Сделай Сам Свою Работу на 5

Боже, что я делаю, что я делаю?..

- Ну хоть так... - он хмыкнул, сунул мне в руки крем. Потом осторожно пригладил мои волосы, поцеловал - коротко, лишь обозначив.

- Ну, давай... Либо сам, либо я, - предложил он на выбор. Так будет проще, да... Если набросится сам - точно мне что-нибудь повредит.

Я вздохнул, говоря разуму последнее "прощай", глядя только на тюбик, открутил крышечку, стараясь не сильно беситься от внимательного, звериного взгляда мента.

Ему бы сюда фуражку и пистолет, смотрелось бы отлично!

Я улыбнулся, подумав об этом, оставил на будущее и, нанеся на пальцы полупрозрачную массу, от которой несло то ли цветами, то ли еще чем непонятным, встал на колени, раздвинув их по бокам от лежащего Дроздова.

К чертям мораль и воспитание. Все будет только так, как я хочу.

Закрыл глаза и медленно, стискивая зубы, введя два пальца, не сдержал стона боли.

До наслаждения тут далеко, очень далеко, я приоткрыл рот, как будто это помогло бы справиться с неприятным ощущением, и отклонил голову назад...

* * *

Денис.

Он тряхнул головой так резко, что черно-розовые волосы взметнулись и только потом снова легли.

Выглядело однозначно эффектно…

Про смущение Сашка наконец-то забыл, мало того, он, похоже, постепенно забывал, что кроме него в комнате еще кто-то есть!

Я нетерпеливо поерзал. Облизнулся. Понял, что все, готов оттрахать его в грубой форме, завалив на спину и закинув ноги себе на плечи. Выхватил тюбик, смазался. Удивительно (даже для самого себя!) бережно притянул к себе и надавил на плечи. Вот так. Медленно, до полуобморочного удовольствия, пока не соприкоснулись бедра.

Если Сашка не начнет двигаться - инфаркт мне обеспечен. Снова облизнул пересохшие губы, судорожно дернул бедрами… И сам себя остановил.

Глаза эмо зажмурил, но все равно потекли слезы, по одной, красиво.

Мне едва не стало плохо, но пришла мысль о том, что все логично. Ничего странного.

"Все же он эмо..." - вдруг подумалось мне, и я улыбнулся, через силу.

Улыбаться не хотелось, хотелось только двигаться внутри – так узко, приятно, убивающее медленно…



Но сегодня это будет красиво. Это будет его… Нет. Наш первый раз.

* * *

Саша.

Боль и ненормальное чувство удовлетворения. Да, черт возьми! Да, я не девственник!!

Я глубоко вдохнул, расправил плечи и, попытавшись расслабиться, двинулся, как знал по теории и многочисленным рассказом успешных друзей. Денису оставалось лишь придерживать меня за бедра, он подло не давал двигаться слишком резко, каждый раз заново переживая очередной порыв вверх и вниз. От того, что приходилось сдерживаться, на его теле выступила испарина, несколько капель пота поползло по плечам. Это выглядело так… Сексуально.

Мне совершенно не стыдно думать об этом слове.

Совсем.

Он дышал так, будто пробежал сотню миль без остановки. И все же, каждый раз плавно - вверх и вниз, давая приехать.

Прости, Дэн, тебе приходится сдерживаться, я теперь обязан тебе… Вижу по глазам – хочешь оттрахать так, чтобы сидеть не мог?.. Точно знаю, но так уж вышло. И меня совсем не напрягает этот долг – я тебе его отдам…

* * *

Денис.

Я проснулся ближе к полудню. Потянулся и с улыбкой зашарил по постели в поисках худосочного, гибкого, страстного тела. Но кровать на соседней стороне уже остыла. Я приподнялся на локте, хмурясь, крикнул:

- Эй! Эмобой! Ты где? - и тишина в ответ. - Са-аш! Сашка! - поднялся с постели и прошлепал сначала на кухню, потом в ванну.

Может, в магазин ушел? Но назойливый здравый смысл твердил обратное…

Первый час мне казалось, что Сашка вот-вот вернется из магазина и заявит что-нибудь со своей наглой улыбочкой, типа: «Испугался, Дроздов?» Потом я начал беситься. Да эта сопля меня кинула! Вот так вот - взяла и смылась.

Я сидел на кухне, позабыв про остывший кофе, сжимая в руках кружку. Скотина. Маленькая, тупая, охреневшая эмоскотина! Ни в чем неповинная кружка полетела прямиком в стену, оставив после себя кучу осколков и грязное кофейное пятно на обоях.

Ну и черт с ним! Пошел он! Пусть только попробует еще раз на порог явиться! Динамомашина недорощенная…

Ругаясь себе под нос, я принялся подметать пол и оттирать обои.

* * *

Саша.

Открыв утром глаза и почувствовав, что они не хотят открываться, я устало провел по лицу рукой… И вспомнил все. Хотя забыть такое не смог бы, я просто вернулся в реальность из сна и, мгновенно вспомнив все подробности ночи, побледнел.

Потом обернулся на мирно спящего оперативника и тогда уже покраснел.

«Что я наделал, что я наделал?! Я соблазнил мента, я придурок, Господи, мне конец... Он меня задолбает приколами, если проснется!» - с этими мыслями, передвигаясь по комнате как можно осторожнее (и не только потому, что не хотел разбудить Дениса) и собирая шмотки, я планомерно двигался к входной двери.

Что дальше?

Да надо забыть обо всем и дело с концом, я не девственник, а для него это вряд ли много значило...

Дома меня ждал сюрприз. Не сказать, чтобы уж совсем радостный... Но Аринка корявым почерком написала записку об отъезде.

"Я забыл про дату " - хмыкнул я, с разбегу падая на кровать родителей и раскидывая руки.

Теперь жизнь станет другой, я крут, я один дома...

Спустя минут пятнадцать я умирал от ужаса, что не выдержу одиночества.

Лежал на кровати, пялясь в потолок и думая о руках. Не о своих - о руках Дроздова, так хотелось сейчас обнять его, повиснуть на шее, почувствовать себя под защитой, хоть и такой ехидной, с сарказмом защитой. Почувствовать тепло тела, ощутить, как уверенно сжимают большие ладони...

Я фыркнул.

Хватит соплей, он сейчас наверняка думает, что неплохо провел ночь, что с бабами намного лучше, а заодно ржет над моим идиотизмом...

Я намеренно распалял сам себя, чтобы думать о нем не в привязанном смысле, а почти с бешенством.

* * *

Денис.

К вечеру немного отпустило. Черт, да за все наше знакомство этот гребаный эмо не сделал ничего логичного! Отделаться хотел? Нет уж, детка, пора учиться отвечать за свои поступки. Взрослеть пора. Еще пару часов назад я был готов выбить из него слезы и крики, но сейчас...

Сначала поговорю. Выслушаю, посмотрю ему в глаза. Хотя бить подростка... Да, его явно мало пороли!

Достал бутылку водки из холодильника и мобильник. Посмотрел на запотевшее стекло, налил полный стакан, но тут же отставил его в сторону.

В записной книжке мобильника нужную фамилию нашел не сразу, трижды прощелкав мимо. А, найдя, выдал такую цветастую матерную тираду, что сам удивился, а потом нажал кнопку вызова.

Минут двадцать дергался на каждый звук.

Звонок. На миг внутри всколыхнулась злость, радость, злость на радость, и я, лениво шаркая тапками (я скоро по коридору маршрут-тропинку прошаркаю) пошел открывать дверь. Ну конечно это не мог быть придурочный эмо.

Нет, придурочным он был. И эмо – тоже.

Но не тем.

Дождешься. Тем более – я сам позвал в гости кое-кого другого.

Завьялов поправил съехавшие джинсы, закинул "почтальонскую" сумку с Джеком из «Ночи перед Рождеством» подальше в угол и, скинув кеды, прошел на кухню.

- А ничего тут у тебя, стильненько... Хай-тек! - присвистнул он, вертя башкой так, что челка завесила глаза, - Так зачем звонил? Война началась?.. Перед смертью не... Надышишься? - он хихикнул, падая на стул.

Я посмотрел на него мрачно. Врезать бы... да не нему.

- Чай будешь? - я убрал початую бутылку водки обратно в холодильник.

эмобой проследил хитрым взглядом прозрачную бутылку с многообещающей этикеткой "Путинка" и улыбнулся сладко:

- Буду.

Вытянул ноги не под стол, а аж до шкафчика... Оценил мой уничтожающий взгляд человека, рискующего запнуться, ойкнул и скромно убрал ходули.

Я нажал кнопку на электрочайнике, и стоял, молча глядя перед собой. Стоял, пока не раздались бульканье и щелчок. Налил Лехе чая и сел напротив.

- Слушай. Разговор есть один, - начал я, оценивая, что можно сказать, а чего сказать нельзя.

Лешка осторожно, кончиками пальцев обхватил горячую чашку за края и, пододвинул к себе. Лизнул раскаленный чай, оценивая температуру, и поднял на меня шкодливый взгляд из-под челки.

- И о чем? - он издевался, он наверно читал практически у меня на лбу, что случилось что-то из ряда вон.

Ведь еще вчера днем я был спокоен, как танк, и весел, как придурок.

Сейчас же лицо у меня стопроцентно было серьезнее некуда и даже какое-то озабоченное.

Я посидел немного, глядя мимо. Потом махнул рукой. Усмехнулся, как будто очнулся.

- О тебе, красавчик.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.