Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Дэрил — мальчик, который много зарабатывает

— Кира, вставать пора! — раздался мамин голос.

Я бы проспала, если бы мама меня не разбудила. Мне кажется, иногда людям хочется поспать подольше специально для того, чтобы досмотреть свои сны.

Я потянулась в кровати. Мама раздвинула занавески и впустила в комнату утро. Она осуждающе смотрела на беспорядок в моей комнате. Ее взгляд упал на мои копилки мечты. Одну за другой мама взяла их в руки и нахмурилась, прочитав надписи "КОМПЬЮТЕР" и "САН-ФРАНЦИСКО".

— Что это за бредовая идея? — спросила она.

Меня бросило в жар.

— Ты же знаешь, что я бы хотела поехать в США по программе обмена. Кроме того, я подумала, что на компьютере смогу лучше делать домашние задания. Но для всего этого мне нужно экономить.

Мама ошеломленно смотрела на меня. Она все еще держала по копилке в каждой руке. Теперь она потрясла копилки. Монеты, лежавшие в них, загремели.

— Внутри и в самом деле деньги, — удивилась мама. — Сколько же там?

Разговор мне совсем не нравился.

— По два с половиной евро, — пробормотала я.

— Так-так, два с половиной евро на компьютер и два с половиной евро на поездку в Америку. В таком случае это продлится недолго, — мама усмехнулась. — Если на поездку нужно две с половиной тысячи евро, то… — она начала считать в уме, что получалось у нее не очень быстро, — то ты сможешь полететь туда через пятьдесят лет! — справившись со счетом, захохотала она.

Ненавижу, когда мама смеется надо мной. Я показалась себе такой глупой, что даже подступили слезы. Но чтобы мама увидела меня плачущей? Я сдерживалась изо всех сил, но все равно заплакала, отчего только еще сильнее рассердилась.

Мама вышла из комнаты и позвала отца:

— Георг, наша дочь, оказывается, финансовый гений, и она скоро полетит в Сан-Франциско! Ха-ха-ха!

Я потеряла самообладание, высунулась в коридор и крикнула:

— И полечу, вот увидите. Причем, точно на будущий год, в летние каникулы. И даже открытки вам не напишу! А вы можете оставаться со своими долгами. Я, во всяком случае, помогать вам не стану!



Я захлопнула свою дверь, бросилась на кровать и горько заплакала. Я злилась на себя саму. Лучше было промолчать. Охотнее всего я бы растоптала свои копилки. Смешно! Конечно, из этого ничего не получится. После школы я собиралась первым делом сказать Мани, как глупа вся эта затея. В Америку, когда я стану уже бабушкой. Замечательно!

В школе тоже выдался не лучший день. Я никак не могла сосредоточиться. Хорошо еще, что в тот день не было контрольной. Мне бы ни за что не справиться. Я даже не разговаривала с Моникой, хотя мы дружим и сидим за одной партой. Я сидела неподвижно, уставившись в одну точку, и никак не могла дождаться конца занятий. Наконец, Моника не выдержала моего молчания и настрочила мне записку. Я, не читая, сунула ее в карман джинсов.

На перемене я быстрыми шагами вышла во двор. Мне хотелось остаться одной. Но Моника побежала следом и догнала меня. Она казалась обиженной.

— Что с тобой случилось? Ты больна или что-то потеряла, или проблемы с родителями? Не волнуйся, все уладится. Или объявился хозяин Мани?

— Ничего подобного, — прервала я Монику, иначе она бы целую вечность продолжала задавать вопросы.

Она вообще очень много разговаривает. Слишком много. И она не умеет хранить секреты. Поэтому Ясон, наш староста, всегда говорит, что тот, кто что-то сообщает Монике, мог бы с таким же успехом напечатать это в газете.

Но Моника продолжала расспрашивать. Как и все болтуны, она была любопытна. Я поняла, что она не оставит меня в покое, и принялась размышлять, что бы можно было ей сказать, не подвергая опасности Мани. И решила, в конце концов, рассказать ей про мои копилки мечты и про то, что мама меня высмеяла. Свой рассказ я закончила следующими словами:

— Теперь мне обязательно нужно много денег, причем поскорее. Моника непонимающе смотрела на меня:

— Ну, так попроси у бабушки с дедушкой, они обязательно дадут тебе денег. Я бы так и сделала.

— Моника, моим бабушке с дедушкой самим-то едва хватает на жизнь, — ответила я.

Родители Моники были богаты, а о моей семье этого никак нельзя было сказать.

— Тогда обратись к своим тетушкам и дядюшкам, — предложила она.

— Ты действуешь мне на нервы, — заявила я. — Наша семья совсем не богата. У меня почти нет шансов получить деньги.

— Я допускаю, что тебе не у кого попросить денег. Но одно я знаю точно: ты слишком быстро готова сдаться. Ты и не пытаешься ничего сделать. И вообще ты всегда сначала думаешь о том, почему ничего не получится. Ничего поэтому и не получается.

Нечто похожее говорил мне и Мани. Наверное, в этом есть частица правды.

Да, Монику во многом можно было обвинить, но она и на самом деле никогда не сдавалась. Она не была особенно талантливой ученицей, но всегда ей удавалось как-то справляться с контрольными. А ведь она, действительно, была не самой умной.

Перемена закончилась, и мы вернулись в класс. Я про себя решила не быть такой враждебной.

Наконец уроки остались позади. Я побежала домой, торопливо проглотила обед, взяла Мани на поводок и помчалась с ним в лес. Я едва дождалась, чтобы мы добрались до нашего укрытия. И тут из меня полилось:

— С твоими идеями у меня только одни неприятности. Мама нашла копилки и посмеялась надо мной. Она подсчитала, что мне понадобится пятьдесят лет, чтобы собрать деньги на поездку в Америку. Но тогда я буду уже бабушкой.

Мани слушал молча, опустив голову. Он казался грустным. Наконец, он тихо спросил:

— Ты действительно хочешь в Америку? И компьютер ты тоже хочешь?

— Конечно, — решительно ответила я. Удивляясь самой себе, я поняла, что благодаря визуализации, копилкам и наполовину готовому альбому мечты я теперь хочу этого по-настоящему.

— Хорошо, — внимательно посмотрел на меня Мани. — Это и есть самое главное. Речь не о том, знаешь ли ты уже, как это получить. Куда важнее, что ты этого действительно хочешь. Иначе ты сдашься при первых же трудностях.

Да, это так. Случай с мамой только придал мне настойчивости. Я хотела добиться своего.

— Я никогда и не говорил, что это будет легко, — продолжал Мани.

— Конечно. Но уж от мамы-то я этого никак не ожидала, — простонала я.

— То, что причиняет нам боль, всегда приходит с самой неожиданной стороны, — объяснил пес. — А теперь нам следует подумать, как собрать нужную сумму прежде, чем ты станешь бабушкой.

— Это безнадежно, — возразила я. — Я уже говорила об этом с Моникой. У меня нет богатых родственников, у которых я могла бы попросить денег. Я просто в отчаянии.

Мани сердито поскреб лапой по земле:

— Не думай о том, чего сделать нельзя. Ты можешь работать, чтобы зарабатывать деньги.

Я ужасно злилась на себя. Я ведь хотела отучиться видеть во всем в первую очередь негативную сторону. Но как я, двенадцатилетняя девчонка, смогу зарабатывать? Впрочем, одна идея у меня была.

— Я бы могла, наверное, регулярно стричь нашу лужайку. За это я бы получала несколько евро.

Мани был не в восторге:

— Но ведь ты тоже живешь в этом доме и тоже пользуешься садом. Само собой разумеется, что ты должна помогать. И требовать за это у родителей денег ты не можешь. Кстати, твои родители очень много делают для тебя — и не требуют за это платы.

— Ну, и как же мне в таком случае зарабатывать? — поинтересовалась я.

— Нет ничего легче, — ответил Мани. — Позже я расскажу тебе увлекательную историю об одном мальчике — его зовут Дэрил. К семнадцати годам он успел уже заработать не один миллион, хотя вообще-то он совершенно обыкновенный мальчик. Но сначала я хочу сказать тебе что-то очень важное. Зарабатываешь ты деньги или нет, зависит в первую очередь не от того, есть ли у тебя хорошие идеи. И не от того, насколько ты хороша. Это зависит от того, насколько ты уверена в себе.

— Насколько я уверена в себе? — передразнила я Мани. — Но какая тут связь с умением зарабатывать?

Мани с достоинством поднялся, подчеркнув этим, что речь идет об очень важных вещах:

— От твоей уверенности в себе зависит, считаешь ли ты себя на что-то способной. Веришь ли ты в себя. Если ты в себя не веришь, то ничего и не начнешь. А если не начинать, то ничего и не произойдет.

Я не была уверена, что правильно его поняла. Но тут мне пришло в голову одно воспоминание. Недавно я забыла подготовиться к контрольной работе. Наутро в школе одноклассники рассказывали мне о предстоящей работе. Я знала, что умею быстро усваивать новое. Поэтому я сбежала с двух первых уроков по искусству, устроилась на скамеечке во дворе школы и занялась подготовкой к контрольной. В результате я написала ее на "удовлетворительно". Если бы я не была уверена в себе, то даже и не пыталась бы в тот день что-то выучить.

— Прекрасно, — обрадовался Мани. — Именно это и есть уверенность в себе. Я опять успела забыть, что он умеет читать мои мысли.

— Не думаю, — задумчиво произнесла я, — что я так уж сильно уверена в себе.

— Верно, — подтвердил Мани. — Но это легко поправимо. Хочешь узнать, как?

— Конечно!

— Я объясню. Возьми чистую тетрадь или дневник и назови ее "журналом успеха". И записывай в эту тетрадь все, что тебе хорошо удалось. Лучше всего, если ты будешь каждый день делать в твоем журнале успеха не менее пяти записей. Кстати, это могут быть и совсем маленькие дела. Поначалу тебе будет нелегко. Ты будешь спрашивать себя, можно ли то или это считать действительно успехом. В таком случае нужно всегда принимать решение "за". Лучше, чтобы у тебя был излишек уверенности в себе, чем страдать от ее недостатка.

Мани на мгновение задумался, а потом продолжил:

— И лучше всего начать немедленно. А мы встретимся позже, после ужина. И тогда я расскажу тебе историю про Дэрила.

Я предпочла бы услышать историю про Дэрила сейчас же. Но я все больше доверяла Мани. Похоже, он хорошо знал, что делает. Поэтому я согласилась, и мы отправились обратно.

Дома я сразу же пошла в свою комнату, взяла старую школьную тетрадку по химии и вырвала из нее немногие исписанные страницы. Потом я наклеила на обложку аккуратную надпись: "Журнал успеха".

Раскрыв тетрадь, я поставила на первой странице сегодняшнее число и собралась было уже писать. Но что же мне вчера удалось хорошо сделать? Я уставилась в пустую страницу. Очень долго мне ничего не приходило в голову. Кроме того, быть может, что я подготовила свои копилки мечты. Но, с другой стороны, я вовсе не была уверена, что из этих копилок будет какой-то толк. Стоит ли в таком случае писать об этом?

Потом я вспомнила, что говорил Мани: "Сначала ты часто будешь сомневаться, записывать что-то или нет. В таком случае всегда принимай решение "за".

Поэтому я просто начала писать:

1. Смастерила две копилки мечты. Я сделала это, хотя и не совсем уверена, поможет ли это. Но если бы я этого не сделала, то уж точно бы не помогло.

2. В каждую копилку положила по два с половиной евро.

3. Начала альбом мечты.

4. Сегодня начала делать записи в журнале успеха.

5. Решила зарабатывать много денег.

6. Решила не сдаваться.

7. Больше узнать о деньгах и о том, как их зарабатывать.

Просмотрев еще раз свои записи, я вдруг почувствовала ужасную гордость. Немного есть детей, которые делают что-нибудь подобное, это точно. Я даже показалась самой себе чуть-чуть жутковатой. Впрочем, наверное, все необычные люди кажутся немного сумасшедшими.

Тем временем пора было браться за уроки, потом мы ужинали, а после этого мы с Мани отправились, наконец, в лес. Стояло лето, и до темноты было еще далеко. Маме не понравилось, что я вечером ухожу в лес, но ведь мне нужно было без помех поговорить с Мани.

Первым делом я гордо сообщила ему, что и в самом деле нашла для журнала успеха целых пять дел, которые мне удались. Мани был доволен.

Я же не могла дождаться, когда Мани начнет свой рассказ про Дэрила.

Он не стал долго держать меня в напряжении и приступил к повествованию:

— Дэрил однажды сам рассказал свою историю, а я при этом присутствовал. Началось с того, что однажды, когда ему было восемь лет, он захотел пойти в кино. Поскольку денег у него не было, перед ним встал вопрос: попросить денег у родителей или заработать их самому? И он решил заработать. Он приготовил лимонад и встал на перекрестке, чтобы продавать его прохожим. К сожалению, стоял холодный зимний день, и лимонад никто не покупал — за исключением двух человек: его матери и его отца…

Вскоре у мальчика появилась возможность поговорить с неким весьма преуспевающим бизнесменом. Когда Дэрил рассказал о своей неудаче, бизнесмен дал ему два очень важных совета:

— В первую очередь думай о том, как решить проблемы других людей. Тогда ты сможешь зарабатывать много денег. И, во-вторых, всегда сосредоточивайся на том, что ты знаешь, можешь и что у тебя есть.

Это были очень важные советы. Ведь есть столько вещей, которые маленький восьмилетний мальчик еще не может делать. И вот он шел по улице и размышлял о том, какие проблемы могут быть у людей и что он мог бы сделать, чтобы решить эти проблемы.

Это было совсем не просто. Ничего подходящего не приходило ему в голову. Но однажды его отец невольно натолкнул Дэрила на правильную мысль. За завтраком он попросил сына принести ему газету. А надо сказать, что в Америке почтальоны кладут газеты в ящик, укрепленный на заборе перед домом. И если кто-то хочет завтракать в уютном купальном халате и при этом читать газету, он должен сначала выйти из теплого дома на холод и достать свою газету из ящика.

Иногда надо пройти всего двадцать-тридцать метров, но под дождем или на ветру и это достаточно неприятно.

Пока Дэрил нес отцу газету, у него появилась идея. В тот же день он предложил своим соседям, что всего за один доллар в месяц будет каждое утро вынимать газеты из ящика и подсовывать их под дверь дома. Очень многие согласились. Вскоре у Дэрила было уже более семидесяти клиентов. Когда прошел месяц и он собрал свой первый заработок, мальчик ощутил себя на седьмом небе.

Он был счастлив, но не вполне удовлетворен, и принялся искать другие возможности заработка. Теперь он вошел во вкус, и долго искать ему не пришлось. Он предложил своим клиентам ставить мешки с мусором перед дверями. Дэрил каждое утро относил их к мусорным бакам — еще по доллару в месяц. Он заботился о домашних животных, поливал комнатные растения, присматривал за домом, если хозяева уезжали. Но никогда он не договаривался, чтобы ему платили за проработанное время, а только за проделанную работу. Так ему удавалось заработать гораздо больше.

В девять лет он научился обращаться с отцовским компьютером, писать "рекламу". И еще он начал записывать все приходившие ему в голову мысли о том, как дети могут зарабатывать деньги. А поскольку у него появлялись все новые и новые идеи, вскоре у Дэрила собралась солидная коллекция. Мама помогала ему вести учет, чтобы он знал, когда, с кого и сколько денег следует получить.

Дэрил привлек к делу и других детей в качестве помощников. За это они получали половину того, что платили самому Дэрилу. Вскоре у него в кармане было достаточно денег.

На мальчика обратил внимание один издатель и уговорил его написать книгу под названием "250 советов; как дети могут зарабатывать". Книга получила большой успех. Так Дэрил в двенадцать лет стал автором бестселлера.

Его заметили на телевидении и стали приглашать на многочисленные детские шоу. Оказалось, что на экране мальчик выглядит очень естественно и нравится зрителям. В пятнадцать лет он стал ведущим собственного шоу. Теперь он и в самом деле невероятно много зарабатывал благодаря телевизионным гонорарам и рекламе.

К семнадцати годам у Дэрила было уже несколько миллионов долларов.

Свой рассказ Мани закончил вопросом:

— Как ты думаешь, Кира, что и какой момент имели решающее значение в его истории?

Я еще находилась под впечатлением рассказанного и хотела ответить, что решающим был успех Дэрила на телевидении. Но без своей книги он не попал бы на телевидение. А без своего умения зарабатывать деньги он не написал бы книги… Мани прервал мои мысли:

— Правильно, все началось с того, что Дэрил сконцентрировался на том, что он может, знает и что у него есть. И этого оказалось вполне достаточно, чтобы он, ребенок, начал зарабатывать значительно больше, чем многие взрослые. Взрослые нередко всю жизнь концентрируются главным образом на том, чего они не могут, не знают и чего у них нет.

— Значит, это снова вопрос веры в себя, — догадалась я. — Но получится ли так здесь? В Америке детям, конечно, все дается намного легче.

Мани громко залаял. Я испугалась, ведь он почти никогда не лает. Может, нам угрожает опасность? Но ничего необычного видно не было. И тут я вспомнила, что я только что сказала. Я чуть не откусила себе язык. Ведь я опять сделала как раз то, чего не должна была делать: сосредоточилась на том, чего не могла и чего у меня не было. Я-то ведь живу не в Америке. Но и здесь наверняка найдутся возможности.

Мани довольно проворчал:

— Отлично! Теперь мы оба заработали по галете. Я живо полезла в карман и дала псу галету, которую он с аппетитом съел.

А я внезапно приободрилась. Обязательно найдется способ, которым можно заработать. Я потрепала Мани по шее. Он казался очень довольным и даже замурлыкал по-кошачьи. Через несколько минут мы отправились домой…

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.