Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Уроженкам Венеры тоже нужны свои «пещеры»

Лаура сделала потрясающий вывод: «Когда я научилась просто принимать тот факт, что мой партнер должен некоторое время прово­дить в своей «пещере», это не только принес­ло мир в наши взаимоотношения, но и открыло мне кое-что очень важное о самой себе. Позволяя ему уединиться в самом себе, я получила такую же возможность. Теперь, придя домой с работы, я с ходу уже не берусь за домашние дела и не кидаюсь, как любящая жена, позаботиться о муже, а уделяю время самой себе.

Позволяя ему уединиться в «пещере», я тоже получила возможность подумать о себе.

Хотя мое убежище не похоже на его, но все равно это только мое время. Когда он читает журнал или смотрит телевизор, я с удовольст­вием отправляюсь на прогулку или работаю в саду. Такова моя «пещера». Я научилась принимать потребность в уединении, и это оказалось тем, в чем я нуждалась, но никогда себе не позволяла.

Р. S . Тем не менее я все еще остаюсь уроженкой Венеры. Когда мы выходим из на­ших «пещер», мне нравится поговорить, но теперь муж внимательно слушает».

Мне нужно больше пространства

У Кэрол другая точка зрения: «Что касает­ся ухода в «пещеру», это очень весело. Я де­лаю это куда чаще, чем Джек. Я нуждаюсь в уединении гораздо больше, чем он. Муж все это время провел в браке, а я мои счастливей­шие годы — одна. Такое впечатление, что мне нужно больше пространства. Думаю, Джек обижается, когда я иногда отправляюсь в мою «пещеру», но мне удалось убедить его, что со­бираюсь выйти обратно. Не возникает ника­ких проблем, если я не забываю похвалить его за то, что он делает для меня. Джек знает, ес­ли я невнимательна к нему и его потребнос­тям, поскольку нахожусь в «пещере», то это вовсе не означает, что я не ценю всего того, что он дает мне».

Я вернусь

Дженни описывает то, как они с мужем из­менили свое поведение: «После того как Пэт прочитал ваши книги, он стал вести себя не­сколько иначе, но это значительно изменило наши отношения. Теперь он понимает, что я тяжело переживала его уединение в «пеще­ре».



Я не возражаю против того, чтобы давать ему возможность побыть в своем убежище, пока он помнит, что мне это тяжело, а иногда и больно. Когда я чувствую, что на меня не обращают внимания и мною пренебрегают, Пэт не использует свою «пещеру» в качестве предлога или средства защиты. Вместо этого он пытается слушать меня и планирует, какое время мы проведем вместе.

Когда я чувствую, что на меня не обращают внимания и мной пренебрегают, Пэт не использует свою «пещеру» в качестве предлога или средства защиты.

Ему не обязательно оставлять свою «пеще­ру», но это приятно, если он показывает, что его волнуют мои чувства. Когда Пэт говорит: «Мне нужно проехаться. Я скоро вернусь», это еще один способ дать мне понять, что муж думает обо мне. Эти слова — «Я вернусь» — существенно все облегчают, и я люблю его за это».

В о звращение из «пещеры»

Том рассказывает о своих сомнениях: «Я был женат уже тридцать шесть лет и всегда считал: со мной что-то не в порядке. Когда ус­лышал, что у других мужчин тоже есть свои «пещеры», то расплакался. Раньше я думал, что никогда не смогу по-настоящему любить женщину. Я всегда считал себя разочаровани­ем для жены. Старался быть любящим и вни­мательным, но внутри ничего этого не чувст­вовал. Никто никогда не говорил мне, что все в порядке, просто в это время надо уходить в свою «пещеру».

Теперь, когда я не ощущаю в душе тепла и любви, прекращаю попытки возродить их и вместо этого делаю то, что мне нравится. Много раз я просто ложился вздремнуть или отправлялся в кино с приятелем. На следую­щий день чары были разрушены, и я снова любил мою жену. Когда я ищу уединения, она тоже больше не испытывает разочарования. Это облегчение.

Если я провел в «пещере» несколько дней, то когда возвращаюсь, всегда делаю что-нибудь особенное.

Например, дарю жене цветы или убираю кухню.

Я так благодарен жене, что она понимает меня, хотя ей и не доставляют большого удо­вольствия уходы в «пещеру». Если я отсутст­вовал несколько дней, то когда возвращаюсь, всегда делаю что-нибудь особенное. Напри­мер, дарю жене цветы или убираю кухню. Ме­лочи имеют большое значение, и они также дают ей понять, что я снова испытываю лю­бовь».

«Пещера» и веселье

Кайли пришла к разумному решению: «Прежде чем познакомиться с работами Джо­на, я всегда «заходила в убежище» моего му­жа и повсюду развешивала свои фотографии, оставляла заколки для волос, пилочки для ног­тей. Я совершала самое страшное преступле­ние в городе марсиан, не зная об этом, и Гэри постоянно выкидывал все эти мелочи. Почему он не хотел, чтобы его окружали вещи любя­щей жены? Поняв сущность его «пещеры», я смогла с этим смириться и дать мужу то, в чем он нуждался.

Гэри с радостью узнал, что создание его собственного пространства это не только правильно, но и необходимо для него. Однаж­ды я вернулась домой и услышала громкий визг дрели в задней части дома. Оказалось, что Гэри сделал задвижку на двери комнаты, которую он избрал своей «пещерой». Теперь он мог там запереться.

Гэри с радостью узнал, что создание собственного пространства это не только правильно, но и необходимо для него.

На внешней стороне двери я повесила огромную уродливую гориллу в качестве украшения для звонка. Когда нажимаешь на кнопку, красные глаза обезьяны загораются, пасть открывается, и она рычит. Гэри горилла понравилась. Мы оба все поняли. Мы прив­несли веселье в идею «пещеры», и я научи­лась не принимать все на свой счет. Гэри не­обходимо проводить некоторое время в «пе­щере». Когда дверь закрыта, я не делаю по­пыток войти».

Принять «пещеру»

Роза рассказывает, как она пришла к пони­манию идеи «пещеры»: «До того как я прочи­тала вашу книгу, я все делала неправильно. Когда мой муж отправлялся в свою «пещеру», я должна была за ним последовать. Я полага­ла, что, будучи любящей женой, обязана вой­ти туда и присоединиться к нему.

Почти двадцать лет пыталась проникнуть в убежище мужа. Я использовала динамит, что­бы попасть внутрь. Буквально стала настоя­щим взломщиком «пещер»!

Я использовала динамит, чтобы попасть внутрь. Я стала настоящим взломщиком «пещер»!

Но когда пыль и дым рассеялись, я оглядела убежище, но мужа там не было. Он занимал­ся тем, что рыл туннели, чтобы сбежать от меня.

Это была тяжелая наука: что бы я ни дела­ла, чтобы вытащить мужа из «пещеры», ста­новилось только хуже. Теперь я просто даю ему возможность отправиться туда и выйти самостоятельно. Когда он отправляется в свое убежище, я иду в магазин. Так мы оба стали намного счастливее. Мы снова любим друг друга».

Летающие «пещеры»

А вот исповедь Линетт: «Обычно мне было так больно, когда каждую неделю Крис отправлялся на работу. Мы проводили вместе потрясающий романтический уик-энд, а на следующий день он улетал. Мне было больно, поэтому думала, что свою работу муж любит больше меня. Крис еще не уехал, а я уже на­чинала скучать, а он был счастлив и возбуж­ден. Я просто не могла понять, почему муж не хочет провести со мной побольше времени.

Когда я узнала о марсианах и об их потреб­ности жить самостоятельно, быть независи­мыми, это помогло мне не принимать так близко к сердцу радость Криса перед отъез­дом. Узнав об убежищах, я поняла, что, улетая на самолете, муж отправляется в свою «пеще­ру». У Криса — летающая «пещера». Теперь, когда он радуется перед отъездом, я понимаю, что эта радость вызвана не тем, что муж по­кидает меня. Его возбуждает то, что он отправляется навстречу приключениям.

Вместо того чтобы обижаться, когда Крис уезжает на несколько дней, я ценю то, что он проводит время в своей «пещере» таким образом, чтобы по возвращении принадле­жать мне целиком».

Сменить ожидания

Криста объясняет: «Когда я поняла мужчин и их убежища, мои ожидания полностью изме­нились. Когда он кажется далеким и равно­душным, я знаю, что это временно, и не впа­даю в панику. Просто даю команду «отмена» всем моим автоматически возникающим реакциям типа: «Это я виновата», «Я что-то сделала не так, он меня не любит», «Я его чем-то разочаровала, он уже не любит меня, как прежде».

Теперь я знаю: он делает то же, что и все марсиане. Ко мне это не имеет никакого отно­шения. Это просто значит, что у него как бы иссякает запас любви, которой он может по­делиться, и ему просто нужно время, чтобы восстановиться и иметь возможность дать мне внимание и любовь, в которых я нужда­юсь».

Мужчина моей мечты

Люси рассказывает: «30 мая 1991 года я встретила мужчину моей мечты. Его зовут

Питер Кларк. Через год мы поженились и те­перь воспитываем троих его сыновей. Я до сих пор люблю Питера. Каждое утро меня бу­дит мужчина, который потянулся ко мне, прежде чем его день начался. И в конце каж­дого сумбурного дня мы счастливы снова за­ключить друг друга в объятия. Он понимает мои потребности как жительницы Венеры, и я узнала его желания марсианина. Стоит жить, когда Марс и Венера любят друг друга.

Но блаженство требует труда. А иногда и умения.

Питер делает много такого, что делает ме­ня, уроженку Венеры, счастливой. Например, мой муж слушает каждое мое слово! Я знаю, вы можете мне не поверить... Ведь это на­столько не по-марсиански! Даже когда я го­ворю, перескакивая с одной темы на другую, десять минут, полчаса или час, он терпеливо слушает, как я вновь переживаю и проигрываю перед ним все свои мысли и эмо­ции. Он не ерзает, не отвлекается и не дает мне понять, что я вынуждаю его. Он просто слушает, не давая советов и не предлагая сво­его видения проблемы. С первого дня наших отношений Питер был слушающим марсиани­ном. Поэтому, разумеется, я просто должна была в него влюбиться!

Когда я узнала о его убежище, это оказало огромную помощь нашим взаимоотношениям. Мне стало понятно поведение Питера, когда он сначала предельно внимателен, а потом вдруг замыкается в себе на несколько дней. До этого я привыкла думать, что муж от­вергает меня по какой-то загадочной причине.

Однажды вечером (муж держался замкнуто уже в течение нескольких дней) я обняла его за шею и спросила: «Дорогой, ты в своей „пе­щере"?»

«Думаю, что да», — ответил Питер.

«Здесь снаружи становится одиноко», — за­метила я.

«Ой, прости». — И после минутного заме­шательства он добавил: «Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере", твоя фотография висела на стене!»

«Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере", твоя фотография висела на стене!»

Ого! Сказано ясно и понятно, и пришлось весьма по сердцу мне, уроженке Венеры! И хотя Питер вернулся в свое убежище на неде­лю, я все-таки знала, что наши отношения важны для него».

Обязательство в действии

А вот что рассказывает Пэм: «Я хотела бы поделиться нашей историей любви, потому что это пример обязательства в действии. Мы

женаты тридцать восемь с половиной лет, у нас пятеро детей и пятеро внуков. Трижды меняли профессию — преподавали, потом владели собственным электрическим бизне­сом и руководили двумя церквами. Когда мы полюбили друг друга и поженились в 1957 го­ду, мой муж уже отучился четыре года в кол­ледже, и ему оставалось еще два до выпуска (он поменял свой курс). Он по очереди полу­чил степень магистра, доктора и вторую сте­пень бакалавра.

Это время было отмечено рождением на­ших детей. Мы с мужем продолжали сильно и страстно любить друг друга.И хотя по нынеш­ним стандартам поженились слишком моло­дыми (нам было соответственно двадцать и двадцать два с половиной), мы оба в полной мере понимали значение слова «обязательст­во». И пришли к обоюдному выводу, что это на всю жизнь, вне зависимости от обстоя­тельств. Данное обязательство помогло нам примирить наши различия.

Это обязательство помогло нам примирить наши различия.

После нескольких лет брака мы, к своему удивлению, поняли, что являемся полными противоположностями. Мой муж это мистер Чистюля, а я Королева Суматохи. Он любит все доводить до конца, я же все бросаю на середине. Ему нужно побыть в одиночестве, чтобы «подзарядиться». Я ненавижу быть од­на, если это длится больше часа.

Хотя конфликт имел место, наше обяза­тельство не дать распасться браку помогло найти решение. Оно состоит в том, чтобы на­учиться принимать своего партнера и давать ему возможность быть самим собой.

Понимание того факта, что, когда муж отправляется в свою «пещеру», чтобы все об­думать, он поступает как мужчина, его уход никак не связан со мной, и он вернется, дает мне уверенность. Мы даже шутили, что ему следует повесить на себя табличку с надписью «Ушел в „пещеру" вышел из „пещеры"».

Однажды я по неведению сунулась без приг­лашения в его убежище и попыталась помочь ему решить компьютерную проблему. Ох, ка­кая это была ошибка! Наконец я смогла по­нять, почему он был так раздражен.

Я постепенно научилась принимать тот факт, что ему нужно побыть в одиночестве, чтобы «подзарядиться», а я ненавижу быть одна, если это длится больше часа.

Процесс овладения наукой принимать Уоррена таким, какой он есть, и позволять ему быть собой все время шел вперед. Разли­чия не беда, они не дают страсти угаснуть. Потребность Уоррена побыть в одиночестве не означает того, что он не дорожит нашими отношениями. Наша любовь окрепла, расцве­ла и созрела.

Мы выдержали испытание образованием, тремя серьезными переменами работы, пятью детьми, различиями между мужчинами и жен­щинами, несхожестью характеров и тем­перамента. И в настоящее время мы старею­щие родители, платящие дань обязательству, данному друг другу, нашей любви, заставляя ее действовать.

Чтобы наш брак существовал, требуется больше, чем любовь. Это требует обяза­тельств, образования, умения, озарения и средств. Мы привнесли в супружество любовь и обязательства, а Джон Грей добавил образо­вание, умение общаться и озарение».

Он не позвонит

Джози научилась справляться с беспокоя­щей ее проблемой: «В большинстве случаев, если Хэролд уезжал из города по делам, он не звонил. Я не могла поверить, что ему не хо­чется со мной поговорить. И когда он возвращался домой, я чувствовала такую боль, что мне не хотелось с ним общаться. Я просто не могла раскрыться, после того как меня так проигнорировали.

Для Хэролда это было еще тяжелее. Он го­ворил: «Если ты так без меня скучаешь, тогда почему отталкиваешь меня, когда я возвращаюсь? Казалось бы, ты должна быть счастлива видеть меня, поскольку теперь мы можем быть вместе». Его «логический» довод на ме­ня не действовал.

Когда я прочитала книгу «Мужчины — вы­ходцы с Марса, женщины — с Венеры», то смогла взглянуть на это по-другому. Прежде я все принимала на свой счет, но теперь знаю: муж не звонит не потому, что не хочет го­ворить со мной, просто он сосредоточен на работе. Но даже в этом случае стремится по­скорее вернуться домой и быть со мной.

Я сказала мужу, дескать, ничего страшного, если от него не последует звонка, но если по­звонит, то мне будет очень приятно. Теперь, когда Хэролд иногда звонит, я больше не принимаю это как должное, а стараюсь пока­зать мужу, насколько я рада».

Контролировать гнев

Кэролин описывает свои улучшившиеся от­ношения с мужем. «Мне двадцать девять лет, я студентка. Моему мужу Фрэнку тридцать шесть. С тех пор как мы прочли «Мужчи­ны — выходцы с Марса, женщины — с Вене­ры», наше общение изменилось. Давайте вернемся назад, в январь 1994 года, когда мы были вместе десять лет.

Мы с Фрэнком по-настоящему любили друг друга все эти годы, но у нас были серьезные проблемы. Он был крайне вспыльчивым, через два года мы пережили самый значительный и самый бурный скандал за все время наших отношений. Мы разошлись, со­знавая, что очень любим друг друга, но прос­то «все делаем неправильно» и не можем нор­мально общаться друг с другом. Фрэнк присо­единился к группе «борьбы с гневом», а я на­чала посещать психоаналитика. Спустя во­семь месяцев мы с радостью могли сказать, что эта неприятная сторона наших отношений исчезла. Фрэнк научился пользоваться раз­личными методиками — тайм-ауты, метод физического расслабления и тому подоб­ное, — чтобы сдерживать свой гнев, а я узна­ла, что мое осуждение и критические замеча­ния в адрес мужа были следствием собствен­ной неуверенности.

Мы пережили самый крупный и самый бурный скандал за все время наших отношений.

После того как серьезные препятствия бы­ли устранены с нашего пути, мы решили, что наши отношения станут замечательными. Ха-ха! У нас появились проблемы куда серьез­нее — проблемы общения. Фрэнк постоянно уходил в свою «пещеру», я обижалась и пыта­лась вытащить его оттуда. Эти серьезные проблемы заставили нас сомневаться в под­линности нашей любви друг к другу.

К счастью, психоаналитик посоветовал мне прочитать книгу «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры». Мы с Фрэн­ком дали друг другу слово читать вместе по одной главе каждую неделю, но самая первая глава поймала нас на крючок. И с этого дня наша жизнь изменилась. Я позволяла мужу оставаться в его «пещере» и знала, что он по­ступает так для того, чтобы мы позже могли поговорить в обстановке большего понимания и сочувствия. И хотя мы до сих пор ссоримся, однако постепенно «вырастаем» из этих ссор.

Когда у меня появляется тенденция го­ворить не останавливаясь, Фрэнк понимает, что я действительно нуждаюсь в том, чтобы выговориться, пытаясь понять, что меня бес­покоит. Он помнит, что мы с разных планет, и не стремится меня «исправить». Я тоже поня­ла, что ему необходимо время от времени ухо­дить в его «пещеру». И это вовсе не означает, что он меня не любит и не вернется обратно.

Я прислушалась к совету доктора Грея и сказала Фрэнку: «Знаешь, я начинаю испыты­вать беспокойство и обиду, так что лучше займусь чем-нибудь своим». Так я и поступаю: отправляюсь по магазинам или звоню прия­тельнице. Это, в свою очередь, снимает дав­ление с Фрэнка. Точно так, как указывает в одной из своих лекций доктор Грей — чем ча­ще вы используете методы ежедневного общения, тем реже мужчина уходит в свою «пе­щеру», а когда он удаляется туда, тем меньше времени он там проводит.

«Знаешь, я начинаю испытывать беспокойство и обиду, так что лучше займусь какими-нибудь своими делами».

У нас до сих пор бывают очень напряжен­ные моменты. И все-таки постепенно мы на­чинаем все лучше справляться с собственны­ми эмоциями. Кто-то умный сказал мне: «Кэролин, вам с Фрэнком потребовалось де­сять лет, чтобы выстроить ваш путь общения. Дайте друг другу хотя бы половину этого срока, чтобы попрактиковаться и улучшить его». Благодаря доктору Грею мы научились делать это эффективно и искренне. Мы и правда раньше не знали, как наладить хорошее общение. Если партнер тебя огорча­ет, ты орешь, сердишься, дерешься и никогда не подставляешь под удар себя, говоря партнеру, что ты огорчен или тебе больно. Подобный опыт достался нам обоим от роди­телей.

Спасибо вам, доктор Грей, за вашу книгу, которая объясняет, что надо просто быть ми­лыми друг с другом. Когда вы не стоите на верном пути общения с партнером, то не представляете, как это сделать. Теперь мы знаем и часто обращаемся к вашей книге».

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.