Сделай Сам Свою Работу на 5
 

РУССКОЕ ИСКУССТВО XVIII ВЕКА 273

РУССКОЙ ИСКУССТВО XVIII ВЕКА



 


 


Доменико Трезини. Петропавловский собор в Ленинграде. 17121733 гг.

Доменико Трезини, Андреас Шлютер. Летний дворец Петра I в Ленинграде. 1710—1714 гг.


застоявшиеся российские заводи, круги шли по всему обширному про­странству, но чем дальше от цент­ра — от Петербурга и Москвы, — тем они были слабее. Окраинная де­ревенская Россия продолжала жить художественным наследием стари­ны: пела старинные песни, расска­зывала былины и сказки, резала по дереву русалок-берегинь, хранила заветы иконного письма, донесенные до наших дней мастерами Палеха. Художественный облик России XVIII века складывался из многих пластов, и только верхние, петербург­ские пласты основательно оторва­лись от прошлого. Петр I в своей художественной по­литике на первых порах руководст­вовался не столько эстетическими, сколько деловыми соображениями. В искусствах он видел прежде всего важное подспорье научному и техни­ческому прогрессу, потому и хлопо­тал об их обновлении: иконописны-


272 РУССКОЕ ИСКУССТВО XVIII ВЕКА

ми методами нельзя было ни иллю­стрировать научные книги, ни испол­нять чертежи и проекты, ни делать документальные зарисовки. Для этих целей лучше всего годилась гра­вюра — линейное, точное, эконом­ное изображение, среднее между кар­тиной и чертежом. Такие докумен­тальные гравюры при Петре сразу же получили распространение. Сна­чала ими занимались граверы, вы­писанные Петром из Голландии,— Шхонебек, Пикар, — а вскоре у них появились русские последователи, например Зубов, исполнявший «пер-шпективы» строящегося Петербур­га, суховатые, но не лишенные изя­щества. Задача художественного от­деления при Академии наук, со­зданной в 1724 году, определялась так: «Художники необходимы для рисования анатомических фигур, трав и других натуралей».

Культура петровского времени от- Доменико Трезини, Андреас Шлютер. личалась деловитостью, но скучной Летний дворец Петра I. Интерьер


РУССКОЕ ИСКУССТВО XVIII ВЕКА 273



Доменико Трезини, Андреас Шлютер. Летний дворец Петра I. Фрагмент



 


ее не назовешь: в ней таилась роман­тическая нетерпеливость — поско­рее узнать, открыть, освоить, до­гнать. После столетий неспешного традиционного развития и недоверия к новшествам Россию обуяла неисто­вая любознательность. Сам Петр не только собственноручно владел че­тырнадцатью ремеслами — плотни­чал, точил, строил, делал чертежи кораблей, — но и страстно увлекал­ся всем необычным — редкостями и диковинами. Он основал Кунсткаме­ру — коллекцию природных дико­вин, «как человеческих, так и скот­ских, звериных и птичьих уродов», поощрял раскопки в сибирских кур­ганах, приказывал собирать и хра­нить «старые надписи на каменах, железе или меди, или како старое не­обыкновенное ружье, посуду и про­чее все, что зело старо и необыкно-


венно». Главной же его страстью бы­ло судоходство, и любимыми его ху­дожниками были те, кто умел изо­бражать корабельные снасти. Поэзия петровского времени — это поэзия кораблестроительства, соленого мор­ского ветра. Вкусы Петра в данном случае были зеркалом стремлений новой России: прорыв к морю со­ставлял ее неотложную историче­скую задачу.

Понятно, почему Петр, самодержав­ный царь крепостнического государ­ства, поначалу с таким жаром ухва­тился за традиции бюргерской Гол­ландии: тут все было ему на руку — опыт в мастерствах, опыт в науках и, главное, опыт общения с морем и покорения моря. Из Голландии Петр выписывал мастеров и художников, там покупал картины, сам обучал­ся там корабельному делу, а свое ве-


ликое детище — Петербург — ему хотелось сделать похожим на Ам­стердам.

Первыми этапами строительства Петербурга руководил зодчий Тре-зини, приехавший в Россию из Да­нии. Строительство подчинялось об­щему плану: новая столица была задумана как город не стихийный, а регулярный, не деревянный, а сплошь каменный, с длинными луче­выми проспектами, с системой кана­лов и шлюзов, с обилием зданий де­лового назначения. Трезини делал и «типовые проекты» фасадов жи­лых домов трех категорий — для «именитых», «зажиточных» и «под­лых» (то есть простых) людей. Спра­ведливость требует сказать, что эти три категории не так уж разитель­но друг от друга отличались: фаса­ды домов «именитых» были изящ-


нее «подлых», но так же просты и сдержанны в украшениях. Просто­той стиля отличались и обществен­ные сооружения — раннее Адми­ралтейство, здание Двенадцати кол­легий, Кунсткамера. Несмотря на скромные барочные фронтончики, дух барокко в них отсутствует. «Лет­ний дворец» Петра в Летнем саду похож не на дворец, а на уютный двухэтажный дом: внутри неболь­шие комнаты, большая кухня, очаг, изразцовая облицовка. Единствен­ная декорация фасада — прямо­угольные плитки с барельефами на темы моря: корабли в волнах, игры морских божеств.

Самым значительным сооружением Доменико Трезини был Петропав­ловский собор, вернее, его коло­кольня — высокий узкий шпиль, предваряя будущую «адмиралтей-

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.