Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 31. Преступления против правосудия

 

Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

1. Рассматриваемая статья, как и в целом гл. 31 УК, в качестве родового объекта уголовно-правовой охраны имеет отношения, складывающиеся в сфере осуществления государственной власти, а в качестве видового объекта - отношения, связанные с реализацией судебной властью функции осуществления правосудия, а также с деятельностью специализированных органов (предварительного следствия, дознания, прокуратуры, органов, исполняющих судебные решения), обеспечивающих реализацию целей и задач правосудия.

Непосредственным объектом преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом (ч. 1), а также деятельность лиц, осуществляющих предварительное расследование уголовных дел и надзор за ним (ч. 2).

2. В силу ст. 118, 125-127 Конституции судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства соответственно КС РФ, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Частью 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"*(715) также предусматривается возможность учреждения в субъектах РФ конституционных (уставных) судов. Установленная ч. 1 комментируемой статьи ответственность наступает за препятствующее осуществлению правосудия вмешательство в деятельность любого из указанных судов.

3. Под осуществлением правосудия следует понимать любую деятельность суда, действующего как в коллегиальном составе, так и в лице единоличного судьи, в ходе которой он в соответствии с установленным процессуальным законодательством порядком рассматривает по существу соответствующие дела и разрешает иные отнесенные к его ведению вопросы (в частности, проверяет законность и обоснованность действий и решений следователя или дознавателя, дает разрешение на производство следственных и иных процессуальных действий, ограничивающих конституционные права и свободы участников судопроизводства).



4. Предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи деяния могут быть совершены как в отношении профессионального судьи (коллегии профессиональных судей), так и в отношении иных участвующих в отправлении правосудия лиц - присяжных заседателей, арбитражных заседателей.

5. C объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи, характеризуется как вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда. Причем такое вмешательство может выражаться как в оказании воздействия на суд с целью добиться от него желательного для лица решения, так и в создании каких-либо препятствий для осуществления судом правосудия, быстрого и объективного разрешения дела.

6. В соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону, в связи с чем любые попытки во внепроцессуальных формах навязать судье, присяжному или арбитражному заседателю позицию, не отвечающую закону, обстоятельствам дела, их внутреннему убеждению, должны расцениваться как посягательство на независимость судьи. Оказание воздействия на судью с целью склонения его к принятию определенного решения осуществляется, как правило, в форме активных действий: дачи указания или "настоятельного совета", высказывания угроз, шантажа, обещания каких-либо благ, совершения посягательств на судью, присяжного или арбитражного заседателя, их родственников или их имущество. Однако не исключается возможность оказания воздействия на судью и путем бездействия (например, путем длительного непредоставления судье жилья, неосуществления ремонта помещений суда и т.п.).

Не может расцениваться как вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия реализация сторонами своих процессуальных прав в форме заявления ходатайств, написания жалоб, представления суду в письменном виде предлагаемых формулировок решений, высказывания просьб о тех или иных действиях или решениях. Однако в случаях, если адресованные суду просьбы сопровождаются обещаниями отблагодарить деньгами или иными материальными благами, они могут расцениваться как подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи.

7. Как воспрепятствование осуществлению правосудия следует рассматривать также создание с этой целью помех в объективном и справедливом разрешении судом дела в разумные сроки путем уничтожения доказательств или иных материалов дела, невручения повесток участникам судопроизводства, недоставления в судебное заседание содержащегося под стражей подсудимого со ссылкой на якобы введенный в следственном изоляторе карантин.

8. Вмешательство в деятельность суда образовывает состав преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, как в том случае, когда оно связано с производством по конкретному делу, так и когда такое вмешательство направлено на достижение определенного результата по некой категории дел или воспрепятствование деятельности неугодного судьи с целью отстранения его от участия в деле или прекращения его полномочий.

9. Состав рассматриваемого преступления по своей конструкции является формальным, с учетом чего данное преступление признается оконченным после выполнения виновным соответствующих действий, независимо от того, привело ли это к ожидаемым им результатам. Вместе с тем наступление тех или иных общественно опасных последствий в результате вмешательства в судебную деятельность подлежит учету при назначении наказания. Если же наступившие последствия выразились в незаконном лишении свободы невиновного, причинении вреда здоровью или имуществу других лиц, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 комментируемой статьи и соответствующей статьи Особенной части УК.

10. Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 комментируемой статьи, может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. Для признания наличия в действиях лица признаков этих составов преступлений не имеет значения, является это лицо участником судопроизводства, близким родственником такого участника или субъектом, не участвующим в производстве по делу.

11. Для субъективной стороны рассматриваемого преступления характерно наличие вины в форме прямого умысла, которым охватывается оказание воздействия на судей и иных лиц, осуществляющих отправление правосудия, либо создание иных препятствий для достижения целей правосудия, а также специальной цели - воспрепятствования осуществлению правосудия. С учетом этого не подлежат квалификации по ч. 1 комментируемой статьи действия, выразившиеся в склонении судьи к принятию законного и справедливого решения. В то же время в случае, когда такие действия образуют состав иного преступления (например, дачи взятки или причинения вреда здоровью), они подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК.

Мотивы вмешательства виновного в деятельность суда на квалификацию преступления не влияют, однако они могут быть учтены при назначении наказания.

12. Преступление, предусмотренное ч. 2 комментируемой статьи, по характеристикам его субъекта, объективной и субъективной сторон в основном совпадает с соответствующими элементами состава преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи. Основное различие между ними заключается в том, что ч. 2 устанавливается запрет вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Действия, выражающиеся в оказании влияния на прокурора, следователя или лицо, производящее дознание, вне связи с их деятельностью по расследованию уголовных дел (например, в связи с участием прокурора в судебном разбирательстве по уголовному или гражданскому делу или в связи с осуществлением органом дознания разрешительных мероприятий), находятся за рамками состава преступления, предусмотренного рассматриваемой нормой. При определенных условиях такие действия могут быть квалифицированы как преступления против порядка управления или против личности.

13. Согласно п. 31 ст. 5 УПК под прокурором в уголовном судопроизводстве подразумевается Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

14. В соответствии с п. 41 ст. 5 и ч. 2 ст. 151 УПК следователем является должностное лицо следственного органа Следственного комитета РФ, ФСБ России, МВД России или органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Поскольку в силу ч. 2 ст. 39 УПК полномочиями следователя может обладать и руководитель соответствующего следственного органа, вмешательство в его деятельность связанную с расследованием уголовных дел, также следует признать подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи.

15. В отличие от УПК РСФСР, в УПК не предусмотрен такой участник уголовного судопроизводства, как лицо, производящее дознание; использование же соответствующего термина в комментируемой статье дает основания полагать, что им обозначаются такие участвующие в уголовном судопроизводстве на досудебных стадиях лица, как дознаватель, начальник подразделения дознания и начальник органа дознания.

16. Квалифицирующим признаком составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 комментируемой статьи, является совершение соответствующих действий с использованием виновным своего служебного положения (ч. 3). Использование служебного положения, по смыслу данной нормы, может выражаться в применении для оказания воздействия на судью, прокурора, следователя или дознавателя либо для создания препятствий в их деятельности своего административного потенциала руководителями судов или правоохранительных органов, руководителями и должностными лицами государственных органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления, должностными лицами негосударственных организаций, от которых зависит удовлетворение бытовых и иных потребностей судей, прокуроров, следователей, дознавателей. Круг субъектов, подлежащих ответственности в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи, таким образом, не ограничивается лицами, являющимися в соответствии с п. 1 примеч. к ст. 285 УК, субъектами преступлений, предусмотренных гл. 30 УК.

 

Статья 295. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование

1. Преступления, предусмотренные настоящей статьей, в качестве своего объекта имеют наряду с отношениями, складывающимися в сфере осуществления правосудия и обеспечения его целей и задач, также жизнь лиц, отправляющих правосудие, осуществляющих предварительное расследование и осуществляющих исполнение судебных актов, а также их близких. Причем для данных преступлений, в отличие от преступлений, предусмотренных ст. 105 УК, отношения, обеспечивающие жизнь, являются дополнительным объектом.

2. Потерпевшим от преступления в случаях, предусмотренных комментируемой статьей, может выступать судья любого суда, входящего согласно ст. 1 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (в ред. от 27.12.2009)*(716) в судебную систему РФ: федеральный судья, мировой судья, судья конституционного (уставного) суда субъекта РФ. Третейские судьи, а также члены квази-судебных органов (например, квалификационных коллегий судей) к числу субъектов, чья жизнь находится под охраной комментируемой статьи, не относятся.

3. К иным лицам, участвующим в отправлении правосудия, в настоящее время, по смыслу Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", относятся присяжные и арбитражные заседатели.

4. По смыслу комментируемой статьи, потерпевшими от предусмотренных ею преступлений наряду со следователями и лицами, производящими дознание, могут выступать также руководители следственных органов и их заместители, начальники органов дознания и подразделений дознания, если посягательство на них осуществлено в связи с их деятельностью по производству предварительного расследования.

5. В соответствии с федеральными законами от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах" (в ред. от 11.07.2011)*(717) и от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (в ред. от 18.07.2011)*(718) под судебными исполнителями в комментируемой статье следует понимать судебных приставов-исполнителей.

6. Согласно ст. 49 УПК защитником признается лицо, осуществляющее в установленном этим Кодексом порядке защиту прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь по уголовному делу, независимо от того, является такое лицо профессиональным адвокатом или иным лицом, допущенным судом к участию в деле в этом качестве по ходатайству обвиняемого.

7. Как в комментируемой статье, так и в других нормах УК не раскрывается понятие "близкие лица". Вместе с тем с учетом того определения, которое дается этому понятию в п. 3 ст. 5 УПК, для целей комментируемой статьи под "близкими" следует подразумевать близких родственников, родственников, лиц, состоящих в свойстве, а также тех, чьи жизнь, здоровье и благополучие дороги перечисленным в комментируемой статье лицам.

8. С точки зрения объективной стороны состав данного преступления сформулирован как усеченный, в силу чего преступление признается оконченным независимо от того, наступила ли в результате посягательства смерть потерпевшего. Наступление или ненаступление в результате действий виновного смерти потерпевшего не влияет на квалификацию содеянного, но подлежит учету при назначении наказания виновному.

9. Уголовная ответственность за предусмотренное комментируемой статьей преступление наступает с 16 лет. В случае если посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя, следователя или иного лица, названного в комментируемой статье, совершено лицом старше 14 лет, но не достигшим 16-летнего возраста, ответственность может наступить по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК.

10. По данной статье ответственность за посягательство на жизнь лиц, в ней перечисленных, наступает лишь при условии установления у виновного цели воспрепятствования их законной деятельности по осуществлению правосудия, расследованию преступлений или исполнению судебного акта либо мотива мести за такую деятельность.

В случае если посягательство на жизнь сотрудника органа дознания совершается с целью воспрепятствования его деятельности по осуществлению оперативно-розыскных мероприятий (например, при проведении наружного наблюдения), содеянное подлежит квалификации по ст. 317 УК.

11. Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, может быть совершено только умышленно - как с прямым, так и с косвенным умыслом. Ответственность за посягательство на жизнь указанных в статье лиц, не приведшее к наступлению их смерти, может наступать только при наличии в действиях виновного прямого умысла.

 

Статья 296. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования

1. Преступное посягательство, предусмотренное комментируемой статьей, посягает на два объекта: отношения, складывающиеся в сфере осуществления правосудия и обеспечения его целей и задач, и отношения, обеспечивающие безопасность лиц, участвующих в отправлении правосудия или содействующих достижению его целей и задач, а равно их близких и их имущества.

2. О лицах, могущих выступать в качестве потерпевших от преступлений, предусмотренных данной статьей, см. коммент. к ст. 295.

3. Объективная сторона преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, предполагает совершение действий угрожающего, устрашающего характера, которые могут быть выражены как в устной, так и в письменной форме, а также в форме демонстрационных манипуляций. Причем угроза может быть высказана как непосредственно лицу, которому она адресована, так и передана через других лиц либо размещена в средствах массовой информации или в сети Интернет.

Ответственность по данной статье, в отличие от ст. 119 УК, наступает за угрозу не только убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, но и причинением любого вреда здоровью или уничтожением (повреждением) имущества потерпевшего. Угроза совершения действий, предусмотренных ст. 116 УК, ответственность по комментируемой статье не влечет.

4. Ответственность за угрозу может наступать лишь при условии, что существует реальная возможность осуществления этой угрозы и (или) что потерпевший воспринимает угрозу как реальную. В этой связи высказывание угрозы в адрес неопределенного круга лиц ("любого кто возьмется за расследование или рассмотрение данного уголовного дела"), а не конкретного судьи, следователя или дознавателя, в чьем производстве находится дело, не влечет ответственность по комментируемой статье.

В то же время, если угроза высказывается в адрес конкретного судьи или следователя не в связи с производством по конкретному делу, а в целях воспрепятствования его деятельности по рассмотрению или расследованию какой-либо категории дел (например, связанных с пресечением наркотрафика), ответственность по данной статье не исключается.

5. Состав преступления сформулирован как формальный, т.е. как не предполагающий в качестве обязательного его признака наступление желательных для виновного последствий или даже принятие каких-либо мер, направленных на достижение этих последствий.

6. Преступления, предусмотренные комментируемой статьей, могут быть совершены только с прямым умыслом, предполагающим, что виновный осознает содержание угрозы, знает, кто является ее адресатом, стремится достичь желательного для него результата в виде того или иного решения или действия (бездействия).

Ответственность за высказывание угрозы в отношении лица, названного в ч. 1 и 2 комментируемой статьи, наступает также в случае, когда виновный в такой угрозе руководствуется мотивом мести за уже принятое решение или совершенное действие.

7. Квалифицирующим и особо квалифицирующим признаками составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 комментируемой статьи, является применение насилия, соответственно не опасного для жизни или здоровья либо опасного для жизни или здоровья (ч. 3 и 4).

8. Под насилием, опасным для жизни и здоровья, понимается насилие, в результате которого здоровью потерпевшего причинен тяжкий вред, вред средней тяжести или легкий вред, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности. Причинение потерпевшему легких телесных повреждений, не повлекших кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а равно нанесение ему побоев или совершение иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, ограничение свободы и т.п., расцениваются как насилие, не опасное для жизни и здоровья.

9. В случае если угроза в отношении судьи, следователя или другого лица, названного в комментируемой статье, имеет своей целью понуждение его к вынесению того или иного решения или к совершению того или иного действия (бездействия), ответственность виновного наступает по совокупности преступлений, предусмотренных комментируемой статьей и ст. 295 УК.

 

Статья 297. Неуважение к суду

1. Основным объектом данного преступления являются отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, а дополнительным - честь и достоинство судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а также сторон и других участников судебного разбирательства.

2. Объективную сторону преступления, предусмотренного комментируемой статьей, прежде всего, составляет оскорбление участника судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.

Под оскорблением в данной статье понимаются выраженные в вербальной или демонстрационной форме действия, направленные на унижение чести и достоинства указанных лиц и, тем самым, подрывающие авторитет судебной власти. С учетом общих положений, содержащихся в ст. 130 УК, в соответствии с комментируемой нормой оскорблением могут признаваться лишь такие действия или высказывания, которые выражены в неприличной форме. При этом, однако, следует учитывать, что ввиду особой роли в жизни общества судебной власти, участников судопроизводства, а также судебной процедуры трактовка понятия "неприличной формы" применительно к этому составу преступления может отличаться от того, которое применяется применительно к ст. 130 УК. В частности, судебной практикой признаются оскорбляющими судей и участников уголовного судопроизводства высказывания типа "дурак", "дебил", "ничтожество", "пустое место", которые в иных условиях не признаются имеющими неприличную форму (определения Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 19.01.2009 N 38-О08-39; от 29.04.2009 N 16-О09-11).

3. Оскорбление в ходе одного и того же судебного заседания в течение непродолжительного времени различных участников уголовного судопроизводства не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по ч. 1 комментируемой статьи как единое преступление (постановление Президиума ВС РФ от 21.05.2008 N 120-П08).

4. От состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, следует отличать иные действия, выражающие неуважение к суду, но не связанные с оскорблением судьи или участников судопроизводства (неподчинение требованиям председательствующего, неявка по вызовам суда и т.п.), которые влекут процессуальную или административную ответственность (удаление из зала судебного заседания, наложение денежного взыскания).

5. Потерпевшим от преступлений, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, может быть любой участник судебного разбирательства (кроме судьи и присяжного (арбитражного) заседателя, за оскорбление которых ответственность наступает по ч. 2 данной статьи), в том числе государственный обвинитель, подсудимый, заявитель, ответчик, секретарь судебного заседания.

6. По ч. 2 комментируемой статьи оскорбление судьи или присяжного заседателя, мотивационно связанное с участием этих лиц в отправлении правосудия, квалифицируется независимо от того, осуществлялось оно в ходе судебного разбирательства или в его перерыве либо по окончании судебного заседания.

Оскорбление же иных участников судебного разбирательства, если оно имело место вне судебного заседания и не повлияло непосредственно на ход судебного процесса, под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, не подпадает.

7. Субъектом преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, может выступать любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Судья, допустивший оскорбительные действия в отношении участников судопроизводства, подлежит ответственности не по ст. 297, а по ст. 286 УК за превышение должностных полномочий.

8. По субъективной стороне преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 комментируемой статьи, характеризуются только прямым умыслом, предполагающим, что виновный осознает оскорбительный для суда и участников процесса характер его действий и желает совершить такие действия.

 

Статья 298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя

1. Основным объектом данного преступления являются отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, органов, содействующих осуществлению правосудия или исполнению судебных решений, а дополнительным - честь и достоинство лиц, против которых непосредственно были направлены клеветнические измышления. Наличие двойного объекта отличает эти преступления от преступлений, предусмотренных ст. 129 УК.

2. Объективная сторона преступления, предусмотренного комментируемой статьей, выражается в действиях - высказываниях или написании текстов, содержащих заведомо ложную, клеветническую информацию о ком-либо из перечисленных в этой статье лиц в связи с их деятельностью по осуществлению правосудия, производству предварительного расследования или обеспечению исполнения судебного решения. Причем для признания наличия в действиях лица состава этого преступления вовсе не обязательно, чтобы клевета касалась именно этой деятельности, главное - чтобы она мотивационно была обусловлена стремлением повлиять на такую деятельность. Так, состав преступления будет в действиях лица, сообщившего ложную информацию об уклонении судьи от уплаты налогов или о его гомосексуальных наклонностях в целях возбуждения процесса о прекращении полномочий этого судьи.

Подобные действия, совершенные в отношении перечисленных в комментируемой статье лиц по мотивам личной неприязни, подлежат квалификации по ст. 129 УК.

3. Клевета признается оконченным преступлением с момента сообщения заведомо ложных сведений хотя бы одному лицу, независимо от того, получила ли она дальнейшее распространение и привело ли ее распространение к каким-либо неблагоприятным последствиям для потерпевшего. Наступление тяжких последствий может рассматриваться в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 63 УК в качестве отягчающего обстоятельства.

4. О лицах, которые могут выступать в качестве потерпевших от преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, см. коммент. к ст. 394.

5. Ответственности по данной статье подлежат вменяемые физические лица, достигшие 16 лет.

6. Предусмотренные комментируемой статьей преступления могут быть совершены только с прямым умыслом, для которого характерно осознание виновным особенностей статуса лица, в отношении которого эти действия совершаются, клеветнического характера распространяемой информации, а также связанности распространения указанной информации с деятельностью потерпевшего по осуществлению правосудия, производству предварительного расследования или исполнению судебных решений.

Непосредственные цели и мотивы совершенных действий определяющего значения для квалификации преступлений не имеют.

7. Квалифицирующим признаком составов преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, является соединение клеветы с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, как они определяются ст. 15 УК.

 

Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности

1. Основным объектом преступного посягательства, предусмотренного комментируемой статьей, являются общественные отношения, обеспечивающие защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод как одну из важнейших задач, определяющих назначение уголовного судопроизводства (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК). Вместе с тем в качестве объектов этого преступления могут выступать отношения, обеспечивающие защиту прав и законных интересов лиц и организаций, интересов общества и государства, пострадавших от преступлений (в случаях, когда привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного сопровождается уводом от уголовной ответственности действительного преступника), а также личность, ее честь и достоинство, свобода и неприкосновенность, собственность, другие личные ценности.

2. Объективная сторона преступления выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого, а именно в вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого или в составлении и утверждении обвинительного акта (ч. 1 ст. 47 УПК). От привлечения лица к уголовной ответственности необходимо отличать осуществление в отношении него уголовного преследования, под которым понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления и в содержание которой входит, в том числе, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, направление лицу уведомления о подозрении или признание его подозреваемым в иной форме. Привлечение заведомо невиновного в качестве подозреваемого по уголовному делу не влечет ответственность по комментируемой статье, хотя не исключает возможность возложения ответственности на основании иных норм уголовного закона (в частности, по ст. 286, 301 УК).

3. О заведомой невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности, следует вести речь, если виновному известно, что отсутствует событие преступления, лицо непричастно к совершению преступления либо в деянии лица отсутствует состав преступления. Причем о заведомости невиновности может свидетельствовать как наличие доказательств, подтверждающих отсутствие события преступления или непричастность к нему конкретного лица, так и отсутствие совокупности доказательств, достаточной для предъявления лицу обвинения.

Привлечение лица в качестве обвиняемого при наличии достаточных доказательств его причастности к преступлению, но в отсутствие предусмотренных п. 3-6 ч. 1 ст. 24 и п. 2-6 ч. 1 ст. 27 УПК процессуальных условий для производства по уголовному делу, влечет ответственность не по комментируемой статье, а по ст. 285 или 286 УК.

4. Преступление признается оконченным с момента подписания следователем, дознавателем постановления о привлечении в качестве обвиняемого или составления дознавателем обвинительного акта, так как в силу ч. 1 ст. 47 УПК именно с момента вынесения этих процессуальных решений лицо признается обвиняемым, независимо от того, было ли обвинение предъявлено обвиняемому и наступили ли для последнего какие-либо неблагоприятные последствия.

5. Субъектами преступления являются должностные лица, уполномоченные в силу уголовно-процессуального закона осуществлять привлечение лица в качестве обвиняемого: прежде всего, следователь и дознаватель. В качестве субъектов этого преступления могут выступать также руководитель следственного органа, прокурор и начальник органа дознания в случаях, когда они, реализуя свои полномочия, дают обязательные для следователя или дознавателя указания о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого, о содержании обвинения и квалификации преступления.

6. Субъективная сторона преступления характеризуется виновной в форме прямого умысла, предполагающего осознание виновным характера выносимого им постановления, его последствия в виде привлечения в качестве обвиняемого невиновного лица, а также желание наступления этих последствий. Мотивы преступления, в качестве которых могут выступать месть, корысть, стремление создать видимость успеха по службе, ложно понятые интересы службы и др., определяющего значения для квалификации содеянного не имеют.

7. Обстоятельством, обусловливающим квалификацию содеянного как более тяжкого преступления, является обвинение заведомо невиновного лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

 

Статья 300. Незаконное освобождение от уголовной ответственности

1. Основным объектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, являются интересы правосудия, заключающиеся в обеспечении неотвратимости ответственности лиц, совершивших запрещенные уголовным законом общественно опасные деяния; в качестве дополнительного объекта могут выступать интересы лиц, пострадавших от преступления, в том числе заключающиеся в возмещении материального вреда.

2. Объективная сторона преступления выражается в действии - принятии решения, имеющего своим результатом незаконное освобождение заведомо виновного лица от уголовной ответственности. По смыслу статьи, такое решение может быть принято в отношении лица, в отношении которого существуют основания для подозрения или обвинения в совершении преступления, независимо от наличия или отсутствия конкретного процессуального решения, наделяющего это лицо соответствующим процессуальным статусом (см. ст. 46, 47 УПК), в связи с чем наличие состава незаконного освобождения от уголовной ответственности может быть констатировано, в том числе в случае безосновательного отказа в возбуждении уголовного дела.

3. Согласно гл. 11 УК освобождение от уголовной ответственности связывается с отказом государства от уголовного преследования лица, совершившего преступление, по основаниям, связанным с его деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, истечением срока давности, изданием акта об амнистии. Однако наступление ответственности по комментируемой статье связывается с принятием заведомо незаконных решений не только по этим основаниям, но и в связи с отсутствием события или состава преступления, непричастностью лица к совершению преступления, отсутствием процессуальных условий для осуществления производства по уголовному делу, заменой уголовной ответственности принудительными мерами воспитательного или медицинского характера (п. 5, 6 ч. 1 ст. 24, п. 3-6 ч. 1 ст. 27, ст. 431, 439 УПК; ст. 90, 97 УК).

4. По законодательной конструкции состав преступления является формальным, и, соответственно, предусмотренное статьей преступление считается оконченным с момента вынесения соответствующего постановления, освобождающего или иным путем ограждающего виновного от уголовной ответственности, независимо от того, сохранило ли это решение свою силу и привело ли оно реально к ограждению виновного от уголовной ответственности. В случае если прекращение уголовного дела и освобождение от уголовной ответственности предполагает необходимость получения согласия руководителя следственного органа или прокурора, преступление считается оконченным с момента получения такого согласия (ст. 25, 28 УПК), так как до этого освобождение от уголовной ответственности ни фактически, ни юридически не наступает.

5. Субъектом этого преступления могут быть следователь или дознаватель, а также руководитель следственного органа или начальник органа дознания в тех случаях, когда они, реализуя полномочия следователя или дознавателя, принимают решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) или об отказе в возбуждении уголовного дела. Прокурор или начальник органа дознания могут нести ответственность по данной статье также в случае, когда они дают дознавателю обязательные для него указания о заведомо незаконном прекращении уголовного дела (уголовного преследования) или когда они, а также руководитель следственного органа дают согласие в указанных в законе случаях на такое прекращение.

Принятие заведомо незаконного решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) судьей влечет ответственность по ст. 305 УК.

6. Для субъективной стороны состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, характерно наличие прямого умысла, предполагающего осознание виновным того, что освобождение лица от уголовной ответственности является незаконным, а также желание достичь этого. Мотивы, которыми может руководствоваться виновный (желание получить те или иные материальные или иные блага, стремление добиться карьерного роста, сочувствие и т.д.), не имеют определяющего значения для квалификации им содеянного, хотя могут влиять на решение вопросов об ответственности и наказании.

В случае если незаконное освобождение от уголовной ответственности сопряжено с получением взятки или с осуществлением вмешательства в деятельность следователя или дознавателя, действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных комментируемой статьей и соответственно ст. 290 или 294 УК.

 

Статья 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.