Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 5 глава



Первая страница рукописи В. И. Ленина

«Извещение об образовании Бюро

Комитетов Большинства». — 1904 г.

Уменьшено



_________________________ ИЗВЕТТЩНИЕ ОБ ОБРАЗОВАНИИ БКБ_______________________ 69

партийный съезд. Говорить же о мире и бояться съезда, примирять и в то же время пу­гать расколом вследствие вероятного поражения меньшинства и на III съезде — значит лицемерить, значит насильственно навязывать русским партийным работникам каприз заграничного кружка, значит освящать благовидным лозунгом мира полное предатель­ство большинства. Во имя мира новый ЦК раскассировывает организации, имеющие дерзость желать съезда. Во имя мира новый Τ TTC объявляет непартийными издания большинства и отказывается доставлять их комитетам. Во имя мира новый Τ TTC вносит дрязгу в решения Совета партии, осмеливающегося печатно заявлять об «обманах» со стороны таких товарищей, действия которых еще не расследованы и которым даже не потрудились предъявить направленного против них обвинения. Совет партии прямо подделывает теперь общественное мнение партии и решение ее, поручая заведомо вра­ждебному к идее съезда ЦК проверку резолюций комитетов, заподозривая эти резолю­ции, оттягивая опубликование их, неверно считая голоса, присваивая себе право съезда объявлять мандаты недействительными, внося дезорганизацию в положительную рабо­ту путем восстановления «периферии» против местных комитетов. А между тем обще­партийная положительная работа тоже стоит благодаря поглощению сил ЦК и ЦО борьбой против съезда.

Комитетам и организациям большинства ничего не остается, как сплотиться вместе для борьбы за съезд, для борьбы против так называемых центральных учреждений пар­тии, которые на деле прямо издеваются над партией. Мы делаем почин такого сплоче­ния, составляя Бюро Комитетов Большинства, по инициативе и с согласия комитетов Одесского, Екатеринославского, Николаевского, Рижского, Петербургского и Москов­ского.

Наш лозунг — борьба партийности против кружковщины, борьба выдержанного ре­волюционного направления против зигзагов, путаницы и возврата к рабочедельству, борьба во имя пролетарской организации и дисциплины против дезорганизаторов.




70___________________________ В. И. ЛЕНИН

Наши ближайшие задачи — идейное и организационное сплочение большинства в России и за границей, всесторонняя поддержка и развитие издательства большинства (начатого за границей тт. Бонч-Бруевичем и Лениным), борьба с бонапартизмом наших центральных учреждений, контроль за правильностью мер по созыву III съезда, содей­ствие положительной работе комитетов, дезорганизуемой агентами редакции и нового ЦК.

Бюро Комитетов Большинства

Сноситься с Бюро можно через комитеты большинства в России и через издательст­во Бонч-Бруевича и Ленина за границей.

Написано ранее 20 октября (2 ноября) 1904 г.

Впервые напечатано в 1940 г.

в журнале Печатается по рукописи

«Пролетарская Революция» № 2


УСЛУЖЛИВЫЙ ЛИБЕРАЛ

Хотя услуга нам при нужде дорога, Но за нее не всяк умеет взяться, Не дай бог со Струве связаться, Услужливый Струве опаснее врага!

В последнем номере (№ 57) «Освобождения» г-на Струве напечатаны следующие поучительные строки:

«Процесс расслоения внутри так называемой Российской социал-демократической рабочей партии перешел в новую фазу. Крайние централисты («ленинцы», «твердые», «болыпевисты») начинают терять почву под ногами, а позиция их противников становится все крепче и крепче — по крайней мере в загра­ничных «колониях». «Меныпевисты» (мартовцы) почти повсюду берут перевес, захватывают в свои руки все большее количество партийных органов, в то время как от «болыпевистов» откалываются группы и лица, которые хотя и не окончательно принимают «платформу» меньшинства, однако не желают также вести борьбу с последними и стремятся к водворению мира в до сих пор мятущейся партии. На сцене появляются «примиренцы», желающие положить конец неприличной свалке, в которой люди перестали понимать не только других, но и себя. Появление этих «примиренцев» вынуждает непримиримых цен­тралистов выступить с «издательством социал-демократической партийной литературы, посвященной защите принципиальной позиции большинства второго партийного съезда». (Заявления В. Бонч-Бруевича и Н. Ленина.) Перед нами три продукта этого нового издательства: 1) К партии. Женева, 1904. Стр. 16. Цена 20 сант., 15 пф. 2) Галерка. Долой бонапартизм! Женева, 1904. Стр. 23. Цена 25 сайт., 20 пф. 3) Галерка и Рядовой. Наши недоразумения. Женева, 1904. Цена 50 сант., 40 пф. Главное содержание этих трех брошюр заключается в критическом освещении некоторых действительно не совсем безупреч­ных методов «меньшевистской» борьбы с «большинством» и в защите тезиса, что созвание третьего съезда для урегулирования партийных трений не только возможно, но и необходимо.

Стоя формально, с точки зрения партийной лояльности, на более солидной позиции, «болыпевисты» уступают своим противникам по существу. По существу последние защищают теперь


72________________________________ В. И. ЛЕНИН

нечто более жизненное и дееспособное, чем «болыпевисты». К сожалению только, защита эта ведется не совсем или, вернее, совсем некорректно, доходя часто до явного неприличия в выборе средств. Приме­ром такой некорректной защиты могут служить бесчисленные статьи последнего времени в «Искре» и появившаяся на днях брошюра Н. Троцкого: Наши политические задачи. (Тактические и организацион­ные вопросы.) Женева, 1904. Стр. 107. Цена 75 сайт. Отличаясь во многих местах пустозвонством, она, однако, совершенно справедливо берет под свою защиту некоторые идеи, с которыми интересующиеся социал-демократической литературой знакомы уже но писаниям гг. Акимова, Мартынова, Кричевского и других так называемых«экономистов». Жаль только, что местами автор доводит взгляд последних до карикатуры».

Сколько тут злорадства по поводу бод нашей партии! Но либерал, по своей полити­ческой натуре, не может относиться к ослаблению и разложению социал-демократии без злорадства.

Сколько тут глубоко продуманной и прочувствованной симпатии к существу аки-мовских взглядов меньшинства! Но, в самом деле, разве единственная надежда на жиз­ненность, идейную жизненность русского либерализма не заключается в жизненности социал-демократического оппортунизма?

Не везет новой «Искре» с ее сторонниками.

Вспомните знаменитое, замечательное, составившее эпоху плехановское «Чего не делать». Как тонко задумана была эта политика хитрости и личных уступок, и как не­ловко попал впросак наш дипломат. Как верно схватил последовательный оппортунист, г. Струве, «знаменательный поворот» в новой «Искре». «Пропасть» между старой и но­вой «Искрой» признают теперь сами руководители последней.

Вспомните нарцисовское утверждение Плеханова в № 65 «Искры», что «Акимов ни­кому не страшен, им не испугаешь теперь даже воробьев на огороде». Плеханов гово­рил эти слова (не особенно обнаруживающие мягкость и уступчивость к рабочедель­цам), заявляя в то же время, будто на нашем партийном съезде «против ортодоксально­го марксизма говорил разве только какой-нибудь Акимов». И вот тотчас же после этих нарцисовских заявлений печатается полностью листок


УСЛУЖЛИВЫЙ ЛИБЕРАЛ_____________________________ 73

Воронежского комитета (солидарного, как всем известно, с тт. Акимовым и Брукэром), причем оказывается, что редакция новой «Искры» скрыла от публики (№ 61) всю прин­ципиальную часть листка, все выражение сочувствия новой «Искре». Кто оказался по­хожим на воробья? Какое партийное учреждение сравнимо теперь с огородом?

Вспомните автора статьи «Пора!» в приложении к №№ 73—74 «Искры». Как откро­венный и честный представитель взглядов, проводившихся на всем нашем съезде всеми делегатами «болота», этот товарищ прямо заявил свое несогласие с Плехановым, прямо выразил свое мнение, что «Акимов сыграл на съезде роль скорее призрака оппортуниз­ма, чем его действительного представителя». И бедная редакция еще и еще раз должна была подвергнуть себя некоторой унтер-офицерской операции. Редакция снабдила ут­верждение автора статьи «Пора!» следующим примечанием:

«С этим мнением нельзя согласиться. На программных взглядах тов. Акимова лежит явная печать оп­портунизма, что признает и критик «Освобождения» в одном из его последних номеров, отмечая, что тов. Акимов примыкает к «реалистическому», — читай: ревизионистскому, — направлению».

Не правда ли, мило? В программных взглядах т. Акимова (с которым вместе голосо­вали, в спорах о программе, почти всегда тт. Мартынов, Брукэр и бундовцы, очень час­то и делегаты болота) есть оппортунизм. А в его тактических и организационных взглядах нет оппортунизма, — так что ли, господа? Не потому ли молчите вы об этих последних взглядах, что новая «Искра» с помпой выдвинула новые организационные разногласия и сказала именно то и только то, что говорили уже раньше против старой «Искры» Мартынов и Акимов? Не потому ли, что и новые тактические разногласия, выдвигаемые в новейшее время новейшей «Искрой», сводятся всецело к повторению того, что говорили давно против старой «Искры» Мартынов и Акимов? Как полезно было бы переиздать теперь № 10 «Рабочего Дела»!


74___________________________ В. И. ЛЕНИН

И кого же приводит сама редакция новой «Искры» в качестве судьи и свидетеля про­тив тов. Акимова? — г-на Струве. Судья хорош, это действительно специалист, знаток, чемпион и эксперт в вопросах оппортунизма. Тем более знаменателен отзыв этого, са­мой редакцией вызванного, свидетеля о содержании взглядов Троцкого. А ведь брошю­ра Троцкого вышла, не забывайте этого, под редакцией «Искры» (№ 72, стр. 10, столб. 3). «Новые» взгляды Троцкого — редакционные взгляды, одобренные Плехановым, Аксельродом, Засулич, Старовером и Мартовым.

Пустозвонство и акимовщина (к сожалению, последняя в карикатурном виде) — та­ков вердикт сочувствующего новой «Искре» и ею же вызванного судьи.

Услужливый либерал на этот раз нечаянно сказал сущую правду.

Написано в октябре 1904 г.

Напечатано в ноябре 1904 г. Печатается по тексту листка

в Женеве отдельным листком


ЗЕМСКАЯ КАМПАНИЯ И ПЛАН «ИСКРЫ»39

Написано между 30 октября и 8 ноября (12 и 21 ноября) 1904 г.

Напечатано в ноябре 1904 г. Печатается по тексту брошюры

в Женеве отдельной брошюрой



Обложка брошюры В. И. Ленина «Земская кампания и план «Искры»». — 1904 г.

Уменьшено


ТОЛЬКО ДЛЯ ЧЛЕНОВ ПАРТИИ

За подписью редакции «Искры» только что опубликовано («для членов партии») письмо к партийным организациям. Россия никогда еще не была так близка к консти­туции, как теперь, — заявляет редакция и подробно излагает целый план «политиче­ской кампании», целый план воздействия на наших либеральных земцев, ходатайст­вующих о конституции.

Прежде чем разбирать этот, в высшей степени поучительный, план новой «Искры», припомним, как ставился вопрос об отношении к нашим либеральным земцам в рус­ской социал-демократии с тех пор, как возникло массовое рабочее движение. Всем из­вестно, что и по этому вопросу почти с самого начала возникновения массового рабо­чего движения шла борьба между «экономистами» и революционерами. Первые дохо­дили до прямого отрицания буржуазной демократии в России, до игнорирования задач воздействия пролетариата на оппозиционные слои общества и к то же время, суживая размах политической борьбы пролетариата, они, сознательно или бессознательно, пре­доставляли политически руководящую роль либеральным элементам общества, отводя рабочим «экономическую борьбу с хозяевами и с правительством». Сторонники рево­люционной социал-демократии в старой «Искре» вели борьбу с этим направлением. Борьба эта распадается на два крупных периода: до появления либерального органа, «Освобождения», и после его появления. В первый период мы направляли главным


78___________________________ В. И. ЛЕНИН

образом свою атаку против узости экономистов, «наталкивали» их на незамечаемый ими факт существования буржуазной демократии в России, подчеркивали задачу все­сторонней политической деятельности пролетариата, задачу воздействия его на все слои общества, задачу стать авангардом в войне за свободу, В настоящее время тем бо­лее уместно и необходимо вспомнить этот период и его основные черты, чем грубее извращают его сторонники новой «Искры» (см. «Наши политические задачи» Троцко­го, изданные под редакцией «Искры»), чем больше спекулируют они на незнакомство теперешней молодежи с историей недавнего прошлого нашего движения.

Со времени появления «Освобождения» начался второй период борьбы старой «Ис­кры». Когда либералы выступили с самостоятельным органом и с особой политической программой, задача воздействия пролетариата на «общество» естественно изменилась: рабочая демократия не могла уже ограничиться «встряхиванием» либеральной демо­кратии, расшевеливанием ее оппозиционного духа, она должна была поставить во главу угла революционную критику той половинчатости, которая ясно обнаружилась в поли­тической позиции либерализма. Наше воздействие на либеральные слои приняло форму постоянных указаний на непоследовательность и недостаточность политического про­теста гг. либералов (достаточно сослаться на «Зарю», критиковавшую предисловие г. Струве к записке Витте , и на многочисленные статьи «Искры»).

Ко времени II партийного съезда эта новая позиция социал-демократии по отноше­нию к либерализму, выступившему открыто, настолько уже выяснилась и упрочилась, что ни у кого не возникало даже вопроса относительно того, существует ли буржуазная демократия в России и должно ли оппозиционное движение встречать поддержку (и какую поддержку) в пролетариате. Речь шла лишь о формулировке партийных взглядов на этот вопрос, и мне достаточно здесь ука-

* См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 21—72. Ред.


_______________________ ЗЕМСКАЯ КАМПАНИЯ И ПЛАН «ИСКРЫ»______________________ 79

зать на то, что взгляды старой «Искры» гораздо лучше были выражены в резолюции Плеханова, подчеркнувшей антиреволюционный и противопролетарский характер ли­берального «Освобождения», чем в сбивчивой резолюции Старовера40, которая, с одной стороны, гонится (и совершенно несвоевременно гонится) за «соглашением» с либера­лами, а с другой стороны, ставит фиктивные, заведомо неисполнимые для либералов условия таких соглашений,

I

Перейдем к плану новой «Искры». Редакция признает нашу обязанность использо­вать до дна весь материал по вопросу о нерешительности и половинчатости либераль­ной демократии, по вопросу о враждебной противоположности интересов либеральной буржуазии и пролетариата, использовать «соответственно принципиальным требовани­ям нашей программы». «Но, — продолжает редакция, — по в пределах борьбы с абсо­лютизмом, и именно в теперешнем фазисе, наше отношение к либеральной буржуазии определяется задачей придать ей побольше храбрости и побудить ее присоединиться к тем требованиям, с которыми выступит (?выступил?) руководимый социал-демократией пролетариат». Мы подчеркнули особенно странные словечки в этой странной тираде. В самом деле, как не назвать странным противоположение, с одной стороны, критики половинчатости и анализа враждебности интересов, а с другой сто­роны, задачи придать храбрости и побудить присоединиться? Каким образом в состоя­нии мы придать храбрости либеральной демократии иначе, как беспощадным разбором и уничтожающей критикой ее половинчатости в вопросах демократии? Поскольку буржуазная (= либеральная) демократия намерена выступать как демократия и вынуж­дена выступать как демократия, постольку она неизбежно стремится опереться на воз­можно более широкие круги народа. Это стремление неминуемо порождает следующее противоречие: чем шире эти круги


80___________________________ В. И. ЛЕНИН

народа, тем больше среди них представителей пролетарских и полупролетарских слоев, требующих полной демократизации политического и общественного строя, такой пол­ной демократизации, которая грозит подорвать весьма важные опоры всякого буржуаз­ного господства вообще (монархию, постоянное войско, бюрократию). Буржуазная де­мократия по природе своей не в состоянии удовлетворить этих требований, она по при­роде своей осуждена поэтому на нерешительность и половинчатость. Социал-демократы критикой этой половинчатости подталкивают постоянно либералов, отры­вают все большее количество пролетариев и полупролетариев, а частью и мелких бур­жуа, от либеральной демократии на сторону рабочей демократии. Каким же образом можно говорить: мы должны критиковать половинчатость либеральной буржуазии, н о (но!) наше отношение к ней определяется задачей придать ей храбрости? Ведь это яв­ная путаница, свидетельствующая либо о том, что авторы ее пятятся назад, т. е. воз­вращаются к тем временам, когда либералы вообще еще не выступали открыто, когда их надо было вообще пробуждать, расшевеливать, побуждать открыть рот; — либо о том, что авторы сбиваются на мысль, будто можно «придать храбрости» либералам по­средством уменьшения храбрости пролетариев.

Как ни чудовищна эта мысль, по в следующем же пассусе редакционного письма мы видим ее еще более ясно выраженною: «Но, — оговаривается паки и паки редакция, — но мы впали бы в роковую ошибку, если бы поставили себе целью энергическими ме­рами устрашения теперь же заставить земства или другие органы буржуазной оппо­зиции дать, под влиянием паники, формальное обещание предъявить наши требования правительству. Такая тактика скомпрометировала бы социал-демократию, потому что превратила бы всю нашу политическую кампанию в рычаг для реакции» (курс. ред.).

Вот оно что! Не успел еще революционный пролетариат нанести ни одного серьез­ного удара царскому самодержавию в такой момент, когда оно особенно


_______________________ ЗЕМСКАЯ КАМПАНИЯ И ПЛАН «ИСКРЫ»______________________ 81

явно колеблется и когда серьезный удар особенно необходим, особенно полезен и мо­жет оказаться решительным ударом, а нашлись уже социал-демократы, бормочущие о рычаге для реакции. Это уже не только путаница, это — прямая пошлость. И редакция договорилась до этой пошлости, сочинив себе, специально для разговоров о рычаге для реакции, сугубо грозное пугало. Подумайте только: люди серьезно говорят, в письме к партийным организациям социал-демократической партии, о тактике устрашения зем­цев и понуждения их, под влиянием паники, дать формальные обещания! Не легко бы­ло бы, даже среди русских сановников, даже среди наших Угрюм-Бурчеевых41, найти такого государственного младенца, который бы поверил в такое пугало. У нас есть, среди революционеров, ярые террористы, есть отчаянные бомбисты, но даже самый не­лепый из нелепых защитников бомбизма не предлагал, кажется, до сих пор устрашать... земцев и вызывать панику среди... оппозиции. Неужели не видит редакция, что, сочи­няя эти смехотворные пугала, пуская в ход эти банальные фразы, она неизбежно поро­ждает недоразумения и недоумения, засоряет сознание и сеет смуту в умах борющихся пролетариев? Ведь не в пустое пространство летят эти словечки о рычаге для реакции, о компрометирующей тактике устрашения, они падают на специфическую российско-полицейскую почву, как нельзя более приспособленную для произрастания плевелов. О рычаге для реакции нам действительно говорят теперь на каждом перекрестке, но гово­рят нововременцы42. О компрометирующей тактике устрашения нам действительно прожужжали все уши, — не кто иной, как трусливые вожаки буржуазной оппозиции.

Возьмите профессора князя Ε. Η. Трубецкого. Кажется, достаточно «просвещенный» и — для русского легального деятеля — достаточно «смелый» либерал. А как пошло рассуждает он в либеральном «Праве» (№ 39) о «внутренней опасности», именно опасности крайних партий! Вот вам живой образчик того, кто действительно близок к панике, вот вам наглядный


82___________________________ В. И. ЛЕНИН

пример того, что действительно оказывает на настоящих либералов устрашающее дей­ствие. Уж, конечно, боятся они не того плана, который приснился редакторам «Искры», плана вырвать у земцев формальные обещания в пользу революционеров (г. Трубецкой только расхохотался бы, если б ему сказали о таком плане), — они боятся революцион­но-социалистических целей «крайних» партий, они боятся уличных листков, этих пер­вых ласточек революционной самодеятельности пролетариата, который не остановится, не сложит оружия, пока не свергнет господства буржуазии. Этот страх порождается не смехотворными пугалами, а действительным характером рабочего движения, этот страх неизгладим из сердца буржуазии (отдельные лица и отдельные группы, конечно, не в счет). И вот почему такой фальшью звучит рассуждение новой «Искры» о компро­метирующей тактике устрашения земцев и представителей буржуазной оппозиции. Пу­гаясь уличных листков, пугаясь всего, что идет дальше цензовой конституции, гг. либе­ралы всегда будут бояться лозунга «демократическая республика» и призыва к воору­женному всенародному восстанию. Но сознательный пролетариат отвергнет с негодо­ванием самую мысль о том, чтобы мы могли отказаться от этого лозунга и от этого призыва, чтобы мы могли вообще руководиться в своей деятельности паникой и стра­хами буржуазии.

Возьмите «Новое Время». Какие нежные арии распевает оно на мотив о рычаге для реакции. «Молодежь и реакция, — читаем мы в «Заметках» № 10285 (18 октября). — ... Не вяжутся вместе эти слова, а между тем недостаточно обдуманные действия, по­рывистые увлечения и желание во что бы то ни стало принять немедленное участие в судьбах государства могут привести молодежь к этому безнадежному тупику. На днях демонстрация у Выборгской тюрьмы, затем попытка о чем-то манифестировать уже в центре столицы, в Москве прогулка с флагами и протестами против войны 200 студен­тов... Отсюда понятна реакция... студенческие волнения, демонстрации молодежи, да ведь это целый бенефис, это — козырь,


_______________________ ЗЕМСКАЯ КАМПАНИЯ И ПЛАН «ИСКРЫ»______________________ 83

нежданный, громадный козырь в руках реакционеров. Вот уж подлинно для них доро­гой подарок, который они сумеют использовать. Не следует делать этого подарка, не нужно ломать воображаемых (! ! !) решеток: теперь и двери открыты (двери Выборгской и других тюрем, должно быть?), широко открыты!»

Эти рассуждения не требуют пояснений. Достаточно привести их, чтобы видеть, как бестактно заговаривать теперь о рычаге для реакции, теперь, когда ни одна из дверей всероссийской тюрьмы не приоткрыта для борющихся рабочих, когда царское само­державие не сделало еще пи единой, хоть сколько-нибудь ощутимой для пролетариата, уступки, когда все внимание и все усилия должны быть направлены на подготовку на­стоящей и решительной схватки с врагом русского народа. Конечно, одна уже мысль о такой схватке внушает страх и панику гг. Трубецким и тысячам менее «просвещенных» гг. либералов. Но мы были бы глупцами, если бы соображались с их паникой. Мы должны соображаться с состоянием своих сил, с ростом народного возбуждения и воз­мущения, с моментом, когда прямой натиск пролетариата на самодержавие примкнет к одному из стихийных и стихийно растущих движений,

II

Выше, говоря о том пугале, которое приснилось нашей редакции, мы не отметили еще одной характерной черточки в ее рассуждении. Редакция обрушилась на компро­метирующую тактику, которая бы клонилась к тому, чтобы вырвать у земцев «фор­мальное обещание предъявить наши требования правительству». Помимо указанных раньше несообразностей, тут странна самая мысль о том, чтобы «наши» требования, требования рабочей демократии, предъявляла правительству либеральная демократия. С одной стороны, либеральная демократия именно в силу того, что она представляет из себя буржуазную демократию, никогда не способна усвоить себе, не способна отстаи­вать искренне, последовательно и решительно «наши» требования. Если бы


84___________________________ В. И. ЛЕНИН

даже либералы дали, «добровольно» дали, формальное обещание предъявить наши тре­бования, то, разумеется, они не сдержали бы этого обещания, обманули бы пролетари­ат. С другой стороны, если бы мы были так сильны, чтобы влиять серьезно на буржуаз­ную демократию вообще и гг. земцев в особенности, то такой силы нам было бы вполне достаточно, чтобы самостоятельно предъявить наши требования правительству.

Странная мысль редакции — не результат обмолвки, а неизбежное следствие той сбивчивой позиции, на которую она вообще встала по данному вопросу. Слушайте: «Центральным фокусом и руководящей нитью... должна служить практическая задача... внушительного организованного воздействия на буржуазную оппозицию»; в «проекте заявления от рабочих данному органу либеральной оппозиции» должно быть «объясне­ние, почему рабочие обращаются не к правительству, а к собранию представителей именно этой оппозиции». Такая постановка задачи в основе своей ошибочна. Мы, пар­тия пролетариата, должны, конечно, «идти во все классы населения», открыто и энер­гично отстаивая перед всем народом нашу программу и наши ближайшие требования, мы должны стараться заявить эти требования и перед гг. земцами, но центральным фо­кусом и руководящей нитью должно быть для нас воздействие именно не на земцев, а на правительство. Редакция «Искры» поставила вопрос о центральном фокусе как раз вверх ногами. Буржуазная оппозиция потому и является только буржуазной и только оппозицией, что она не борется сама, не имеет своей безусловно отстаиваемой про­граммы, что она стоит между двумя борющимися сторонами (правительством и рево­люционным пролетариатом плюс его немногочисленные интеллигентные сторонники), что она учитывает в свою пользу результат борьбы. Поэтому, чем горячее становится борьба, чем ближе момент решительной битвы, тем больше должны мы обращать наше внимание и направлять наше воздействие на нашего действительного врага, а не на то­го союзника, который заведомо является союзником условным, проблематичным, нена-


_______________________ ЗЕМСКАЯ КАМПАНИЯ И ПЛАН «ИСКРЫ»______________________ 85

дежным и половинчатым. Неразумно было бы игнорировать этого союзника, нелепо было бы ставить себе целью устрашать и пугать его, — все это до такой степени само­очевидно, что странно и толковать об этом. Но центральным фокусом и руководящей нитью нашей агитации должно быть, повторяю, не воздействие на этого союзника, а подготовка решительной битвы с врагом. Заигрывая с земством, делая ничтожные (и почти только словесные) уступки земству, правительство ведь ровно еще ничего не ус­тупило фактически народу, правительство еще вполне и вполне может вернуться к ре­акции (вернее, продолжить реакцию), как бывало на Руси десятки и сотни раз после мимолетных либеральных веяний того или иного самодержца. Именно в такой момент заигрывания с земством, отвода глаз народу, убаюкиванья его пустыми словечками на­до особенно остерегаться лисьего хвоста, особенно настойчиво напоминать, что враг еще не сломан, особенно энергично звать к продолжению и удесятерению борьбы с врагом, а не переносить центр тяжести с «обращения» к правительству на обращение к земству. Именно в настоящий момент не кто иной, как заведомые пенкосниматели и предатели свободы лезут из кожи, чтобы обратить центр тяжести общественного и на­родного внимания на земство, вызвать доверие к земству, которое на самом деле дове­рия истинной демократии отнюдь не заслуживает. Возьмите «Новое Время»: в цитиро­ванной выше статье вы прочтете такое рассуждение: «Всякому ясно, что с возможно­стью смело и правдиво обсуждать все наши недостатки и недочеты, с возможностью каждому деятелю свободно проявлять свою деятельность, скоро и недочетам должен наступить конец, и Россия может вступить безбоязненно на тот путь прогресса и со­вершенствования, который ей так необходим. Даже организации, инструмента этого прогресса, не приходится выдумывать: он существует налицо в виде земства, которому только (! !) предстоит дать свободу роста; в последнем залог действительно самобытно­го, а не заимствованного совершенствования». Такие и подобные


86___________________________ В. И. ЛЕНИН

речи не только «скрывают стремления к ограниченной монархии и цензовой конститу­ции» (как говорит в другом месте своего письма редакция) ; они прямо подготовляют почву к тому, чтобы все дело ограничилось улыбками по адресу земства без всякого даже и ограничения монархии!

Выдвиганье, в качестве центрального фокуса, воздействия на земство, а не воздейст­вия на правительство, естественно приводит к той несчастной мысли, которая легла в основу староверовской резолюции, именно мысли искать сейчас же и немедленно бази­са для каких-либо «соглашений» с либералами. «По отношению к нынешним же земст­вам, — говорит в своем письме редакция, — наша задача сводится (!!) к предъявлению им тех политических требований революционного пролетариата, которые они обязаны поддерживать, чтобы иметь хоть какое-нибудь право выступать от имени народа и рас­считывать на энергичную поддержку со стороны рабочих масс». Нечего сказать, хоро­шее определение задач рабочей партии! В такое время, когда перед нами совершенно ясно обрисовывается возможный и вероятный союз умеренных земцев с правительст­вом для борьбы против революционного пролетариата (редакция сама признает воз­можность такого союза), мы будем «сводить» свою задачу не к удесятерению энергии борьбы против правительства, а к выработке казуистических условий соглашения с ли­бералами об обоюдной поддержке. Если я предлагаю другому лицу требования, кото­рые он должен обязаться поддерживать, чтобы иметь право на мою поддержку, то я за­ключаю именно соглашение. И мы спрашиваем всех и каждого: куда улетучились те «условия» соглашений с либералами, которые сочинял Старовер в своей резолюции (подписанной также

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.