Сделай Сам Свою Работу на 5

Роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

План

При создании плана занятия использовались методические разработки, представленные в практикуме В.П. Трыкова «Зарубежная литература конца XIX – начала XX веков» (М., 2001).

1. Жизненный и творческий путь Оскара Уайльда (1854–1900).

2. Место романа «Портрет Дориана Грея» (1891) в творчестве Оскара Уайльда. История создания романа.

3. Оскар Уайльд – глава английского эстетизма. Программа литературного эстетизма в критических работах Оскара Уайльда. Эстетические взгляды Оскара Уайльда и их воплощение в романе «Портрет Дориана Грея».

4. Мотив двойничества в «Портрете Дориана Грея».

5. Традиции парнасской школы в романе.

6. Структура и художественная функция парадокса в романе.

7. Символ в художественной системе Уайльда.

 

Вопросы и задания

1. ПРЕДИСЛОВИЕ. В чем, по мнению автора, смысл искусства, «этика искусства»? Каково авторское понимание соотношения искусства и жизни?

2. ГЛАВА 1. Каковы взгляды лорда Генри на красоту, любовь, брак? Чем для художника Бэзила является Дориан Грей? Почему Бэзил не хочет выставлять на публику портрет Дориана Грея? Каково представление Бэзила о красоте Дориана? Как, по словам Бэзила, Дориан относится к нему?

3. ГЛАВА 2. Какое первое впечатление произвел Дориан на лорда Генри? Что лорд Генри сообщает Дориану, когда тот позирует для портрета? Что такое, по словам лорда Генри, самоограничение, грех и очищение? Как повлияли слова лорда генри на Дориана? Каковы рассуждения лорда Генри о красоте, которые он высказывает Дориану в саду? Что, по словам лорда Генри, означает «новый гедонизм»? Какое желание высказывает Дориан, когда видит свой портрет? В чем особенность портрета, по словам Дориана?

4. ГЛАВА 3. Образы английской аристократии. Какие характеристики им дает лорд Генри? Что лорд Генри говорит о своем отношении к горю людей? Чем, по словам лорда Генри, «хороша Наука»? В чем заключается «философия наслаждения» лорда Генри и ее восприятие окружающими?

5. ГЛАВА 4. Что вызвало влюбленность Дориана и Сибиллы друг в друга? Как лорд Генри воспринимает рассказ Дориана о Сибилле?



6. ГЛАВА 5. Образ миссис Вэйн и Джеймса. В какой семье росла Сибилла?

7. ГЛАВА 7. Почему Сибилла плохо играла в спектакле, как это повлияло на отношение к ней Дориана? Что обнаруживает Дориан на своем портрете после разрыва отношений с Сибиллой? Какое «преступление» совершил Дориан в отношении Сибиллы? Какое действие производит на Дориана изменение портрета?

8. ГЛАВА 8. Кто заглушает в Дориане муки совести после самоубийства Сибиллы? Что такое, по словам лорда Генри, смерть Сибиллы? Прав ли лорд Генри в объяснении причин самоубийства девушки? Как воспринимает смерть Сибиллы и свой изменившийся портрет Дориан после слов лорда Генри?

9. ГЛАВА 10. Почему Дориан не хочет выставлять свой портрет на выставке? Что Дориан «похоронил», накрывая портрет «саваном»? Какую книгу присылает лорд Генри Дориану и какое действие она оказывает на него?

10. ГЛАВА 11. Мучится ли Дориан сознанием того, что происходит в его душе? Что Дориана привлекает в католицизме? Стремится ли Дориан следовать религиозным заповедям? Как проходит путь «развития» Дориана, воплощение принципов философии «нового гедонизма»? Зачем Дориан собирает коллекции? Как общество воспринимает слухи о «темной» стороне жизни Дориана? Каких литературных героев и исторических деятелей Дориан считает «близкими» себе?

11. ГЛАВА 12-13. Почему Дориан показывает Бэзилу портрет? Почему он убивает Бэзила? Что такое смерть Бэзила для Дориана?

12. ГЛАВА 16-19. В связи с чем у Дориана появляются сомнения в теории «нового гедонизма» лорда Генри? Как лорд Генри относится к смерти Бэзила и к смерти как таковой? Почему лорд Генри не верит, что Дориан совершил преступление? Видит ли лорд Генри какие-либо изъяны в Дориане? Почему лорд Генри не наказывается, как Бэзил?

13. ГЛАВА 20. Приходит ли Дориан к необходимости очищения души, изменения? Почему Дориан решается уничтожить портрет? Раскройте смысл финала.

Рекомендуемая литература

Основная литература

1. История всемирной литературы. В 9 т. М., 1987.

2. История английской литературы. В 4 т. М., 1984.

3. Зарубежная литература конца XIX–начала XX века / Под ред В.М. Толмачева, Г.К. Косикова. М., 2003.

4. Трыков В.П. Зарубежная литература конца XIX–начала XX веков. М., 2001.

 

Дополнительная литература

1. Аникин Г.В., Михальская Н.П. Английская литература. М., 1985.

2. Аникин Г.В., Михальская Н.П. История английской литературы. М., 1985.

3. Аникст А.А. История английской литературы. М., 1956.

 

Материалы к занятию

В.П. Трыков. Зарубежная литература конца XIX – начала XX веков. М., 2001.

 

«Портрет Дориана Грея» был написан в несколько дней на пари с одним из знакомых Уайльда, который утверждал, что тот никогда не сумеет написать роман. Сразу по выходе в свет роман вызвал скандал: автора упрекали в безнравственности. Уайльд отбивался, апеллируя к принципу, заявленному им в предисловии к роману и гласящему: « Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все».

«Мотив двойничества обретает в «Дориане Грее» ... эстетико-символический характер... Уайльд-эстет обращается к проблемам эстетического характера. Портрет и его модель Дориан – две важнейшие в мире Уайльда сущности: искусство и жизнь. Отношения Дориана и портрета символизируют отношения между искусством и жизнью. Вина Дориана. с точки зрения Уайльда-эстета, в том, что он отнесся к творению искусства, которое для Уайльда – высшая ценность, как к средству, пожелал превратить его в способ сохранения вечной молодости».

«Известный французский критик и писатель-символист Реми де Гурмон однажды назвал Уайльда «крупным французским писателем». Действительно, пожалуй, ни один другой английский автор конца XIX века не был таким блестящим знатоком и искренним почитателем французской культуры, не испытал столь сильного ее воздействия, как Уайльд. Вероятно, не будет преувеличением сказать, что самой сильной составляющей этого влияния была парнасская школа. Показательно, что Дориан читает роман «Эмали и камеи» Т. Готье и восхищается стихами французского поэта. Имя одного из талантливейших парнасцев неоднократно упоминается на страницах уайльдовского романа. Близость Уайльда парнасской традиции обнаруживается в декоративности сравнений, в использовании эстетизированных деталей, ярких, насыщенных красок. Сам Уайльд называл «Портрет Дориана Грея» «чисто декоративным романом». Роднит Уайльда с парнасцами использование многочисленных культурных реминисценций. Уайльд, как и парнасцы, видит мир сквозь призму культуры, искусства. Подобно Бодлеру, он испытывает отвращение к природности, естественности... В романе Дориан последовательно сравнивается с Нарциссом, Адонисом, Антиноем, Аполлоном. Смелая мысль лорда Генри уподобляется вакханке, несущейся в исступленной пляске по холмам жизни. Лорд Генри воображает себя Марсием, внимающем юному Аполлону... Уайльдовское повествование в «Портрете Дориана Грея» можно сравнить с таким крикливым нарядом: оно изобилует необычными ситуациями, яркими красками, парадоксами, экстравагантными сравнениями, описанием сложных психологических состояний и редких чувств. Создание в романе богатого культурного фона – способ подчеркнуть и углубить философское звучание романа, серьезность поставленных в нем проблем, облагородить его. быть может, слишком резкий, броский рисунок».

«Парадокс – излюбленный прием Уайльда... По пристрастию к парадоксу Уайльда можно сравнить с другим великим англичанином, Б. Шоу. Правда, структура парадокса у Уайльда отличается от той, которую разрабатывает автор «Профессии миссис Уоррен». Шоу доводит трюизм до абсурда путем последовательных логических операций. Общепринято в викторианской Англии, что положение человека в обществе определяется размерами его капитала. Следовательно, состоятельная проститутка вполне может стать одним из столпов общества, что и показано в «Профессии миссис Уоррен». Уайльд строит парадокс иначе: он выворачивает трюизм наизнанку, неожиданно сближает удаленные понятия. «Преступление никогда не бывает вульгарным, но вульгарность – всегда преступление», «Леность – главное условие совершенства»... Однако функция парадокса у Шоу и Уайльда сходна. Ни тот, ни другой не рассматривают парадокс как игру словами или идеями. Интеллектуальное жонглерство чуждо обоим. Парадокс необходим и реалисту Шоу, и эстету Уайльду, чтобы осмыслить сущность явлений, разоблачить лицемерие викторианской Англии, поэтому парадоксы Шоу и Уайльда иногда называют «антивикторианскими»... Уайльд высмеивает фальшивое, лицемерное отношение современного ему общества к истинным ценностям, сохранявшим для писателя высокий смысл».

«Символом в романе становится портрет Дориана, нарисованный талантливым художником Бэзилом Холлуордом и определившим дальнейшую судьбу и Дориана, и самого Бэзила. Приемы символизации у Уайльда близки романтическим. Символ построен на загадочном, таинственном, фантастическом превращении портрета в двойника Дориана, принимающего на себя его грехи и преступления и отражающем процесс нравственной деградации героя... Уайльд прибегает к символу прежде всего для выражения своих эстетических и этических позиций. Отношения Дориана и портрета выражают главные идеи романа: нельзя безнаказанно убивать совесть, нельзя безнаказанно превращать искусство в средство удовлетворения своих прихотей, желаний и практических надобностей».

 

Оскар Уайльд. «Упадок лжи» (отрывок)

«Искусство не выражает ничего, кроме самого себя. Оно обладает независимой жизнью, как обладает ею Мысль; оно движется вперед исключительно по проложенному им самим маршруту. Оно не обязано становиться реалистичным, когда настала век реализма, как и проникаться религиозностью эпохи... Все скверное искусство обязано своим существованием попыткам вернуться к Жизни и Природе, мысли их в качестве идеала. Жизнь и Природа могут порою служить Искусству сырым материалом, однако прежде, чем они станут пригодны для Искусства, необходимо их претворить в согласии с его законами условности. Как только Искусство утрачивает свой принцип воображения, оно утрачивает все... Жизнь подражает Искусству гораздо более, нежели Искусство подражает Жизни. Это не только следствие присущего Жизни подражательного инстинкта, но и того, что осознанным стремлением Жизни является поиск выражения, а Искусство предоставляет ей различные превосходные формы, в которые может излиться ее энергия... ложь, умение рассказывать прекрасные истории, каких никогда не случалось, составляет истинную цель Искусства».

Практическое занятие № 4

Драматургия Бернарда Шоу

(«Пигмалион» и «Дом, где разбиваются сердца»)

План

При создании плана занятия использовались методические разработки, представленные в практикуме В.П. Трыкова «Зарубежная литература конца XIX – начала XX веков» (М., 2001).

I.Жизненный и творческий путь Бернарда Шоу (1856–1950).

II.Пьесы «Пигмалион» и «Дом, где разбиваются сердца» в контексте творчества Бернарда Шоу.

II. Анализ пьесы «Пигмалион» (1913).

1. Источник сюжета и его авторская обработка.

2. Особенности жанра. Анализ «Предисловия» и «Послесловия».

3. Роль ремарок.

4. Своеобразие стиля Бернарда Шоу.

5. Своеобразие системы образов.

III. Анализ пьесы «Дом, где разбиваются сердца» (1913–1919).

1. «Дом, где разбиваются сердца» как «драма-дискуссия».

2. Смысл подзаголовка пьесы: «Английские фантазии в русском стиле».

3. Тема английской интеллигенции в пьесе.

4. Особенности поэтики пьесы.

 

Вопросы и задания

«Пигмалион»

1. О чем говорится в ПРЕДИСЛОВИИ? Каково роль ПРЕДИСЛОВИЯ?

2. Обратитесь к авторским ремаркам в ДЕЙСТВИИ 1. В чем заключается их своеобразие?

3. Прочитайте рассуждения Хиггинса о фонетике в ДЕЙСТВИИ 1. Какую роль, по мнению Хиггинса, фонетика играет в современном обществе?

4. Почему описание Хиггинса дается в ДЕЙСТВИИ 2? Прочтите авторские ремарки, в которых дается характеристика Хиггинса. Сравните Пиккеринга и Хиггинс, в чем заключается сходство и различие этих героев? Как вы поняли, кто является инициатором «эксперимента» по превращению из Элизы в герцогиню? Каково отношение Хиггинса к женщинам? Отношение Хиггинса к матери. Может ли быть Хиггинс учителем хороших манер для Элизы?

5. В чем особенность первого «этапа» преображения Элизы (ДЕЙСТВИЕ 3)? Какое заключение об «эксперименте» сына дает миссис Хиггинс?

6. ДЕЙСТВИЕ 4-5. Произошло ли внутреннее преображение Элизы? Какую роль в этом сыграл Хиггинс? Любит ли Элиза и Хиггинс друг друга? Есть ли в пьесе романтическая любовь между «Пигмалионом» и «Галатеей»?

7. В чем смысл ПОСЛЕСЛОВИЯ и какова его роль?

 

«Дом, где разбиваются сердца»

1. Прочитайте ПРЕДИСЛОВИЕ. В чем заключается смысл противопоставлений образа «Дома» и образа «Манежа»? О каких литературных традициях в создании образа Дома упоминает Шоу? В чем смысл подзаголовка «Английские фантазии в русском стиле»?

2. Почему пьесу Шоу можно назвать «драмой-дискуссией»?

3. Каких героев пьесы можно назвать обитателями «Дома», а кого – обитателями «Манежа»? Какой образ жизни и мыслей характерен для персонажей – обитателей «Дома» и какой – для обитателей «Манежа»? Почему обитатели «Дома» в финале остаются в живых?

4. С кем из героев пьесы связан образ разбитого сердца? Кто оказывается идеалистом (живущим иллюзиями), а кто – реалистом (разрушающим иллюзии)?

Рекомендуемая литература

Основная литература

1. История всемирной литературы. В 9 т. М., 1987.

2. История английской литературы. В 4 т. М., 1984.

3. Зарубежная литература конца XIX – начала XX века / Под ред В.М. Толмачева, Г.К. Косикова. М., 2003.

4. Трыков В.П. Зарубежная литература конца XIX–начала XX веков. М., 2001.

Дополнительная литература

1. Аникин Г.В., Михальская Н.П. Английская литература. М., 1985.

2. Аникин Г.В., Михальская Н.П. История английской литературы. М., 1985.

3. Аникст А.А. История английской литературы. М., 1956.

 

Материалы к занятию

В.П. Трыков. Зарубежная литература конца XIX – начала XX веков. М., 2001:

 

«Шоу разрабатывает новую жанровую разновидность драмы – «пьесу-дискуссию», интеллектуальную драму. Одним из наиболее ярких образцов этого жанра стала пьеса «Дом, где разбиваются сердца»... Важнейшим структурным компонентом пьес Шоу стала «дискуссия», то есть обстоятельное и разностороннее обсуждение какой-либо проблемы, в ходе которого каждый из участников дискуссии имеет возможность обосновать свою позицию, изложить аргументы, объяснить логику своего поведения».

«Подзаголовок драмы «Английские фантазии в русском стиле» отсылает к традиции русской реалистической драмы, прежде всего в лице двух ее виднейших в конце XIX века представителей – Л.Н. Толстого и А.П. Чехова. Шоу был близок обличительный пафос Л.Н. Толстого, его искусство «срывания всех и всяческих масок». С Чеховым Шоу роднит интерес к изображению культурного слоя общества, к проблеме одиночества, разобщенности людей в семье и в обществе, тонкое чувство драматизма обыденности. Как и Чехов, Шоу видел в представителях современной ему интеллигенции культурных бездельников, образованных, милых, но совершенно пустых людей, тяготящихся сознанием собственной пустоты и никчемности. В значительной степени именно на них Шоу возлагает ответственность за трагические события первой мировой войны. Пожалуй, главный порок интеллигенции Шоу усматривает в отсутствии у этих людей, по своему положению в обществе призванных быть мозгом нации, ее чувствительным барометром, интеллектуальной честности. Все обитатели Дома живут ложными, иллюзорными представлениями о жизни, что в конечном счете и приводит к тому, что у всех у них «разбиваются сердца» и Дом-корабль. Англия превращается, по словам одного из персонажей, в «целую серию идиотов с разбитыми сердцами».

«Анализируя поэтику драмы, следует обратить внимание на то, как в ней соединяется трагическое и комическое, на «сконтруированность символа» (А. Образцова) у Шоу, на парадоксальность характеров и ситуаций».

 

Бернард Шоу. Предисловие к драме «Дом, где разбиваются сердца» (отрывок).

«Где он находится, этот дом?

«Дом, где разбиваются сердца» – это не просто название пьесы, к которой эта статья служит предисловием. Это культурная, праздная Европа перед войной. Когда я начинал писать эту пьесу, не прозвучало еще ни одного выстрела и только профессиональные дипломаты, да весьма немногие любители, помешанные на внешней политике, знали, что пушки уже заряжены. У русского драматурга Чехова есть четыре прелестных этюда для тетра о Доме, где разбиваются сердца, три из которых – «Вишневый сад», «Дядя Ваня» и «Чайка» – ставились в Англии. Толстой в своих «Плодах просвещения» изобразил его нам, как только умел он – жестоко и презрительно. Толстой не расточал на него своего сочувствия: для Толстого это был Дом, где Европа душила свою совесть. И он знал, что из-за нашей крайней расслабленности и суетности в этой перегретой комнатной атмосфере миром правят бездушная невежественная хитрость и энергия со всеми вытекающими отсюда ужасными последствиями. Толстой не был пессимистом: он вовсе не хотел оставлять Дом на месте, если мог обрушить его прямо на головы красивых и милых сластолюбцев, обитающих в нем. И он бодро размахивал киркой. Он смотрел на них как на людей, отравившихся опиумом, когда надо хватать пациентов за шиворот и грубо трясти их, пока они не очухаются. Чехов был более фаталист и не верил, что эти очаровательные люди могут выкарабкаться. Он считал, что их продадут с молотка и выставят вон; поэтому он не стесняясь подчеркивал их привлекательность и даже льстил им.

Обитатели дома

В Англии, где театры являются просто обыкновенным коммерческим предприятием, пьесы Чехова, менее доходные, чем качели и карусели, выдержали несколько спектаклей в «театральном обществе». Мы таращили глаза и говорили: «Как это по-русски!» А мне они не показались только русскими... события этих чрезвычайно русских пьес могли произойти во всяком европейском поместье, где музыкальные, художественные, литературные и театральные радости вытеснили охоту, стрельбу, рыбную ловлю, флирт, обеды и вино. Такие же милые люди, та же крайняя пустота. Эти милые люди умели читать, иные умели писать; и они были единственными носителями культуры, которые по своему общественному положению имели возможность вступать в контакт с политическими деятелями, с чиновниками и владельцами газет и с теми, у кого была хоть какая-то возможность влиять на них и участвовать в их деятельность. Но они сторонились таких контактов. Они ненавидели политику. Они не желали реализовывать Утопию для простого народа: они желали в своей собственной жизни реализовать любимые романы и стихи и, когда могли, не стесняясь жили на доходы, которых вовсе не заработали... Обитатели Дома заняли единственное место в обществе, где можно было обладать досугом для наслаждения высшей культурой, и превратили его в экономическую, политическую и ... моральную пустоту. И поскольку природа, не принимающая пустоты, немедленно заполнила его сексом и всеми другими видами изысканных удовольствий, это место стало в лучшем случае привлекательнейшим местом в часы отдыха. В другие моменты оно делалось гибельным...

 

Зал для верховой езды

Но где еще могли устроиться уютно наши заправилы, как не здесь? Помимо Дома, где разбиваются сердца, можно было еще устроиться в Зале для верховой езды. Он состоял из тюрьмы для лошадей и пристройки для дам и джентльменов, которые ездили на лошадях, гоняли их, говорили о них, покупали их и продавали и девять десятых своей жизни готовы были положить на них, а оставшуюся, десятую часть, делили между актами милосердия, хождением в Церковь (что заменяет религию) и участием в выборах на стороне консерваторов (что заменяет политику). Правда, два этих учреждения соприкасались: изгнанных из библиотеки, из музыкального салона и картинной галереи можно было подчас встретить изнывающими в конюшнях и ужасно недовольными... Иногда все-таки попадались и объездчики лошадей, и губители душ, которые жили припеваючи там и здесь. Однако, как правило, два этих мира существовали раздельно и знать не знали друг друга...

 

Революция на книжной полке

Дом, где разбиваются сердца, был близко знаком с революционными идеями – на бумаге. Его обитатели стремились быть передовыми и свободомыслящими и почти никогда не ходили в церковь и не соблюдали воскресного дня, разве что в виде забавы в конце недели. Приезжая в Дом, чтобы остаться там с пятницы по вторник, на полке в своей спальне вы находили книги не только поэтов и прозаиков, но также и революционных биологов и даже экономистов... забавно было провести воскресенье, просматривая эти книги, а в понедельник утром читать в газете, как страну едва не довели доя анархии, потому что новый министр внутренних дел... отказался «признать» какой-нибудь общественный профсоюз... Короче говоря, власть и культура жили врозь. Варвары не только буквально сидели в седле, но сидели они и на министерской скамье в палате общин, и некому было исправлять их невероятное невежество в области современной мысли и политической науки, кроме выскочек из счетных контор...

 

Вишневый сад

Люди из Дома, где разбиваются сердца, не могли, да и не хотели заниматься ничем подобным. Набив свои головы предчувствиями м-ра г.Дж. Уэллса – в то время как в головах наших тогдашних правителей не держались даже предчувствия Эразма или сэра Томаса Мора, – они отказывались от тягостной работы политиков, а если бы вдруг и согласились на нее, вероятно, делали бы ее очень плохо. Им не позволяли вмешиваться, потому что в те дни «всеобщего голосования», только оказавшись по случайности наследственным пэром, мог кто0либо, обремененный солидным культурным снаряжением, попасть в парламент. Но если бы им и было позволено вмешиваться, привычка жить в пустоте сделала бы их беспомощными и неумелыми в общественной деятельности. И в частной-то жизни он нередко проматывали наследство, как герои «Вишневого сада»... От так называемой демократии при таких обстоятельствах нельзя было ожидать какой-либо помощи...

 

Практическое занятие № 5



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.