Сделай Сам Свою Работу на 5

Когнитивные теории мотивации, или теории потребности в знании

Фактически уже в 1950-х гг. понятие драйва практически полностью исчезло из литературы в силу целого ряда причин: проблемы в разраб. надежных измерений драйвов, особенно у людей; накопление данных, не согласующихся с мотивационной моделью снижения напряжения; возросший интерес к теориям обработки информ., связанный с начавшейся в психологии когнитивной революцией. В ряде случаев для решения ранее относившихся к области мотивации важных вопросов стали привлекаться познавательные процессы. Нек-рые когнитивные теории напоминали все те же модели снижения напряжения.

Др. когнитивные теории, однако, придавали особое значение мотивации, внутренне присущей активности организма, связанной с обработкой информ. Напр., Дж. М. Хант, на к-рого оказал влияние Жан Пиаже, считает, что организм постоянно стремится интегрировать новую информ. с уже имеющейся. Поступающая информ. может соответствовать или не соответствовать той, что имеется в наличии. Хант приводит свидетельства того, что несогласующаяся или новая информ. стимулирует возникновение приближающегося типа поведения, но когда расхождение между поступающей и уже имеющейся информ. становится слишком большим, может возникать поведение избегающего типа. Хант не только подчеркивал значение внутренней мотивации, но тж предполагал, что различные степени несоответствия между новой и старой информ. приводят к различным уровням возбуждения, характеризующимся положительной или отрицательной гедонистической окраской. Так, совсем незначительное несоответствие может вызывать скуку, слишком сильное — приводить к отрицательной гедонистической окраске, а умеренный или оптимальный уровень несоответствия — способствовать умеренным уровням возбуждения, положительной гедонистической окраске и приближающемуся типу поведения. Когнитивная модель мотивации оказалась, т. о., связанной с гедонистической.

Джордж А. Келли являет собой пример наиболее последовательного сторонника чисто когнитивного подхода к теории мотивации. Келли, в частности, отвергал те теории мотивации, в к-рых, по его словам, доминирует идея «кнута и пряника»: акцент делается либо на внешних побуждениях, к-рые «тянут» организм в своем направлении, либо на драйвах, к-рые его «толкают». Вместо этого Келли исходил из представления, согласно к-рому каждый чел. может рассматриваться по аналогии с ученым, пытающимся добиться лучшей прогнозируемости интересующих его событий. По его мнению, люди всегда активны, поэтому теория мотивации не нужна для объяснения активности как таковой. Что касается направленности поведения, то люди предпочитают действовать способами, к-рые сулят наибольшие перспективы в плане усовершенствования их системы конструктов, что, в свою очередь, позволяет улучшать качество их прогнозов. Люди могут переживать негативный аффект в форме тревоги, когда они оказываются не в состоянии прогнозировать события, или ощущать угрозу, когда нарушается целостность их прогностической системы конструктов. Более того, этот негативный аффект будет вызывать с их стороны соот. корректирующие действия.



Акцент на познавательных процессах побудил мн. психологов переключиться на изучение процессов обработки информ. с оттеснением рассмотрения мотивационных аспектов на второй план. На сегодняшний день исслед. в области познавательных процессов по большей части остаются не связанными с исслед. эмоций и мотивации.

Теории роста, или актуализации

Третий важный подход фокусирует внимание на идее роста, или актуализации. Его представители — такие психологи, как Андраш Ангьял, Курт Гольдштейн, Абрахам Маслоу и Карл Роджерс. Объединяющей темой здесь является отрицание утверждения, что вся челов. активность продиктована стремлением к снижению напряжения. Вместо этого упор делается на активности, стимулирующейся тенденциями роста или реализации своих способностей, к-рые, в свою очередь, могут иногда сопровождаться увеличением напряжения. Эти психологи, к-рых часто рассматривают вместе в контексте движения за челов. потенциал, не отрицают полностью идеи, что определенная активность может объясняться тенденцией к снижению напряжения. Однако считается, что наиболее важное и фундаментальное стремление организма направлено на переживание чувства собственной актуализации и усиления возможностей. Маслоу, напр., предлагает иерархию потребностей, включающую как биолог. (голод, сон, жажда), так и психол. потребности (самоуважение, привязанность, принадлежность группе). Когда биолог. потребности оказываются удовлетворены, начинают доминировать психол. потребности. Однако в действительности психол. потребности могут даже превосходить по своей важности биолог. В частности, по мнению Роджерса, базисная тенденция актуализации является единственным мотивом, к-рый необходимо постулировать, и что люди в наибольшей степени являются людьми, когда их поведением движет этот мотив. Хотя эти теории как часть движения за челов. потенциал сыграли важную роль в психологии личности и были довольно популярны в 1960-х и 1970-х гг., понятие актуализации оказалось слишком абстрактным и сложным для его измерения к.-л. систематическим образом.

Психоаналитическая теория

Наконец, мы можем коснуться специфической теории, к-рая чаще всего связывается с Д. п., а именно психоаналитической теории. Психоаналитическая теория является динамической в том смысле, что в ней подчеркивается важная роль половых и агрессивных влечений, а тж дериватов этих влечений, в челов. поведении. Однако она яв-ся динамической теорией еще и в силу внимания, к-рое в ней уделяется взаимодействию между влечениями в том виде, как оно отражается в понятиях конфликта, тревоги, механизмов защиты, катексисов и антикатексисов и компромиссных образований. В соответствии с таким подходом, одни и те же феномены могут возникать в рез-те различных комбинаций сил, и незначительный энергетический сдвиг может привести к драматическим изменениям в характере функционирования всей системы.

Фрейд основывал свою теорию на клинических феноменах, проявлявшихся в поведении его пациентов, и на принципах совр. ему биолог. науки. Последующие теоретики психоан., такие как Альфред Адлер и Карл Юнг, отошли от Фрейда из-за разногласий в трактовке фундаментальных мотивов челов. поведения, хотя большинство продолжало придерживаться Д. п. в смысле системы, подразумевающей взаимодействие между мотивами или силами. Совсем недавно в этой области начали предприниматься попытки повторного анализа клинических наблюдений Фрейда и переформулирования теории в терминах, к-рые бы не были столь метатеоретическими и привязанными к тому, что сегодня признано устаревшим энергетическим подходом. Вместо прежних понятий инстинкта, влечения, силы и энергии вводятся в употребление понятия когниции, намерения, смысла и действия.

Общая теория систем

Рассмотрев различные теории мотивации, мы можем обратиться к наиболее широкому значению термина «динамический», в том виде, как он трактуется в общей теории систем. Возникшая первонач. в области биологии и связываемая с именем Людвига фон Берталанфи, общая теория систем представляет собой попытку сформулировать принципы функционирования, к-рые бы были универсальными для всех биолог. систем. Система состоит из взаимосвязанных частей или элементов, действие каждого из к-рых имеет последствия для действий др., наряду с определенными процессами, характеризующими систему в целом. Общая теория систем проводит различие между открытыми системами, включенными в процесс непрерывных обменов с внешней средой, и закрытыми системами, не подверженными влиянию со стороны внешних сил. Вместе с этим тж делается различие между живыми системами, представляющими собой открытые системы, способные к регенерации и росту, и неживыми системами, могущими быть как открытыми, так и закрытыми, но неспособными к регенерации или росту.

Определенные понятия и принципы могут оказаться полезными в понимании любых живых систем. Такие понятия и принципы, в частности, относятся к динамическим аспектам функционирования организма. Например, понятие обратной связи подчеркивает способность организма использовать информ., возникающую в рез-те своих собственных действий. С этим понятием напрямую связаны целесообразные или целенаправленные аспекты функционирования организма, в частности процесс адаптации. Наконец, с таким качеством поведения, как целенаправленность, связано понятие эквифинальности — возможности достижения одной и той же цели или рез-та множеством различных путей или способов.

Динамические аспекты общей теории систем выражаются в акцентировании непрерывности процессов, протекающих внутри организма и между организмом и его внешним окружением. Но она ничего не говорит нам о специфических силах, воздействующих на организм, или о принципах, по к-рым действуют такие силы. С т. зр. более узкого значения термина «динамический», общая теория систем нам мало что может сказать о мотивах, к-рые побуждают и направляют действие.

Заключение

Мы рассмотрели Д. п. гл. обр. со стороны ее связи с челов. поведением, и в частности с теорией личности. Однако не стоит забывать, что интерес к проблемам мотивации существует тж в областях исслед. мозга, физиолог. психологии и психологии животных (этологии). Так, в последней проявляется все больший интерес к взаимодействию мотивов, нежели к функционированию отдельных мотивов, и орг-ции процессов поведения во времени, нежели к специфическим факторам, к-рые обусловливают поведение в специфический момент времени. Это как раз те самые процессы, к-рые попыталась охватить общая теория систем и к-рые находятся в центре внимания Д. п.

См. также Общие системы, Мотивация, Теории личности, Намеренное поведение, Телеологическая психология

Л. А. Первин

 

Дисперсионный анализ (analysis of variance)

 

Дисперсионный анализ (ДА), в том смысле как он обычно понимается и широко используется в качестве статистического метода, был развит в значительной мере Р. А. Фишером. Несмотря на то, что этот метод представляет собой анализ различных оценок изменчивости, его назначение — оценка различий групповых средних. Он делает возможным статистический анализ воздействия факторов и их комбинаций на зависимую переменную или, на статистическом языке, главных эффектов и эффектов взаимодействия (определения этих терминов см. в статье Факторные планы).

Чтобы проиллюстрировать логику ДА, рассмотрим простой план эксперимента, включающий одну независимую переменную (или фактор А) и, скажем, 3 группы испытуемых. Целью такого плана обычно яв-ся выяснение того, изменяется ли зависимая переменная как функция фактора А. Однако из-за случайной изменчивости (например, индивидуальных различий, ошибки измерения) мы вряд ли ожидаем, что во всех группах средние показатели будут совершенно одинаковыми, даже если фактор А не оказал никакого воздействия на испытуемых. ДА позволяет нам проверить нулевую гипотезу об отсутствии действительных эффектов данного фактора — и тогда различия в показателях вызваны исключительно случайной изменчивостью.

Предполагая, что нулевая гипотеза верна, можно получить две разные оценки дисперсии генеральной совокупности. Одна из этих оценок вычисляется на основе изменчивости групповых средних, а другая — на основе дисперсии показателей внутри каждой включенной в план группы.

Если нулевая гипотеза и в самом деле верна, то обе оценки яв-ся, по существу, оценками одной и той же генеральной дисперсии. Как следствие, эти оценки будут иметь одинаковую величину, за исключением случайной изменчивости, а их отношение будет иметь известное теоретическое распределение (F-pacпределение, названное в честь Фишера).

Если нулевая гипотезе не верна, то наши выборочные оценки не яв-ся оценками дисперсии одной и той же генеральной совокупности, т. к. на первую будут влиять любые реальные эффекты фактора, а на вторую — нет. В этом случае отношение первой оценки (межгрупповой дисперсии) ко второй (внутригрупповой дисперсии) имеет тенденцию быть больше, чем можно было ожидать, если бы это отношение действительно подчинялось F-pacпределению. Если оно достаточно велико, то нулевая гипотеза может быть отвергнута.

См. также Ковариационный анализ, Статистика в психологии

А. Д. Велл

 

Диспозициональные наборы (dispositional sets)

 

Каждого чел. можно рассматривать с т. зр. обладания им определенным набором базовых личностных черт, к-рые объединяются в кластеры, наз. «диспозициональными наборами». В повседневной жизни мы склонны классифицировать людей, используя для этого к.-н. единичную характеристику, например, «дружелюбный», «добрый», «посредственный», «общительный» и т. д., и обычно такие единичные характеристики позволяют слушающему составить себе довольно сносное представление о чел. в целом. Попытки выделить универсальный набор таких характеристик или концепцию личности, опираясь при этом на определенные систематические принципы, предпринимались многими людьми. Существуют два основных способа достижения этого: первый — клинический (интуитивный), опытный, а второй — математический, обычно реализуемый средствами факторного анализа.

Обзор математических попыток, опирающихся на факторно-аналитические исслед., показывает низкую степень согласия между исследователями. Френч обнаружил в результате анализа 70 факторно-аналитических исслед., что аспектам личности было дано не менее 450 названий факторов; когда он попытался их объединить, то в конечном итоге получилось 50 общих факторов — гораздо больше, чем в любом из этих оригинальных исслед. Э. Ф. Богатта, предпринявший более или менее сходную попытку, выделил лишь 5: ответственный (responsible), напористый (assertive), эмоциональный (emotional), разумный (intelligent)и коммуникабельный (sociable). P. Корсини, разработавший инструмент для измерения личности — «Чикагский набор для Q-сортировки» (Chicago Q sort), получил 7 факторов: стиль жизни (интровертированный / экстравертированный), интеллект, эмоциональная устойчивость, доминирование, активность, социальная сензитивность и настроение.

Как бы ни рассматривать сложившуюся ситуацию, не существует надежных факторов, которые бы можно было выделить на основе работ отдельных специалистов по факторному анализу или разработчиков тестов. Однако несколько иная картина вырисовывается, когда мы обращаемся к работам философов и клиницистов; если сделать поправку на языковые различия, мы обнаружим у них поразительную степень согласия.

Обратившись к типологиям Гиппократа, А. Адлера, К. Хорни, К. Левина и У. Шелдона, можно заметить, что Хорни, Шелдон и Левин говорят о 3 факторах, тогда как двое остальных — о 4. Трудно усомниться в том, что эти исследователи пришли к взаимному согласию.

Их позиции удобнее всего проиллюстрировать, воспользовавшись треугольником Хорни, так как представляется, что она наиболее четко очертила эти аспекты личности.

Вершина треугольника теперь называется Согласие (accord)и подразумевает попытку людей ладить с другими. Чел., «принадлежащий» к этому углу, может быть личностью, расположенной к сотрудничеству, но также и зависимой. Нижний левый угол обозначен термином Конфликт (conflict)и представляет людей, которые идут против окружающих. Правый нижний угол называется Уклонение (evasion). Четвертым аспектом, который, вероятно, лучше всего расположить в центре этого треугольника, яв-ся Нейтральная позиция (neutral). Например, если чел. не находится ни в согласии с другими, ни в конфликте, и не уклоняется от взаимодействия, следовательно он занимает нейтральную или, возможно, безразличную позицию.

См. также Принятие роли

Н. Кефир

 

Дисциплина в классе (classroom discipline)

 

Существуют значительные разногласия по поводу того, что понимать под Д. в к. Обычно ее определяют как участие родителей, учителей и учеников в процессе формирования у последних самоконтроля, волевых черт характера, самоуважения, уважения к другим и подчинения правилам. Дисциплина должна быть позитивной и конструктивной, а не негативной, не связанной с наказанием, хотя наказание может применяться в дисциплинарном процессе. В качестве синонима поддержания Д. в к. часто используют термин «управление классом» (classroom management). К управлению классом относятся все действия и взаимодействия, планируемые или спонтанные, к-рые осуществляются учителем в классной комнате. В последние годы отмечалось усиление интереса к различным подходам в управлении классом.

Возрастающая обеспокоенность низкой дисциплиной в сочетании с широким распространением др. связанных с дисциплиной школьных проблем, таких как насилие, вандализм и преступность, заставляет учителей уделять все большее внимание этой проблеме, к-рую до недавних пор педагоги-теоретики обходили стороной. Проведенные на сегодняшний день исслед. указывают на то, что дисциплина зависит от множества факторов, и что родители, учителя и администраторы по-разному понимают ее причины.

См. также Классная динамика, Ободрение, Школьная адаптация

Л. В. Парадайз

 

Дифференциальная психология (differential psychology)

 

Д. п. занимается изучением характера и истоков индивидуальных и групповых различий в поведении. Измерение таких различий породило громадный объем описательных данных, к-рые сами по себе представляют большой научный и практ. интерес. Более существенно, однако, что Д. п. представляет собой единственный в своем роде путь к пониманию поведения, ибо отличающий ее подход состоит в сравнительном анализе поведения при различных биолог. и средовых условиях. Соотнося наблюдаемые поведенческие различия с известными сопутствующими обстоятельствами, можно изучать относительный вклад различных переменных в развитие поведения.

Как самостоятельная область психол. науки Д. п. начала оформляться в последней четверти XIX в. Большой вклад в исслед. индивидуальных различий внес Фрэнсис Гальтон, создав тесты для измерения сенсомоторных и др. простых функций, собрав обширные данные в разнообразных условиях тестирования и разработав статистические методы для анализа такого рода данных. Американский психолог Джеймс Маккин Кеттелл, ученик Вильгельма Вундта, продолжил начатую Гальтоном разраб. тестов и применил дифференциальный подход в экспериментальной психологии, начавшей оформляться в самостоятельную область психол. науки.

Первое систематическое описание целей, сферы интересов и методов психологии индивидуальных различий — статья Альфреда Бине и Виктора Анри «Индивидуальная психология» (La psychologic individuelle)появилось в 1895 г. Более полное раскрытие релевантных тем и краткое изложение накопленных к этому времени данных было сделано в работе Уильяма Штерна, опубликованной в 1900 г. Термин дифференциальная психология,впервые появившийся как подзаголовок его книги, в дальнейшем, при ее переиздании, был включен в название, которое звучало как «Методологические основы дифференциальной психологии» (Die differentielle psychologie in ihren methodischen grundlagen). Дальнейший прогресс в изучении индивидуальных и групповых различий тесно связан с развитием психол. тестирования, а также с достижениями в смежных областях, особенно в генетике, психологии развития и кросс-культурной психологии, которые внесли существенный вклад в разработку методологии, накопление фактов и развитие понятий Д. п.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.