу и вела их к высшему сознанию. Он хотел, чтобы я задавалась вопросами по поводу каждого своего действия: «Как это поможет другим людям7 Как это послужит им?» Например, когда собиралась встретиться с друзьями, Орин спрашивал меня: «А что ты можешь предложить им? Как мы можем послужить им, находясь с ними?» Он приучил меня к мысли, что все мои поступки должны иметь цель — служение другим. Орин рисовал передо мной все более и более широкую картину мира и объяснял, каким способом я могу стать полезной этому миру».

Осознав, что она может дать миру, Саная ощутила, что изо дня в день силы в ней растут. Том тоже благодаря ченнелингу обрел внутреннюю силу. Ченнелинг укрепил его психологическую структуру и дал понимание того, что именно ему требуется для исцеления.

«Курс психотерапии я прохожу уже второй раз. Первый длился шесть месяцев, а второй будет продолжаться два или три месяца. И все время, пока шло исцеление, я получал послания от Митры. В них указывалось, к чему я должен стремиться, — например, не сражаться против самого себя. Это привело меня к пониманию того, что я откололся сам от себя с самого детства. Затем идея о том, чтобы ощущать, что «я здесь». Это помогло мне понять, как я могу стать снова цельным. Это все были психологические расстройства, но именно эти очень непосредственные уроки расширили мое понимание самого себя».

Джоанне ченнелинг помог достичь большей уверенности в себе.

«Это не прямое действие. Вот когда возникает, к примеру, художественное полотно — тогда это прямой ченнелинг; во мне же просто... растет уверенность в себе. Дело, которым я занимаюсь, требует быстрого, буквально в долю секунды, принятия решений — и относительно людей, и по другим немаловажным вопросам. Так много волнений... А ченнелинг, я думаю, именно ченнелинг и связанная с ним духовная нагрузка, помогают не ослабевать моей вере в собственное природное чутье; я слушаюсь его и иду дальше, к следующей задаче. Если мне интуиция подсказывает, что так правильно, я больше не задаю вопросов».

Дэррил тоже ощутил, что ченнелинг прибавил ему сил и придал новое качество жизни.

«Из моей жизни исчезли ненужные трудности, но зато прибавилось радости, легкости, непринужденности. Б нужный момент и в нужном месте возникает то, что мне сейчас необходимо.

Все становится яснее — в том смысле, что понятно, как одно событие связано с другим. Всегда есть чему поучиться, но в целом жизнь перестала быть глубоко таинственной. Число жгучих философских вопросов поуменъшилось. Надо становиться лучше — вот главная наша цель. Понимая это, я начал жить проще, я перестал думать, что жизнь есть поле боя, на котором возможно только одно — сражение.

Я понимаю теперь, что есть правила жизни, и они очень просты. Тем не менее с их помощью можно разрешать все жизненные трудности. Запомнив десять фундаментальных законов, вы тем самым обретете ключ к разрешению всех проблем».

Все каналы, кроме Даррила признавались, что вместе с ченнелингом к ним пришло чувство защищенности, ощущение, что они постоянно находятся под чьим-то надзором. Саная убедительно выразила свою всевозрастающую любовь к ченнелингу, но это чувство знакомо многим каналам (к ним я отношу и себя).

«Мир становится все более и более притягательным. Я ощущаю это с тех пор, как занялась ченнелингом. Посредством ченнелинга я научилась принимать любовь. Орин полон любовью настолько, что мне остается только открыться навстречу этому благодатному потоку. И наши с ним уровни выравниваются — я тоже начинаю больше любить других людей».

Саная начала по-другому воспринимать окружающих ее людей, и этим она обязана общению с Орином.

«Орин передал мне глубину своего взгляда: теперь я вижу не внешность людей, а то, что у них на душе. Я вижу лучшую, прекрасную сторону их суш,ества. При этом я не пытаюсь облечь свои чувства в словесные формулы, а просто смотрю — глазами Орина. Я вижу души людей, и все они так прекрасны!»



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.