Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Законность как категория управления

 

Всем ясно, что законы создаются, чтобы управлять обществом, значит законы создают те, кто им управляет.

Контроль за исполнением законом у нас в стране формально закреплен за прокуратурой. Вопрос «Кому она подчиняется» - полагаю для вас также ясен. Поэтому не вызовет сомнения и ответ на вопрос «Откуда прокуратура пополняет свои кадры, из какого дерьма растет этот цветок «человеконелюбия» (если перефразировать известное высказывание М.Цветаевой)?».

 

1) Создается ощущение, что любой сотрудник прокуратуры является прежде всего специалистом по софистике, т.е. он в совершенстве владеет искусством отфутболивания жалоб и интерпретации законов в нужную сторону, чтобы получить ожидаемый им результат.

2) Никто из прокурорских не знает сути законов, их направленности на защиту всех прав граждан. Никто не следует указанию Конституции РФ, что при расследовании, при отстаивании одних прав, не должны страдать права других граждан.

3) Успешность их деятельности также измеряется количеством обвинительных приговоров, выходящих из УВД и судов с их резолюцией.

4) Распространен формальный подход к делу в самом плохом смысле этого слова, когда дело изучается поверхностно или не изучается вовсе, когда никто из этих горе прокуроров не пытается добраться до сути разбираемого дела, - всё это и приводит к тому, что есть.

5) Никто из них не владеет навыками системного анализа или сознательно не применяет их, поскольку не заинтересован в «лишней» работе: зачем голову ломать, если и так хорошо платят. Они возможно думают: «Даже если и ошибемся, то вышестоящие суды поправят». Но те суды не поправляют, поскольку надеются, что до них работу выполнили качественно, а может и им просто не хочется особо работать.

6) Прокурор, появляясь в суде, в качестве представителя обвинения, не читает материалы данного уголовного дела, поскольку таких дел у него каждый день по нескольку, а за месяц десятки. Да и перерывов между делами в один и тот же день часто не оказывается. Вот и приходится ему «бедному» с листа, говоря общие шаблонные фразы, не вникая в суть дела, обвинять всех подряд, кто бы ему не попал под руку. Тем более, что часто прокуроры по ходу судебного разбирательства меняются, исходя из их конкретной загруженности. Конечно это усугубляет ситуацию для обвиняемого, поскольку новый прокурор, вошедший «в дело» на 5 судебном заседании, не слышал выступлений допрошенных к этому моменту свидетелей, не в курсе нюансов дела, поскольку просмотрел его мельком перед самым началом заседания (если успел).



7) Прокуратура чаще всего покрывает нерадивость работников следствия и дознания УВД. Обладая реальной властью, прокуратура «пудрит мозги» обычным гражданам, что они де ничего не могут сделать, следователи им не подчинены, воздействовать на них они не могут. Всё это сказки для простого люда. Правда в том, что им просто ничего не хочется делать, не хочется ссориться «со своими» в УВД.

 

Опять перед нами мир Зазеркалья, где вместо того, чтобы следить за соблюдением законности в судебном и досудебном производстве, сотрудники прокуратуры сами нарушают эти законы, штампуя обвинительные заключения и акты, выступая на стороне сфабрикованного обвинения, нисколько не заботясь о том, чего творят, чего подписывают. Поскольку в законе нет реальных механизмов, когда бы простой человек «с улицы», смог бы доказать тот факт, что прокурорские работники действуют не по закону.

 

Как вести себя с прокурором:

1) Если вы истец, вы имеете право жаловаться по формальным признакам: «Затягивается следствие», «Затягивается судебное разбирательство» и т.п.

2) Если вы обвиняемый (подозреваемый), то не ждите, что прокурор будет на вашей стороне. У них принято выражать интересы и помогать стороне обвинения, а не защиты.

3) Помните, что прокуратура реагирует сейчас в основном только на формальные признаки ведения вашего дела. Они очень редко вникают в суть дела. А если и вникают, то считают ваши доводы попыткой уйти от заслуженного наказания. Поэтому вы можете жаловаться в основном только на нарушение регламента расследования или судебного разбирательства, с обязательным указанием нарушенных статей УПК, УК или Конституции РФ.

4) В суде вы имеете право апеллировать к прокурору (если он присутствует, поскольку в делах небольшой тяжести, разбираемых в мировом суде, его присутствие не обязательно) по вопросам нарушения судьей законов. Только добейтесь, чтобы ваше обращение к суду (прокурору) было зафиксировано в протоколе. Это не поможет вам переубедить судью, что та нарушает закон, но зато в кассации или апелляции это поможет вам составить свою обоснованную кассационную (апелляционную) жалобу (если таких нарушений судом будет допущено много).

5) Возьмите на заметку, что сотрудники прокуратуры очень хорошо умеют играть с вашими жалобами в футбол. Поэтому жалуйтесь в прокуратуру более высокого уровня, вам придет естественно отписка, жалуйтесь на отписку… и когда у вас соберется множество таких отфутболенных отписок – обращайтесь в суд. Помните, что прокуратура часто нарушает Федеральный закон о прокуратуре, который запрещает им пересылать жалобу тому, на кого вы жалуетесь.

 

Логика судьи

 

Я уже говорил, что главное оружие бюрократа и силовика – это умение владеть «логикой шизофреника». Нет, это не тот случай, когда они косят под дурочка или «хорошего следователя». «Логика шизофреника» - это выборочное использование фактов для обоснования своей позиции.

 

Немного о том, как сейчас «шьют дела» и в чем здесь подвох.

 

Надо сказать, что цель любого следователя и судебного следствия добавить в материалы дела как можно больше всяких бумаг.

Дело в том, что чем больше бумаг, тем сложнее в них разобраться обычному нормальному человеку, не отягощенному юридическим багажом знаний. Чем больше бумаг, тем больше выбора у суда и следствия, больше возможности сфабриковать «логичную» линию обвинения, отбрасывая ненужные и неудобные для следствия факты.

Адвокатам известно, что современный суд в 80% случаев именно фабрикует доказательство вины подсудимого, пользуясь «логикой шизофреника»!

Задача следствия закопать истину в этой груде макулатуры.

Посторонний человек смотрит на такую груду документов и у него невольно закрадывается сомнение, а вдруг этот человек действительно виновен, раз столько бумажек против него нашлось.

Так что обратите внимание на следователя, когда он пишет ваше дело и обрубите ему руки по самое горло (шутка).

 

Наша судебная система представляет собой столь несовершенный механизм, что его невозможно сравнить даже с законами шариата или с законами племени «умба-юмба».

1) Суды не укомплектованы квалифицированными кадрами, более того никто не знает, как эти квалифицированные кадры должны выглядеть, какие требования к ним нужно предъявлять.

2) Законодательная база не позволяет поймать непрофессионального судью за руку. Отвод судьи допускается только в форме самоотвода, т.е. если участники производства требуют отвода судье, то тот сам решает, взять ему самоотвод или нет. Обращение в вышестоящий суд, прокуратуру или в Следственный комитет по поводу незаконных действий судьи, неправосудных решений, ни к чему не приводит. Поскольку эти органы изначально призваны защищать интересы судей, а не простых смертных. Честь мундира и ведомства здесь ценится гораздо выше истины и справедливости.

3) Законодательная база допускает вследствие единоначалия судьи и «презумпции его непогрешимости» формирование приговоров, основанных не на реальных фактах, а на субъективных домыслах судей.

4) Судья, будучи уверен в своей непогрешимости и своей позиции «над законом», фактически в каждом судебном заседании нарушает закон и права других участников суда.

5) Все суды больны поверхностным подходом к анализу материалов дела. Собственно анализа как такового никто из судей и не делает, поскольку не знает что это такое. Не знает, что анализ подразумевает сравнение, сопоставление данных в материалах дела, выстраивание обоснованной логически выверенной картины преступления, начиная с мотива и заканчивая последствиями преступных деяний. Не смотря на то, что закон предписывает суду обосновывать свои выводы, почему он выбрал те или иные показания, те или иные данные, содержащиеся в деле, суд фактически никогда не обосновывает своих умозаключений. Обоснование чаще всего сводится к фразе «суд считает, что данный факт имел место». Почему-то они считают, что эта фраза заменяет анализ, результатом которого и должна стать эта фраза. Судья, как и следователь, просто отбрасывает неудобные для анализа факты, отбрасывает всё, что не ложится в его схему, в карточный домик, выстроенный им на песке.

6) Вышестоящие суды не выполняют своих функций, предписанных им законом в части апелляции и кассации, поскольку также не анализируют дело по существу, а лишь смотрят на соблюдение формальных требований к приговору. Т.е., если приговор противоречит материалам дела, то в этих вышестоящих инстанциях, особенно начиная с областного уровня, это никогда уже не вскроется. Эти суды озабочены лишь тем, чтобы соблюдались формальные (внешние) признаки законности при вынесении приговора. Это судебная практика, а не требование закона, но это распространено повсеместно и это значительно сужает возможности несправедливо осужденного человека кому-то доказать свою невиновность. Причем все суды бьют себя в грудь в соответствующих отчетах и клеймят поверхностное рассмотрение дел, а по факту ничего в этой части не меняется. И даже Верховный суд поступает точно также, сравнивая приговор с самим этим приговором на непротиворечивость, не обращая внимания на противоречие этого самого приговора материалам соответствующего дела… Ответы судов высших инстанций пишутся словно под копирку: «Ваши доводы не нашли подтверждения… Все выводы нижестоящего суда законны и обоснованы». При этом, эти суды просто игнорируют все доказательства подсудимых и осужденных о незаконности и необоснованности выводов нижестоящего суда. Они не отвечают на конкретные претензии подсудимых, отделываясь вышеприведенными фразами о соблюдении законности. Не царское это дело – обосновывать свои выводы. Поэтому только 2% обвинительных приговоров отменяется вышестоящими судами. Для сравнения, суды с присяжными заседателями выносят оправдательный приговор в 20% случаев.

7) В судьи попадают по блату, по знакомству. Установление высокого оклада судьям у нас в России не привело, как наивно ожидали некоторые, к уменьшению коррупции в рядах судей. Наоборот, туда ринулись все, кто ничего не умеет, но хочет много зарабатывать. Думаю, не я один полагаю, что тупые, сытые, самодовольные судьи, соблюдают в основном только свои интересы и делают всё, чтобы удержаться за свое кресло, как почти любой чиновник в нашей стране. Ему не до справедливых решений. Более того, создалась определенная система, которая выдает пропуск в «судейский бизнес» очередному судье и поддерживает его карьерный рост. Судьи разных инстанций держатся друг за друга и защищают эту систему, поскольку она позволяет им, ничего не делая, получать огромные деньги, даже если исключить взятки. Действительно зарплата свыше 100 000 рублей в месяц за простое сидение с умным видом в судейском кресле, это лакомый кусок для любого бездельника. Понятно теперь, почему судьи так яростно защищают эту систему и стоят горой друг за друга. Понятно, почему в эту систему вовлечены и следователи, поскольку чаще всего именно из их рядов выходят судьи. Понятно, почему «прокурорские» заинтересованы в существовании такого положения дел – им тоже ничего не надо делать, за исключением показательных дел, взятых под контроль президентом РФ, да и зарплата у них не меньше чем у судей.

8) Создается ощущение, что судья получает зарплату в зависимости от числа судов и заседаний, что он провел за месяц. Отсюда неоправданная ничем затянутость судебных заседаний, а под конец, когда им сверху намекают, что дело пора закрывать, - возникает ничем необоснованная спешка по его завершению.

 

В качестве примера приведем несколько несоответствий в законе, которые позволяют судам принимать решения, основываясь на своей «совести»:

 

1) Любая экспертиза согласно закону не может рассматриваться судом как истина в последней инстанции. Во-первых, законом преюдиция предусмотрена только для решений суда, вступивших в силу (ст.90 УПК РФ). Во-вторых, если один и тот же объект передать в несколько экспертиз, то мы можем получить весь спектр заключений, вплоть до прямо противоположных. Т.е. выводы экспертов часто оказываются субъективными. А поскольку институт независимой экспертизы фактически не работает в РФ, то участник суда оказывается заперт в рамках госэкспертизы, независимо от уровня профессионализма экспертов, составивших заключение. Судья же, не будучи специалистом, отказывается даже анализировать экспертизу на предмет логики и здравого смысла, выдергивая из текста экспертизы нужные для обоснования своей идеи фразы, нисколько не заботясь о правильном их понимании и использовании.

В целом можно сформулировать следующие недостатки судебно-медицинской экспертизы (СМЭ):

¾ В СМЭ катастрофически не хватает квалифицированных кадров, которых бы можно было с уверенностью назвать экспертами.

¾ Законодательная база для определения степени тяжести значительно устарела и не соответствует современных научным знаниям в медицине и в прикладных отраслях, востребованных экспертами.

¾ Эксперты не пользуются сводом правил, регламентирующих их деятельность, а подчас даже не слышали о них. Они не имеют никакого представления о системном анализе тех факторов, которые они пытаются оценить.

¾ Как и в других правоохранительных органах здесь процветает коррупция и телефонное право. В результате в СМЭ можно купить любые справки.

¾ Институт независимой экспертизы у нас в России совершенно не развит. Суды всячески увиливают от принятия и оценки заключений независимых специалистов и экспертов.

¾ Суд воспринимает заключение экспертизы как истину в последней инстанции, не утруждая себя анализом непротиворечивости полученных от экспертов данных.

¾ Сами же эксперты часто опираются в своих выводах на мнение лечащих врачей, обследовавших «потерпевших» (на данные амбулаторной карты). При этом всем известен плачевный уровень современной медицины, особенно «на периферии», когда диагноз часто выставляется на глазок и основывается только на субъективных жалобах больного. Врачи никак при этом не отвечают за неверно выставленный диагноз и в то же время явно заинтересованы материально в каждом больном, поскольку получают деньги из Фонда МС за каждого больного. В силу последнего, врачи чаще преувеличивают диагноз, чем не подтверждают его, и если человек хочет получить больничный на 2-3 недели и более, никакого труда это ему не составит, надо только придумать соответствующую «болезнь» и выучить ее основные признаки. При этом мнимую «болезнь» надо выбрать так, чтобы она не диагностировалась приборами, например легкое сотрясение мозга или дисторсия или сердечное недомогание и т.д.

 

2) Алиби часто может быть подтверждено только одним человеком и, как правило, близким человеком. Суды склонны принимать или не принимать алиби в зависимости от своей цели. Это связано с субъективизмом свидетелей.

 

3) Показание любого свидетеля субъективно по своей природе.

Свидетель (ст.56 УПК РФ) – это лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Однако здесь имеется ряд нюансов:

¾ Обычный человек, рассказывая о событии, говорит на обыденном языке, в рамках которого часто нет отличий, например таких слов «толкнул» или «ударил», оскорбил своей позой или действием, вел себя агрессивно или просто сделал «зверское лицо» и т.д. Термины уголовного права четко определены в нормах УПК РФ, их неправильное употребление свидетелем может повлечь вменение подсудимому вины, которой реально нет. Действительно, свидетель понимает эти термины в меру своих знаний и чаще всего не так, как это определено в Кодексе, поскольку естественно туда ни разу не заглядывал. Поэтому судья должен уметь правильно задавать вопросы, чтобы исключить подмену понятий из-за отсутствия общего и однозначно понимаемого словаря терминов.

¾ Пересказ свидетелем слов «потерпевшего» по логике и по закону не должен считаться свидетельством, поскольку это «свидетельство» доказывает лишь факт передачи данных от одного человека к другому, и не подтверждает содержимое этого сообщения. Но судей это не останавливает.

¾ Показания любого свидетеля по делу по определению субъективны. У различных людей различны и способности к запоминанию деталей конкретного события. Кто-то лучше запоминает лица, кто-то голос. Кто-то забывает детали конкретного события на следующий же день, кто-то помнит неделю. Очень редко можно встретить человека, чтобы он детально помнил события месячной давности. Наиболее четко и надолго запоминаются только события, которые чем-то поразили воображение человека и запомнились на пике вызванной событием эмоции. Но и в этом случае в памяти фиксируется искаженный эмоциями образ, а не объективная картина события. Опираться на показания свидетелей как на факты в принципе нельзя, при отсутствии иных доказательств, обвинение должно быть снято.

¾ Заинтересованность свидетелей никогда не исследуется судом, поскольку в законе это четко не прописано, хотя очевидно, что заинтересованность явно имеет место в следующих случаях, когда:

o свидетель выступает стороной в ином гражданском или уголовном деле, где другой стороной является один из участников текущего судебного разбирательства. В частности стороны любого судебного разбирательства заинтересованы в исходе этого разбирательства, а значит по определению не объективны;

o свидетель является кровным или близким родственником одной из сторон. Ясно, что в большинстве случаев, он примет сторону своего родственника, а если принимает противоположную точку зрения, то вероятнее всего он ненавидит своего родственника;

o свидетель ненавидит одного из участников судебного разбирательства. Показания в отношении этого участника будут явно заинтересованными. И хотя адвокаты обычно консультируют свидетелей о том, чтобы они не говорили о своей ненависти, эта ненависть легко читается, как в поведении свидетеля, так и в форме построения его рассказа о событии.

¾ Хорошо известно, что свидетели могут и часто вступают в сговор с той из сторон судебного разбирательства, в пользу которой они свидетельствуют. Это очень сложно проконтролировать и тем более «поймать за руку». Только по косвенным признакам суд может установить, что свидетель необъективен или дает заведомо ложные показания, например:

o Свидетель вспоминает о событиях годовой и более давности в таких деталях и красках, в которых ни один нормальный человек не способен вспомнить;

o Свидетель эмоционально вовлечен в ситуацию и в ответах на вопросы явно преувеличивает некоторые детали события;

o Свидетель говорит только о тех деталях, что выгодны стороне, которая его вызвала в суд, что указывает на то, что стороны дали ему четкие инструкции – о чем говорить. На это же указывает и тот факт, если свидетель путается во всех деталях, кроме тех, что выгодны стороне, его пригласившей;

o Свидетель не заявляется стороной на предварительном следствии, а появляется «из ниоткуда» на конечных стадиях разбирательства.

¾ Противоречия в показаниях свидетелей суд никогда не трактует в пользу подсудимого. О презумпции невиновности даже речи нет. Все ненужные следствию или суду детали показаний свидетелей просто отбрасываются ими.

¾ Кроме того, у следователей есть ряд «прикормленных свидетелей», которые будучи на крючке у УВД, дают любые показания, необходимые следствию. Особенно часто такие «свидетели» используются в «делах» о наркотиках.

¾ Ни для кого не секрет, что показания из подозреваемых часто выбиваются силой. Избиение подозреваемых – это, к сожалению, обычная практика.

 

4) Для каждой статьи уголовного права существует свой срок давности, по истечению которого необходимо прекращать судебное и иное преследование человека, независимо от его виновности (ст.24, ст.254 УПК РФ). Только по требованию подсудимого (обвиняемого) расследование дела может быть продолжено. Однако следователи и судьи почти никогда не закрывают уже начатое дело, если в ходе расследования вышел срок давности, ожидая ходатайства от обвиняемого (подсудимого), тем самым провоцируя того на неявное признание своей вины. Они считают, что если человек уверен в своей невиновности, то он будет и дальше настаивать на своей невиновности и продолжит расследование. Однако судьи (следователи) «забывают» здесь, что нормальные люди просто не верят, что смогут доказать свою невиновность и именно поэтому не рискуют продолжать судебное или иное следствие. Могут быть и иные причины использования права прекратить дело за истечением срока давности, не связанные с виновностью данного лица, например, отсутствие времени этим заниматься, отсутствие денег на адвоката и т.д.

5) Повсеместно неправильное применение судом закона (т.е. нарушение п.3 ч.1 ст. 379 УПК РФ), связанное с субъективной трактовкой судом, как некоторых положений закона, так и материалов конкретного дела. При этом судьи часто сами понимают свои выкрутасы на эту тему, но ничего не боятся, поскольку никто их за руку не ловит. На любое возражение подсудимого, судья парирует, что это не он неправильно понимает закон, а подсудимый. И доказать обратное подсудимый в принципе не может.

6) Никакое предположение суда не может быть положено в основу приговора (ч.4 ст.14 УПК РФ), только объективные факты (ч.1 ст.88 УПК РФ). Все сомнения должны трактоваться в пользу подсудимого (презумпция невиновности – ч.3 ст.14 УПК РФ). Однако сплошь и рядом суд основывает свои решения именно на предположениях: что свидетель незаинтересован (хотя он сын или сват подсудимого или потерпевшего), в медицинской карте отражена абсолютная истина, вероятностное заключение экспертизы отражает абсолютный факт и т.п.

7) Согласно ч.4 ст.7 УПК РФ «Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными». По смыслу закона, в приговоре должны быть четко указаны, какие конкретно действия совершены каждым из соучастников преступления. Суд должен обосновать квалификацию в отношении каждого подсудимого (ст.17 УПК РФ). Должен действовать принцип объективности и беспристрастности постановки приговора. Но на практике, суд никогда ничего не обосновывает, выдавая свои домыслы за факты, плодя совершенно тупые с точки зрения здравого смысла и закона решения и приговоры. Это так называемое поверхностное рассмотрение дела. Суды, признаваясь периодически, что грешат этим, каются и вновь продолжают этот конвейер липовых дел и приговоров.

8) Закон обязывает суд обеспечить подсудимому возможность осуществления его прав (ч.1 ст.11 УПК РФ) всеми незапрещенными законом способами (ч.2 ст. 16 УПК РФ) от чего суд чаще всего недвусмысленно уклоняется, поскольку никак не заинтересован в оправдании подсудимого. Более того, суд часто, нарушая равенство прав сторон в судебном разбирательстве (ч.4 ст.15, ст. 244 УПК РФ), явно принимает сторону обвинения.

9) Согласно п.2 ч.1 ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением: «защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод». Но ни о какой защите от необоснованного обвинения речи нет. Суд не только сам не пытается найти в показаниях свидетелей и в материалах дела подтверждения необоснованному обвинению, но и всячески игнорирует попытки подсудимых предложить суду факты, доказывающие их невиновность, хотя согласно ст.14 УПК РФ они и не должны ее доказывать.

10) Согласно ч.3 ст.7 УПК РФ «Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств». Однако, подсудимый никогда не докажет, что такие нарушения имели место и что эти нарушения существенны для судебного разбирательства.

11) Согласно ч.1 ст.17 УПК РФ «Судья, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». «Внутреннее убеждение» в купе с «совестью» развязывает руки любому непорядочному судье, позволяя им проводить в жизнь любое свое субъективное решение.

12) Бытующее у обывателя мнение, что «Закон для всех един», подтвержденное лишь отчасти законодательно (ст.19, Конституция РФ), не может быть абсолютной правдой по определению. Там где вас кормят очередным стереотипом – есть повод задуматься о его природе и истинности.

Действительно, должна ли, например, мать получать материнский капитал за 2-го ребенка, если она бомж и алкоголичка? Должен ли «мент» сидеть в одной тюрьме с теми, кого он туда упрятал?

Ясно, что любой закон, например, в физике или математике, действует лишь на определенном множестве объектов. Т.е., любой закон имеет свою сферу применения. Аналогично и социальные законы не могут быть для всех едины, они уже очевидно сгруппированы по отдельным типам сообществ, и применяются к конкретному человеку в зависимости от его принадлежности к той или иной социальной общности, указанной в законе (государство, полиция, охранники, охотники, иммигранты, … ). Нельзя использовать один и тот же закон для всех граждан без разбора. Но вместо того, чтобы признать существование дефакто своего рода «каст» (групп) у нас в РФ (или в иной другой стране), законодатели пытаются создать универсальный для всех граждан РФ закон, погрязая в фиксации обстоятельств, ограничивающих или отменяющих действие этого «всеобщего» закона. Эти многочисленные уточнения настолько запутывают закон, что фактически препятствуют его правильному правоприменению.

Законодатели, например, не забыли выделить себя в касту неприкасаемых через статьи 98 и 122 Конституции РФ, которые вводят по сути неприкосновенность для депутатов, судей и прокуроров. Ясно, что система сама себя защищает от народа. Ясно и, что это крайне антиконституционно.

Никто не спорит, что для депутатов, судей и прокуроров возможна иная сетка действующего законодательства, но тогда давайте определим и другие группы граждан в порядке приоритета их важности для государства или для народа. Опять же де-факто ценность человеческой жизни определяется статусом человека в социуме. Совсем по-разному соответствующие органы реагируют на убийство известного художника, музыканта, спортсмена, видного политического деятеля и на убийство дворника, бомжа или иммигранта. Эти люди действительно имеют различную ценность для общества, но различна ли ценность их жизни с точки зрения этого общества? Должен ли убийца за убийство депутата получить больший срок, чем за убийство бомжа?

 

 

Именно все эти тонкости и несуразности судебной системы, помноженные на тупость и не желание судей работать, и делают судебную систему в РФ «козлиной» - когда все проблемы решаются не умом, а рогами и копытами людей в мантиях.

 

Что же делать сталкеру, если судьба все-таки сделала его подсудимым:

1) Без грамотного адвоката вам придется сложно, поскольку придется все законы изучить самостоятельно (а их очень много и они связаны между собой довольно не простым образом), но и в этом случае успех не будет гарантирован, поскольку судьи часто трактуют законы по-своему или вслед за каким-нибудь постановлением Верховного или Конституционного суда. Не факт, что изучив самостоятельно, вы поймете закон точно так же, как понимают его судейские.

2) В идеале вы сами должны знать все юридические тонкости дела, по которому проходите обвиняемым. А также необходимо нанять хорошего адвоката, который бы смог при необходимости взглянуть на дело шире и главное со стороны, чего вы лишены по определению, поскольку «варитесь» внутри этого дела.

3) Вы должны четко знать, в чем вас обвиняют и какие факты обвинение может доказать, а какие нет. И что можно сделать, чтобы последних фактов было как можно меньше. Не забывайте, что во всяком деле есть отягощающие и смягчающие обстоятельства – делайте акцент на смягчении. Признавайте то, что суд однозначно докажет и кайтесь, что сделали это случайно и больше это не повторится. И не в коей мере не признавайте то, что суд не сможет доказать или это доказательство будет не полным. Помните, что суд не на вашей стороне. Это не ваш хороший приятель, которому все можно рассказать, а он погладит вас по головке.

4) Выстраивая свою линию защиты, не забывайте про слабые места вашего противника (истца, потерпевшего), заставляйте их доказывать каждое их утверждение. Формально на вашей стороне положение о презумпции невиновности.

5) Следите за тем, что вы говорите и как. Уверенность в вашем голосе улучшит мнение о вас у суда. Говорите только то, что можете доказать или подтвердить показаниями свидетелей. Помните, что часто суд сравнивает показания одних свидетелей с другими, ваших свидетелей с показаниями свидетелей потерпевшего (истца). Помогайте суду найти слабые места в показаниях против вас, например:

- Подозрительно, когда свидетель начинает «вспоминать» события годовой давности как события вчерашнего дня. В этом случае, очевидно, что свидетель настроен адвокатом или вашим противником и просто заучил «свои показания». Несколько вопросов чуть-чуть в сторону и вы сможете доказать это суду, поскольку свидетель начнет путаться и запинаться, как только отойдет от выученного «урока».

- Устраивайте «перекрестный допрос», задавая разным свидетелям один и тот же вопрос. Каждый из них в любом случае отвечает своими словами, в силу своего понимания поставленной перед ним задачи, и это будет повод столкнуть лбами различия в их показаниях и поставить их под сомнение.

- Задавайте свидетелям и другой стороне только те вопросы, ответы на которые будут в вашу пользу.

- На вопросы суда и другой стороны отвечайте четко, взвешивая и обдумывая ответы. Если сомневаетесь в полезности своего ответа, лучше скажите, что не помните или затрудняетесь ответить по иной причине.

- Эмоции проявлять нужно только там, где это очернит противоположную сторону и усилит ваш логический посыл. Чаще всего эмоции и слова не по делу вызывают раздражение судьи.

6) Вы должны хорошо знать свои права в суде и уметь ими пользоваться:

- Помните, что у вас, после того как закончено следствие, остается небольшой шанс завершить дело, назначив «предварительное слушание». Это вы должны сделать либо при знакомстве с материалами дела, либо когда его передали прокурору. На этом слушании вы можете ходатайствовать вернуть дело следствию, прокурору или прекратить его при наличии причин для этого. Конечно, суды редко идут на встречу в этом вопросе, считая, что должны вникнуть в материалы дела, чтобы принять соответствующее решение, а для этого суд должен исследовать дело по существу. Поэтому аргументы, представленные суду на предварительном слушании должны быть максимально просты и не требовать глубокого изучения материалов дела.

- В любой момент вы имеете право отказаться отвечать на вопросы суда, воспользовавшись ст.51 Конституции РФ. А через некоторое время можете попросить допросить себя по той теме, по которой вы отказались давать показания, когда уточните свою позицию.

- В любой момент вы имеете право сделать паузу и попросить суд пообщаться со своим адвокатом наедине. Это же может сделать ваш адвокат, если вы ему поручите при неожиданных поворотах дела брать таймаут для анализа ситуации и выработки дальнейшей стратегии.

- При необходимости, вы можете ходатайствовать о проведении новой (или дополнительной, комиссионной) экспертизы, по тем вопросам, где требуется мнение специалиста, если у суда нет знаний в этой области. Этим вы можете затянуть судебное расследование, если это вам надо для окончания дела по истечению срока давности. Вы имеете право пригласить в суд специалиста для прояснения некоторых специальных вопросов. Суд не имеет право отказать в допросе специалиста, пришедшего в здание суда, если вами заявлено в этот же день ходатайство допросить его (желательно в начале заседания). Единственное требование к специалисту, чтобы он документально подтвердил, что он является специалистом (диплом, выписка из трудовой книжки).

- Вы имеете право вести аудиозапись, просто информировав об этом суд. Он не имеет право вам запретить это. Видеозапись может вестись только с разрешения суда, реально они очень редко идут на это, но попробовать получить разрешение вы можете. Ответ судьи (содержание и форма) может дать вам информацию о том, на чьей стороне судья.

- Вы имеете право отвести судью или прокурора, но вопрос отвода решает судья единолично и решает всегда в свою пользу, т.е. если вы видите, что судья нарушает раз за разом законы, то отвести вам его все равно не удастся. Поскольку он признает все свои действия законными и вы не докажете обратного. Но не бойтесь его разозлить требованием отвода, если он уже настроен против вас – это никак не изменит ситуацию. Если он хорошо к вам настроен, то нет причины требовать отвода.

- Вы имеете право в любой момент судебного заседания заявить устное или письменное ходатайство (приобщить к материалам дела новые данные, заявить нового свидетеля и т.п.). И суд должен дать вам обоснованный ответ, принимает он ваше ходатайство или же нет. Всегда просите приобщить ходатайство к материалам дела, а затем уже требуйте рассмотреть его по существу, иначе вы лишитесь факта, что именно «это» вы и просили у суда.

- Противоположная сторона не имеет право вас оскорблять, поэтому вы имеете право ходатайствовать перед судом, чтобы противник прекратил свои оскорбительные выпады либо суд должен оштрафовать его за неуважение к суду и стороне суда.

- Никто не имеет право вставлять реплики с места без разрешения суда. Поэтому сами так не делайте и обращайте внимание суда на некорректное поведение противоположной стороны, если она грешит этим.

- Вы имеете право ознакомиться с протоколом судебного заседания и представить свои замечания по нему. Помните, что срок предоставления замечаний к протоколу ограничен 3 днями с момента его изготовления. Часто это оказывается важным, поскольку секретарь суда записывает речи выступающих не всегда точно и верно, либо из-за того, что не успевает за ними, либо просто сокращает мысль, считая, что не потерял важной информации. Какая бы абракадабра не значилась в протоколе – это становится доказательством в ту или иную сторону.

- Не отвечайте на все вопросы сходу. Если вопрос не по делу и вам сложно ответить так, чтобы составить положительное мнение у суда, лучше попросите суд снять этот вопрос как не относящийся к делу. А если суд не снимет, то попросите сторону пояснить, какое отношение этот вопрос имеет к разбираемому в суде делу.

- Важные для вас мысли и положения формулируйте письменно и приобщайте к материалам дела, тогда вы будете уверены, что мысль сформулирована именно так, как вы хотели и не исказится секретарем при записи.

7) Необходимо иметь в виду, что стороны сознательно и подсознательно провоцируют друг друга на эмоциональную реакцию, пытаясь добиться, чтобы противник в пылу эмоций проговорился или просто предстал в некрасивом цвете перед судом. Необходимо себя контролировать и спокойно бить в слабое место противника, пусть он разражается и делает ошибки.

 

 

Адвокаты

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.