Сделай Сам Свою Работу на 5

Социально-культурная ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ проектирования

В культурологической и социально-педагогической литературе все многообразие индивидуальной и социальной активности в сфере культуры характеризуется категорией "социально-культурная деятельность", которая обозначает как различные феномены социальной и культурной жизни, так и специальные технологии. В этой связи необходимо более четко представить себе ту реальность, которая должна стать предметом практической деятельности (и прежде всего — проектирования) для широкого спектра профессий социально-культурной и социально-педагогической направленности.

Для начала попробуем развести содержание исходных понятий "социум" и "культура", рассмотреть их как относительно автономные друг от друга реальности, закрепив за ними тот смысл, который является для них традиционным и отражает результативные и процессуальные стороны этих явлений.

Социум как явление, предмет анализа и объект проектирования можно представить в виде базисных социальных субъектов (социальных групп, организаций, институтов), которые являются универсальными, типичными и устойчивыми общественными образованиями, а также процессов "социальной механики", т.е. социальных взаимодействий, отношений. Исходными характеристиками при анализе социологической проблематики являются статус и социальная роль.

Культуракак результат представляет собой совокупность традиций, норм, ценностей, смыслов, идей, знаковых систем, характерных для социальной общности (в широком смысле этого слова — включая этнос, нацию, общество) и выполняющих функции социальной ориентации, обеспечивающих принадлежность, консолидацию человеческих сообществ, индивидуальное самоопределение личности. В процессуальном плане культура есть деятельность (личностей, социальных групп, институтов, общества) в различных сферах бытия и сознания, представляющая собой специфически человеческий способ преобразования природных задатков и возможностей, она есть единство опредмечивания (производства) и распредмечивания (потребления) — создания традиций, норм, ценностей, идей и их освоения, хранения, трансляции, превращения их во внутренние качества личности.



“Социальное" и "культурное" растворены друг в друге, ибо в любом социальном явлении всегда присутствует человек как носитель социальных ролей и культурных ценностей. Именно человек является первичным "атомом" социальных структур, отношений и культурных процессов.

Представляя собой единство, труднопреодолимое даже на уровне теоретического анализа, категории "социум" и "культура" в то же время обозначают в рамках одной системы два полюса с оппозиционными функциями и смыслами:

Социум — это отчуждение в рамках социальной роли от собственной природы и природы своего "национального мира". Культура — это врастание в национальный мир, образуемый языком, преданиями, национальной психологией.

Сущность социума — делать человека общественным, обеспечив его набором необходимых ролей и технологиями их исполнения. Сущность культуры — способствовать формированию духовно целостной личности, преодолению социально-ролевой ограниченности человека.

Социальная деятельность — это целеориентированная активность, содержание которой задано ролью. Культурная деятельность — это активность смысло— и ценностно-ориентированная.

Учитывая условность обозначенных выше оппозиций, их преимущественно теоретико-познавательный характер, попробуем, с одной стороны, найти то общее, что связывает эти понятия-явления, с другой — в их сочетании обнаружить несамодостаточность каждой из них, которая и объяснит функционально-смысловую взаимосвязь этих категорий.

Точкой отсчета в данном случае будет культура, а еще точнее — ее процессуальный уровень. Именно взгляд на культуру как на процесс создания, хранения, освоения, трансляции ценностей, норм, образов жизни, а также материализованных результатов культурной деятельности, во-первых, делает необходимым использование категории "деятельность"; во-вторых, актуализирует и проясняет категорию "социального", ибо культура как процесс "живет" в деятельности различных социальных субъектов. В отрыве от них культура "застывает" в различных предметных формах, которые лишь фиксируют ценности, традиции, обряды, предания предшествующих исторических эпох, не делая их фактом сегодняшних культурных процессов.

Итак, взаимосвязь социального и культурного, опосредуемая деятельностью различных субъектов, рождает особую реальность, фиксируемую понятием "социально-культурная деятельность".

Схематично это можно представить следующим образом:

 

 
 

 


СОЦИУМ СКД КУЛЬТУРА

 

 

Отношение понятий, составляющих категорию "социально-культурная деятельность", носит характер взаимодополняемости, что позволяет отнести ее к разряду таких терминологических конструкций как, например, "либерально-демократическое общество", где первая часть характеризует специфику ценностей, а вторая обозначает форму государственного устройства. В нашем случае "социальное" указывает на субъект деятельности, а "культурное" — на качество и сферу его активности.

В качестве субъектов культурной деятельности можно рассматривать личность, социальную группу или общность, регион, общество, человечество в целом. Каждый из этих уровней можно характеризовать преимущественно в контексте социологической или культурологической проблематики:

 

Социальный аспект   Культурологический аспект
1.Личность как носитель социальных ролей, отношений, действий, проблем.   2.Социальная общность (объединение, организация, движение), как социальный институт, субъект социальных отношений.     3.Регион как институциональная и административно-территориальная целостность.     4.Общество как сложная система функционирования и взаимодействия различных социальных институтов.   5.Человечество как совокупность институционально оформленных наций, народов, этносов. 1.Личность как носитель “культурных” качеств, субъект культурного творчества.   2.Социальная общность как совокупность индивидов, объединенных общими целями, ценностями, как субъект саморазвития культуры.   3.Регион как совокупность социально-культурных сил, групп, движений, как носитель культурного потенциала (включая историко-культурное и этнокультурное своеобразие, ландшафтные особенности, традиции, предания, памятники истории и культуры.   4.Общество (нация) как носитель духовной целостности и историко-культурной самобытности.   5.Человечество как совокупность национальных культур.

 

На каждом уровне развитие и функционирование субъекта подчиняется своим закономерностям. Однако их автономность относительна — закономерности различных уровней взаимодействуют, взаимодополняют друг друга. Субъект более сложной организации "снимает" специфику предыдущего уровня, который становится элементом нового системного образования. Так, например, личностные различия пренебрегаются при анализе социально-культурных и этнокультурных групп и общностей, региона как целостного культурного образования. Типичность и специфичность этнических и социальных общностей, а также территориальная индивидуальность "снимается" в национальной культуре, которая складывается из этих элементов, но является по сути надиндивидуальным (и надэтническим) образованием, живущим по своим законам, не сводимым к закономерностям функционирования составляющих ее личностей, этносов, регионов. С другой стороны, качественное изменение элементов любого из уровней воздействует на состояние всей системы "культура — социум".

Итак, полюс социального в контексте анализируемого понятия есть обозначение субъекта, который выступает носителем определенных ценностей и осуществляет активность в различных сферах культурной жизни по их реализации. В точке пересечения социального и культурного рождается новый смысл и новое качество, которое не содержится в каждом из этих понятий-явлений, рассматриваемых изолированно друг от друга. Культура в контексте социума понимается не только как объективность "исторически застывшего", но и субъективность актуально воспринимаемого, переживаемого и практически осуществляемого, т.е. как персоналистическая реальность[8].

Целостность и единство субъектов как носителей культуры (т.е. субъектов социально-культурной деятельности) обеспечивается не столько их институциональностью, сколько наличием базовых ценностей (объектов идентификации), сохраняющих устойчивость общности как системного образования, а также напряженностью энергетического поля, рождающегося в противопоставлении данного субъекта (социально-культурной или этнической группы, нации, общества) другим ценностям, нормам, идеалам в зависимости от степени их референтности (т.е. меры их значимости, субъективно воспринимаемой ценности) и позволяющего осознать различие, непохожесть и самотождественность "моей" общности в ее культурном измерении. В процессе консолидации индивидов, составляющих социально-культурную общность любого уровня, негативное отношение к "другим" так же естественно и закономерно, как и позитивное — к "своим". Полюсность "свое-чужое" всегда рождает особую энергетическую напряженность, которая сплачивает общность "мы" и одновременно формирует социально-психологическую оппозицию, противопоставление чужим — идеям, ценностям, образу жизни.

Анализ категории социально-культурная деятельность с точки зрения содержательной взаимодополняемости ее составляющих обнаруживает новые теоретико-познавательные и прикладные возможности этого понятия и позволяет более четко определить границы его компетенции. С одной стороны, культурные нормы и ценности, которые воспроизводит, хранит и видоизменяет субъект культуры, определяют смысл существования социума. С другой — социальность не просто фиксирует носителя — субъекта культурной деятельности, но придает феномену культурного содержательную определенность. Социальный субъект как носитель культуры, во-первых, всегда имеет ограниченность во времени (в отличие от культуры, "тело" которой простирается в бесконечность прошлого и включает в себя многовариантность будущего); во-вторых, социальность придает культуре неповторимость в пространстве здесь и теперь. Культура в актуальности настоящего всегда предполагает существование вполне конкретного субъекта, который хранит предания, традиции, нормы, развивает их и в них только и развивается.

Таким образом, в категории социально-культурная деятельность первая составляющая обозначает носителя культурных свойств и субъекта активности, а вторая характеризует сферу и качество его активности. Следовательно, социально-культурную деятельность можно определить как деятельность социального субъекта (личности, общности, социального института, этноса, нации), сущность и содержание которой составляют процессы создания, сохранения, трансляции, освоения и развития традиций, ценностей и норм культуры — художественной, исторической, духовно-нравственной, экологической, политической и т.д.

Осуществленное выше ограничение социально-культурной деятельности позволяет точнее определить объектную область социокультурного проектирования, которая во многом является общей как для профессий культурологической, так и социально-педагогической ориентации (а еще точнее — тех направлений и видов профессиональной деятельности, которые складываются внутри культурологии и досуговедения и суть которых лучше всего отражает термин социально-культурная педагогика).

Дело в том, что традиционно (в рамках культурно-просветительной работы) в качестве такого объекта рассматривалась, преимущественно, отдельная личность, а сама теория (или те разработки, которые претендовали на такой статус) и методические рекомендации укладывались в рамки индивидуально-психологической концепции, согласно которой процесс развития личности определяется, в основном, ее внутренней логикой и соответствующими методами воздействия субъекта педагогического процесса.

В рамках культурологической парадигмы подобный подход резко ограничивает возможности и пространство социально-педагогической регуляции. Системно выстраивая объект социокультурного проектирования (общий, как уже было отмечено, для прикладной культурологии и социальной педагогики), мы включаем в него те уровни, которые ранее не рассматривались в качестве предмета изучения и регуляции, а именно: регион как совокупность социально-культурных сил, групп, движений и общенациональную культуру как явление, характеризующееся признаками субъектности, целостности, системности и механизмами саморазвития.

Представление о социально-культурной деятельности как сложном и многоуровневом образовании позволяет четче определить проблемное поле, которое задает функции специалиста, работающего в социально-культурной сфере, а, следовательно, и содержание его проектной деятельности. Предметная область, подлежащая изучению и регулированию в рамках культурологического подхода, включает закономерности, механизмы и условия оптимизации культурных процессов на обозначенных выше уровнях — общенациональном (в рамках государственной культурной политики); региональном (в деятельности территориальных органов управления культурой и учреждений культуры и досуга); на уровне социально-культурной общности (в форме непосредственного руководства процессами становления и развития самодеятельных групп, объединений, клубов, ассоциаций, движений). Именно на этих уровнях возможна и наиболее эффективна регуляция культурных процессов — в силу социально-правовой определенности как объекта, так и субъекта регулирования.

Здесь мы выходим на второй аспект содержания социально-культурной деятельности — как способа осуществления определенных профессиональных функций, т.е. как профессиональной деятельности, преследующей достижение конкретных целей и предполагающей решение определенных (в частности, культурологических, социально-педагогических) задач. Эта деятельность может быть как объектом анализа (с позиции ее ценностей, целей, функций), так и предметом практического овладения — в форме освоения различных социально-культурных технологий (например, режиссура массовых зрелищ и представлений, сценарное мастерство, технология разработки и реализации социально-культурных программ и социально-педагогических игр, техника ведения переговоров и посредническая деятельность, маркетинг и менеджмент в социокультурной сфере и др.).

Для профессий культурологической направленности регулированию и социально-культурному проектированию подлежат процессы и явления, характерные для культуры общества в целом; а также культурная жизнь конкретного региона — здесь предметом регуляции (и программирования) являются различные социально-культурные субъекты (объединения, организации, учреждения), а целью — создание условий для саморазвития культурной жизни, поддержка приоритетных направлений и видов культурной деятельности, имеющих общественную и личностную значимость, способствующих оптимизации художественной, духовно-нравственной, политической жизни социума, развитию исторической, экологической культуры человека.

Объект проектной деятельности профессионала социально-педагогической направленности также представляет собой многоуровневое явление, включающее в качестве своих составляющих не только личность, но и общность, регион. Это, в свою очередь, требует иных методологических акцентов при разработке технологических приемов и методов практической деятельности. Мировоззренческой основой данной группы профессий должна стать культурно-историческая концепция, в рамках которой развитие личности определяется и осуществляется ее социально-культурным контекстом, влиянием исторически развивающейся культуры. В рамках этой концепции объектом регулирования является не личность, но социально-культурная среда, а предметом — оптимизация социально-культурной жизни, пространства обитания человека.

Следует отметить, что культурологическая и социально-педагогическая проблематика имеет зону пересечения, т.е. общее предметное пространство. Даже на региональном уровне утвердивший себя принцип проблемно-целевой ориентации, выражающийся в направленности социально-культурных программ на решение проблем конкретных социальных групп, придает технологии проектирования выраженный социально-педагогический характер. Причем, и в рамках профессий культурологической направленности, и в рамках социально-педагогических технологий различные виды социально-культурной деятельности рассматриваются в качестве средства решения этих проблем.

Этот же принцип является основополагающим и в зарубежных концепциях социальной педагогики, которая уже на этапе подготовки специалистов ориентирует их на понимание проблем личностей и социальных групп, причин социального дисфункционирования человека, на овладение различными техниками решения этих проблем, в том числе и средствами социокультурной деятельности, методами формирования оптимальной для личности среды обитания (артпедагогика, библиопедагогика, игропедагогика и др.).

Таким образом, категория социально-культурная деятельность является базовой, обозначающей круг явлений и область технологий, общих для профессий прикладной культурологии и социальной педагогики. Различие существует лишь в акцентах: в одном случае усиливается социальная (и социально-психологическая проблематика), в другом — культурологическая. Это обнаруживается в специфике объекта, задач и функций специалистов как социально-педагогического, так и культурологического профиля, которую мы рассмотрим в последующих разделах пособия.

1.4. Культура как ОБЛАСТЬ проектНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (содержание понятия)

Технология разработки социально-культурных проектов и программ предполагает предварительное определение границ проектирования — так же как и при строительстве канала его границы одновременно являются и условиями его существования — если их нет, теряется и смысл канала.

В своих феноменологических проявлениях культура не имеет четко очерченных в пространстве и во времени границ. Поэтому начнем с общего определенияпонятия культура, чтобы затем вычленить ту ее часть, которую можно и нужно рассматривать в качестве объекта проектирования.

В литературе существует огромное количество определений культуры — как претендующих на научную строгость, так и многозначных, образных (например, культура управления, производства, земледелия, культура стыда, вины, совести, культура успеха и комфорта, женская культура и др.). Если обратиться к изначальному смыслу этого слова, то оно определяет собой способ, процесс «возделывания», «развития», «образования» человеческой природы и одновременно результат этого процесса, овеществленный в продуктах материального и духовного производства, в системе норм, ценностей, отношений человека к себе, другому человеку, природе, обществу, человечеству, в уровне личностного совершенства, развития творческих сил и способностей человека. Иными словами, культура есть сотворенная человеком материальная и духовная среда его обитания, способ преобразования его природных задатков и возможностей, условие развития творческих способностей личности и гуманизации общества. Такое определение культуры фиксирует прежде всего процессуальную и результативную составляющие внеприродного бытия человека.

Суть культуры проясняет ее понимание как специфической формы концентрации идеально-духовной энергии человека и человечества, особого качественного «измерения» всех сфер человеческой жизни, как совокупности “проектных” способов и результатов освоения и преобразования природы, общества и самого человека[9]. Проектность как основополагающая характеристика культуры прослеживается на различных уровнях и “срезах” ее функционирования: процессуальном (как институциональном, так и неинституциональном), предметно-результативном, ценностно-нормативном. Рассмотрим эти грани и срезы культуры в контексте задач проектирования.

1. Культура как процесс (и качество) человеческой деятельности. На этом уровне культура предстает в формах индивидуальной и общественной активности — в деятельности личностей, социальных групп, институтов, общества в целом в различных сферах бытия и сознания. Эта деятельность включает в себя производство (или создание) ценностей, традиций, норм, идей, их освоение (или потребление), хранение, защиту, трансляцию. Она осуществляется как в институциональных, так и неинституциональных формах.

Сущность культурной деятельности заключается в ее “улучшающем” характере всех составляющих человеческого бытия. В процессе культурной деятельности человек стремится к совершенному качеству всего того, что становится предметом его созерцания, переживания, мышления, общения или поведения. В этом смысле можно говорить о культуре производства, культуре управления, землепользования, культуре межличностных отношений и т.д.

Высшей формой культурной деятельности является искусство (в т.ч. и традиционное народное творчество), которое задает образец и “планку” культурной деятельности в целом. Вот почему эта категория используется и для обозначения особой сферы духовного производства (высшей, совершенной и этом смысле наиболее “культурной”), и для указания на качество культурной деятельности, на “технику” приближения к идеалу: искусство риторики, общения, любви, искусство демократии, свободы и т.д.

Особенностью культуры как процесса человеческой деятельности заключается в том, что культура здесь ответственна не столько за что, сколько за как[10]. В этой связи следует отметить, что процесс культурной деятельности, характеризуемый, в основном, его технологическими качествами, может быть безразличным в ее результатам. Можно довести до высочайшей культуры технологию обмана (искусство мошенника), уничтожения человека (например, восточные техники в руках преступника). Даже само искусство, обеспокоенное проблемой как, превращает форму в самоцель и становится безразличным к своему содержанию (искусство для искусства). Эта тенденция отчетливо обнаруживается в ХХ веке, который демонстрирует нам переакцентировку всей продуктивной практики общества с вопроса что на вопрос как. Результатом и свидетельством такой переакцентировки можно считать появление авангардизма, формалистических направлений искусства (кубизма, футуризма, абстракционизма, экспрессионизма и др.). Поэтому смысловую, содержательную сторону культурной деятельности задают другие уровни (или срезы) культуры, и прежде всего ее духовно-нравственные основания.

Как саморазвивающаяся система культура – это целостное единство, взаимосвязанное, взаимозависимое существование ее официальных и неофициальных пластов (течений), их смысловое взаимодействие и взаимодополнение. Поэтому рассматривая культуру как процесс, необходимо выделять в этом феномене два относительно самостоятельных пласта, выполняющих специфические функции в общей динамике культурной системы: институциональный и неинституциональный. Первый представлен культурными ценностями и нормами, охраняемыми системой социальных институтов и государственной идеологией. Неинституциональная культура функционирует в различных вида и формах общественной самодеятельности (объединения, клубы, ассоциации, движения и т.д.)[11].

Естественное и свободное развитие неинституциональных пластов культуры (прежде всего, самодеятельного движения во всех его разновидностях и модификациях, свобода культурного самоопределения личности, социальных групп) – это ведущий условие саморегуляции и саморазвития культуры в целом. Исторический опыт показывает, что авторитарные монологические модели культуры непреложно обнаруживали тенденцию к стагнации, регрессу, превращению культуры в один из придатков тоталитарного государства.

Многообразие неинституционального пласта социально-культурной жизни выражается в виде множества организационных и содержательных форм самодеятельности граждан, которое обеспечивается юридически гарантированным правом свободно создавать «снизу» любые организационные структуры (клубы по интересам, объединения, фронты, партии, движения, фонды и т.п.) независимо от их идеологической направленности. Это право чрезвычайно важно не только для личностного самоопределения и развития, но и для судеб культуры в целом, которая потенциально бесконечна и в каждом исходном состоянии содержит в себе различные варианты своего будущего (множественность позиций, мнений, укладов, образов жизни и т.п.), представленные в наименее институализированных образованиях – в формах самодеятельного движения. Следовательно, для полноценного развития культуры все «субкультурные» образования, независимо от степени их соответствия системе ценностей официальной идеологии и культуры, должны иметь равные условия для свободного развития — в противном случае культура распадается (как по вертикали, так и по горизонтали) на ряд независимых и несоприкасающихся или даже конфликтующих друг с другом субкультур. Сдерживающие механизмы и санкции официальной, государственной культуры, стандартизация и регламентация, подавление и блокирование социальных инициатив рождает экстремизм, протестные формы поведения, переориентирует социальную активность на антикультурные, антиобщественные, порой и противозаконные формы поведения (алкоголизм, наркомания, нетрадиционные образы жизни, преступность и т.п.), что в конечном счете ведет к кризису культуры как целостной системы.

Таким образом, диалогичность институциональных и неинституциональных культурных процессов выступает одним из основных условий саморазвития культуры и ее наиболее сущностной характеристикой. Диалог здесь можно рассматривать как содержательное и взаиморазвивающее сопряжение различных ценностей, мировоззрений, укладов, образов жизни, которое возможно при условии их «культурной» равноценности. По утверждению М.М.Бахтина, один смысл, одна система ценностей «раскрывает свои глубины», встретившись и соприкоснувшись с другим смыслом, другими ценностями[12]. Диалог преодолевает замкнутость и односторонность этих позиций каждой в отдельности. Лишь в том случае, если культура органично включает в себя различные позиции как равноценные, она становится самодеятельностью человека, пространством поиска смысла жизни и самореализации личности, способом выращивания человеческого в человеке. Именно на границе двух миров: официальной (институциональной) и неофициальной (неинституциональной или «альтернативной», «параллельной», «второй», «другой») культуры обнаруживаются новые возможности и перспективы развития культурной жизни. А это значит, что основным условием саморазвития культуры является содержательный диалог ее институциональных и неинституциональных пластов, их функциональная и смысловая взаимодополняемость, которая «снимает» ограниченность и несамодостаточность каждого из них, поддерживает баланс изменчивости и устойчивости культуры как целостной системы. Существуя в изоляции или вступая в конфликт друг с другом, каждая из этих культур обречена на застой и регресс – одна в силу консервативности ценностей и институтов, преобладания вектора сохранения, другая – по причине игнорирования традиционных, базисных культурных ценностей, норм, технологий. Функциональная и смысловая взаимодополняемость различных уровней и компонентов культуры становится возможной при равных социально-правовых условиях и доступности ресурсов культурной инфраструктуры всем субъектам социокультурной жизни. Это положение должно находить свою реализацию в виде конкурсного отбора и финансирования программ, предлагаемых как государственными учреждениями, так и другими структурами (общественными объединениями, ассоциациями и т.п.), юридическим и физическими лицами.

В контексте проблем социокультурного проектирования культура на процессуальном уровне будет рассматриваться как определенная система ценностей и качество человеческой деятельности в различных сферах социальной практики и общественного сознания: в искусстве (или в сфере художественной культуры), в политике (в сфере политической культуры), экологии (экологической культуры) и т.д. Анализ данного среза культуры позволяет выйти на решение двух основополагающих проблем:

а) определить приоритетные области проектной деятельности (и соответствующие им виды социально-культурной активности личностей, групп, социальных институтов в сфере художественной, экологической, политической, духовно-нравственной культуры);

б) выявить социальную базу проектных решений, т.е. приоритетные категории и социальные группы населения, которые могут рассматриваться в качестве реальной или потенциальной аудитории проектов.

Проектные решения на этом уровне анализа феномена культуры предполагают: поиск оптимальных механизмов регулирования социально-культурных процессов на уровне личности, социальной группы, этнокультурной общности, региона, общества в целом; создание условий оптимизации становления и развития различных субъектов культуры (самодеятельных групп, объединений, клубов, ассоциаций, движений); выработку методологических оснований государственной культурной политики; поддержку приоритетных направлений и видов культурной деятельности, имеющих общественную и личностную значимость, способствующих развитию художественной, духовно-нравственной, исторической, экологической культурыличности, созданию духовно насыщенного "культурного пространства" как естественной среды становления и развития человека.

2. Материальный уровень культуры позволяет увидеть ее как совокупность предметов (продуктов) культурной деятельности — материальных носителей и выразителей духовной сущности — ценностей, идей, символов и т.д. Продукты культурной деятельности — это опредмеченное воплощение (видение) идеала, овеществленный процесс человеческого стремления к совершенству, его “застывший” результат.

Укорененность в предметном многообразии мира является важнейшим условием личностного развития, развертывания и совершенствования деятельностной природы человека. Дело в том, что предмет культуры не только фиксирует представление человека об идеальной форме, но и несет в себе “следы” технологии ее достижения. Культурная значимость предметного мира заключается в том, что человек духовно-практически, деятельно распредмечивает предмет культуры, присваивая представление об идеальной форме и овладевая способами ее достижения. Это присвоение не всегда сопровождается соответствующей теоретической рефлексией, но позитивно сказывается на развитии деятельностной сущности человека, совершенствовании созидательно-практической природы человека.

Особое место в предметном мире культуры занимают результаты художественного творчества, в которых выражается и опредмечивается идеальная сущность человеческой деятельности как деятельности культурной. Этот мир оказывает огромное воздействие на человеческую природу. Оптимальное формирование и развитие личности становится возможным лишь в том случае, если человек имеет необходимый минимум “культурной предметности”, особенно на ранних стадиях онтогенеза[13]. И процесс человеческого общения (коммуникация) тоже становится культурным лишь в том случае, когда он опосредуется идеальными продуктами культуры (этическими нормами и ценностями, представлениями об идеальной любви, дружбе и т.д.).

Если процесс культурной деятельности, как было отмечено, акцентирует вопрос как, то предметный мир культуры помогает человеку ответить на вопрос что, т.е. ориентирует в определенной степени процесс культурной деятельности в его содержательном и целевом аспекте. Но для этого в процессе восприятия необходимо представить предмет культуры как результат человеческого стремления к совершенству, увидеть его многофункциональную природу, понять функции вещи в живой культуре, ее смысловые оболочки: собственные функции предмета культуры (например, стул — сидеть, перо — писать и др.), его факультативные и социальные функции (вещь как символ достатка, принадлежности и т.д.), а также культурно-символическое назначение вещи, ставшей экспонатом[14].

В контексте социально-культурного проектирования предметный уровень культуры оказывается решающим в процессе разработки и реализации программ, связанных:

— с организацией музейного дела (реставрация, строительство, музеефикация объектов историко-культурного значения);

с развитием краеведческой деятельности, включая фиксацию источников, которым грозит утрата (в том числе и личные документы, воспоминания, микротопонимика), обеспечение сохранности культурно-исторического ландшафта, передачу всего комплекса знаний поколениям, вступающим в жизнь;

сохранением памятников истории и культуры (поиск, комплектование, документирование, изучение, реставрация и хранение продуктов культурного творчества).

Однако в этой плоскости проектирования существуют проблемы методологического и технологического характера, которые пока не имеют однозначного решения.

Первая проблема связана с музеефикацией объектов культуры и возникает как противоречие между предметной и идеальной сущностью культурных явлений (ее частное проявление — выбор приоритетов реставрации культурных объектов или их консервации с максимальным сохранением подлинности). Как известно, каждой ценностной доминанте соответствуют свои учреждения: храм — учреждение духовной культуры и духовного служения; дворец — жилое помещение определенной персоны (хотя и парадное); театр — учреждение светской культуры и общественное здание; музей — историческая память социального коллектива и т.д.[15] Если функции учреждения модифицируются (естественным образом или в результате реализации соответствующего проекта), то оно выпадает из живой ткани культурной жизни[16].

Вторая проблема рождается противоречием в системе “предмет культуры — экспонат”. Экспонат — это всего лишь “знак” предмета культуры, который раньше существовал в культуре непосредственно и прямо, это вещь, извлекаемая из потока времени, сферы духа и помещаемая в вечное настоящее, — вещь, превращенная в информацию, лишенная своих функций, которые она выполняла внутри человеческой жизнедеятельности.

Одним из способов преодоления этого противоречия может стать персонифицированность — экспоната, события, среды, которая концентрирует смысл события, придает большую осмысленность и полноту его переживания, превращает среду в место и время контакта с ценностью культуры. Это особенно важно учитывать при разработке программ развития туризма, музеефикации объектов и памятников истории и культуры.



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.