Сделай Сам Свою Работу на 5

С нашим браком было все в порядке, но не хватало радости

Йен описывает, как они с женой стали луч­ше общаться. «Десять лет назад Эллен захо­тела провести романтический уик-энд вне до­ма. Я очень любил мою жену, но стал заме­чать, что в нашей жизни все какое-то одина­ковое — секс, общение между собой и с деть­ми. С браком было все в порядке, но не хвата­ло радости. Мне казалось, что наши взаимо­отношения ничем не подпитываются. У нас всегда была любовь и обязательства, нет вопросов. Я знал, что останусь с Эллен до конца жизни. Все остальное кипело — биз­нес, дети, но брак стал каким-то пресным. Мои обязательства никуда не делись, но эмо­циональный запас иссяк.

Поэтому я убедил Эллен расстаться с ее идеей отдыха и отправиться на семинар Джо­на Грея. В первые же пять минут я понял, что мы попали туда, куда надо. Грей начал с рас­сказа о тех ошибках, которые он совершил в своих отношениях, и в ту же самую минуту я почувствовал, как тяжелая ноша упала с моих плеч. Мне не требовалось быть потрясающей личностью! Я не должен чувствовать себя от­ветственным за то, чтобы отношения стали совершенством, чтобы создать наше счастье. В первые две минуты открытость Джона и его раскрепощенность заставили меня почувство­вать себя лучше.

И потом я обрел эмоциональный язык. Моя душа не спала. Я был силен физически, так как преподавал физкультуру. Но у меня не было эмоционального языка, и я испытывал чувства, которые мне никогда не удавалось выразить или описать.

Определенного рода общение всегда каза­лось угрожающим моей мужской силе. Я был уязвим, боялся выразить разочарование и чув­ство неудовлетворенности, поскольку счи­тал — если дам понять, что испытываю такие чувства, то поставлю под угрозу все взаимо­отношения. Я считал, что всегда должен иметь решение для любого вопроса и полно­стью себя контролировать. В этом браке я должен быть сильным мужчиной, разве не так?

Я считал, что всегда должен иметь решение для любого вопроса и полностью себя контролировать.

Но, к моему удивлению, с теми методами общения, которые преподавал Джон, во мне все открылось. Я почувствовал связь с моим собственным «Я», исчезла тяжелая ноша, и появилось новое видение многих вещей. Я по­чувствовал себя свободнее, как не ощущал се­бя очень-очень давно. Я полюбил самого себя, и любовь к жене вспыхнула вновь. Меня охва­тило потрясающее чувство надежды.



Что послужило причиной такого расцвета чувств? Я смог наконец дать слово тем эмоци­ям, которые никогда раньше не находили выражения. Научился прежде всего давать Эллен возможность высказаться. Прекратил ловить себя на том, что все время пытаюсь изменить ее ощущения. Я перестал пытаться постоянно предлагать решения. Вместо этого стал слушать и, после того как жена высказы­валась, делился моими мыслями, чувствами и переживаниями, а она, в свою очередь, слуша­ла.

В практическом смысле результатом этого семинара — непреходящим результатом — стало то, что при наших спорах с женой мы теперь намного быстрее можем прийти к со­гласию. Я больше не злюсь так долго, как раньше. Обычно же дулся, становился угрю­мым и заводился все сильнее и сильнее. Те­перь время, которое я на это тратил, значи­тельно сократилось. С теми навыками, что показал нам Джон, мне нетрудно вернуться к равновесию и любви, не боясь «конфронта­ции».

Я обычно дулся, становился угрюмым и заводился все снова и снова.

Например, если Эллен делает то, что меня раздражает, я могу сказать ей об этом, вместо того чтобы подавлять мои чувства или (что делал в прошлом) повышать голос, пытаясь контролировать мой гнев, и в результате просто выпаливать то, что думаю. Этот новый подход оказался наполненным уважением. Он помогает слушать и Эллен и мой собственный внутренний голос.

Как только новые способы общения превратились в привычку, стало очевидно, что они по-настоящему действенны. Они снабдили меня дорожной картой, чтобы я смог подняться на более высокий эмоциональный уровень. Я всегда могу это сделать на физическом, интеллектуальном и профес­сиональном уровнях, но теперь я знаю дорогу и на эмоциональный уровень тоже.

Изменения коснулись всего. Мы с женой намного сблизились, наше общение усили­лось в десятки раз, и наша сексуальная жизнь ожила, стала такой же, как в начале. И так продолжается до сегодняшнего дня. Но, на­верное, самый удивительный эффект новое понимание разницы полов и умение слушать произвели в моих отношениях с сыном и до­черью.

Так как я стал терпимее к себе самому и со­вершаемым мною ошибкам в качестве муж­чины и отца, я стал с детьми более терпели­вым, более сочувствующим. Так как теперь я поддерживаю себя и жену эмоционально, я также могу относиться и к детям. Раньше я вел себя с ними как диктатор, хотя под этим скрывалась любовь. Теперь мои дети очень экспрессивны в своих эмоциях и чувствуют себя уютно и среди сверстников и среди взрослых, куда уютнее, чем ощущал себя я в их возрасте. Когда видишь, как они получают преимущество благодаря тому, что я сам по­черпнул в работе Джона, то испытываешь удивительное удовлетворение.

Как отец я стал более терпеливым, сочувствующим и оказываю детям большую поддержку.

Мы регулярно общаемся всей семьей, и ес­ли возникают конфликты, знаем, как преодо­леть это. Основываясь на технике слушания, предложенной Джоном, каждый ощущает, что его выслушали. И взрослые и дети в любое время могут потребовать созвать семейный совет, чтобы высказать свои мысли. Теперь благодаря этому наши дети хорошо развива­ются.

Так что у нас есть что им дать. Обретение нами способов общения — это наш истинный подарок сыну и дочери. Они видят, как мы об­щаемся, ссоримся, но миримся и приносим из­винения, дав взаимное обязательство, что это должно работать. Мы знаем: давая что-то друг другу, мы даем это и детям».

Любовь с первого взгляда

Эллен предлагает свое видение ситуации. «Это началось двадцать лет назад. Мне исполнилось тогда двадцать четыре года, я была знакома с этим мужчиной три недели и реши­ла, что хочу выйти за него замуж. Три месяца спустя мы были уже женаты.

Мы на самом деле были очень похожи. Ро­дители Йена развелись, когда ему было че­тырнадцать, а я потеряла отца в одиннадцать лет. Так что нас обоих воспитывали только матери.

Первые три года нам было очень весело, мы радовались нашим детям. Но через семь лет после нашей свадьбы до десятого года совме­стной жизни мы не так много занимались сек­сом, и это меня очень сердило. В наших отно­шениях не хватало жизни, хотя мы оба дорожили браком.

Через десять лет мы не так много занимались сексом, и это меня очень сердило.

Йен решил, что мы должны побывать на се­минаре Джона Грея. Честно говоря, я боя­лась. А вдруг мы обнаружим, что неправиль­но выбрали партнера, или выяснится, что я не люблю Йена или он не любит меня.

Но то, что произошло, было настоящим ка­тарсисом. Мы узнали пути, которые помогли нам жить вместе. Самым главным для меня как для женщины было то, что я стала более уязвимой. Я поняла на семинаре, что находилась на мужской стороне жизни — то есть всегда была сосредоточена на том, чтобы решать проблемы остальных, и не обращала внимания на мои собственные нужды и чувст­ва. Джон показал нам, как женщина нуждает­ся в том, чтобы говорить, говорить, говорить. И что это естественно для нее.

Вторым, более личным, открытием стало то, что во время семинара я глубоко прочув­ствовала свои ощущения от потери отца. Я никогда не переживала из-за этого, но начала вдруг плакать. Джон заметил мои слезы, вы­звал меня вперед и спросил, не хочу ли я поде­литься моими чувствами. И тут я поняла свои ощущения — меня бросили мужчины, я не мо­гу доверять им, не могу быть уязвимой перед мужчинами. Джон вызвал Йена, чтобы тот поддержал меня, когда я рассказывала о своих чувствах к отцу. Позволить Йену стать свиде­телем этого стало для меня невероятным переживанием!

Если мы, женщины, сможем просто по­верить и научить мужчин не пытаться нас исправить, а лишь слушать, тогда наши сердца откроются сами, и мы почувствуем се­бя ближе к мужчинам. Это произошло со мной. Переживание улучшило наши взаимо­отношения во всем — нашу интимную жизнь, нашу близость, наши отношения с детьми. Мы перестали ставить между собой детей, чтобы сохранить дистанцию между мной и Йеном.

У нас есть способы выражения наших потребностей, ощущений,того, что нам нравится и не нравится, и мы не чувствуем, будто нас поймали на крючок, не принимаем все на свой счет.

Если бы не семинар Джона, не знаю, где бы мы сейчас были. А благодаря ему мы партнеры в нашей жизни. У нас есть способы выражения наших потребностей, ощущений, того, что нам нравится и не нравится, и мы не чувствуем, будто нас поймали на крючок, не принимаем все на свой счет. То, что мы узна­ли, позволило нам не только любить, но и ус­лышать друг друга, попытаться оказать вза­имную поддержку в том, что мы просим и чув­ствуем.

Как мы должны сделать своего партнера счастливее? Мы оба стараемся поддерживать романтику в браке. Мы отдаем предпочтение тому, чтобы поработать над нашими отноше­ниями перед совместным весельем. Проводим время отдельно от детей, дабы быть роман­тичными, и проводим время врозь, чтобы каждый занялся своим делом. Когда мы снова встречаемся, то чувствуем, как соскучились друг без друга, и у нас оказывается больше то­го, чем можно поделиться.

Как я делаю Йена счастливее? Что ж, ему нужно, чтобы ему доверяли, поэтому я воз­держиваюсь давать ему советы и что-то пред­лагать, если только он сам об этом не попросит. Я стараюсь хвалить его за все его дела.

Как поступает Йен для того, чтобы я была счастлива? Он слушает. Муж делает для меня милые пустяки, приносит, например, чашку чая каждое утро. Охотно участвует в процес­се воспитания детей. Но самое лучшее — это его невероятное уважение ко мне. Он ценит меня и ждет от детей того же. Вот так мы де­лаем друг друга счастливыми».

Говоруны и мыслители

Вот история Сюзанны. «Мне сорок семь лет, и десять лет я замужем. Мы с моим му­жем Риком знакомы двенадцать лет, детей у нас нет.

Первые несколько лет нашего брака я чув­ствовала, что мы недостаточно общаемся между собой. В нашей семье я «говорун», а Рик — «мыслитель».

Я все время пыталась заставить его раскрыться, поделиться со мной своими мыс­лями и чувствами, но без толку. В моем предыдущем браке я не нашла общения и бы­ла полна решимости сделать так, чтобы в этот раз все было иначе, в противном случае меня определенно ожидает очередной крах.

Подобно многим парам, мы не умели выразить себя. Рик не знал, как словами передать свои чувства, а я не представляла, что нужно сказать, чтобы заставить его раскрыться. Я поняла, что злюсь и раздража­юсь все больше и больше. Из нашего брака ушел смех.

Стоило мне заговорить, я увидела, как он замыкается и занимает оборонительную позицию.

Я посмотрела «Опру» и узнала, как лучше общаться. Потом попыталась объяснить это Рику, когда тот пришел домой. Стоило мне за­говорить, я увидела, как он замыкается и за­нимает оборонительную позицию. С этой его обороной мне было очень сложно справиться. Дело кончилось ссорой. Потом где-то неделю или две Рик старался быть внимательным, по­могать мне, а затем мы вернулись на исход­ную позицию.

Кроме обороны Рика больше всего меня за­ботило то, что я чувствую себя так, будто ме­ня не любят, а просто используют. В моей жизни мне нужен был мужчина, который взял бы на себя всю ответственность. Мне же ка­залось, что я в одиночку занимаюсь хозяйст­вом, делаю всю домашнюю работу, обо всем забочусь, а в ответ даже «спасибо» не полу­чаю. Моя обида стала расти. У Рика всегда есть чистое белье, свежие рубашки. Почему же тогда я не могу открыть мои ящики и шкаф и обнаружить там готовые вещи к нос­ке? И тут я осознала, что больше не люблю мужа и не знаю, что делать дальше.

У меня начала формироваться беспокоив­шая меня привычка. Каждые несколько не­дель, когда эмоции перехлестывали через край, я пыталась объяснить Рику мои чувства, но только плакала. Он обещал больше помо­гать по дому. Но больше чем на неделю — две его не хватало.

Тогда я услышала о вашей книге «Мужчи­ны — выходцы с Марса, женщины — с Ве­неры». Потом узнала, что вы ведете семинар в Нью-Йорке. Я спросила Рика, пойдет ли он, и тот согласился. И это лучшее, что могло с на­ми случиться!

Когда вы заговорили, Рик услышал мои слова, произнесенные вашими устами. Он уз­нал нас в вашем рассказе. Самыми важными стали ваши слова, что на самом деле возбуж­дает женщин — когда мужчина выносит ведро, моет посуду, отправляет белье в стиральную машину и т.п. Рика это удивило. Я думаю, что многие мужчины удивляются. Мы говорили об этом по дороге домой, и с этого вечера наши отношения изменились.

Когда вы заговорили, Рик услышал мои слова, произнесенные вашими устами.

Он увидел нас в вашем рассказе.

Теперь без просьб Рик выносит мусор, моет посуду, пускает стиральную машину, пылесо­сит, занимается всеми счетами и тому подоб ным. А я благодарю его, когда он делает что-то для меня.

Мы свободно общаемся, но это требует уси­лий... Это не всегда происходит одновремен­но. Муж уделяет время тому, чтобы меня вы­слушать, даже когда ему хотелось бы занять­ся чем-нибудь другим. Если я по лицу Рика ви­жу, что у него что-то на уме или я сказала то, что ему не нравится, я подбадриваю его, что­бы он высказался. Если муж не хочет го­ворить, я на него не давлю. Мне кажется, именно потому, что он не испытывает давле­ния, Рик все чаще хочет поделиться тем, что происходит.

Я подбадриваю его, чтобы он сказал,

что думает. Если он не хочет говорить, я на него не давлю.

Мы каждый день говорим друг другу: «Я люблю тебя». Мы не уходим из дома без прощального поцелуя и, возвратившись, обя­зательно целуемся. С самой первой нашей встречи Рик всегда звонил мне хотя бы один раз в день, чтобы узнать, как у меня дела. И он всегда говорит, когда его ждать к ужину.

Стоит упомянуть о том, что случилось од­нажды. Я пекла печенье к Рождеству и слу­чайно положила соды вдвое больше, чем требовал рецепт. Я начала выпекать печенье, и первая же порция оказалась соленой на вкус. Пришлось все тесто выбросить и начать заново. Разумеется, у меня не оказалось до­статочно продуктов для второго замеса, и пришлось бежать в магазин.

Перед тем как уйти, я спросила Рика, помо­жет ли он мне, когда я вернусь. Он сказал: «Почему бы тебе не заняться этим завтра?» Я ожидала не такого ответа и, ничего не сказав, ушла в магазин. Когда через десять минут вернулась, Рик, вероятно, уже все обдумал, потому что встретил меня на пороге со слова­ми: «Я тебе помогу. Только скажи, что мне нужно делать».

Меня охватило чувство огромного счастья. Два года назад он бы сидел в своем кресле, по­ка я пекла печенье заново.

Два года назад он бы сидел в своем кресле, пока я пекла печенье заново.

Как я уже сказала, это требует постоянных усилий. С плохими привычками тяжело рас­ставаться. Но я испытываю настоящую ра­дость от того, что мы оба стараемся сделать друга друга счастливыми. Если один из нас не­умышленно огорчает или сердит другого, то он признает свою неправоту, просит проще­ния, и все встает на свои места.

Сейчас мы счастливы как никогда, и наши отношения становятся все лучше».

ГЛАВА 5 Машетвие марсиан

Когда я путешествую по стране со своими семинарами, меня глубоко трогают истории, рассказанные теми парами, что расстались или даже развелись, но после прочтения моих книг снова соединились в любящем союзе. Хотя от участников моих семинаров такие ис­тории слышишь часто, я никогда не думал, что какая-либо из моих книг и мои идеи могут дать такой эффект.

При сегодняшнем числе разводов истории марсиан и уроженок Венеры, которые верну­лись к любви, вдохновляют. Чтобы залечить раны, нанесенные в браке, или укрепить союз, как правило, требуется множество факторов, которые могут привести в замешательство. Но все начинает приобретать смысл, стоит только понять разницу между мужчинами и женщинами.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.