Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 4. Жёлтое прибежище искусства.

And if ever to leave, I’ll say before I go

That you’re the best moment I have ever known.

 

Новый день, снова нужно идти на учёбу, а сил ведь так и не осталось. Что ж, я привыкла заставлять себя что-либо делать. Сегодня, например, этим «что-либо» оказалась школа. Да-да, школа, которую я ненавижу. Только представить, как заходишь в это заведение, где на тебя смотрят свысока, желая окунуть в какое-нибудь дерьмо, и показать, насколько ты жалок и низок. Я никогда не любила появляться там, ведь меня никто и никогда не ждал, обидно всё-таки. Стаду нет дела до таких как я, а если и есть, то это выгода, не более того.

 

Я помню, помню как шла первые дни в школу, в наушниках, что ты мне дала, играла группа Radiohead или The Pretty Reckless. Я любила прогуливаться до школы особенно в прохладную погоду в то время, как слышала внутри себя музыку, отражающую моё внутреннее состояние. Другую музыку, иначе говоря, ту, что мне не подходит, я перематывала или вовсе удаляла с плейлиста. Ну зачем мне хлам в плеере, который ни на что не годен? Вот именно, ему самое место в мусорке.

 

Первые дни в учебном заведении было тяжело: дети обглядывали меня, осуждено смотрели и даже пытались издеваться. Так случилось, что я попала под категорию «лохов» школы, все задирали меня, пользуясь моим одиночеством и беспомощностью перед толпой. Конечно, я не всегда это терпела, бывали моменты, когда я отвечала издевательствами, за что мне хорошенько доставалось. Да, именно, я говорю об «уличных» разборках: парни, иногда девушки устраивали драки на школьном дворе, где я, конечно же, была жертвой. Учителя не любили в этом разбираться, поэтому разнимали нас и отправляли в страшный кабинет – к директору. Там уже дело передавалось самому свирепому члену школы, который никогда не входил в положение учеников и всегда судил о них строго, не пытаясь понять, спихивая всё на то, что мы – неуравновешенное поколение детей, что не умеют поддерживать дисциплину. Обычно, за любой проступок мы драили кабинет директора, учительскую и один из спортивных залов. Все думали, что это поможет нам опомниться и стать более воспитанными, чем мы есть. Но, как правило, это никогда не помогало, и я хотя бы три раза в месяц зависала, убираясь в школе.



 

Однажды ко мне в школу пришла ты, Мадалена. Странно, я почти удивилась твоему приходу: у входа стояла девушка, запыхавшаяся и покрасневшая, видимо, она бежала, пока добиралась сюда. Я не торопясь подошла к тебе так, чтобы этого не заметили другие: сразу бы пошли издевательства, угрозы, а то и драку бы затеяли… Да, в школе у меня дети ищут поводов, чтобы задрать очередного неудачника, что у них прекрасно получается.

 

Ты поздоровалась со мной дружескими объятиями и радостно начала разговор:

 

- Привет, как дела? Надеюсь, у тебя всё хорошо! Я пока до тебя добиралась, где только не побывала… Блин, эти чертовы собаки ещё долго гнались за мной. И зачем я только полезла на частную территорию? Да, я любитель приключений, ничего не скажешь!

 

- О, посмотрите-ка, наш суицидальный подросток нашёл себе подружку! Ха-ха, как мило. – Вмешались мои «одноклассники».

 

- Вас что-то не устраивает? – вмиг ты изменила свой тон на холодный и черствый, желая поставить их на место.

 

- Может быть, не устраивает, тебе-то какое дело? – они почувствовали себя в «своей шкурке» и начали необычную дискуссию.

 

- Как раз такое, что это напрямую касается меня. Вы имели наглость затронуть мою личность, задевая мою подругу.

 

- Глядите-ка, она у нас попалась дерзкая… Долго её искала, Валери? Наверное, она такая же как и ты – агрессивная и депрессивная. Два сапога – пара.

 

- Мадалена, оставь их и не встревай в это, только хуже сделаешь. – Перебила я вас, беспокоясь.

 

- Ах-ах, глупые детишки, умом вас мать Природа не наградила, собственно, ничего и не следует ожидать от тех, кто ни за что унижает других. Мне искренне жаль, что вы родились такими и теперь обречены на бессмысленное существование, предаваясь течению жизни. Что ж, на этом я вас покину, счастливо оставаться, безвольные овощи. – съязвила ты, выходя со школы, видимо, желая по скорее удирать от этого стада. Да, согласна, за такие слова они устроят драку, где ты, очевидно, выйдешь проигравшей: восемь человек против двух девушек – неравное количество соперников, как ни как.

 

За спиной послышался свист и чьи-то быстрые шаги – они решили отплатить за, по их мнению, ужасные слова. Как мне кажется, так это правда, высказанная в лицо невоспитанным людям, которая смогла задеть их до глубины души.

 

- Валери, а теперь нам пора сматываться! – ты дернула меня за руку, и мы помчались сквозь переулки. Перед глазами всё мелькало, что я едва успевала понимать, где мы находимся. Но одно я знала точно – с тобой я в безопасности, хоть и не доверяю тебе полностью. Мы завернули за угол, где нас ждала часть ребят от тех, кто был сзади: они разделились, чтобы быстрее нас поймать.

 

- Ну, и что теперь?! – запыхавшись, сказала я, отходя назад.

 

- Лезь на стену и беги как можно быстрее и дальше, пока на дороге не упрешься в жёлтое здание, там и встретимся. – сказала ты с азартом в глазах, готовясь пойти напролом.

 

- А как же ты? – удивленно я посмотрела на неё, задавая вопрос.

 

- За меня не беспокойся, я справлюсь. – ответила ты, срываясь с места, словно проходя сквозь своих противников.

 

Закрыв глаза, я сдвинулась в сторону стены, за мной последовали парочка парней, как и ожидалось – они нескоро оставят меня. Быстрым рывком я одолела стену и держала путь к тому самому зданию, где мы должны были встретиться. Я бежала по переулкам, виляя, чтобы затеряться среди людей. Так и вышло: они потеряли меня.

 

Отдышавшись, я кое-как добралась до того здания, где мы и должны были встретиться. Я убедилась, за мной нет хвоста, поэтому спокойно вошла в дом. Там никого не было, лишь пустошь оказалась мне хорошим партнером.

 

Дом был великолепным! Ничего, что пустым, это даже хорошо. Стены были окрашены в белый цвет, от внутреннего вида веяло холодом. Их украшением служили картины самых разных времен и поколений, начиная с древней поры, заканчивая нашими днями. Но самым удивительным мне показалось не это, нет. В середине комнаты, можно так сказать, находилась лестница: изгибаясь и закручиваясь вверх, она вела выше - на второй этаж. Туда я как раз-таки не осмелилась подняться. Я не люблю вторгаться в чужие покои, вдруг там кто-нибудь отдыхает или ещё чего? Нарушу его личное пространство, а ему не понравится... Нет-нет, так нельзя, всё же я - гость на данной территории.

 

Прошло немало времени, Мадалены всё не было, я начала подумывать, как бы с ней чего не случилось. Возможно, она не смогла справиться с теми шестью парнями, что погнались за ней, её жестоко избили и оставили в переулке... Или, может быть, она всё-таки справилась с ними, но побои, которые она получила, могли оказаться слишком значимыми для такой хрупкой девушки как она. Наверняка с ней что-то случилось, и в этом виновата лишь я. Я втянула это хрупкое создание в неприятности. Ведь если бы я не вышла тогда, задержавшись минут на десять в кабинете, мы бы, возможно, обошли тех парней стороной. Да, именно, настало время грызть себя мыслью о том, что я снова причинила боль человеку и что я - причина его боли и страданий. Эпично. Когда в моей жизни идет что-то не так, я начинаю винить себя, никого кроме себя, как же иначе... Если бы я тогда не наделала глупостей, мы бы не познакомились, а, следовательно, Мадалена бы не попала в такую передрягу.

 

Размышляя над всем этим, я умудрилась уснуть, правда не помню, как это произошло. Суть в том, что именно ты, Мадалена, разбудила меня: ты подошла ко мне бесшумно, поднесла к моему носу горячий кофе, от которого манило невероятным запахом, мило улыбаясь, ждала, пока я открою свои серо-зелёные глаза. Странно, когда я всё-таки распахнула их, ты начала с извинений:

 

- Прости, что так долго! Я долго с ними разбиралась, но всё-таки разобралась, а потом, когда всё утихло, я решила найти нам немного еды... Но, к сожалению, я не нашла ничего подходящего для моих финансов, поэтому придётся давиться кофе и булочкой.

 

- Нет-нет, ничего страшного, всё хорошо. Господи, я так за тебя переживала! Думала, ты где-нибудь в переулке лежишь, истекаешь кровью, а жестокие прохожие даже не обращают на тебя своего внимания... - я чуть ли не расплакалась, когда увидела тебя. Мне было плевать на еду и поздний час на улице, главное - ты рядом, а остальное уже неважно. Всмотревшись в твоё личико, я заметила небольшие царапины и разбитую губу, из которой всё ещё сочилась кровь.

 

- Я отделалась парочкой синяков и царапинами, ничего страшного, со мной такое часто бывает. - усмехнулась ты вновь. - Знаешь ли ты, почему я хотела, чтобы мы встретились именно здесь, чтобы ты побывала здесь?

 

- Догадываюсь. Это из-за картин, верно?

 

- Не совсем. На втором этаже, куда ты, наверное, не заходила, ибо дверь там до сих пор заперта, находится коллекция творчества давних времен, смешанная с современным. В неё входят как картины, так и рукописи, фотографии. Ох да, ещё и книги(редкие издания)! - ты схватила меня за руку и потащила наверх, где меня ждало невероятное открытие.

 

Мы поднялись по той чудаковатой лестнице, распахнули дверь, открываемую путь в совершенно иной мир - мир сказки: весь этаж был заставлен картинами, книгами, рукописями и прочими прелестями. Сразу, как я вошла, я ощутила эйфорию. Не дожидаясь позволения, я с радостью начала рассматривать всё и вся. Как и оказалось каждая творческая вещица отражала в себе определенную эпоху, порождая такие интересные исторические события. Здесь хранились картины известных художников Леонардо Да Винчи, Пабло Пикассо,Винсента Ван Гога и других; рукописи со времен Петра I; коллекционные издания классиков зарубежной литературы. Если рассматривать каждую деталь, можно было бы обнаружить и другие интересные вещи. Например, фотографии конца девятнадцатого века.

 

Прошло около часа, я затерялась в этом местечке, поглощая каждую работу. Меня удивляло, как человек смог собрать всё это, ведь эти находки - величайшая редкость! Тот, кто сумел собрать такую коллекцию, без сомнений - истинный ценитель искусства.

 

- Ну, как тебе работы? - спросила ты.

 

- Замечательные! Слушай, как ты отыскала это место? Почему я раньше о нём не знала? - вскрикнула я от восхищения.

 

- Это коллекция моего давнего приятеля, он раньше восхищался искусством, теперь же хочет всё это продать на аукционе за неплохие деньги.

 

И тут меня перекосило... Искусство за деньги? Это ведь... это ведь бесценные вещи, они достойны восхищения, но никак не тупой продажи, дабы люди смогли неплохо заработать на этом. Нет, я никогда не понимала этого! Люди не умеют ценить творчество великих и невеликих людей, раз так обходятся с их работами... Многие люди из поколения в поколение продают и покупают творческие вещи, чтобы украсить свой и без того тусклый и одинокий дом, затем продают, не понимая, что эта вещь не предназначена для приобретения денег. Собирать коллекцию таких редкостей, после чего всё продать за неплохую цену? Возможно, так будет лучше, но, наверное, мне никогда не понять такого рода вещи, они слишком сложны для меня.

 

- Вот как, понятно. Я бы купила парочку картин и рукописей девятнадцатого-двадцатого веков. - произнесла я вяло и безжизненно, словно что-то во мне умерло. Я остановилась напротив одной необычной картины, видно, она из коллекции венецианских художников, ибо на ней был изображен взрослый мужчина со светлыми волосами под цвет луны, одетый в венецианское одеяние пятнадцатых-шестнадцатых веков. Его взгляд, глубокий, наполненный чем-то печальным и значимым, манил к себе, однако, это не избавляло его от той жестокости, что выражала сама картина. Он стоял статно, глядя на меня холодными серыми глазами, словно этот взор прокрадывается мне в душу и чем-то цепляет, желая что-то показать. Никогда я не забуду той интересной, но холодной картины мужчины итальянского происхождения.

 

Прошло около трёх часов, как мы покинули ту обитель, жаль было уходить, я бы провела там целую вечность, изучая все тонкости картин и рукописей. Мадалена, ты пообещала, что возьмешь одну из картин по старой дружбе. Я обрадовалась этому и готова была удушить тебя в объятиях.

 

Когда мы вышли, было уже около девяти часов вечера. В то время быстро темнело, так что на улице уже горели фонари, освещая нам путь. Хотя мне больше нравится, когда светит луна и звезды, нежели искусственные источники света. Мы попрощались дружескими объятьями, подойдя к моему дому. И сразу на душе стало как-то тоскливо: вновь возвращаться в пустую квартиру, где никто не ждёт тебя, вновь стать одинокой, пока не встретишься с единственной подругой. Это уже казалось мне невыносимым, ибо я нуждалась в ней больше, чем когда-либо в ком-то близком...

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.