Сделай Сам Свою Работу на 5

БРАТ ИЗ СВИНЦА И СЕСТРА ИЗ СТАЛИ 5 глава

Джиа Пэнхеллоу, в одеждах Консула, стояла при входе в зал, как охотник среди охотников. Зал был построен, как амфитеатр: полукруг многоуровневых скамеек, стоящих перед прямоугольным помостом в центре комнаты. Две кафедры на помосте, одна для консула и одна для инквизитора, и за нами два окна, массивные прямоугольники, с видом на Аликанте.

Клэри направилась к скамейкам с Лайтвудами и ее мамой, затем Роберт Лайтвуд отошел от них и направился вниз, в центральный проход. Что бы занять место инквизитора. На помосте, позади кафедры, было четыре высоких стула, на каждом из них, был символ: книга заклинаний, луна, стрела, звезда. Места для представителей Нежити.

Люк посмотрел на свое, но сел рядом с Джослин. Это не было полным заседанием Совета с присутствием Нижнего мира. Люк был здесь не в качестве официального представителя. В передней части был возведен стол, задрапированный синим бархатом. Поверх бархата лежало что-то длинное и острое, что-то мерцающее в свете из окон. Меч Смерти.

Клэри оглянулась вокруг. Поток Сумеречных Охотников уменьшился; зал был полон эхом голосов. Раньше сюда было гораздо больше входов, нежели только через Гард. Был один через Вестминстерское Аббатство, как она знала, и через Храм Святого Семейства, и Собор Василия Блаженного, но их все запечатали, когда были изобретены порталы. Клэри не могла не гадать о том, удерживает ли какая-то магическая сила зал Совета от переполнения. Она еще никогда не видела его настолько забитым людьми, но кое-где по-прежнему оставались пустые места, когда Джиа Пенхаллоу, поднявшись на кафедру, резко хлопнула в ладоши.

- Прошу Совет ко вниманию, - сказала она.

Быстро наступила тишина; многие из Охотников подались вперед. Слухи разлетались в воздухе, как испуганные птицы, и зал был словно наэлектризован: трещащий поток людей, жаждущих информации.

-Бангкок, Буэнос-Айрес, Осло, Берлин, Москва, Лос-Анджелес,- сказала Джиа.- Были молниеносно атакованы друг за другом, до того как предупреждения о нападениях могли быть переданы.И до того как они могли быть получены. Каждый Конклав в этих городах был захвачен и обращен Темными Сумеречными охотниками. Немногие - крайне малое количество, очень старых или очень молодых - были просто убиты, их тела были отправлены нам для сжигания, чтобы добавить голоса потерянных Сумеречных охотников в Город Тишины.



Раздался голос из первых рядов. Это была женщина с черными волосами, на темной коже ее щеки выделялась серебряная татуировка карпа. Клэри редко видела Сумеречных охотников с татуировками, конечно… если это не были Руны, это было неслыханно.

- Вы сказали обращены?- сказала она. -Но вы не имеете в виду убиты?

Рот Джиа сжался. - Я не имею в виду 'убиты,'- сказала она. -Я имею в виду 'обращены.' Мы говорим о Темных Сумеречных охотниках, о тех, которых Джонатан Моргенштерн - или как он предпочитает, чтобы быть узнаваемым, Себастьян - отвернул их от цели как Нефилимов, используя Чашу Смерти. Каждый институт предоставил отчет о том, что произошло в Буррене. Существование Темных Нефилимов это что-то, что мы узнали сейчас в течение некоторого времени, даже если здесь возможно были те, кто не хотел в это верить.

По залу разнесся ропот. Но до Клэри он едва доносился. Она чувствовала руку Джейса, сжимающую ее руку, но сейчас она слышала лишь завывание ветра в Буррене, видела, как Сумеречные Охотники, восставшие после Чаши Смерти, становились перед Себастьяном; руны из Серой книги, исчезающие с их кожи....

- Сумеречные Охотники не сражаются друг против друга, - сказал пожилой мужчина, находящийся в одном из первых рядов. Джейс прошептал Клэри на ухо, что это был глава Института Рейкьявика. - Это богохульство.

- Да, это так, - согласилась Джиа. - Богохульство - это убеждения Себастьяна Моргенштерна. Его отец хотел очистить мир от Нежити. Себастьян же преследует несколько иные цели. Он хочет сжечь всех нефилимов дотла с помощью других нефилимов.

-Конечно, если он способен превращать Нефилимов в монстров, мы должны найти способ превращать их обратно," сказала Носрин Чодхари, глава Мумбайского института, царственность в ее рунах украшала белое сари.

-Конечно, мы не должны сдаваться так легко.

- Тело одного из них было найдено на месте битвы в Берлине, - сообщил Роберт. - Он был ранен и, скорее всего, оставлен там умирать. Молчаливые Братья сейчас изучают его, чтобы понять, смогут ли они собрать какую-либо информацию, ведущую к созданию средства излечения.

- Кто это был? - поинтересовалась женщина с татуировкой карпа на щеке. - Он носил имя до того, как был обращен. Имя Сумеречного Охотника.

- Амальрик Крейгмессер, - ответил Роберт после секундного колебания. - Его семье уже сообщили.

Колдуны Спирального Лабиринта так же работают над лекарством. Прозвучал голос Безмолвного Брата. Клэри узнала Брата Захарию, он стоял возле помоста, сложив руки. Рядом с ним была Хелен Блэкторн, одетая в белые траурные одежды, с тревогой в глазах.

- Они колдуны, - пренебрежительно отозвался кто-то. - Безусловно, они не смогут добиться большего, чем Безмолвные Братья.

- Можем ли мы допросить Крейгмесссера? - прервала его высокая женщина со светлыми волосами. - Возможно, он знает следующий ход Себастьяна или даже способ лечения этого состояния.

Амальрик Крейгмессер едва в сознании, и, кроме того, он является слугой Чаши Смерти, сказал брат Захария. Она контролирует его полностью. У него нет своей воли и, следовательно, не будет никогда. Женщина с татуировкой снова заговорила:

-Правда ли, что Себастьян Моргенштерн сейчас неуязвим? Что его невозможно убить?

В зале поднялся шум. Джиа заговорила, повысив голос:
- Как я и сказала, после первых атак не было выживших Нефилимов. Но последняя атака была совершена на Институт в Лос-Анджелесе, шестеро выжили. Шестеро детей, - она повернулась, - Хелен Блэкторн, пожалуйста, приведите свидетелей. Клэри увидела, как Хэлен кивнула и скрылась в боковой двери. Мгновение спустя она вернулась; она двигалась не спеша, аккуратно поддерживая под спину худощавого мальчика с копной вьющихся каштановых волос. На вид ему было не больше двенадцати, и Клэри моментально узнала его. Она видела его в холе Института, когда в первый раз встретила Хэлен. Ее рука крепко сжимала запястье мальчишки, чьи ладони были вымазаны воском. Должно быть, он играл свечами, которые стояли в канделябрах, украшавших стены собора. Он обладал озорной улыбкой и такими же, как у сестры, глазами сине-зеленого цвета.

Джулиан, так звала его Хэлен. Ее младший брат. Сейчас на его лице не было и следа улыбки. Он выглядел уставшим, грязным и испуганным. Тощие запястья виднелись из-под манжет белого траурного жакета, рукава которого были слишком короткими для него. На руках он нес малыша, которому было не больше трех лет и у которого были каштановые кудри: похоже, это было их фамильной чертой. Остальные дети также были одеты в траурную одежду.

За Джулианом шла темноволосая девочка лет десяти, крепко державшая за руку мальчика того же возраста со спутанными черными волосами, которые почти полностью закрывали его лицо. Двойняшки, догадалась Клэри. За ними вошла девочка лет восьми-девяти, ее бледное круглое личико обрамляли каштановые косы.

Все Блэкторны (поразительное семейное сходство!) выглядели смущенными и испуганными, кроме, пожалуй, Хелен, на лице которой была смесь ярости и горя. Страдание на их лицах словно ножом ударило Клэри. Ей захотелось создать руну, которая могла бы смягчить боль потери.

Существовали руны траура, но их применяли для того, чтобы почтить мертвых; точно так же существовали обручальные руны, которые, подобно свадебным кольцам, символизировали узы любви. Нельзя с помощью руны влюбить в себя кого-либо, как и невозможно унять с ее помощью чье-либо горе. Так много магии, подумала Клэри, и нет ничего, что могло бы излечить разбитое сердце.

- Джулиан Блэкторн, - мягко произнесла Джиа Пэнхоллоу.

- Сделай шаг вперед, пожалуйста.
Джулиан, сглотнув, кивнул. Передав малыша в руки старшей сестры, он шагнул вперед; его взгляд заметался по залу. Он явно искал кого-то в толпе. Его плечи почти поникли от разочарования, когда кто-то еще выскочил на помост.

Это была девчушка того же возраста, что и он - примерно двенадцати лет - со спутанными светлыми волосами, ниспадающими ей на плечи. Она была одета в джинсы и футболку, которые были ей чуть велики; девочка опустила голову, будто не могла вынести взглядов стольких людей, обращенных к ней. Было очевидно, что ей не хочется находиться здесь - на этом помосте или, возможно, вообще в Идрисе - но в тот момент, когда Джулиан увидел ее, он словно расслабился.

Выражение ужаса исчезло с его лица, когда девочка подошла к Хэлен, чтобы встать рядом; наклонив голову, она отвернулась от толпы.

- Джулиан, – произнесла Джиа тем же мягким тоном. – Ты не мог бы сделать для нас кое-что? Ты не мог бы взять Меч Смерти?

Клэри выпрямилась. Она уже проходила раньше испытание Мечом Смерти; она чувствовала его вес. Холодный, будто крючки в вашей коже, вытаскивает правду из вас. Вы не можете соврать, проходя испытание Мечом, но даже правда, которую вы хотите рассказать, причиняет боль.

-Они не могут. - прошептала она.

-Он всего лишь ребёнок...

- Он самый старший из тех, кому удалось сбежать из Лос-Анджелесского Института, - тихо сказал Джейс. - У них нет выбора.

Джулиан кивнул, его худые плечи расправились:
- Я возьму его.

Роберт Лайтвуд прошел позади помоста, а затем подошел к столу. Он взял в руки меч и вернулся, чтобы предстать перед Джулианом. Контраст между ними был практически смешной. Большой, с бочкообразной грудью мужчина и худой, с растрепанными волосами мальчик.

Джулиан протянул руку и взял меч. Как только его пальцы сомкнулись на рукояти меча, он вздрогнул - пульсирующая боль быстро остудила его. Блондинка, стоящая за ним, подалась вперед, и Клэри заметила мимолетное выражение ее лица - чистую ярость- до того, как Хелен схватила ее и оттолкнула назад.

Джиа опустилась на колени. Это было странное зрелище, мальчик с мечем, находившийся с одной стороны около него Консул, ее одеяния простирались вокруг него, а с другой стороны Инквизитор.

-Джулиан, - сказала Джиа, и хотя её голос был низок, он разносился по всему залу Совета. - Можешь сказать нам, кто здесь сегодня с тобой?

Джулиан ответил своим ясным мальчишеским голосом:
-Вы. Инквизитор. Моя семья - моя сестра Хелен и Тибериус, Ливия, Друсилла и Тавви. Октавиан. И моя лучшая подруга, Эмма Карстаирс.

-И они все находились с вами, когда Институт был атакован?

Джулиан покачал головой:
-Нет, Хелен, - сказал он, - она была здесь.

-Можешь сказать нам, что ты видел, Джулиан? Не упуская чего-нибудь?

Джулиан сглотнул. Он был бледен.

Клэри могла себе представить боль, которую он чувствовал, вес Меча.
-Это было после обеда, - сказал он, - мы практиковались в тренировочном зале. Катерина преподавала нам.

Марк наблюдал. Родители Эммы были на обычном патрулировании на пляже. Мы увидели вспышку света; я думал, что это была молния или фейерверк. Но это было не то и не другое. Катерина и Марк оставили нас и пошли вниз. Они сказали нам оставаться в тренировочном зале.

-Но вы не остались, - констатировала Джиа.

-Мы услышали звуки борьбы. Мы разделились - Эмма пошла забрать Друсиллу и Октавиана, а я пошёл в кабинет с Ливией и Тибериусом, чтобы сообщить Конклаву. Мы должны были пробраться мимо главного входа, чтобы попасть туда. Когда мы это сделали, я увидел его.

-Его?

-Я знал, что он был Сумеречным охотником, но нет. Он был одет в красный плащ, покрытый рунами.

-Какими рунами?

-Я таких не знаю, но с ними было что-то не так. Эти руны были не такими, как в Серой Книге. У меня появлялось болезненное чувство, когда я смотрел на них. А потом он снял свой капюшон - у него были седые волосы, поэтому я сначала подумал, что он стар. Потом я понял, что это был Себастьян Моргенштерн. В руке он держал меч.

-Ты можешь описать меч? -Серебряный, с узором черных звезд на лезвии и рукоятке. Он вынул его и он... - дыхание Джулиана участилось и Клэри могла почти ощутить это, почувствовать его ужас при воспоминании, враждующий с принуждением, чтобы рассказать это, пережить это. Она наклонилась вперед, ее руки были в кулаках. Клэри едва понимала, что ее ногти впились в ладони.

-Он держал его возле горла моего отца, - продолжал Джулиан. - Были и другие с Себастьяном. Они тоже были одеты в красное.
-Сумеречные охотники? - спросила Джиа.

-Я не знаю, - дыхание Джулиана стало прерывистым.

-Некоторые носили чёрные плащи. Другие носили снаряжение, но их экипировка была красной. Я никогда не видел красной экипировки. Была женщина с каштановыми волосами, она держала чашу, которая была похожа на Чашу Смерти. Она заставила моего отца выпить из неё. Он упал и закричал. Я услышал, что мой брат тоже закричал.

-Какой брат? - спросил Роберт Лайтвуд.

-Марк, - сказал Джулиан. -Я видел, как они двинулись к лестнице. Марк обернулся и крикнул, чтобы мы бежали и выбирались наружу. Я упал на верхней ступеньке, и когда я посмотрел вниз, они толпились вокруг него, - Джулиан сделал рвотный звук. -Мой отец, он встал и его глаза тоже были черные. Он двинулся в сторону Марка, как и все остальные, как-будто он даже не знал его, - голос Джулиана треснул и тут же белокурая девочка вырвалась из объятий Хелен, рванула вперед, бросаясь между Джулианом и Консулом.

-Эмма! - сказала Хелен, шагнув вперед, но Джиа ухватилась за руку, чтобы удержать ее. Эмма была побледневшей и задыхающийся. Клэри подумала, что она никогда не видела так много гнева, содержащегося в такой маленькой фигуре.

- Оставьте его в покое! - закричала Эмма, закрывая Джулиана собой, как щитом, будучи при этом на голову ниже. - Вы мучаете его! Оставьте его в покое!

- Все нормально, Эмма, - сказал Джулиан, хотя его лицо приобрело живой цвет, теперь, когда его перестали допрашивать. - Они должны это делать.

Она обернулась к нему.
- Ничего они не должны. Я тоже была там, и видела, что произошло. Спросите меня. - Эмма протянула руки, словно умоляя дать ей Меч Смерти. - Это я ударила Себастьяна ножом в сердце. Это я видела, что он не умер. Вам нужно допрашивать меня!

- Нет, - начал было Джулиан, но Джиа мягко прервала его:

- Эмма, мы опросим тебя следующей. Испытание Мечом болезненное, но не опасное..
- Прекратите, - сказала Эмма. - Просто прекратите.
И она шагнула ближе к Джулиану, который крепко сжимал Меч в руках.

Было ясно, что он не собирается передавать Меч кому бы то ни было. Джулиан замотал головой, когда Эмма накрыла его руки своими, таким образом они держали Меч вместе.

Я ударила Себастьяна, - сказала Эмма, голосом слышным во всей комнате. И он вытащил кинжал и рассмеялся. Он сказал: - «Жаль, что ты не выживешь. Не расскажешь Конклаву, что Лилит сделала меня безгранично сильным. Может быть, Глориус был в силе убить меня. Какое упущение, что нефилимы больше не могут попросить об одолжении у Ангелов, и ни одно из их хилых орудий, кующихся в Адамантовой Цитадели, не может принести мне вред.»

Клэри содрогнулась. Она практически слышала, как Себастьян произносит эти слова так, будто он стоял перед ней сейчас. Конклав зашумел разговорами, заглушая слова сидящего рядом Джейса.

- Ты уверена, что попала точно в сердце? - нахмурившись, спросил Роберт.

Вместо Эммы ответил Джулиан.
- Эмма не промахивается, - обиженно произнес он, словно это его оскорбили.

- Я знаю, где сердце, - сказала Эмма, отступая на шаг от Джулиана и посылая гневный - даже уязвленный - взгляд в сторону Совета и Инквизитора. - Но не думаю, что вы знаете.

Ее голос сорвался на высокие ноты, и она развернулась и побежала к помосту, практически прокладывая себе путь локтями мимо Роберта. Она исчезла за той дверью, из которой пришла, и Клэри услышала свой собственный выдох через зубы - собирается ли кто-нибудь пойти за ней? Джулиан явно хотел, но находился в ловушке между Консулом и Инквизитором, он не мог сдвинуться с места из-за веса Меча Смерти. Хелен смотрела ей вслед с выражением на лице такой боли, будто с нее содрали кожу, на руках она качала младшего мальчика, Тавви.

И тогда Клэри вскочила на ноги. Её мама потянулась к ней, но она уже бежала вниз по наклонной между рядами сидений. Проход превратился в деревянную лестницу; Клэри с грохотом пробежала по ней мимо Консула и Инквизитора, мимо Хелен, и выбежала через боковую дверь следом за Эммой. Она едва не сбила Алину, которая находилась возле открытой двери, и с хмурым видом наблюдала за тем, что происходит в комнате Совета. Хмурый взгляд исчез, когда она увидела Клэри, и сменился удивлением:
-Что ты делаешь?

-Маленькая девочка, - затаив дыхание, сказала Клэри, - Эмма. Она побежала сюда.

-Я знаю. Я пыталась остановить ее, но она отстранилась от меня. Она просто… Вздохнула Алина и взглянула в зал Совета, где Джиа снова начала допрос Джулиана.

-Это было так трудно для них, Хелен и других. Ты знаешь, их мать умерла, всего лишь несколько лет назад. Все, кто у них есть сейчас, это дядя в Лондоне

-Это значит, что они отправят детей в Лондон, когда все закончится?- сказала Клэри. Алина тряхнула головой.

-Их дяде предложили руководство Лос-Анжелевским институтом. Надеюсь, он примет руководство и примет детей. Не думаю, что он уже согласился.

Он был в шоке. Я имею в виду, он потерял племянника, его брат - Эндрю Блэкторн не погиб, а может и погиб. В некотором смысле это даже хуже." В ее голосе звучала горечь.

- Я знаю, - сказала Клэри. - Я точно знаю, что это такое.

Алина пристально посмотрела на нее. -Полагаю, ты знаешь- сказала она. -Просто -Хелен. Хотела бы я сделать больше для нее. Она мучается чувством вины, потому что она была здесь, со мной, а не в Лос-Анджелесе, когда институт был атакован. И она так старается, но она не может быть мамой для всех детей, и их дядя не получил здесь место, и еще есть Эмма, Ангел помоги ей. У нее даже нет никого из семьи

-Я бы хотела поговорить с ней. С Эммой.

Алина заправила прядь волос за ухо; кольцо Блэкторнов мерцало на её правой руке.
-Она не будет разговаривать ни с кем, кроме Джулиана.

-Дай мне попытаться, - убеждала Клэри, - пожалуйста.

Алина посмотрела на решительное выражение лица Клэри и вздохнула:
- Вниз по коридору - первая дверь слева.

Коридор вёл прочь от комнаты Совета. Клэри могла слышать затихающие голоса Сумеречных охотников по мере того, как дальше она уходила. Стены были сделаны из гладкого камня, облицованные декоративной тканью, на которой были изображены разные знаменитые события из истории Сумеречных охотников. Первая дверь слева, которая появилась перед ней, было простой, деревянной. Она была немного приоткрыта, но Клэри быстро постучала в неё перед тем, как открыть, чтобы не удивить того, кто находился внутри.

Это была обычная комната, обставленная наспех, с деревянной обшивкой и нагромождениями стульев. Клэри чувствовала себя так, будто находилась в больничном зале ожиданий. Какое-то мрачное чувство висело в воздухе, место было непостоянным и незнакомым, в котором люди провожали своё беспокойство и тревоги.

В углу комнаты стояло кресло, подпирающее стену, в котором сидела Эмма. Она выглядела меньше, чем на расстоянии. На ней была только футболка с короткими рукавами, а на руках были Знаки, руна Ясновидения находилась на левой руке - значит она была левшой, как и Джейс - которая лежала на рукояте короткого меча, лежащего у неё на коленях.

Вблизи, Клэри могла видеть, что её волосы были светло-белые, но спутанные и достаточно грязные, из-за чего казались темнее. Между спутанных прядей волос девочка вызывающе взглянула на Клэри.

- Что? - спросила она. - Чего тебе надо?

- Ничего, - ответила Клэри, толкая дверь, чтобы она закрылась за ней. - Просто хочу поговорить с тобой.

Эмма подозрительно прищурила глаза. - Вы хотите подвергнуть меня испытанию Мечом Смерти? Допросить?

- Нет. На мне его тоже использовали, и это было ужасно. Мне жаль, что они применяют его к твоему другу. Думаю, им следовало бы найти другой способ.

- Я считаю, что они должны доверять ему, - сказала Эмма. - Джулиан не врет.
Она с вызовом посмотрела на Клэри, словно проверяла, осмелится ли та не согласиться с ней.

- Конечно не врет, - согласилась Клэри и осторожно сделала шаг в комнату: она чувствовала себя так, будто пыталась не спугнуть какого-то дикого зверька в лесу. - Джулиан - твой лучший друг, не так ли?

Эмма кивнула.

-Мой лучший друг тоже парень. Его зовут Саймон.

-Так где же он? - Эмма посмотрела позади Клэри, будто ожидала, что Саймон неожиданно материализуется.

-Он в Нью-Йорке, - ответила Клэри, - я очень по нему скучаю.

Эмма выглядела так, словно все это имело огромный смысл.
- Джулиан однажды уехал в Нью-Йорк, - сказала она. - Я скучала по нему и поэтому, когда он вернулся, я заставила его пообещать мне, что он больше никогда не отправится куда-либо без меня.

Клэри улыбнулась и ближе подошла к Эмме.
-У тебя красивый меч, - сказала она, указывая на лезвие, лежащее на коленях девочки.

Выражение лица Эммы немного смягчилось. Она коснулась меча, на котором был выгравирован искусный узор из листьев и рун. Крестовина была сделана из золота, а вдоль лезвия теснились слова: "Я - Кортана, из той же стали и так же яростен, как Жуаёз и Дюрандаль". - Он принадлежал моему отцу.

Он передавался из поколения в поколение в семье Карстаирс. Это известный меч, - гордо добавила она. - Его создали очень давно.

- Из той же стали и так же яростен, как Жуаёз и Дюрандаль, - повторила Клэри. - Это два очень знаменитых меча. А ты знаешь, кому принадлежат знаменитые мечи?

- Кому?

- Героям, - сказала Клэри, опустившись на колени, чтобы взглянуть в лицо девочке.

Эмма нахмурилась:
-Я не герой, - произнесла она, - я не сделала ничего для того, чтобы спасти отца, Джулиана или Марка.

-Мне очень жаль, - сказала Клэри. -Я знаю, каково это - смотреть, как кто-то, о ком ты заботишься, приобщается к Тьме. Превращается в кого-то другого.

Но Эмма покачала головой:
-Марк не хотел переходить к Тьме. Его забрали.

Клэри нахмурилась:
-Забрали?

-Они не хотели, чтобы он пил из Чаши из-за его крови фей, - сказала Эмма, и Клэри вспомнила, как Алек говорил, что предками Блэкторнов были феи. Как будто предвидя следующий вопрос Клэри, Эмма устало продолжила:
-Только у Марка и Хелен есть кровь фей. У них одна мать, но она оставила их с мистером Блэкторном, когда они были маленькими. У Джулиана и остальных другая мать.

- Оу, - произнесла Клэри; ей не хотелось слишком давить на Эмму, не хотелось, чтобы эта сломленная девочка считала ее очередным взрослым, который видит в ней лишь источник всех ответов на интересующие его вопросы. - Я знаю Хэлен. Марк похож на нее?

-Да - у Хелен и Марка немного заостренные уши и светлые волосы. Среди других Блэкторнов нет блондинов. У них каштановые волосы, кроме Тая, и никто не знает почему у него черные волосы. У Ливии не черные волосы, хотя она его близнец.
Немного румянца и воодушевления вернулось на лицо Эммы; было очевидно, что ей нравится говорить о Блэкторнах.

-Так что, они не хотели, чтобы Марк выпил из Кубка? - спросила Клэри. Про себя она удивилась, что Себастьян заботился о ком-то другом. У него никогда не было одержимости нежитью, как у Валентина, хотя они ему и не нравились.
- Возможно это не работает, если в тебе есть кровь нежити.

-Возможно, - ответила Эмма. Клэри протянула свою руку и положила её на руку Эммы. Она боялась ответа, но не могла сдержать себя от того, чтобы не задать вопрос:
-Он не Обратил твоих родителей, ведь так?

-Нет... нет, - ответила Эмма, и теперь её голос задрожал. -Они мертвы. Их не было в Институте; они проверяли отчёт о демонической активности. Их тела выбросило на пляж после нападения. Я могла бы пойти с ними, но захотела остаться в Институте.

Я хотела потренироваться вместе с Джулсом. Если бы я только пошла с ними...
-Если бы ты это сделала, то тоже была бы мертва, - сказала Клэри.

-Откуда тебе знать? - требовательно спросила Эмма, но было что-то в её глазах, говорящее о том, что она хотела в это верить.

- Я вижу, что ты хороший Сумеречный охотник, - сказала Клэри. - Я вижу твои руны. И твои шрамы. И то, как ты держишь свой меч. Если ты настолько способная, я могу только представить, какими были твои родители.

- И ты вряд ли смогла бы остановить то, что смогло убить их обоих. - Она легонько коснулась меча. - Герои - не всегда те, кто побеждает. Иногда они проигрывают. Но они приходят в себя и продолжают сражаться.

Они не сдаются. Вот что делает их героями.

Эмма судорожно вздохнула, и в тот же момент дверь со стуком отворилась. Клэри обернулась, когда дверь открылась, впуская в комнату свет и Джейса. Он поймал ее взгляд и улыбнулся, прислонившись к дверному косяку. Его волосы были темно-золотого цвета, глаза - всего на тон светлее. Иногда Клэри казалось, что она видит огонь внутри Джейса, освещающий его глаза, кожу и вены, и движущийся по ним.

-Клэри, - сказал он. Клэри показалось, что она услышала тихий писк за спиной. Эмма сжимала меч, глядя на Клэри и Джейса огромными глазами.

- Совет окончен, - сказал он.

- И я не думаю, что Джиа очень довольна тем, что ты сбежала сюда.

- Значит, у меня неприятности, - заключила Клэри.

- Как обычно, - согласился Джейс, но его улыбка смягчила эту новость. - Мы уходим. Ты готова идти?

Она отрицательно покачала головой:
-Встретимся у вас дома. Вы можете позже рассказать мне о том, что случилось на Совете, ребята.

Джейс засомневался.
- Возьми с собой Алину или Хэлен, - наконец попросил он. - Дом Консула находится ниже по той же улице, что и дом Инквизитора.
Он застегнул свою куртку и выскользнул из комнаты, закрыв за собой дверь.

Клэри повернулась к Эмме, которая всё ещё смотрела на неё.

-Ты знаешь Джейса Лайтвуда? - спросила Эмма.

-Я... Что?

- Он знаменит, - сказала Эмма с явным изумлением. - Он самый лучший Охотник. Самый.

-Он мой друг, - ответила Клэри, отметив, что разговор принял неожиданный поворот.

Эмма одарила её многозначительным взглядом:
- Он твой парень.

- Откуда ты...?
- Я видела, как он на тебя смотрит, - сказала Эмма. - И тем более, все знают, что у Джейса Лайтвуда есть девушка, и ее зовут Клэри Фэйрчайлд. Почему ты не назвала мне своего имени?

-Полагаю, я не думала, что ты могла бы знать его, - ответила Клэри, шатаясь.

-Я не глупая, - сказала Эмма с такой очевидной досадой, что Клэри быстро выпрямилась, прежде, чем смогла бы засмеяться.

-Конечно, нет. Ты действительно умная, - ответила Клэри. - И я рада, что ты знаешь, кто я такая. Знай, что ты можешь прийти поговорить со мной в любое время. Не только о том, что произошло в Институте - обо всём о чем захочешь. Ты также можешь поговорить с Джейсом. Тебе нужно объяснить, где нас найти?

Эмма покачала головой.

-Нет, - ответила она с вернувшейся мягкостью в голосе. Я знаю, где находится дом Инквизитора.

–Хорошо.

Клэри сложила руки, преимущественно, чтобы удержаться от того, чтобы не обнять девочку. Она не думала, что Эмма оценила бы это. Клэри повернулась к двери.

- Если ты - девушка Джейса Лайтвуда, тебе нужен меч получше, - внезапно произнесла Эмма. Клэри взглянула на лежащий в ее вещах меч - тот, который она взяла с собой из Нью-Йорка.

Она коснулась рукояти:
-Этот недостаточно хорош?

Эмма покачала головой. "Совсем нет".

Её голос звучал настолько серьёзно, что Клэри улыбнулась:
-Спасибо за совет.

ТЕМНЕЕ ЗОЛОТА

Когда Клэри постучала в дверь дома Инквизитора, ей открыл Роберт Лайтвуд. На мгновение она замерла, не зная, что сказать. Она никогда не разговаривала с приемным отцом Джейса и вообще не знала его так хорошо. Он был лишь тенью, обычно позади Маризы.

Он был крупным, темноволосым мужчиной, с аккуратно подстриженной бородой. Она даже представить не могла его, дружащим с ее отцом, хотя она знала, что он был в Кругу Валентина. У него было слишком много морщин на лице, и слишком тяжелой была его челюсть, чтобы представить его молодым. Когда он смотрел на нее, она видела его темно-синие глаза, настолько темные, что она всегда думала, что они были черными. Его выражение лица никак не изменялось, так что она могла чувствовать, как от него веет осуждением.

Клэри догадывалась, что Джиа была не единственной, кого рассердило то, что она выбежала за Эммой прямо посреди Совета.
- Если ты ищешь моих детей, то они наверху, - только и произнес Роберт. - Верхний этаж.

Она прошла в по-настоящему величественную гостиную. Дом, который официально принадлежал Инквизитору и его или ее семье, был велик в пространстве, с высокими потолками и тяжелой, дорого выглядящей мебелью. Было достаточно большое пространство для внутренних сводчатых проходов, огромной лестницы и люстры, наклоненной от потолка, из которой исходил тусклый свет. Она задалась вопросом, где же была Мариса и понравился ли ей дом.

-Спасибо, - сказала Клэри.

Роберт Лайтвуд пожал плечами и скрылся в тени без единого слова. Клэри прошагала две лестницы, делая несколько приземлений, пока не дошла до верхнего этажа, где оказалась лестница, ведущая к коридору.

Дверь в холл была приоткрытой, так что она могла слышать голоса с другой стороны. Тихонько постучав, она вошла вовнутрь. Стены чердака были окрашены в белый цвет, в углу стоял большой шкаф, обе дверцы которого были открыты. Одежда Алека, практичная и немного потертая, весела на одной стороне, а одежда Джейса, в черных и серых тонах, на другой. Их одежда была аккуратно уложена на полках.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.