Сделай Сам Свою Работу на 5

Минимализация потребления

 

В символическом мире таких субкультур, как хиппи, растаманы, индеанисты, панки, отчасти ролевики и др., недостаток ресурсов принимает характер различительного признака, маркера «своей» среды. Деньги и опосредованные ими формы отношений в описываемых «субкультурах беспрайсовости» маркированы негативно. Например, одобряется прохождение длинной трассы совсем без денег; считается, что именно тогда выявится истинное отношение людей к тебе и твое отношение к людям.

Своеобразный культ бедности или безденежья (беспрайсовости) получает идеологическое обоснование. Первыми отвергли буржуазное благополучие хиппи – дети среднего класса. Отказ от привычного комфорта, принятие нищеты страннической жизни было для них способом ухода от социального контроля со стороны родительской семьи и в целом из-под власти норм «своего круга». Культ нищеты характерен для всех субкультур, испытавших влияние традиций и мифологии хиппи. Индеанисты считают, что стремление к приобретению вещей, зарабатыванию денег разрушает природу. Именно отказ от стремления к обогащению индеанисты рассматривают как одну из важных характеристик своей среды, признаком, отличающим ее от «белой» цивилизации: «Белая культура – это культура вещей. И если человек начинает стремиться к вещам, к статусу какому-то, хочет золотой унитаз, впрягается в эту лямку: работа-деньги-работа, - то такой человек из движения выпадает. В белом мире господствует извращенное сознание, когда человек стремится захватить больше, чем ему нужно для нормального существования, часто за счет других. Это против природных законов, и это сознание и является источником всех проблем человека» (ПМ: Никитина А., СПб., 1999). Надо пояснить, что под «белым» миром нашими информантами подразумевается мир Западной цивилизации, точнее, порожденная ею потребительская цивилизация. Ролевики утверждают, что деньги имеют в их среде меньшее значение, чем в «реальном мире». У растаманов не принято заботиться о материальном благополучии, поскольку, как гласит растаманская пословица, «Джа даст нам все». Панки рассматривают свое безразличие к материальным благам как проявление своего «пофигизма» и романтики противостояния косному миру взрослых: «Панки – это какие-то новые романтики. Они, конечно же, находятся в состоянии войны с нынешним миром, потому что он материален, а панки – люди романтические». При этом нищета панков, их готовность жить без комфорта, «в грязи какой-то», осознается ими как не обязательно вынужденная – сами деятели панк-культуры говорят о панках, у которых «на черный день… в кармане имеется чек на очень кругленькую сумму» (ПМ: Аксютина О., 1998. Цит. по: Аксютина 1999).



Культ нищеты связан с идеологией «ухода», а в применении к повседневной жизни - с практикой трассы (путешествий автостопом или другими малозатратными способами). Трасса (выезд) рассматривается как одна из основных идентифицирующих практик для многих субкультур. Трассу следует проходить бесплатно, иначе это не трасса. Стопщики-трэвеллеры ведут свой личный счет пройденным километрам – те, что преодолены за деньги (автобусом, поездом, такси), в километраж не включаются. В системе ходили легенды о человеке, который проехал всю Россию с тремя рублями в кармане (современный вариант – всю Европу с двумя долларами). Футбольные фанаты рассказывают, как некоторые люди ехали (из Петербурга) в Ростов, имея при себе сумму, эквивалентную половине доллара.

«Вышел из дому, деньги забыл – значит, не нужны будут», – говорил мне еще в 1987 г. человек трассы. «Не имейте привязанности к вещам, которые у вас в рюкзаке, - пишет А. Кротов в своей «Практике вольных путешествий, самом известном наставлении по культуре авто- и прочего стопа. – если вы утратили вещи либо деньги – возрадуйтесь за того, кто нашел их. Если кончаются деньги и еда – уничтожьте остатки, не оставляйте никаких “неприкосновенных” запасов, и продолжите путь… тем более, что мир добр, и умереть с голоду вам не дадут» (Кротов 1997: 50-51). Принцип «ездить бесплатно» подкрепляется приметами и поверьями. Например: если на трассе водитель попросил деньги, надо пропустить эту машину – скоро и удачно уедешь. В наше время, когда все меньше людей, готовых что-нибудь сделать без посредничества денег, поверий на эту тему становится больше (по-видимому, практика безденежных отношений нуждается во все большем подкреплении). Так, по наблюдениям М.П. Чередниковой, появилось поверье, что если стопщик заплатит водителю на трассе, то от него уйдет трассовая удача: «Заплатив, ты просто свою удачу убиваешь. Не играй в базар» (Чередникова 2003:92). Трудно будет застопить машину, найти ночлег и проч. По той же причине нельзя испытывать удачу – играть в азартные игры, участвовать в лотереях (там же). Эта тема активно обсуждается в близкой к хиппи среде. Старый опытный стопщик из Владивостока (впрочем, такая локализация условна – он писал мне письма из Одессы, Владивостока, встретился в Санкт-Петербурге, теперь в Москве) в переписке с другими утверждает: «В моем кругу… не принято ходить по трассе даже с карманной мелочью или наручными часами (суеверие)» (ПМА: электронное письмо от 14.02.2002 г .). Действительно, старая система поддерживала культ безденежья, и трасса была одним из его главных символов. Нелепым кажется для старых хипов и человек, выходящий на трассу с мобильным телефоном (воспринимаемым еще как символ если не буржуазности, то цивильности) в ксивнике. Младшее поколение относится к этому проще: «Да, пиплы, нашли, где заботушку искать – в ксивниках! Мобильник – тот же телефон (дома, небось, рады иметь!), токо таскаемый. Один дружок мой по трассе поехал в Туру (5 тыс. км от Москвы, Крайний Север) и по сотику всем sms-приветы шлет – и ему веселей по морозам ехать, и мы рады с ним пообщаться! Так не будемте же себе голову забивать, а то скоро сочтем за буржуйство стопить мерсы и лексусы… не в средствах дело, а в нашей сущности, братишки и сестрички!» (ПМА: из электронной переписки. Е. Балакирев в письме от 14.02.2002 цитируетсообщение Дарна Кристи отправлено Вторник, Февраль 12, 2002. 18:39:).

Опытные обучают молодых приемам, с помощью которых можно избежать платы за проезд. Часть их обращена к водителям. Остановив машину, стопщик сразу должен обозначить, что не собирается платить: «Я еду в Казань автостопом. Не подвезете сколько сможете?» «Не возьмете в сторону Казани? Денег нет». После этого водитель либо говорит: «Садись!», либо нажимает на газ. Водителей, которые пытаются взять со стопщика деньги, называют таксисты или деньгопросы. В отношении их применяется тактика демонстрации бедности. Обычно достаточно бывает просто хипповского облика – оборванность джинсов, холщовая торба, голодный блеск в глазах – все это должно сработать. В фольклоре трассы один из стабильных мотивов – о водителях-деньгопросах: как водитель хотел получить от хипа деньги за проезд (вариант – рассказы о дорожных бандитах или местных гопниках, которые собирались хипа ограбить), но, посмотрев на него внимательно, накормил и еще дал еды с собой на дорожку. Если внешний вид не срабатывает, то есть специальные приемы: «Вам денег надо?» – с участливой улыбкой отвечает стопщик на требование шофера и, покопавшись во всех карманах по очереди, собирает кучу мелочи рублей на десять. – «Возьмите, это все, что есть…» Люди трассы советуют иметь в наружных карманах мелкие деньги на такой случай.

Впрочем, кодекс трассы не запрещает заплатить, если это необходимо для продолжения пути, например, в дорожных байках говорится о том, как хиппи тратит последние деньги на то, чтобы оплатить шоферу бензин или мелкий ремонт в пути. Это трактуется как «помощь» доброму драйверу (водителю), а не как плата.

Другие приемы обращены к кондукторам и милиционерам, делающим попытки оштрафовать хиппи за безбилетный проезд. Стратегия та же – демонстрация хипповской символики: не только драной одежды, ксивника со смешной для них суммой, но и, например, символов сумасшествия в облике и поведении. Популярной в 80-е гг. была телега (рассказ) о том, как группа хиппи, столкнувшись с контролером в электричке, прикинулась умалишенными; «ну неужели я не похож на сумасшедшего? А вот эти люди тоже? Ну, какой нормальный человек так оденется?» - говорил самый опытный из них, указывая на «прикиды такие немыслимые» своих спутников (ПМА: Л., 1988 г.).

 

Разрушение вещей

 

Одним из вариантов «антиматериалистической» установки, характерной для ряда молодежных субкультур, становится разрушение вещей, совершаемое как «прямое действие» против сложившейся системы. Так, панки-пацифисты, выступая в большинстве случаев против насилия, допускают насилие против собственности, рассматриваемое как «прямое действие» против угнетателей и способ политического заявления, а также и как «способ повеселиться». «Целью прямых действий против неодушевленных предметов является попытка изменить что-либо в этом мире», - пишет в своей «Философии панка» Крейг О’Хара. – «Голландские панки взрывали бензоколонки “Shell” за разрушительную деятельность компании во всем мире. Разрушали лаборатории для экспериментов над животными и собственность их владельцев, а также исправляли содержание рекламных щитов с тем, чтобы привнести политический смысл» (О’Хара 2003: 122–123). Среди подростков-индеанистов иногда раздавались голоса, что «бледнолицым» (а так они называли всех туристов) «нечего делать в лесу, потому что они не умеют себя правильно вести, что их надо выгнать (например, перевернуть машины или повалить палатки)» (ПМ: Никитина С., 2001). Правда, реальных случаев нападения на туристов рассказчики-индеанисты не припоминают, это были всего лишь идеологические заявления, но показательно то, что насилие в адрес вещей (машины, палатки) может прочитываться как символ экологической направленности движения. Во время уличных акций с участием скинхедов насилие против собственности может принимать и более однозначные формы: поджоги дверей, разбивание стекол, расписывание своими лозунгами расцениваются как одна из форм агрессии по отношению к тем, кого они считают «врагами», - например, мелким торговцам – приезжим из южных регионов России и стран СНГ.

 

Обмен и взаимопомощь

 

Внутри субкультурных сообществ действуют нормы взаимопомощи и обменные отношения, которые становятся часто необходимой базой совместных действий.

Важнейшей формой взаимопомощи является предоставление друг другу вписки – ночлега во время путешествий по трассе. Характерна тенденция к объединению доступных ресурсов для проведения коллективных мероприятий. Например, предоставление своей (или родительской, но временно свободной от их присутствия) квартиры для проведения рок-концертов – квартирников (флэтовников, от хип. флэт : англ. flat ‘квартира’) либо художественных выставок. Квартирники стали одним из ярких проявлений жизни музыкального и художественного андеграунда в России 1970–1980-х гг., но и в наши дни (в 2000-е гг.) становятся опять актуальны.

У скинхедов практикуются «скин-обмены» («культурные обмены»), когда группы бритоголовых из разных городов посещают друг друга, устраивая концерты музыки oi (так называемого «белого рока»); при этом группы местных скинов принимают приезжих в качестве гостей, развивая связи, установившиеся по переписке через Интернет. Музыкальные мероприятия разных направлений на открытом воздухе – open-air , различаются как «коммерческие» и «некоммерческие»; последние строятся также на основе обменных отношений. Так, весной 2004 г. Под Санкт-Петербургом проходил фестиваль кельтской музыки «Сан-Рейн», связанный с субкультурой ролевиков и реконструкторов; платы с присутствовавших не требовали; по словам участников, «фестиваль организуется спонтанно группой музыкантов и их друзей, и, конечно, здесь никто ничего не зарабатывает, люди приезжают просто посмотреть, как растут деревья, потанцевать, пообщаться» (ПМ: Кравченя А., СПб., 2004). Опен-эйры характерны и для субкультуры «пси-трансеров» (pse-trance – вид электронной музыки, вариант техно). В их среде высоко ценится новизна и оригинальность музыкальных композиций, культивируется потребность в свежих впечатлениях. Музыка здесь необходима для поддержания особого состояния психики, а новизна и разнообразие ее – для получения все новых оттенков ощущений. Постоянное пополнение музыкальных коллекций происходит за счет обмена записями. Рядовые участники переписывают друг у друга музыку в MP3 формате, но более престижными считаются записи на лазерных дисках. Ди-джеи обмениваются лазерными дисками. Каждый ди-джей старается отыскать уникальные записи; самой престижной считается музыка, которая не только никому не знакома, но и не была, и вообще не будет издана. Приобретение таких записей обеспечивается сетевыми связями ди-джея среди музыкантов: каждый ди-джей устанавливает связи с музыкантами, записывающими музыку, большая часть которой вообще не издается, и даже не будет издаваться в качестве альбомов или дисков. Ди-джеи могут получать ее и проигрывать на дискотеках. Для музыкантов это важно как средство популяризации их музыки и просто проявление дружеского отношения. Именно распространенность такого рода обменов отличает «некоммерческую» музыку (которая как раз и ценится в рамках субкультурной среды) от «коммерческой», к которой относятся настороженно. Коммерческая музыка кажется менее престижной еще и потому, что ди-джеи ставят «хиты», в то время как «настоящих» трансеров привлекает уникальность имеющихся у них записей (пусть малоизвестных исполнителей) (ПМ: Стрижов Н., СПб., 2003).

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.