Сделай Сам Свою Работу на 5

Первый блокнот: Задача № 1 – увидеть жизнь. Сложно менять что-то, не видя объекта изменения

 

Слепая Вера

 

I

 

В детстве я смотрел фильм «Король Лир», который оставил след в моей душе навсегда.

Точнее, не весь фильм, а сцена, в которой графа Глостера лишают зрения.

Точнее, не так. Это для деликатного и брезгливого читателя я так написал: «лишили зрения». В голове сидит иная формулировка: «выкололи глаза».

Суть одна, а впечатления разные. Ну, лишили и лишили, все равно, что «он ушел» вместо «он умер».

Но когда всплывает формулировка «выкололи глаза», сразу вижу, как кто-то шпорой грязного сапога выкалывает глаз.

Неприятное зрелище.

Но мне этот детский опыт предстояло «отработать» в более серьезном возрасте.

«Все проблемы из детства» – любят повторять профессиональные психологи, и я свою проблему «притащил» тоже из детства. После того как я посмотрел тот злополучный фильм, стал размышлять о том, что без глаз жить невозможно, что за потерей ЗРЕНИЯ автоматически следует смерть. И Жизнь однажды дала мне серьезный урок, показав, что можно иметь глаза, но не видеть, а можно… впрочем, давайте все по порядку…

Мне было 38, и я вел образ жизни самый что ни на есть разгульный. Я имел нестабильные доходы, долги и невыполненные обязательства. Но денег на ночной клуб и выпивку всегда хватало.

Тот вечер мне запомнился так, что могу расписать его по секундам, как будто память о нем вырезана на моей коже.

Клуб имел нелепое название «Катти Сарк» – нелепое по причине того, что в отличие от меня, «глотавшего» в детстве тонны приключенческой литературы, наверное, мало кто в нашем городе знал, кто она такая – Катти Сарк.

Выпивка отличалась обилием, пища служила скромным оформлением нескольких пузатых бутылок на столе.

Я был в том состоянии опьянения, когда окружающий мир уже «дрогнул», но еще не «поехал», когда вышла она…

Ее представили Вероникой.

То, что она танцевала для охмелевшей публики, трудно было назвать стриптизом. И вообще – танцем. Она словно проживала некую полную событий жизнь в движении.

Я несколько раз бывал в оперном театре, где для таких «деревенских простаков» специально выдают программку с кратким пересказом того, что предстояло увидеть. Интрига сразу пропадала, поскольку еще до начала действа все знали, что «убийца – дворецкий».



Так вот, то, о чем «танцует» девушка, не нужно было предварительно рассказывать. Это было понятно даже мне, находящемуся… э-э-э… в состоянии легкого алкогольного опьянения. Я видел полную драматизма жизнь, страстную, но короткую любовь, вероломное предательство, и в конце выступления – под занавес – красивую смерть.

Я был впечатлен.

Мимо меня проходила торговка, которой, видимо, разрешали продавать в клубе цветы.

Я выхватил из ее рук пластмассовое ведерко с розами, сунул вытащенный из кармана комок смятых долларов и рванул за занавес.

Хозяин заведения, толстый усатый Бахтияр, был мне знаком по бизнесу, поэтому я нашел, что сказать охранникам, пытавшимся меня остановить, и проник в гримерку к танцовщице.

Длинный коридор имел много дверей, но я почему-то сразу понял, что ОНА в той, что справа, возле не к месту стоящей тумбы.

Я постучал и, не расслышав, что именно мне ответили, распахнул дверь.

В комнатке их было двое – она и черный пес.

Если бы я был трезв, то у меня произошел бы «разрыв шаблона», ибо я ожидал увидеть такого же поклонника, как и я, или застать ее в одиночестве, но собака…

Я решил играть роль «джентльмена», хотя, по правде сказать, вряд ли даже смог бы написать это слово без ошибок.

«Леонид», – пытаясь изобразить глубокий сексуальный голос, представился я. А дальше не нашел ничего лучше, как выставить вперед ведерко с цветами и добавить: «А это цветы. Кстати, вам».

Она не смотрела на меня. Она смотрела в стену и улыбалась.

Возникла глупая пауза. Я не знал, что подобает говорить джентльмену дальше, а стандартные для моей тогдашней сути обороты мало соответствовали характеру сложившейся ситуации.

– Шоколад… – также улыбаясь, неземным голосом сказала она.

– Что – шоколад? – завис я.

– Вы ели шоколад. Странно. Шоколад с водкой.

«Разрыв шаблона» все же наступил – я действительно пил водку и, в отличие от всех окружающих меня на тот момент мужчин, закусывал шоколадом, хотя обилие блюд местной кухни позволяло не извращаться настолько необычным способом.

– Как вы догадались?

Она звонко засмеялась и, не глядя на пса, провела ему по загривку ладошкой.

– А еще ваша девушка курит. Зачем?

В моей голове пронесся примитивный детективный сюжет, где я являюсь объектом наблюдения некой спецслужбы. Ситуация превращалась в забавную интригу.

Я открыл было рот, чтобы сморозить очередную глупость, но тут дверь без стука распахнулась, и в гримерку вошла женщина.

– Вера, нам пора, – сказала она. Вера, так же не глядя на нас, кивнула и поднялась.

Ее яркие, лучистые глаза смотрели на мир, не замечая моей скромной персоны.

– Извините, нам нужно уходить.

– А как же цветы? – спросил я, и минуту назад вошедшая женщина выдернула ведерко из моих рук.

– Можно, я вас провожу? – уже с какой-то жалостью спросил я. Меня начинало безумно тянуть к этой необычной девушке, которая знала, что я люблю шоколад и что Жанна курит. – Можно?

Опять, не глядя на меня, она кивнула, а потом… взялась за мою руку, оперевшись так доверительно, словно я был Орфеем, которому суждено вывести ее – Эвридику – из подземного царства.

Женщина с моим ведерком что-то неодобрительно буркнула и пошла впереди. Пес посмотрел на Веру и медленным шагом двинулся тоже.

Коридор был настолько длинным, что я успел каким-то чудесным образом протрезветь, а потом меня посетила безумная догадка: Вера слепая!

Пазл сложился. Я понял, почему у нее такой необычный взгляд.

Мое сердце безумно колотилось – я чувствовал, что не будет больше Жанны, и много чего уже не будет в моей жизни, потому что у меня появилась Вера…

 

II

 

Да, вся моя жизнь с этого момента разделилась на две неравные части: «до Веры» и «с Верой».

Вера была необычной девушкой уже в силу того, что она «видела» мир совершенно по-другому. Причем, она была настолько мудра, что, подобно переводчику, переводила на понятный мне язык то, что видела и понимала. Там были другие цвета, другие объекты, даже запахи она «понимала» по-другому.

Я не запомнил наш первый секс. Просто потому, что это событие вытеснила последующая картинка: Вера, обнаженная, встает и, в темноте, спокойно и уверенно идет в душ. Даже я, имея два глаза, наверняка задел бы на своем пути немало предметов. Я – но не она.

Не имея зрения в том виде, как имел его я, она однако же «видела» и понимала ничуть не меньше, а порой даже больше, ярче, отчетливее.

Мы лежали обнявшись, когда она сказала: «Вино пахнет смертью. Пожалуйста, не пей больше».

«Что ты имеешь в виду?» – шепотом спросил я.

«Ты пил так долго и так много, что теперь через твои поры выходит запах смерти. Вино имеет могущественного защитника. Эзотерики называют подобное Эгрегором. У вина один из самых сильных Эгрегоров. Запах смерти поселился в тебе. Я чувствую это. Пожалуйста, не пей больше».

Потом она сразу же уснула, утомленная нашей страстью, а я, лежа в темноте и глядя на качающееся светлое пятно на потолке, дал себе самую страшную в мире клятву, что никогда больше не выпью ни глотка спиртного.

С тех пор прошло много лет, но я до сих пор верен своей клятве.

Уже нет рядом Веры, которую сбил «джип», когда она вместе с ее верным псом Амиго дождливой ночью гуляла по улицам нашего города, поэтому я не знаю – вышла ли из меня Смерть. Но я точно помню тот миг, спустя шесть месяцев после той самой ночи, когда я окончательно протрезвел, другие «настройки»: цвет, контрастность, четкость, другие запахи и ощущения.

 

III

 

Вера стала для меня Первым Настоящим Учителем. Она учила меня жить и показала, какой должна быть НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА.

Она, несомненно, имела магические способности, которые «вынуждены были» проснуться в ней из-за отсутствия «нормального» зрения.

– Как же ты все видишь, если не видят твои глаза? – спрашивал я ее, и она по-детски смеялась, а потом садилась, обнаженная и прекрасная, по-турецки рядом со мной и читала необычные лекции.

– Милый мой, я вижу телом, вижу душой. Глаза – это просто две дырки в голове. Ты водишь по миру этими дырками, смотришь – а не видишь. Ты слишком надеешься на свои глазки, любимый…

У любого человека целых шесть глаз, но ты про них, конечно, ничего не слышал…

«Глаза головы» – это те энергетические глаза, которыми человек «видит» информацию: тексты, цифры, доказательства и «умные» мысли.

«Головастику» информация нужна не меньше пищи – он постоянно что-то читает, слушает. Постоянно думает о чем-то.

У тебя эти глаза «открыты», поэтому, наверное, у тебя очень умное лицо…

– Я умный, по-твоему, или у меня умное лицо?

– Ты умный. Но человек с «Глазами головы» может спокойно получать информацию и так же легко с ней расставаться, не сделав ее своим опытом. Не перебивай, давай я дальше расскажу.

«Глаза горла» – это творчество во всей своей красе. Люди с такими глазами видят все необычное, яркое. Креатив – это их суть. Они носят шарфики и нашейные платочки, подсознательно выделяя горло так же, как «головастики» делают это очками. Они умеют красиво говорить, а если и не умеют, то любят. Они болтуны.

«Глаза сердца» – это добро, милосердие, помощь ближнему, даже в ущерб себе. У тебя эти глаза закрыты…

Они стараются сгладить углы и избежать конфликта.

Они часто большие и добрые. Слезливые. Жалеют птичек и котят. Носят свободные одежды. Не зря же так много говорили о «балахонах» моей любимой Аллы Пугачевой…

«Глаза пресса». О-о-о! Это сила, уверенность, победоносность, лидерство. Высокие чиновники, вояки, менты. Предприниматели, бизнесмены. Лидеры любых группировок.

Ты пил водку – это напиток «прессов»…

– А шоколад?..

– Шоколад? Мужчина – не юнец, любит сладкое. «Глаза головы» – ведь для мышления нужно сладкое, правда?

«Глаза паха» – легкость, детскость, наивность. Радость! Веселье!

«Пахи» необязательны. Берут в долг и забывают вернуть. Любят все яркое, необычное, цветастое, как вороны. Я говорю твоим языком о цвете, иначе бы ты меня не понял.

«Глаза копчика» – дисциплина, пунктуальность, медлительность и основательность. Пекутся о своем здоровье…

– Вера, но какую пользу я могу извлечь из всего этого?

– Не торопи меня, Ленечка.

Человек познает мир этими шестью «глазами». Весь мир условно делится на шесть аспектов, а у человека шесть «глаз» – каждый «глаз» видит свою зону. Когда ребенок рождается, все шесть «глаз» широко открыты – ребенок гармоничен. Но потом одни «глаза» становятся огромными, гипертрофируются, а другие – закрываются. Ненамного или насовсем.

Каждый «глаз» «видит» свою зону жизни, и если какой-то из «глаз» закрывается, то человек перестает видеть часть жизни…

– А что это значит?

– А то, что ответы на многие вопросы и решения многих проблем находятся именно в той зоне, которую ты не видишь, понимаешь?

– Ну… начинаю понимать. А у тебя?.. Какие глаза открыты? А какие нет?

– Себя оценивать сложнее, но все-таки у меня очень слабо «видят» «Глаза» «пресса» и «головы»…

– А у меня какие глаза сильнее прочих?

– «Голова» и «пресс», наверно, поэтому мы и нашли друг друга – чтобы дополнять.

Чтобы был порядок в делах, тебе нужно развивать «копчик». А чтобы научиться любить – «сердце»…

– А как это сделать?

– Для «копчика» – делай нудную, неинтересную, монотонную работу… Собирай пазлы. Подолгу жуй пищу. Наведи порядок в квартире, а то я хожу и постоянно запинаюсь за разбросанные вещи. А несколько раз задевала книжную полку, и оттуда высыпалась куча всякой ерунды…

– А «сердце»?

– Люби. Жалей. Понимай. Помогай слабым. Не упрекай за слабости. Будь великодушным…

 

IV

 

В память врезался именно этот разговор.

После него я стал диагностировать людей: у кого и что развито. И оказалось, что вокруг меня просто нет гармоничных людей! Это открытие стало для меня откровением.

Я другими глазами стал смотреть на Веру, ее жизнь, ее способности и проблемы.

В своей квартире она знала каждый уголок и обходилась без посторонней помощи. Утром она первым делом кормила Амиго (даже я, зрячий, насыпая ему сухой корм в миску, мог просыпать, а она – никогда. Когда я спросил ее об этой странности, она ответила просто: «Твои “Глаза копчика” плохо видят».), заваривала кофе, а потом около часа занималась танцами!

О! Это было необычно! Она порхала по квартире – гибкая, обнаженная, похожая то на пугливую лань, то на хищную пантеру. Обычно, если позволяло время, я следил за этим танцем, еще больше влюбляясь.

Она, даже в мелочах, вела себя, как Истинная Леди, и я не мог оставаться тем, кем был раньше. Я не мог ее обмануть даже в мыслях. О боже, это необычное состояние: БЫТЬ ЧЕСТНЫМ ВО ВСЕМ. Не мог проявлять слабость. Не мог быть капризным.

А еще она учила меня ВЕЛИКОДУШИЮ. Тому, что каким бы правым я себя не считал, не нужно забывать о том, что рядом со мной люди, которые имеют свои мысли, чувства, по-другому воспринимают то, что вижу я.

Рядом с ней я не мог вести себя иначе. Именно тогда я понял, что ВЕЛИКОДУШИЕ – это обязательное качество настоящего мужчины.

Великодушие – это качество сильных!

У слабого не получится быть великодушным…

 

V

 

Все закончилось плохо.

Однажды дела вынудили меня уехать в другой город на две недели.

Я звонил Вере каждый день. Я боялся ее потерять.

Несмотря на всю свою самостоятельность, она все-таки была незрячим человеком, и это меня очень огорчало. Да, она была чуткая, внимательная. Она имела необыкновенную интуицию.

И как она могла попасть под колеса этого «лендровера» – уму непостижимо.

В тот день по телефону мне ответила Анна Германовна – та самая строгая женщина, с которой я познакомился когда-то в гримерке.

Уже по голосу я понял, что случилось страшное.

Билетов на самолет не было, я прождал двое суток, поэтому не смог проститься с Верой.

Анна Германовна передала мне конверт с письмом. (Да, Вера не просто писала – она имела изящный почерк.) Письмо было написано Верой в больнице, куда она попала после ДТП.

Оно было коротким, но я и сейчас, спустя несколько лет, помню его наизусть:

 

«Милый! Я ухожу. Все правильно.

Рано или поздно ты бы захотел уйти, но оставался бы из жалости ко мне.

А теперь дорога открыта.

Я тебя успокою – мне не больно.

И еще. Если ты меня в самом деле любишь, то вот моя последняя просьба.

В жизни много слепых людей, даже с глазами.

Ты знаешь, как открыть их, как сделать так, чтобы они стали гармоничными и счастливыми.

Помоги им.

Ведь это так несложно…

Целую и люблю.

Твоя Вера ».

 

 

Запоздалое предисловие

 

Милая читательница (или дорогой читатель)!

Я был вынужден начать книгу именно так, как начал ее – рассказом о Вере.

Слепая стриптизерша, трагическая смерть, пороки, страстная любовь, предсмертная записка – это ведь так нравится женщинам и многим мужчинам, поэтому велика вероятность того, что ты дочитаешь эту «умную» книжку до конца, внимательно и залпом – «Слепая Вера» – неплохой крючок, да?

Теперь – вопрос: зачем мне это нужно?

Объясню как есть, даже если объяснение получится не совсем логичным.

Меня всегда умиляли эзотерические авторы, описывающие, как некто потусторонний (или Нечто Потустороннее) «водит» их рукой, дает информацию, которой раньше в голове автора не было.

Для меня эти рассказы были чем-то вроде диагноза, с которым можно смело идти к психиатру.

А потом случилось страшное – я тоже стал сходить с ума примерно по тому же сценарию.

Точнее, мой случай был еще более запущенным, и с точки зрения моих тогдашних представлений, требовал длительного консилиума серьезных специалистов в области психиатрии.

Я не слышал потусторонних голосов, но мне была дана способность понимать Логику Жизни.

Мне давался некий урок, а потом бессловесно, на уровне ощущений объяснялось, зачем это дано. Я проходил данный урок и получал «пятерку» – в виде каких-либо жизненных благ.

Я своего незримого собеседника назвал очень просто – Жизнь. Возможно, это еще одно имя Бога, Вселенной, возможно, именно так работает Подсознание человека, который подошел к определенной черте.

Жизнь не дает теории, в ее «программе обучения» нет информации, которая человеку не пригодится – только практика, только то, что реально «задевает».

На начальном этапе обучения (в «первом классе») я злился, не понимая, зачем Жизнь делает мне больно, почему она «бьет» именно по слабым местам, там, где «тонко» и может «порваться». Жизнь была ЗА МЕНЯ, она таким образом РАЗВИВАЛА, усиливала, гармонизировала меня!

Я был вынужден общаться с «плохими людьми» – Жизнь говорила мне: «Почему ты решил, что они “плохие”? Только потому, что ТЫ так решил? Только потому, что они тебе НЕ НРАВЯТСЯ? Так вот, дорогой мой, разгляди их, полюби и научись эффективно взаимодействовать именно с этими людьми!»

И я учился, и понимал, что мои оценки неадекватны и не имеют ничего общего с реальность. Жизнь не теоретизировала – она все показывала на примерах. Так, однажды мне потребовалась помощь. Срочно! Я обзвонил и объездил всех знакомых и друзей, но никто мне не помог – кто-то не смог, кто-то не захотел. И в тот момент я встретился с человеком, с которым имел когда-то конфликты. Он был, прямо скажем, бандитом, и не сильно мне симпатизировал. Но по странной иронии именно он мне тогда помог, причем не требуя ничего взамен и никогда не вспоминая больше о той поддержке. Жизнь таким образом рушила мои стереотипы.

Я был вынужден заниматься вещами, которыми не хотел заниматься. Жизнь словно учила меня: «Делай все, даже неинтересное, с любовью и азартом». Именно тогда у меня появилось жизненное кредо. К сожалению, оно на 99 % состоит из ненормативной лексики, и я не могу его процитировать в книге, а «приличный» перевод – «РАБОТАЙ ИЛИ УХОДИ» – не отражает сути, но если все же постараться описать, то получится так: если взялся что-то делать, то делай максимально хорошо, независимо от того, сколько за это заплатят и сможет ли кто-то оценить качество исполнения, или не делай вообще, не позорься, чтобы потом не было стыдно.

Постепенно, шаг за шагом, день за днем, моя Жизнь становилась такой, какой я хотел бы ее видеть. Просто потому, что я все делал ПРАВИЛЬНО, не совершал ошибок и брал полную ответственность за дальнейшие события на себя.

Чуть позже я пришел к выводу, что Жизнь специально «провела» меня таким тернистым путем, чтобы я «на собственной шкуре» ощутил все ее уроки и смог профессионально говорить о том, как строить свою жизнь, как подниматься, если вдруг упал…

 

Ну, хорошо, Жизнь, так Жизнь.

Будем знакомы.

Были периоды, когда я сопротивлялся, не делая «домашнего задания», и тогда мне ставили «двойку». Были периоды, когда я становился прилежным учеником, старательно выполняющим все задачки Учебника Жизни.

Жизнь направляла меня по пути, где я должен был встретиться с людьми, которые выдавали мне некий «Краткий курс» по какой-нибудь жизненной специализации.

Я и сейчас еще в Пути, но, как мне кажется, я уже достаточно хорошо осведомлен о принципах Логики Жизни. Периодически во мне возникал импульс сесть и написать книгу. Но я старательно глушил эти душевные порывы, объясняя себе, что займусь этим чуть позже, а сейчас дела, дела…

Жизнь и в этот раз дала мне урок – я заболел…

…я валялся с высокой температурой несколько дней, хотя много лет до этого у меня не было даже насморка. На третий день своего вынужденного домашнего безделья вдруг понял, что Я ничего не делаю, а Мир при этом не раскололся на части, и никто в панике мне не звонит, и все идет своим чередом и без меня.

«Вот видишь, – сказала мне Жизнь, – ты никуда не спешишь, бродишь по квартире в теплых шерстяных носочках, а дела делаются сами». А когда смысл сказанного дошел до меня, буквально приказала: «Пиши!»

И я понял, что меня специально «заболели», чтобы я писал.

Я еще немного посопротивлялся, но потом пришел к выводу, что вариантов все-таки нет, и начал писать.

В процессе написания книги мне выдавалась информация. Порционно! А после того как я ее усваивал, меня ждала очередная порция.

Мне давались картины жизни как своей собственной, так и людей, знакомых мне, и на таких наглядных примерах объяснялось, что нужно сделать (или что нужно БЫЛО сделать), чтобы был положительный результат.

По поводу того, кто именно дает эту информацию, я затрудняюсь ответить, но теперь точно знаю, что эта Сила – за меня.

Она иногда бьет.

Иногда очень больно. Но только тогда, когда я иду «не туда».

Куда именно нужно идти – это другой вопрос. Конечной точки я не знаю. Но, судя по тому, как преображается вокруг меня жизнь, думаю, что меня ведут в правильном направлении.

Кстати, когда я передавал хоть крупицу этих знаний другому человеку, а он ее принимал душой и сердцем, жизненная ситуация мгновенно улучшалась и у него. Может, именно поэтому я ДОЛЖЕН писать книгу?..

В один прекрасный момент я стал замечать, как много несчастных людей вокруг… Вот человек рождался, рос, шел в школу, затем в вуз и думал, что все в его жизни получится, все будет так, как ему нравится, что его ждет самое лучшее.

А потом что-то происходило, и человек приходил в себя в 35, 40, 50 или 60 лет, понимая, что ЖИЗНЬ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ, а второго шанса не будет. Неудачная карьера, предательства, измены, разводы, банкротства, болезни… Разве об этом мы мечтаем?

А если не об этом, то почему именно это дается?

Все дело в ориентирах. Надо ставить ЧЕТКИЕ цели. Именно ЧЕТКИЕ, поскольку «быть богатым», «быть счастливой», «иметь дружную семью» – это и не цели вовсе, а детские хотелки.

А потом надо знать, как именно эти цели достигать.

 

Так вот, во многом моя книга для тех, кто отчаялся.

Кто начал сдаваться.

У кого ничего не получается.

Кто начал опускать руки.

Кому вечно горит «красный свет».

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.